Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пропавший Соловецкий этап


Владимир Тольц: Мне уже доводилось рассказывать в этой программе, как 5 августа в карельском урочище Сандормох, где в 37-м за 4 дня был расстрелян вывезенный с Соловков этап – 1111 заключенных, - отмечали 70-летие Большого террора.


Сегодня я хочу рассказать о самом этом этапе – пропавшем и легендарном. О том, как долгие годы его искали и 10 лет назад нашли.


А начать наверное следует все с того же 37 года, когда существовавшее на Соловках к тому времени отделение Беломоро-Балтийского лагеря стали преобразовывать в тюрьму Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР. (Знаменитый Соловецкий лагерь особого назначения – СЛОН – был закрыт еще в 1933-м. И вот теперь на его месте возникал СТОН – Соловецкая тюрьма особого назначения). В связи с реорганизацией начались массовые перемещения заключенных с острова на остров, с одного лагпункта на другой. Многолетние связи зека друг с другом были нарушены. Сообщество узников оказалось встревоженным. Вот что рассказала мне на Соловках многие годы изучавшая историю пропавшего Соловецкого этапа директор Петербургского научно-исследовательского центра "Мемориал" Ирина Флиге,.



Ирина Флиге: Лагерные связи очень сильные, и на Соловках люди были знакомы друг с другом, многие годы поддерживали отношения. И их начали перемещать. Поэтому вся соловецкая мемуаристика, а по 37-му году ее немного, и вот в мемуаристике, в тех небольших воспоминаниях и устных, и письменных воспоминаниях этого времени постоянно присутствует мотив пропажи нескольких сотен человек. Но дальше было, как всегда, много разной мифологии, связанной с потопленными баржами. Наверное, одна из самых знаменитых мифологических историй Соловецкого лагеря, что заключенных погрузили на баржи, а дальше эти баржи потопили в Белом море. Существовали такие легенды, существовало еще очень много легенд. Но никогда никто из названных людей, а люди были заметные и они не могли потеряться в ГУЛАГе бесследно все, но никогда именно этих людей никто больше нигде не встречал. А тем временем осенью 37-го года было приговорено всего ленинградской тройкой 1825 человек. Вторая партия, 509 человек, тоже были вывезены с Соловков. А оставшиеся, последние двести человек той же акции, в рамках операции Большого террора, их не успели вывезти, навигация закончилась, и они были расстреляны здесь – на Соловках. Вот эти двести последних человек об этом расстреле, конечно, знали, видели этапы, уходившие в направлении Секирной горы. Рассказывали о том, что заключенные, которые были в Исаково, их водили рыть траншеи. В лагере, несмотря, какой бы режим ни был, информационного вакуума не было.



Владимир Тольц: Вернемся, однако, к загадочно пропавшему первому соловецкому этапу. Передо мной его список. Те самые 1111 имен. Самых разных. Кого только нет. Вот наугад на букву «А»:



АБДУ Вахаб Муради


1901 года рождения, Ташкент.


Окончил Прусскую высшую сельскохозяйственную школу (Берлин, 1927), агроном. Приговорен по делу «Милли Истикляр» (Узбекистан) к расстрелу с заменой на 10 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ)



АБРОСИМОВ Михаил Петрович


1897 года рождения, Тайга Томской губернии.


Прапорщик армии Колчака. Арестован в Новосибирске, приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ



АБУКОВ Халид Качукович


1905 года рождения,


Черкесский князь. Писатель-журналист, член ВКП/б/.



АГАПОВ Василий Сергеевич


1906, Ильинск Малоярославецкого уезда Калужской губернии.


Рабочий. Приговорен к 5 годам ИТЛ



АНДРОННИКОВ Яссе Николаевич


1893, Тифлис.


Князь, офицер армии Деникина. Режиссер. Приговорен к 10 годам ИТЛ



АСТАФЬЕВ Константин Степанович


1899, Петровское Оренбургской губернии.


