Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заключенные петербургского СИЗО "Кресты" остались без священника


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Александр Гостев : В одном из самых крупных тюремных изоляторов в Европе, в петербургском СИЗО "Кресты" долгое время служил православный священник протоиерей Александр Григорьев. Он не только исповедовал и причащал, но и добился приезда иностранных наблюдателей. После чего плотность заселения камер уменьшилась вдвое. Но недавно он вынужден был уйти, и заключенные остались без помощи священника. С протоиереем Александром Григорьевым побеседовала наш корреспондент Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Отец Александр, почему вам пришлось уйти оттуда, где вы были так нужны?



протоиерей Александр Григорьев : Первая причина в том, что я не получал поддержки со стороны других священнослужителей, хотя регулярно выступал по телевидению, по радио, призывал, просил, подавал прошения. Но никто не откликнулся. В конечном итоге я изнемог, потому что я восстанавливаю еще один приход - храм Святителя Николая при Военно-медицинской академии - и разорвался на две части. А я не могу серединку на половинку. Другие как-то служат в других изоляторах - приходят раз в месяц, и к нему приводят одного заключенного. Он говорит - я в тюрьме служу. А я служу с божьей помощью, конечно, четыре раза в месяц. И ко мне приводили по 15, по 20 человек!



Татьяна Вольтская : И все равно это очень мало.



протоиерей Александр Григорьев : И все равно это очень мало. Но даже и это стало мне не по силам. Кроме того, я пришел, когда там ничего не было. А сейчас там храм восстановлен, иконостас, алтарь - все есть, только служи. Один священник пришел четыре месяца выдержал. Сейчас после меня уже третьего назначили. Так он мне даже не соизволил позвонить. Это очень тяжело служить, на самом деле, и не так формально - прийти, побеседовать с одним-двумя заключенными, а когда подходит человек 15-20, а среди них три убийцы. Один говорит - я семь человек убил. Он весь красный, пот с него течет. Вот эта вся тягота передается, как передается колебание, вибрация, которую мы ощущаем от движущихся предметов, так передается вибрация души.



Татьяна Вольтская : Как вы считаете, достаточно ли наша церковь уделяет внимания тюрьмам? Ведь раньше это было обязательно - посети в больнице, посети в тюрьме человека. Сейчас этот как-то немножко забыто?



протоиерей Александр Григорьев : Конечно, недостаточно. Святейший патриарх Алексий Второй призвал, чтобы все приходы участвовали в посещении храмов тюремных, в общении с заключенными, беседовали с ними. Но не все откликнулись на его призыв, потому что это тяжело. Сходишь в тюрьму, выходишь как будто тебя пыльным мешком по голове избили. Человек страдает. Когда ты находишься рядом с ним, я не знаю, надо обладать каменным сердцем, чтобы оставаться безучастным.




XS
SM
MD
LG