Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Муратов: Дело Политковской войдет в учебники в главу "как развалить так хорошо начавшееся уголовное дело и с какой целью"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский и Олег Кусов.



Дмитрий Волчек: Сегодня бы исполнилось 49 лет журналистке и правозащитнику Анне Политковской, убитой в подъезде своего дома 7 октября прошлого года. Генпрокурор России Юрий Чайка в начале недели заявил, что арестованы организаторы и исполнители преступления - всего 10 человек, среди которых сотрудники МВД и ФСБ. Добавил генпрокурор и то, что главный заказчик убийства находится за пределами страны. Однако уже сегодня газета «КоммерсантЪ» опубликовала репортаж, в котором говорится, что сразу несколько подозреваемых в совершении преступления освобождены из следственных изоляторов в связи с их полной непричастностью к этому преступления. Коллеги Анны Политковской, тем временем, продолжают свое расследование.



Максим Ярошевский: Журналист и правозащитник Анна Политковская ходила на переговоры в захваченный террористами центр на Дубровке. По словам Татьяны Карповой, лидера общественной организации содействия защите пострадавших от террористических актов "Норд-Ост", Анна Политковская уже после трагедии старалась помочь пострадавшим в этом теракте.



Татьяна Карпова: Мы не скрываем, что у нас достаточно было случаев попыток суицида в «Норд-Осте». Аня всегда была рядом и очень много сделала, чтобы убедить людей не делать то, что люди замышляли, а среди нас такие были, к сожалению великому. Когда появился Грабовой, эта история ведь тоже и «Норд-Оста» коснулась. Все говорят о том, что Грабовой плотно занялся Бесланом, пострадали очень "Матери Беслана". И если бы Аня не разговаривала с теми людьми, кто реально попал под влияние Грабового, у нас могло быть то же самое.



Максим Ярошевский: В Благовещенске на Северном Кавказе Анну Политковскую считают одной из самых смелых российских журналистов, убедился корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Олег Кусов: Анна Политковская побывала почти во всех так называемых "горячих точках" России. Когда в конце 2004 года произошли события в башкирском городе Благовещенске, "Новая газета" писала о ней гораздо больше других изданий. В результате четырехдневной милицейской спецоперации в этом маленьком городке, по данным правозащитников, были избиты более тысячи человек. Анна Политковская встретилась со многими близкими пострадавших.


Вспоминает жительница Благовещенска Галина Боброва, сын которой также был жестоко избит во время спецоперации.



Галина Боброва: Просто она помогла мне снять такой груз с души, такую тяжесть. Я ощутила себя новым человеком просто после беседы за 2,5 часа. Я просто подумала: знаете, а ведь таких людей очень мало. Не с каждым журналистом можно говорить о том, о чем мы разговаривали в тот день. Выслушают, кивают головой и... Знаете, бывают люди, с которыми можно в горе, а бывают, которые и в радости, и в горе... Я с ней с удовольствием поговорила бы и сейчас.



Олег Кусов: Слово - журналистке из Благовещенска Оксане Асеевой.



Оксана Асеева: Хотелось быть похожей на нее. Я начинающий журналист, и для меня это был пример для подражания. Грамотная речь. Видно было, что человек был юридически подкован. Все, что ей говорилось, знали, что она преподнесет так обществу, как оно на самом деле есть, искренне. Если честно, такого доверия я не испытываю к остальным журналистам. Когда вся эта история произошла, были такие люди, которые имя себе там делали, у каждого свои были интересы. Хотя у нас в городе газету эту не достать было, московская газета, мы на интернет-сайт выходили - читали, следили, отслеживали. Потому что мы знали, что, кроме нее, никто это не напишет.



Олег Кусов: Виновные за массовые избиения в Благовещенске до сих пор не наказаны.



Оксана Асеева: После ее смерти сразу и публикаций не стало. То есть это уже освещаться не стало. Уже просто негде взять информацию такую. И те люди, которые с ней общались, и те, про кого она писала, это потеря огромная просто для людей была. Уже все, надежды меньше стало на то, что правда восторжествует.



Олег Кусов: В Беслане с благодарностью вспоминают Анну Политковскую. Слово - бесланскому журналисту Мурату Кабоеву.



Мурат Кабоев: В один из октябрьских дней 2004 года в моем кабинете раздался телефонный звонок. Говорит: я - Аня Политковская. Поздоровалась. Ей сказали, чтобы она обратилась ко мне за информацией, потому что у меня было много информации. Договорились о встрече. Она приехала (прямо из аэропорта она звонила). Посидели у меня в кабинете минут 5-10 буквально. Она сразу же окунулась в дела, ездила к пострадавшим, написала несколько материалов. Когда она погибла, я в своей газете написал небольшой материал об Ане под заголовком «Прощай, мужественный человек».



Максим Ярошевский: Журналисты - коллеги Анны Политковской по "Новой газете", в которой она начала работать еще в 1999 году и где опубликовала более 500 репортажей, продолжают проводить свое собственное расследование преступления. Главный редактор издания Дмитрий Муратов говорит, что работают следователи на высочайшем уровне. Однако поражают неожиданно появившиеся в СМИ фамилии арестованных, подозреваемых в совершении убийства Анны Политковской. Эта информация может полностью развалить работу следствия.



Дмитрий Муратов: Мне кажется, что следствие, особенно бригада Гарибяна, она вышла на правильный путь, моя точка зрения, такова точка зрения моего заместителя Соколова Сергея, который занимался вплотную этим делом, такова точка зрения Ильи Политковского, которого следственная бригада не держала на голодном пайке, а, пользуясь его помощью, делилась с ним какими-то важными вещами. А дальше начинается чудовищная история, она войдет, видимо, во все учебники в главу "как развалить так хорошо начавшееся уголовное дело и с какой целью". Вдруг появляются опубликованные... у нас-то они были, мы сохраняем тайну следствия, мы хотим, чтобы Анькины убийцы сели на скамью подсудимых, получили свои сроки, надеюсь, пожизненные. А в это время кто-то из силовых структур делает "слив" в желтую газету, в таблоид, где печатаются с ошибками какими-то (видать, человек со слуха записывал) фамилии всех задержанных. Здорово получилось! Таким образом вся неожиданность очных ставок, задержан кто-то, не задержан кто-то, вся эта оперативная игра следствия оказывается насмарку. Больше того, всем оставшимся на свободе пособникам (обнародовали список тех, кто причастен к убийству Политковской) естественно это знак скрыться и никогда не появляться в обозримом времени на территории моей страны. И это еще тоже не все. Вдруг прокурор, человек, который замечательным образом курировал следствие, он и Гринь безукоризненно работали, помогая бригаде Петра Гарибяна расследовать это тяжелейшее преступление, в котором огромное количество технических сложнейших вещей было, там эта бригада вообще интеллектуальные подвиги совершала... И вот, когда нужно в спокойной тишине следствия... мы-то отбивались, мы говорили: ребята, мы ничего не будем говорить. На "Новую газету" обижались - вы не делаете никаких комментариев. Но нам-то нужно было как можно быстрее, точнее, без утечки информации все это сделать. Тем более появились же всякие журналисты российские, приближенные и обслуживающие интересы специальных служб, которые уже начали складывать все свои версии, у которых никакой основы не было, но была идеологическая необходимая им подоплека, много публикаций этих уже прошло, подготавливали общественное мнение, что это враги России за рубежом. Ну, а тут выступает уже после задержания генеральный прокурор и говорит: ну, это, конечно, враги за рубежом. И для меня абсолютно понятно, что скрывается за этой фразой. Скрывается вот что: адвокат, передайте своим подопечным, задержанным, какой версии им выгодно придерживаться, если эта версия будет совпадать с версией Генеральной прокуратуры, сделка с правосудием возможна.



Максим Ярошевский: Сегодня газета "КоммерсантЪ" опубликовала репортаж под заголовком "Мера отсечения". По информации журналистов издания, один из фигурантов дела Политковской уже освобожден следствием. Суд вчера изменил меру пресечения охраннику Алексею Беркину, даже не рассматривая кассационную жалобу его адвокатов. Следствие подозревало, что Беркин, работая милиционером, являлся пособником чеченцев, исполнителей убийства. Генпрокуратуре не хватило времени, чтобы собрать доказательства, уличающие охранника - и его отпустили. Еще у одного подозреваемого оказалось железное алиби - майор московского УБОПа Сергей Хаджикурбанов на момент следствия находился в тюрьме. По информации московского окружного военного суда, задержанный по делу об убийстве Политковской Павел Рягузов также не имеет никакого отношения к этому преступлению. Его арестовали совершенно по другому делу, говорят в пресс-службе военного суда. "КоммерсантЪ" делает вывод, что генеральный прокурор Юрий Чайка, возможно, поторопился, заявив, что убийство Анны Политковской раскрыто.


XS
SM
MD
LG