Оренбургский казак. Экономист. Приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ



Владимир Тольц: А вот из тех, чьи фамилии на «Б»:



БОБРИЩЕВ-ПУШКИН Александр Владимирович


Родился в 1875м, в Петербурге


Дворянин. Адвокат, литератор. Присяжный поверенный округа Петербургской судебной палаты (1902–1917). Защитник на процессах Бейлиса (1913), Пуришкевича (1918). С 1920 в эмиграции: один из основателей «Смены вех» (Берлин, Париж). В 1923 вернулся в СССР (Ленинград), стал членом Коллегии Защитников. В первой половине 30-х приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ



БРЕСЛАВСКИЙ Василий Митрофанович


Родился в Таганроге в1895-м


Офицер белой армии. Горный техник. В 1927 выслан на 3 года. Технорук треста Ростстройматериалов (Ростов-на-Дону). Приговорен по делу савинковского «Союза освобождения России» к 10 годам ИТЛ



БОРИЕВ Комуш Али


41 год, казахский литератор, член ВКП/б/. Приговорен к 10 годам ИТЛ



БАБУНАШВИЛИ Георгий Алексеевич


1904 года рождения , уроженец Кутаисской губернии.


Сапожник (Баку). Приговорен к 8 годам ИТЛ В заключении срок увеличен на 2 года.



БЕЛОУСОВ Константин Павлович


Родился в 1915, в Зарайском уезд еРязанской губернии.


БОЗ (т.е. «без определенных занятий»), БОМЖ («без определенного места жительства»). Приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ



БАКИЕВ Сафа Ахматшеевич


1897, Исаково Тетюшского уезда Казанской губернии.


Служащий. Приговорен по делу Султан-Галиева к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ



Владимир Тольц: Остановимся тут на минуту. В списке первого этапа немало людей, арестованных по «делу Мирсаида Султан –Галиева», которого и сегодня некоторые западные исследователи именуют «мусульманским Троцким». Поверить, что десятки, сотни татар и башкир, живущих в разных местах, - в Казани и Уфе, в Саратове и Крыму, - люди самых разных убеждений – члены ВКП/б/, эсеры и беспартийные, белые и красные, люди разных социальных групп и уровня культуры – от учителей до малограмотных кладовщиков одержимы были национал-коммунистическими идеями Султан-Галиева, - поверить в это я не могу. Вот что рассказала мне о султан-галиевском деле моя коллега из татаро-башкирской редакции Свободы Алсу Курмашева.



Алсу Курмашева: Так называемое дело Султан-Галиева началось намного раньше 1937-го года. К октябрьской революции 17 года все левые силы пришли вместе, не было разделения на национальности. Но после переворота у татар сформировалось свое левое крыло. Его видными деятелями были мулла Нурвахитов, который в 18 году был расстрелян белочехами, а также Хусейн Ямашев и Султан-Галиев. Султан-Галиев был по сути первым самым смелым критиком национальной политики, которую проводил Сталин, и он оказался одним из самых первых кровавых жертв сталинских репрессий. Что же касается его идей, то он считал, что нерусские народы имеют свой путь к социализму. Среди тюркских народов был широко распространен ислам, и Султан-Галиев верил в построение социализма с таким национальным и религиозным колоритом. Для сторонников Султан-Галиева русская революция потеряла свой смысл. Вот цитата из одного из его обращений: «Россия не может больше двигаться вперед по пути революции, но она тем более не может отрицать марксизм, ни вернуться на прежние дореволюционные позиции». Сохранение языка, культуры и религии и построение социализма – вот, что предлагал Султан-Галиев. Идея предполагала создание большого тюркского государства в составе России, так называемой Туранской республики. По мнению одних, это государство должно включать мусульманские автономные республики Поволжья и Урала, Татарстан и Башкирию и пять республик Центральной Азии – Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан. Другие считали необходимым присоединить к нему тюркскую, но не мусульманскую республику Чувашию, а также Азербайджан. Население этого государства превысило бы 30 миллионов жителей, из которых примерно 75% составляли бы мусульмане тюркского происхождения. Являясь суверенным и независимым от РСФСР государством, Туран должен был быть федеративной демократической народной и социалистической республикой. Это одна из теорий. Понятие «султан-галиевщина» настолько размыто и неточно, нет никаких доказательств о том, чтобы людей, обвиненных по делу о султан-галиевщине, объединяла одна идея. Это был скорее механизм, который создал НКВД для своих карательных действий. Людей русской или еврейской национальности, например, осуждали по статье «троцкизм», татар и башкир по статье «султан-галиевщина». Иначе как можно было бы объяснить, что по одной и той же статье были осуждены и коммунисты, и мусульманские духовные деятели, и просто татарская и башкирская интеллигенция, врачи, учителя, образованные люди, не имеющие с идеей создания единого тюркского государства ничего общего.



