Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборная кампания в Польше. На чем размещать рекламу


Ирина Лагунина: Польша приближается к досрочным выборам. О политической ситуации в этой стране и о том, кто в будущих выборах имеет шансы на победу, рассказывает наш варшавский корреспондент Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий: Два года назад на парламентских выборах в Польше одержала победу партия братьев Ярослава и Леха Качинских «Право и справедливость». Победа этой партии была обусловлена, прежде всего, имиджем братьев Качинских. Один из них ранее был министром юстиции и зарекомендовал себя как непримиримый борец с коррупцией. Именно лозунги «очищения государства» от коррупции, плюс окончательная расправа с посткоммунистическим наследием определили победу «Пава и справедливости».


А через несколько недель, уже в ходе президентских выборов, Лех Качинский одержал победу над лидером либеральной Гражданской платформы Дональдом Туском.


Братья Качиснкие объявили о начале строительства IV республики «свободной от патологий третьей Речипосполитой» - то есть того, что создавалось с 1989 по 2005 годы. По мнению «Права и справедливости», до сих пор в Польше господствовала система, которой в значительной степени управляли «люди времен ПНР», договорившиеся с новой посткоммунистической элитой.


К таковым «Право и справедливость» в определенной степени отнесла даже Леха Валенсу – руководители правящей партии, которые когда-то работали с Валенсой, неоднократно критиковали легендарного лидера «Солидарности» за «полумеры», «приспособленчество» и так далее, что, кстати, не оставалось без ответа со стороны лауреата Нобелевской премии мира.



Лех Валенса: Я выбросил Качинских из своей канцелярии среди прочего и из-за того, что у них мания преследования. Тяжело выдержать с такими людьми и поэтому я от них избавился. Я думал, что они может быть уже избавились от этого, но как оказалось, от определенных болезней вылечится нельзя».



Алексей Дзиковицкий: «Право и справедливость», однако, не выиграла выборы в такой степени, чтобы иметь возможность самостоятельно создать правительство.


Братья Качинские оказались перед выбором – повторные выборы или коалиция. Первый вариант, как показывали данные опросов общественного мнения, ни к чему бы не привел – повторное голосование принесло бы такие же результаты.


После некоторых колебаний партия «Право и справедливость» объявила о достижении соглашения о создании коалиционного правительства с крестьянской партией Самооборона во главе с политиком-популистом Анджеем Леппером и консервативной Лигой польских семей – партией, которую не раз критиковали за излишний радикализм и ультраправые взгляды молодежной фракции партии «Млодзеж вшехпольска».


Иную коалицию трудно было себе представить – занявшая второе место либеральная Гражданская платформа стала бастионом непримиримой оппозиции. А с посткоммунистическим Союзом левых демократов на какой-либо союз партия, лидеры которой были когда-то активными деятелями антикоммунистического подполья, никогда не пойдет.


Уже тогда часть электората «Права и справедливости» отвернулась от партии не в силах простить ее лидерам коалиции с популистами и правыми радикалами.


Дело в том, что лидер «Права и справедливости» и премьер-министр Польши Ярослав Качинский еще в Сейме предыдущего созыва называл Самооборону творением бывших сотрудников коммунистических спецслужб, а всего через год-два предложил Анджею Лепперу пост вице-премьера и министра сельского хозяйства.


Говорилось также и о том, что вошедшие в коалицию политики, хорошо понимая, что без них «Право и справедливость» не сможет править страной, будут использовать коалицию, прежде всего, для того, чтобы угодить своему электорату. Так и случилось – «Самооборона» лоббировала дотации для польских фермеров, а Роман Гертых –лидер Лиги польских семей - на посту министра образования постановил внести оценку по предмету религия в средний бал в аттестат зрелости и ввел школьную форму.


Несколько раз из-за чрезмерных, по мнению «Права и справедливости», требований составивших союз партий коалиция оказывалась под угрозой распада, что, в конце концов, и случилось. Ярослав Качинский отправил в отставку Анджея Леппера, заявив, что в министерстве были случаи коррупции, о которых знал сам министр.


