Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ангела Меркель в Китае: «Прежде всего, я говорила о правах человека»


Ирина Лагунина: Германия придает отношениям с Китаем первостепенное значение. Это в полной мере продемонстрировал визит в эту страну немецкого канцлера Ангелы Меркель, который состоялся в начале недели. При этом сама Меркель заявляла, что сделает соблюдение прав человека центральным аспектом деловых встреч с китайскими партнерами. Что это - новый подход европейцев к правозащитной проблематике в Китае. Или тенденция, характерная для лидеров именно Восточной Европы? И как этот подход скажется на других странах, не соблюдающих основные права и свободы человека, в том числе на России? Поработать над этой темой я попросила Ефима Фиштейна.



Ефим Фиштейн: Программа двухдневного пребывания Ангелы Меркель в Поднебесной была исключительно напряженной. В Пекине и Нанкине она провела множество встреч с государственными деятелями самого высокого уровня, с представителями интеллигенции, промышленниками и журналистами, открыла «Неделю Германии», в рамках которой пройдут выставки достижений Германии в области культуры и образования, охраны окружающей среды, промышленной продукции и научных исследований. Ведь уже через три года в Китае состоится Всемирная выставка Экспо-2010, и Германия уже начала пиарить свое активнейшее участие в этом мероприятии. Но не к этим встречам было приковано первейшее внимание журналистского сопровождения Ангелы Меркель. Она стала первым значительным европейским политиком, который в этой стране подчеркнул значение прав человека и даже обусловил перспективы развития своих отношений с Китаем соблюдением этих прав. Госпожа Меркель провела встречу с представителями интеллигенции и печати, оппозиционно настроенными по отношению к правящему режиму. «Права человека, - сказала она в Пекине, - имеют для нас решающее значение», и пояснила: «Каждый гражданин в любой стране мира наделен от рождения неотъемлемыми правами. Человеческое достоинство неделимо».


Именно этот аспект и сделал рабочий визит Меркель уникальным. Осознается ли эта уникальность и сами немцами? Из Берлина прислал зарисовку Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В отличие от своего предшественника Герхарда Шредера Ангела Меркель во время своего трехдневного визита в Китай неоднократно высказывала китайским руководителям свою обеспокоенность состоянием свободы прессы и прав человека в стране.



Ангела Меркель: Прежде всего, я говорила о правах человека и я в беседах с обоими лидерами дала понять, что в связи с предстоящими Олимпийскими играми мир будет смотреть на Китай гораздо пристальней, чем обычно, и что мы все хотим, чтобы эта Олимпиада была успехом Китая. И я неоднократно подчеркивала, что имидж Китая зависит от состояния свободы прессы и ситуации с соблюдением прав человека, а также с соблюдением прав на интеллектуальную собственность.



Юрий Векслер: Последнее замечание относится к пиратскому копированию китайскими фирмами многих немецких товаров. Но продолжим тему прав человека


Оба китайских лидера - председатель Китайской народной республики Ху Цзиньтао и Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао в ответ на требования и жалобы Меркель в частности на китайских хакеров, шпионящих в компьютерах правительства и министретв Германии, обещали навести порядок и сверкали дружескими улыбками, не уставая хвалить Меркель за стиль открытого диалога, но и не забывая время от времени повторять, что де индивидуальные права не играют в Азии столь важной роли, как в Европе.


Немецкий политолог и журналист Петра Альденрат отмечает в своем материале из Пекина:



Петра Альденрат: Китай и его правительство весьма далеки от свободы прессы и мнений. Журналисты, писатели,


экологи или правозащитники постоянно должны считаться с возможностью репрессий, если они публикуют то, что не по нраву китайскому руководству. Наказания могут быть в виде денежных штрафов, лишения работы, и могут также привести и к многолетнему заключению в тюрьму без открытого честного судебного процесса. И хотя Пекин то и дело говорит о намерениях к Олимпиаде привести нормы соблюдения прав человека в Китае в соответствие с международными стандартами, реальность выглядит иначе. Как и раньше в Китае журналистам как местным так и иностранным трудно найти собеседника по критическим темам. Работа журналистов затруднена тем, что они рискуют подставить под удар тех, кто дает им информацию.



Юрий Векслер: Меркель встретилась в Китае и четырьмя китайскими журналистами, критиками китайского руководства. Один из собеседников Меркель уволенный два года назад с работы Ли Датонг был издателем влиятельного приложения к китайской молодежной газете. После увольнения за непонравившиеся руководству материалы он лишен и прав на публикации. Ли Датонг сказал в беседе с немецкими коллегами.



Ли Датонг: С Ангелой Меркель было легко общаться. И она кажется хорошо информированной о положении в Китае.Ей не надо было ничего объяснять. Я считаю, что это демонстрирует большую заинтересованность Меркель в демократическом развитии Китая, как в вопросах прав человека, так и в ситуации со свободой прессы и мнений.



Юрий Векслер: Далее Ли Датонг сказал: «В Китае цензура есть политический вопрос , и несмотря на желания отдельных руководителей разрешить большую свободу прессы и мнений система в целом не дает это сделать».


Ли Датонг считает встречу с Меркель очень полезной для привлечения внимания мировой общественности к положению в Китае и тем на менее он сказал, что в конце концов китайские журналисты сами должны бороться за свободу прессы в стране. Вместе с несколькими коллегами Ли пытается на предстоящем съезде компартии осенью добиться принятия закона, улучшающего условия работы журналистов.