Владимир Тольц: Сколько же всего людей «пропустили» тогда – с середины 20-х годов - по султан-галиевсому делу и скольких из них уничтожили?



Алсу Куртмашева: Сколько татар и башкир пострадало во времена репрессий, точной цифры нет, но счет идет на сотни тысяч. Что же касается самого Султан-Галиева, то он несколько раз сидел в лагерях, в том числе и в Соловках до 37-го года. А в 40-м его расстреляли.



Владимир Тольц: Вернемся, однако, к истории пропавшего этапа – первой тысячи с лишним заключенных, вывезенных с Соловков осенью 37-го. На островах ведь оставались еще сотни других узников. Некоторые из них выжили. И сохранили память о тех, 1111 пропавших. - Ирина Флиге рассказывает мне:



Ирина Флиге: Был такой замечательный мальчик Юра Чирков, который попал на Соловки 15-летним мальчиком. И естественно, его все очень любили и учили. И всех замечательных людей, с которыми он встретился на Соловках в те два года, которые он здесь пробыл, он считал своими учителями. Потому что с ним занимались немецким, с ним занимались философией, историей, литературой, физикой, химией вся, в общем, советская элита, которая оказалась в это время на Соловках. И этот мальчик с очень точной молодой памятью, нет, конечно, есть и другие сведения, но его свидетельства наиболее полные, он рассказывает о том, что одним октябрьским днем вдруг открылись Святые ворота. Известно, что на протяжении вообще всего лагерного периода Святые ворота были всегда закрыты и этапы проходили через северный дворик, сбоку, через основную проходную. А тут были открыты Святые ворота и через них шел этап. И в толпе он видит своих учителей – Вангейнгейма, Каппеса, Петра Вейгеля. И он машет рукой и с ними прощается.



Владимир Тольц: Я хочу хотя бы коротко сказать о тех из «пропавшего» этапа, кого запомнил малолетний узник Соловков Юрий Чирков.


Бывший офицер русской армии, профессор МГУ, создатель и руководитель единой гидрометеорологической службы СССР, председатель Гидрометеорологического комитета при СНК СССР (Москва) ВАНГЕНГЕЙМ Алексей Феодосиевичбыл в 1934 году приговорен к 10 годам ИТЛ. Волжский уроженец, прелат римско-католической церкви Петр Иванович ВЕЙГЕЛЬ, - в 1937-м ему было 45 лет, - прибыл в СССР в 1930-м. Конгрегация восточных церквей поручила ему проверить достоверность сообщений о притеснении в Советском Союзе католиков. Проверил на себе. – в 1931-м его арестовали по делу немецкого католического духовенства Поволжья. Затем этапировали в Москву, а там приговорили к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ. А арестованный по тому же делу католический священник Алексей (Алойз) Николаевич КАППЕС(в сане с 1909 г.) служил в Камышино, но с 1930го находился на нелегальном положении. Не помогло. – Его взяли в Харькове. И как и многие другие, он был приговорен к расстрелу с заменой на 10 лет ИТЛ.


