Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему арестовали "ночного губернатора" Санкт-Петербурга


Виктор Резунков: Арест крупнейшего авторитетного предпринимателя Санкт-Петербурга Владимира Барсукова-Кумарина уже в течение нескольких дней остается центральной темой петербургских газет. Фигура эта, без преувеличения можно сказать, легендарная. Депутат Госдумы Александр Невзоров, помощником которого является арестованный бизнесмен, назвал его кристально честным человеком, а генеральный прокурор России Юрий Чайка, не дожидаясь суда, обозвал бандитом. Журналистам приходится нелегко. Даже ближайшие друзья Владимира Барсукова-Кумарина, а про политиков и вообще не приходится говорить, либо отказываются как-то комментировать арест одного из самых влиятельных и богатых людей Петербурга, либо просят не называть своего имени. Версий множество, официальная пока одна. Как сообщает сегодня «Коммерсант», вчера арестованному бизнесмену было предъявлено обвинение в организации покушения на владельца петербургского нефтяного терминала Сергей Васильева.


Почему арест Владимира Барсукова-Кумарина, «ночного губернатора» Санкт-Петербурга, как его называют некоторые журналисты, произошел только сейчас? Что и кто стоит за этим арестом? В этом, а также во многом другом мы сегодня и попытаемся разобраться. В Петербургской студии Радио Свобода редактор отдела «Криминал» газеты «Аргументы и факты – Петербург» Кристина Важенина, корреспондент «Новой газеты» в Петербурге Александр Самойлов и редактор отдела «Новости компаний» газеты «Деловой Петербург» Роман Овчинников.


В начале нашей беседы мне было бы очень интересно, я думаю, нашим радиослушателям тоже, мнение каждого журналиста, который присутствует в студии. Почему именно сейчас и кому мог быть нужен арест Барсукова-Кумарина? И вообще, в чем причина? Давайте с Александра Самойлова начнем.



Александр Самойлов: Вы знаете, можно много строить версий о том, кому был выгоден и интересен арест Владимира Барсукова, он же Владимир Кумарин. И все мы к пониманию истинных причин этого события вряд ли сможем приблизиться. Мы можем только строить версии, потому что недостаточно информации. Официальная причина проста: человек подозревается в совершении серьезного уголовного преступления – организации покушения на убийство другого крупного бизнесмена, такого же авторитетного, может быть, чуть-чуть пониже рангом. А неофициальных версий события очень много, начиная от коммерческого передела собственности в Санкт-Петербурге. И не важно на самом деле, так это или не так, потому что на самом деле после ареста Кумарина действительно, наверняка, начнется передел собственности. Потому что те объекты, которые так или иначе контролировались тем, что мы называем «тамбовской бизнес-группой», на них сейчас будет идти активное давление со стороны конкурентов – и по бизнесу конкурентов, и конкурентов по криминальному миру.


Чего, скорее всего, в этом деле нет? В этом деле скорее всего нет такой политической подоплеки.



Виктор Резунков: Мы это еще обсудим на самом деле, потому что некоторые заявления как раз противоположны. Пожалуйста, Роман Овчинников.




Роман Овчинников

Роман Овчинников: Мое отношение к аресту неоднозначно. Во-первых, вы верно отметили, что бандитом его может признать только суд, а Чайка его признал бандитом до этих всех процедур. Кроме того, вся процедура ареста, захвата, специальные 200 человек прибыло из спецподразделения «Зубр» для его захвата, какие-то мероприятия, настоящая воинская операция в трех или четырех одновременно точках города. Все это наводит на мысль о том, что немножко это все было показно. Человек Барсуков-Кумарин проходит свидетелем по ряду уголовных и других дел. В том числе, например, он недавно выкупил детей, и свидетелем даже по этому делу проходит. Вызовите его куда-нибудь как свидетеля, арестуйте спокойно и куда угодно увозите. Вместо этого весь город был поднят на уши. Такое ощущение, что преследовалась цель не арестовать человека, который является инвалидом первой группы, если не ошибаюсь, а показать, как успешно в нашей стране идет борьба с чем-то, с какими-то нехорошими явлениями.



Виктор Резунков: Кристина Важенина, пожалуйста, ваше мнение.



Кристина Важенина: Я считаю, что это, в общем-то, последняя такая крупная акция Генеральной прокуратуры, поскольку прокуратура в общем в принципе доживает сейчас, как мы знаем, последние дни. И мне кажется, что напоследок, по всей видимости, они решили закрыть таким образом печальную страничку 90-х годов, когда Петербург называли криминальным городом, криминальной столицей, и таким образом убрать со сцены последнего оставшегося из могикан тех времен, в частности, бизнесмена господина Кумарина. Кроме того, на Западе известна такая тенденция, что власти регулярно проводят такие показательные акции по аресту крупных бизнесменов, которых подозревают в связях с криминалитетом и на которых собираются многочисленные досье и так далее. Но, как правило, в большинстве случаев эти аресты не всегда заканчиваются пожизненными сроками, как на Западе, или крупными осуждениями на длительный срок. Это все в общем-то разваливается как всегда в суде. Но та шумиха, которая происходит во время процесса и после него еще долгое время, она обеспечивает силовым структурам, во-первых, понимание со стороны властей, и они таким образом отчитываются, что они все-таки поддерживают порядок. Хотя, на мой взгляд, если правоохранительные органы хотели бы избавиться от тех личностей, которые якобы им мешают, они могли бы это сделать гораздо раньше, а не сейчас, когда буквально через несколько месяцев их структура перестанет существовать. Мое личное мнение.