В заключительной беседе Меркель с председателем парламента КНР Ву Банггуо она также высказалась за принятие закона о средствах массовой информации, который обеспечил бы большую защищенность журналистов и их работы.


О правах человека говорила Меркель и во время выступления в академии социальных исследований.


В заключение комментарий генерального секретаря немецкого отделения "Amnesty International" Барбары Лохбилер.



Барбара Лохбилер: Это позитивно, что госпожа канцлер открыто поднимала в Китаев правозащитные темы. И это также хороший сигнал многим журналистам и правозащитникам в Китае, занимающимся этими проблемами. Они слышат, что со стороны других стран критика допускается и что она звучит. Но тем не менее, как и ранее следует обождать и посмотреть, внесет ли китайское правительство изменения в свои действия. Ведь и несколько лет назад, когда Китай получил право на проведение олимпиады, правительство страны объявило, что проведет реформирование сферы прав человека. Но почти никаких улучшений в этом вопросе не произошло. Поэтому необходимо и со стороны правительства Германии и также со стороны международного олимпийского комитета ясно выражать свои позиции и требовать от китайского руководство позитивных изменений в сфере соблюдения прав человека.


Кроме открытого разговора на эту тему также важна и тихая дипломатия, обсуждающая конкретные случаи и ситуации. Это должны делать и международные организации и даже многие бизнесмены, работающие в Китае.



Ефим Фиштейн: Можно ли считать нынешнее внимание немецкой политики к правозащитным вопросам поворотным моментом в истории европейско-китайских отношениях, или все же это скорее мероприятие для «галочки»? Это уже вопрос к немецкому политологу, сотруднику Германского Совета по внешней политике Александру Рару:



Александр Рар: Должен сказать, что средства массовой информации действительно освещают этот аспект визита Ангелы Меркель в Китай. Кажется, если смотреть китайское телевидение, то она только на эти темы с китайским руководством говорит. На самом деле между Германией и Китаем тесные экономические отношения. И все-таки складывается впечатление, что на самом деле, если не следить только за тем, что в газетах пишут, а то, что говорят в кругу ее делегации, здесь действительно образовывается огромный прорыв во многих экономических проектах, которые связывают сегодня Китай и Германию.



Ефим Фиштейн: Ангела Меркель призвала Китай использовать свое влияние на Судан для прекращения кровопролития в суданской провинции Дарфур, где в массе нарушаются права человека. Но разве в самом Китае нет детского и рабского труда, смертной казни, кровавого подавления крестьянских восстаний, ограничения свободы печати и прочих нарушений? Может, на это стоило напирать, а не на далекий Дарфур? Александр Рар предпочитает дипломатический язык.



Александр Рар: Канцлер Германии должен быть очень осторожным в отношении Китая, когда обсуждает именно эти темы. Потому что Китай – это все-таки вторая мировая держава в глазах очень многих аналитиков, в том числе и немецких. С Китаем нужно дружить, от Китая зависит стабильность во всем мире. Китай за эти 10 лет серьезно изменился. Поэтому эти вопросы поднимаются, но они не настолько конкретизируются. И давление на Китай, с моей точки зрения, уже далеко не такое, какое существовало 10-20 лет назад во время визитов западных политиков в Пекин. Я думаю, что Китай сам имеет свои контраргументы, и китайские элиты выступают более уверенно на Западе. И Запад доходит до своей границы в том, как разговаривать и как давить на Китай в вопросах о правах человека.



Ефим Фиштейн: До сих пор было принято упрекать европейских политиков в излишнем прагматизме и уступчивости, в том, что они слишком мирволят режимам со склонностью к авторитаризму и попранию гражданских прав и свобод, вроде пекинского или московского. Означает ли нынешний визит в Китай решительный отказ от подобной тактики:



Александр Рар: Я думаю, о чем вы говорите, всегда существовало, всегда политик, который отправлялся в бывший Советский Союз или сегодня в Китай, вынужден проводить определенный шпагат. Многое зависит может быть от личности политика, который эти вопросы выдвигает. Вспомним Джимми Картера, президента Соединенных Штатов Америки в 70-е годы, у которого просто на лице было написано во время переговоров, что он действительно переживал искренне за нарушения прав в Советском Союзе и Китае. Я думаю, что Ангела Меркель тоже, поскольку у нее определенная своеобразная биография, она больше 30 лет находилась и росла в системе, которую она называет системой оккупации Советским Союзом, имеет другое отношение к вопросам свободы, нежели более западный комфортабельно мыслящий политик, который всю жизнь жил в либеральной системе и такой оккупации или диктатуры не ощущал на своей персоне. Мне кажется, в этом есть, может быть, разница. Но и то при всем своем идеализме, вере в права человека, у госпожи Меркель проявляется не только прагматизм, но, как в Германии говорят, чувство реальной политики. Она не может ставить любой вопрос, другие национальные интересы в Германии именно в экономическом сотрудничестве с таким важным партнером как Китай.



Ефим Фиштейн: Так считает сотрудник Германского Совета по внешней политике Александр Рар. Стоит отметить, что канцлер Германии Ангела Меркель до сих пор получала очки за свои начинания скорее в области внешней, чем внутренней политики. Думается, только что завершившийся визит в Китай еще более укрепит ее репутацию одного из самых сильных и успешных государственных деятелей современного мира.


XS
SM
MD
LG