Итак, вся эта тысяча с лишним узников была октябрьским утром 1937 года под конвоем выведена из Святых ворот Соловецкого кремля и пропала. О горькой судьбе их мы с достоверностью узнали лишь 10 лет назад. А что же их до того, с 37-го никто не вспоминал и не искал? Сидя неподалеку от того же самого кремля Ирина Флиге рассказывает мне:



Ирина Флиге: Об этих людях помнили, их, естественно, искали. Их искали родные и близкие, их искали сослуживцы, ученики, друзья. Перестали поступать письма с Соловков с лета 37-го года и поэтому уже в 38-м году было понятно, что люди пропали. Конечно, родственники друг с другом знакомы не были и каждый свой поиск проводил в одиночку. Писали письма, запросы, получали ответы: здесь не числится, там не числится. Уже в 50-е годы начали получать фальшивые свидетельства о смерти: умер в период Второй мировой войны, указывалась дата, фиктивный диагноз. Далеко не все верили этим свидетельствам о смерти, поэтому продолжали искать, продолжали писать запросы. Вот эта память, передающаяся от матери к детям, от учеников к своим ученикам, друзьям, знакомым последователям, вот эта память донесла к концу 80-х годов, но это личная память и личный поиск. И они в конце 80-х годов, когда вся личная, индивидуальная память выплеснулась наружу одним общим вопросом: что это было и где эти люди? Она позволила уже в 89-м году объединить этих родных и близких, которые первый раз в 89-м году поехали сюда на День памяти. Люди друг с другом знакомы не были. Но это очень активные люди, которые к 89-му году уже успели получить третье по счету свидетельство о смерти, в котором было написано «расстрел» и стояла правильная дата. И вот тогда здесь на Соловках в июне 89-го года Вениамин Иофе обнаружил, что из тех 12 или 15 дочерей, в основном это были дочери, имеющие свидетельства о смерти, даты почти совпадают, либо совсем совпадают, либо почти. И это была первая мысль, что эти люди как-то погибли одинаково. Еще никто не знал ничего про расстрел. Знали, про какой-то, очень похож на мифологический исход, уход с Соловков этих этапов в никуда. И вот это первая мысль.



Владимир Тольц: Рассказывает директор Петербургского научно-исследовательского центра "Мемориал" Ирина Флиге. Упомянутый ею Вениамин Иофе – одна из ключевых фигур в поиске пропавшего соловецкого этапа и нахождения Сандормохского могильника. Бывший советский политзаключенный, историк и правозащитник Вениамин Иофе скончался в 2002 году.



Ирина Флиге: Сандормохская история показывает, насколько разная информация, разные усилия постепенно вот так складывались компактно и открыли, собственно говоря, эту тайну. Мы в 89-м, потом в 90-м ходили по Соловкам, проверяли каждую легенду. Расстрелы у кирпичного завода, расстрелы у так называемого Большого Куликова болота, это по дороге на север. Проверяли очень много разных версий. А где-то в году 94-м и архангельского ФСБ Соловецкому музею передали протоколы троек ленинградского УНКВД по Соловецкой тюрьме. И вот там-то появился поименный список 1825 человек. Стало понятно, что все те люди, которых искали, Флоренский, Вангенгейм, что они все приговорены этой тройкой. Это несколько протоколов троек, очень близкие даты заседаний, однако оформлены разные протоколы. Передача Соловецкому музею этих протоколов – тоже вещь абсолютно случайная. Дело в том, что протоколы ленинградской тройки естественным образом должны храниться не в архангельском УФСБ, а в ленинградском отделении, то есть теперь уже в петербургском архиве ФСБ. Однако в Архангельске постоянно меняющиеся принадлежности, то Соловецкие острова относились к Карелии, то Соловецкие острова относились к Архангельску. В общем, каким-то образом часть документов попала в Архангельск.



Владимир Тольц: В следующих выпусках программы «Разница во времени» мы продолжим рассказ о «пропавшем» осенью 37-го соловецком этапе и о том, как удалось найти его последний след на земле.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG