Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В ингушском городе Карабулак совершено нападение на дом русской учительницы


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Александр Гостев : В ингушском городе Карабулак минувшей ночью совершено нападение на дом русской учительницы Веры Драганчук. Нападавшие, ворвавшись в дом, расстреляли ее мужа и двух сыновей. Сама женщина не пострадала. Ей удалось спастись. Полтора месяца назад в Ингушетии было совершено такое же преступление. В станице Орджоникидзевская были убиты учительница Людмила Терехина и двое ее детей, а во время их похорон на кладбище раздался взрыв. Были раненые. За ситуацией в Ингушетии сегодня следил мой коллега Данила Гальперович.


Данила, добрый вечер! Пожалуйста, вам слово!



Данила Гальперович : Как вы уже сказали, Александр, убийство учительской семьи в Ингушетии это уже второе за полтора месяца. Действительно, убиты были муж и дети учительницы. Сама она не пострадала. Еще не оправившись от шока, Вера Драганчук говорила журналистам, что нашла своих родных уже застреленными.



Вера Драганчук : Вообще, ничего не видела. Выскочила оттуда. Забежала... Даже брат вот здесь спал и то не слышал. Потому уже выскочил, когда кричать начала. Я вообще не знаю, как это быстро произошло. Я выскочила, но уже никого не было. Тишина была. Во дворе никого не было.



Данила Гальперович : Брат учительницы Борис Тонкогубов, живущий с сестрой по соседству, подтверждает - нападение было максимально тихим.



Борис Тонкогубов : Когда они крик подняла, я вышел, когда уже все убиты были. Я выскочил с ружьем, на улице уже никого не было - ни машин, ни людей. Она сказала, что какие-то хлопки были и все. Соседи уже услышали, выскочили, когда я из ружья над двором начал стрелять. Тогда уже "скорая" и милиция приехали.



Данила Гальперович : По предварительной информации, стреляли из пистолета с глушителем. Именно поэтому сама учительница слышала только негромкие хлопки. Прокуратура уже выдвигает свои версии. По словам прокурора Ингушетии Юрия Турыгина, их две.



Юрий Турыгин : В частности, это связывается с убийством в ночь на 16 июля семьи Людмилы Терехиной, также учительницы, а кроме того, это связано, на мой взгляд, с проведением акции по уничтожению одного из боевиков, который вчера был уничтожен в районе автомобильного рынка в городе Назрани.



Данила Гальперович : Кроме того, прокурор говорит, что такими убийствами могут преследоваться еще две цели: первая - это срыв программы по возвращению русских в Ингушетию, а вторая цель - это демонстрация того, что местные правоохранительные органы не справляются с валом преступности.


Между тем, в Москве накануне был президент Ингушетии Мурат Зязиков. И довольно невнятно, но очень страстно убеждал журналистов в том, что в его республике ничего особенного вообще не происходит.



Мурат Зязиков : Я бы это больше отнес к информационной войне. Непонятно это, с одной стороны, но, с другой стороны, сказать, что мы к этому привыкли, тоже не будет не совсем правильно. Но делать из этого... Как можно... Что Ингушетия... В Ингушетии не может быть, что кто-то там картошку сажает, кто-то там лезгинку танцует. Как это? Там обязательно должно быть что-то такое! Если даже в селе каком-то у нас курицу задавил кто-то просто случайно, молодой человек, который учится ездить на машине, так это передает на всю страну.



Данила Гальперович : Между тем, обострение в обстановке в Ингушетии мог не заметить в последнее время только ленивый. Ситуация в этой республике моей коллеге Ольге Вахоничевой комментировал заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов : На мой взгляд, можно говорить о ситуации в Ингушетии, как о провале государства. Это провал государства, такой failed state на отдельно взятой территории. Притом говорить надо не о провале государственной власти регионального уровня, хотя региональная власть делает тоже немало ошибок, безусловно, это, скорее всего, провал общефедеральной политики, потому что Ингушетия не является предметом серьезной заботы со стороны федерального центра. Очень многие проблемы, которые за весь постсоветский период, с момента образования Ингушетии там накопились, не решаются. Количество переходит в качество в какой-то период. Можем посмотреть на эти проблемы. Это и проблема вынужденных переселенцев из Пригородного района - не слишком решается. Это проблема взаимоотношений между различными направлениями ислама - не решается, и очень многие люди, выступающие против Духовного управления мусульман, объявляются просто ваххабитами, без какого-либо серьезного разбора. Это и взаимоотношения с Северной Осетией, это и взаимоотношения с Чечней, тоже очень сложная проблема. Проблема русского населения, безусловно, его возвращения возможного и так далее, проживание того небольшого количества, которое осталось, русского населения в республике. Все эти проблемы не разрешаются, нет концептуального видения этих проблем.


К сожалению, все действия власти, прежде всего федеральной, в той же Ингушетии строятся по реактивному принципу. Есть какой-то теракт, есть какое-то нападение - принимаются какие-то запоздалые меры, при том в основном военно-полицейского характера. Вот последнее мероприятие: давайте введем дополнительный контингент войск на территории Ингушетии. Проблема же не в вводе войск на территорию Ингушетии. Я в Ингушетии бывал, я общался с военнослужащими в том числе, которые в полку в Троицкой служат. Понимаете, военные находятся в положении такого, я бы сказал, гетто. Надо уважение к человеку в форме воспитывать, воспитывать в Ингушетии понимание того, что это часть России, но это сложная проблема, она не ограничивается одними военно-полицейскими мероприятиями. Здесь нужна и иная система образования, и какие-то концептуальные социальные решения, и в том числе массовое обучение и подготовка новой постконфликтной ингушской элиты, пророссийской. То есть это не меры одного дня.


Вот последнее заявление Мурата Зязикова о том, что найдены убийцы русской учительницы и членов ее семьи. Это заявление показывает в известном смысле уровень государственного мышления, как будто бы нахождение этих преступников, этих нелюдей, можно так сказать, решит проблему в Ингушетии, как будто нахождение какого-то конкретного террориста или конкретного преступника решает проблему инкорпорирования Ингушетии в состав России. Конечно, нет. К сожалению, такое оперативно-тактическое мышление характерно для нашей власти - и региональной, и федеральной - в понимании кавказских проблем. Кавказ не является предметом заботы федеральной власти. Его отдают на откуп элитам, которые демонстрируют внешнюю лояльность. Так это делается в Ингушетии, так это делается в Чечне, так это делается в других республиках. Кавказ управляется еще на старый имперский манер. Ну, в слово "имперский" я не вкладываю отрицательного или положительного смысла.



Данила Гальперович : Надо сказать, что Мурат Зязиков, конечно, не вполне уверен в том, что в его республике происходит все хорошо. Он видит некие злые силы, которые желают зла Ингушетии, но определяет он их в соответствии с общим курсом нынешней российской политики.



Мурат Зязиков : Сегодня республика идет исключительно по пути созидания. Конечно, кому-то это не нравится. Не нравится и тем силам, которые есть и за рубежом, и здесь у нас в стране. Конечно, это кому-то не понравится, у кого-то там какие-то амбиции есть.



Данила Гальперович : Остается добавить, что почему-то ни Зязиков, ни эксперты не комментируют вспышку насилия в Ингушетии в связи с предстоящими в этом году выборами.



XS
SM
MD
LG