Более того, спецслужбы готовились к задержанию Леппера, однако операция сорвалась - вице-премьера предупредили.


Анджей Леппер обвинил премьера во лжи, потребовал выяснения обстоятельств операции против него и заявил о выходе «Самообороны» из коалиции.



Анджей Леппер: То, что происходит, это просто противно! Люди чести в такой ситуации приняли бы только одно решение – уходим в отставку!



Алексей Дзиковицкий: В отставку премьер не ушел, а, заменив министров от «Самообороны» и Лиги польских семей, создал кабинет меньшинства, но не надолго. «Право и справедливость», понимая, что правительство меньшинства не имеет шансов на эффективную работу, приняло решение идти на досрочные выборы.


Перед этим, в начале августа, лидер крупнейшей оппозиционной партии Гражданская платформа Дональд Туск встретился с президентом – политики согласились, что досрочные выборы - это самый лучший как, впрочем, и единственный выход из создавшейся ситуации.



Михал Каминьский: И господин президент Лех Качинский и господин Дональд Туск – лидер «Гражданской платформы», согласились, что в нынешней политической ситуации осенние выборы неизбежны.



Алексей Дзиковицкий: Заявил после встречи политиков министр в канцелярии президента Михал Каминьский.


Через несколько дней премьер-министр Ярослав Качинский, которого обвинили в отсутствии однозначной декларации о том, согласен ли он на выборы, завил, что роспуск парламента необходим и назвал даже дату, когда депутаты могли бы за это проголосовать.



Ярослав Качинский: Так мы договорились. Pacta sunt servanda - договоренности нужно выполнять. Если Союз левых демократов проголосует за, то самороспуск парламента произойдет 7 сентября.



Алексей Дзиковицкий: Досрочных выборов хотят и поляки – за роспуск нынешнего парламента выступают более половины жителей страны.


Для того чтобы распустить парламент необходимо, чтобы такое решение поддержали две трети депутатов, а у двух крупнейших партий - «Право и справедливость» и «Гражданская платформа» - может не хватить для этого нескольких голосов. «Самооборона», Лига польских семей и Крестьянская партия за выборы голосовать не будут – их популярность сейчас настолько низка, что они могут не попасть в следующий парламент.


Не заинтересованы в самороспуске и независимые депутаты, большинство из которых вместо очередной избирательной кампании предпочитает спокойно провести в парламентских креслах еще два года.


В такой ситуации чрезвычайно возросло значение посткоммунистического Союза левых демократов, который, вступив в коалицию с Демократической партией, занимает на политической сцене третье место.


Левые согласны на досрочные выборы, но лишь после того, как будут созданы специальные парламентские комиссии для выяснения обстоятельств возможного использования нынешними властями спецслужб в политических целях и самоубийства Барбары Блиды – в средине 90-х министра строительства в посткоммуничтическом правительстве. Блида застрелилась после того, как ранним утром к ней в дом пришли с обыском сотрудники Центрального бюро по борьбе с коррупцией.


Лидер Союза левых демократов Войцех Олейничак:



Войцех Олейничак: Мы хотим, чтобы досрочные выборы состоялись. Тем не менее, мы всеми возможными способами, любой ценой, будем добиваться, чтобы были созданы парламентские комиссии по делу Барбары Блиды и провокации спецслужб в министерстве сельского хозяйства.



Алексей Дзиковицкий: «Право и справедливость», однако, не хочет согласиться на создание парламентских комиссий, заявляя, что они просто-напросто не нужны, поскольку все и так будет выяснено.


Вряд ли стоит удивляться позиции политиков правящей партии. В польском парламенте следственные комиссии, за заседаниями которых следят миллионы поляков, не раз становились ареной битв между депутатами-членами комиссии от оппозиции и коалиции. Создание таких комиссий накануне выборов «Праву и справедливости» совершенно невыгодно.


Хотя дата досрочных выборов еще не объявлена, и парламент еще не проголосовал за самороспуск, избирательная кампания по выборам в законодательный орган уже идет полным ходом – в том, что выборы будут, никто в Польше уже не сомневается.


Либеральная Гражданская платформа заявляет о намерении выиграть ближайшие выборы.



Дональд Туск: Из-за того, что власть в стране взяли люди, для которых самое важное - это само по себе правление, в стране происходят нехорошие вещи. Я обращаюсь к Ярославу Качинскому – господин премьер, ваша власть должна закончиться! «Гражданская платформа» идет на выборы для того, чтобы отстранить от власти Ярослава Качинского и его ближайших сотрудников.



Алексей Дзиковицкий: Заявил лидер Гражданской платформы Дональд Туск.


Слова Туска подкреплены данными опросов общественного мнения – на сегодняшний день «Гражданская платформа» является самой популярной политической силой в стране. За нее готовы голосовать более трети поляков. В то время как за правящую сейчас партию «Право и справедливость» - около четверти. Далее идет Блок левых сил и демократов – 15%. Это партии, которые войдут в парламент наверняка.


Остальные политические силы, которые входят в парламент сейчас, могут не преодолеть пятипроцентный порог, необходимой для того, чтобы попасть в Сейм.


Тогда ситуация может стать патовой.


Гражданская платформа ни в коем случае не предусматривает в будущем так называемой большой коалиции с «Правом и справедливостью».



Дональд Туск: Ни один порядочный человек не будет сотрудничать с людьми, которые довели до такого политического кризиса. Я совершенно серьезно заявляю, что уже сейчас с ними никто не должен сотрудничать.



Алексей Дзиковицкий: Это означает, что остается Блок левых партий и демократов.


Союз с посткоммунистами наверняка не понравится электорату «Гражданской платформы», ведь лидеры этой партии в 80-е были активными деятелями антикоммунистической оппозиции, за что преследовались и сидели в тюрьмах.


Но даже если «Гражданская платформа» пойдет на союз с Блоком левых партий и демократов, то при нынешнем раскладе сил, эти партии и так не будут иметь большинства в Сейме, а, следовательно, не смогут нормально править страной.


Ситуация, однако, может измениться. В политику вернулся бывший президент Польши Александр Квасьневский – один из самых популярных политиков в истории Польши после 1989 года. Квасьневский заявил, что сам баллотироваться не будет ни в Сейм, ни в Сенат, но согласился возглавить Программный совет коалиции левых сил и демократов.


Говорит лидер парламентской фракции Союза левых демократов Ежи Шмайдзинський.



Ежи Шмайдзинський: Мы бы хотели, чтобы Александр Квасьневский объехал как можно больше польских городов, встречался с избирателями и стал основным лицом нашей кампании.



Алексей Дзиковицкий: Если миссия Квасьневского увенчается успехом – посткоммунисты могут стать сильнее и их значение в будущем парламенте возрастет.


О том, как будет выглядеть новый польский парламент, станет известно, скорее всего, в октябре – если 7 сентября Сейм проголосует за самороспуск.


Политиков ждет нелегкая работа, тем более что и сами политики и эксперты пророчат очень жесткую и даже брутальную избирательную кампанию – ведь шансы двух основных конкурентов «Гражданской платформы» и «Права и справедливости» примерно равны.


Тем временем первые проблемы уже налицо – оказалось, что, не зная о досрочных выборах, фирмы, владеющие местами для билбордов, сдали их в аренду на долгое время вперед для коммерческой рекламы.



Марцин Ковальский: Если избирательные штабы до сих пор не зарезервировали для себя места для уличной рекламы, то у них будут серьезные проблемы с этим



Алексей Дзиковицкий: Говорит сотрудник одного из варшавских рекламных бюро Марцин Ковальский.


Специалисты, однако, опасаются, что на этот раз, из-за неразберихи на политической сцене избирательная активность поляков может быть рекордно низкой.


XS
SM
MD
LG