Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История члена КПРФ Павла Басанца


Ирина Лагунина: История члена КПРФ Павла Басанца, в декабре прошлого года на собрании ветеранов Службы внешней разведки на Лубянке обвинившего президента РФ В.В.Путина в предательстве, отстаивании иностранных интересов и совместном с его окружением разграблении и разрушении страны, получила на прошлой неделе новый разворот. Появились сообщения об отравлении Басанца и намеки на связь этого отравления с его декабрьским антипрезидентским выступлением. О некоторых аспектах этой загадочной истории материал моего коллеги Владимира Тольца



Владимир Тольц: Моя попытка дозвонится до Павла Басанца после того, как СМИ сообщили, что его отравили «неизвестным ядом», и это связано с резким критическим выступлением Басанца против его бывшего коллеги по шпионажу президента Путина, эта моя попытка успехом не увенчалась. Но во вторник удалось связаться с соратником Павла Павловича по КПРФ и созданному ими общественно-политическому движению «Здравый смысл России», руководителем сайтов КПРФ и ФОРУМ.мск.ру Анатолием Барановым. (Кстати, оба они были сравнительно недавно обвинены Центральной контрольно-ревизионной комиссии в сталкивании «КПРФ с победного ленинского на ложный троцкистский путь быстрой революции, совершаемой фактически в интересах прозападной буржуазии, а не российского народа и ведущей к полной оккупации России силами НАТО». ) На вопрос, как чувствует себя сейчас Павел Басанец, Анатолий Баранов ответил:



Анатолий Баранов: Стабильно плохо. Как сказать, не то, что совсем помирает, но в течение трех недель сначала состояние резко ухудшалось, сейчас оно не ухудшается, но чувствует себя неважно.



Владимир Тольц: После сообщений о тайном отравлении Басанца, проявилось ли какое-либо внимание к этому со стороны следственных органов?



Анатолий Баранов: Нет, этого внимания не ощущается. Мне задавали уже вопрос: почему, собственно, он не обращается в следственные органы? Дело в том, что ситуация получила огласку. Если следственные органы этим интересуются, у них материалов СМИ более чем достаточно для того, чтобы возбудить. Но, извините, это все равно, что вас зарежут на улицу, а вам скажут: что же вы заявление не написали, что вас зарезали? Если следственные органы заинтересованы в этом вопросе, они как-то возбудятся. Но пока что не возбуждаются. Наверное, не очень заинтересованы.



Владимир Тольц: А что товарищи по партии?



Анатолий Баранов: Вы понимаете, разные товарищи, партия большая. Например, есть люди, кто стараются как-то помочь. Но в основном официальная позиция партии – не обращать на это особого внимания в виду того, что у нас сложные отношения.



Владимир Тольц: Наши слушатели, как и большинство россиян, далеки от всякого рода спецслужб и представляют их сотрудников, их взгляды, убеждения, образ жизни весьма приблизительно и однотонно. В последние годы олицетворением представителя этой корпорации для них оказался Владимир Путин, с критикой которого и выступил Павел Басанец, обвинивший президента России в предательстве офицерской чести, своей присяги и своего народа, в том, что тот стал «гарантом безопасного обогащения олигархов, и своих иностранных друзей (буша, берлускони и иже с ними)». А вот еще одна:



За что боролись, на то и напоролись. Да, большинство из нас, работая за рубежом, желало демократии для простых людей и в интересах простых людей, своего народа, потому что мы все из народа. И что мы имеем сейчас? Где эта демократия? Где честные свободные выборы? Мы видим оппозицию по телевидению? Или это только суверенное право суверенной демократии приближенных к телу? Для оппозиции же есть ОМОН, батальоны спецназа, МЧС и законы об экстремизме. Да, мы все благодаря этой власти стали экстремистами, все, кто любит свою родину и не собирается вставать на колени перед недоучившимся подполковником и его приспешниками, либо пристраиваться в очередь к кремлевскому корыту. Мы обязаны потребовать роспуска антинародной Госдумы, проведения честных демократических и прозрачных выборов, прекращения информационный войны, геноцида собственного народа, равного доступа политических сил к телеэфиру. А Путину пора уходить. И пора власти предержащей понять – народ не быдло и не следует ему впаривать наследников.



Владимир Тольц: Насколько такие взгляды, настроения и высказывания распространены среди офицеров Службы внешней разведки России? – спрашиваю я у бывшего офицера советской разведки, историка спецслужб Олега Гордиевского.



Олег Гордиевский: Довольно распространены. Люди сидят там, языки чешут в кабинетах и в коридорах, и все это сводилось к обличению наживы незаконной, эгоизма начальства, несправедливости и так далее. Иногда критика была очень жестокая. Критиковали Брежнева лично, Суслова. Андропова меньше вроде бы – он свой. Над другими смеялись. Так что критиканство как таковое было очень распространено. И некоторые критиковали почти что до антисоветского уровня. Это сходило с рук, потому что говорили: мы все свои, мы можем так говорить. Гражданам не положено, а нам можно.



Владимир Тольц: Олег Гордиевский говорит в основном о прошлом. А как сегодня реагируют офицеры российской разведки на открытую критику их коллеги политической позиции президента России? – спрашиваю я товарища Павла Басанца по коммунистической партии Анатолия Баранова.



Анатолий Баранов: Если говорить о реакции чекистов на выступление Басанца на Лубянке, там же было большое юбилейное собрание, половина ветеранов, половина действующих сотрудников, несколько тысяч человек в огромном зале. Большая часть зала восприняла речь Басанца с сочувствием и пониманием. Я думаю, что большое количество сотрудников спецслужб чувствует несправедливость ситуации достаточно ясно. То есть на самом деле это люди хорошо образованные, неглупые, они все понимают, что происходит, в основном понимают. Но часть этих людей включены в существующую систему, а часть из них испытывают некоторые моральные терзания.



Владимир Тольц: Так считает Анатолий Баранов. Мнение Олега Гордиевского:



Олег Гордиевский: Басанец – другое дело. Басанец насмотрелся и наслушался свободолюбивых речей, которых здесь произносится очень много. Решил, что в России примерно так же. То есть он приехал из-за границы и забыл, где он находится. Он находится в самодержавной стране, где люди, которые правят, они праправнуки крепостных. Это тебе не заграница. Просто это не ошибка властей, это ошибка Басанца, которая переоценивает возможности волеизъявления в России.



Владимир Тольц: На меня, человека далекого от коммунистической идеологии, Басанец с его резкой критикой существующих в России порядков произвел впечатление «настоящего коммуниста» - человека, преданного своим коммунистическим идеалам, верующего в социалистическую революцию и необходимость ее в России сегодня. Как это вам, и насколько в этой связи версия об отравлении Басанца его же собственными коллегами представляется вам реалистичной?



Олег Гордиевский: Насчет версии – это не мне судить. Я лишком плохо знаю его коллег, его окружение. Но что касается коммунистических взглядов, то я вам скажу, что за 23 года в органах я не увидел ни одного человека, который твердо и последовательно и искренне верил в коммунизм и коммунистическое учение. Поэтому его вера в коммунистическую победу и прочее, для меня просто звучит дико. Я таких не видал.



Владимир Тольц: Так о «деле Павла Басанца» говорит ветеран советской разведки, проживающий ныне в Лондоне историк спецслужб Олег Гордиевский.


XS
SM
MD
LG