Виктор Резунков: Получается, что Юрий Чайка хотел получить какой-то политический капитал, скажем так?



Кристина Важенина: Ну, не то что политический капитал. Во-первых, это его работа. Естественно, он как прокурор стоит на страже закона, и ему, естественно, может быть, лично больно за то, что происходит в городе. Он считает, что действительно за этим человеком водится очень много преступлений. Но мне кажется, все будет зависеть от того, как гособвинение подготовится к этому процессу. Если в процессе на суде они сумеют убедить суд, а учитывая то, что многочисленные обвинения, которые пытаются собрать, помимо покушения, то вполне возможно, что этот суд будет судом присяжных. И в этих условиях гособвинению придется очень крепко подготовиться. А известно, что оно у нас хромает, потому что адвокатура, как правило, как раз на высоте, а гособвинители как-то немножко не выдерживают. Ораторских, может быть, данных нет, и может быть, доказательная база чаще всего хромает. Мы будем смотреть, чем это все закончится. Мое личное мнение, что половина тех грехов, которые приписывают человеку, они к моменту вынесения приговора просто потеряют свою актуальность и будут судом ликвидированы.



Александр Самойлов: Мне кажется, очень многое зависит от того, где будет проходить суд.



Кристина Важенина: Согласна.



Александр Самойлов: Меня настораживает тот момент, что, во-первых, почти все задержанные – крупные фигуранты по делам рейдеров почти все находятся сейчас в Москве, и то, что следствие по делу Владимира Сергеевича Кумарина тоже будет проходить в Москве. Хотя, казалось бы, все события происходили в Петербурге, в Петроградском районе, и собственно, суд, который избирал ему меру, брал его под арест, это Петроградский федеральный суд Санкт-Петербурга. Однако сразу после этого практически на следующий день Кумарина отправляют в Москву в «Лефортово», и всеми дальнейшими обеспечениями законности вокруг этого дела будет заниматься прекрасно известный Басманный суд московский.



Виктор Резунков: «Деловой Петербург» сообщает буквально через несколько дней после ареста, что об этом аресте Владимира Барсукова через 2 дней генеральный прокурор Юрий Чайка уже доложил Владимиру Путину, и приводит мнение адвоката Александра Афанасьева. Он был в свое время адвокатом другого известного авторитетного предпринимателя, председателя Совета директоров холдинга корпораций «Петромир» Михаила Мирилашвили, которого тоже осудили в 2003 году на восемь лет. И вот что говорит адвокат, в частности: «Я не припомню, чтобы генеральный прокурор публично докладывал президенту о делах, связанных с частными лицами, которые при этом не являются террористами, врагами нации либо политическими противниками. Даже о Михаиле Ходорковском доклада не было, зато рапортовалось об успешной ликвидации Шамиля Басаева. Правда, это делал руководитель ФСБ».


И вот вопрос Кристине, Кристина, вы закончили Академию МВД, вы закончили институт Генеральной прокуратуры. Скажите, о чем может свидетельствовать такой скороспешный доклад Юрия Чайки Владимиру Путину о таком, казалось бы, в принципе в рамках целой страны незначительном «преступнике», как Владимир Барсуков?



Кристина Важенина: Ну, я считаю, это связано прежде всего с обликом самого Петербурга. Известно, что наш президент – это гражданин нашего города, и собственно говоря, у нас город идет по пути европейской интеграции, и такие слухи о криминальных авторитетах и так далее очень сильно портят облик города, особенно для иностранных туристов, для иностранных бизнесменов, которые хотят, по всей видимости, вкладывать какие-то инвестиции. Потому что разгул криминала и те слухи, которыми он обрастает, естественно, влияют на те финансовые потоки, которые поступают в столицу северную. А так как северная столица – это второе лицо нашей страны, то соответственно, по всей видимости, это было какое-то решение на уровне высоком о том, что нужно покончить с этим шлейфом криминальной столицы вот таким вот образом.



Виктор Резунков: Ага, вы тоже считаете, что это было на уровне высоком. Значит, это уже имеет политическое значение.



Кристина Важенина: Мне кажется, что это было на уровне высоком в смысле силовых структур. По всей видимости, у правоохранительных органов имеется какая-то дополнительная информация, которая нам неизвестна, но о которой знает руководитель страны. Это мое личное мнение, может быть, я ошибаюсь.



Роман Овчинников: Я хочу подчеркнуть, что во время этого же доклада Юрий Чайка рассказал о Политковской, об убийстве Политковской, о том, что он раскрыл дело Политковской, назвал исполнителей, заказчиков и так далее. А через день выяснилось, что несколько из исполнителей и фигурантов дела Политковской, оказывается, сидели в тюрьме во время убийства. Поэтому их даже выпускают, они вычеркиваются из этого списка. То есть с какой-то точки зрения можно сказать, что президента такими докладами немножко подставляют, потому что его заставляют выслушивать какие-то вещи, а потом… Ну, Политковская – пример очень показательный. Но с другой стороны, конечно, для Барсукова-Кумарина это поворотная точка в его биографии, потому что теперь доказать его защите то, что он не преступник, будет достаточно сложно, потому что это дело уже вышло на самый высший уровень в этой стране – на уровень президента.



Виктор Резунков: А вот интересно, у вас есть какие-нибудь документальные данные, скажем, о том, что Барсуков-Кумарин знал Владимира Путина еще в бытность, когда Владимир Путин был не президентом, а работал в Санкт-Петербурге?



Александр Самойлов: Что такое документальные данные? Это видеозапись их встречи, например. Я таких видеозаписей не видел. Документальные данные – это, скажем, какие-то свидетельства о регистрации тех или иных предприятий, где их фамилии бы значились вместе. Про это я тоже не знаю, чтобы в какой-то из фирм они были одновременно учредителями.



Виктор Резунков: В кооперативе «У озера» он не был учредителем?



Александр Самойлов: Я просто не владею этой историей, поэтому не могу сказать.



Роман Овчинников: Есть одна компания, это не доказательство связи Барсукова и Путина ни в коем случае, но в инвестиционной компании «Спак», которая занималась здесь реализацией нескольких проектов, эти фамилии пересекаются. Путин в бытность заместителя мэра являлся консультантом этой компании, а Барсукова считали причастным к этой компании, но это не удалось доказать.



Александр Самойлов: Напомню, что по уголовному делу, которое расследовалось в Германии на этот счет, и по которому Барсуков проходил подозреваемым, велись следственные действия, он допрашивался. И обвинения с него были сняты.



Виктор Резунков: Да, вот «Коммерсант» как раз сообщает, что в 2001 году итальянская газета «Ля република» и американский журнал « Newsweek » написали о связях Владимира Путина с группировкой Кумарина. Через немецкую компанию «Спак» господин Барсуков входил в совет директоров «дочки» «Спак» ЗАО «Знаменское». В апреле 20004 года бизнесмен был допрошен немецкой полицией по делу об отмывании денег акционерами «Спак», после он заявил, что не имеет никаких дел в Германии, а публикация о причастности президента Российской Федерации к махинациям назвал чушью».



Александр Самойлов: Он даже судился с немецкими журналистами, насколько я знаю.



Виктор Резунков: Давайте дальше продолжим. Если у нас возник вопрос, имеет ли какое-то отношение политика, интернет-издание «Ленинградская правда» со ссылкой на соратников господина Барсукова, которые не называют своих имен, они не связывают последние события с его бизнесом и говорят, что «скорее всего, сводятся старые счеты, корни которых в начале и середине 90-х годов во взаимоотношениях между высшими чиновниками питерской мэрии и тогдашними авторитетами, среди которых Кумарин был одним из первых. Хорошо известно, например, что Барсуков был среди тех, кто поспособствовал тому, чтобы место Анатолия Собчака в 1996 году занял Владимир Яковлев. Сразу после этого во второй половине 90-х руководители МВД прямо заговорили о том, что Санкт-Петербург находится под контролем «тамбовских». Вот эта версия как вам интересна?



Александр Самойлов: Я напомню, что, скажем, в первой половине 90-х годов, года до 1998, тема тамбовского преступного сообщества в Санкт-Петербурге была достаточно серьезно затронута и правоохранительными органами и журналистами. Об этом писали много и часто. И впервые об этом начали писать, о том, что есть такая преступная группировка под названием «тамбовцы», и о том, что к ней Кумарин имеет непосредственное отношение, об этом еще начали писать в самом начале 90-х годов, еще когда мэром был Анатолий Александрович Собчак. Поэтому сводить все к мести за проигрыш Собчаком кампании Яковлеву только потому, что Яковлева финансировал Кумарин и оказывал различные какие-то другие действия, я бы не стал. Потому что, во-первых, это было уже Бог знает сколько лет назад. И у тех самых чиновников петербургской мэрии, которые теперь находятся во главе нашей страны, у них были возможности отомстить Кумарину гораздо раньше, начиная с 2000 года и даже раньше, потому что Путин возглавил ФСБ несколько раньше 2000 года. Однако этого не произошло. Значит, причина, наверное, все-таки не только в этом или даже вовсе не в этом.


Мне в нынешней ситуации интересен следующий момент: операция по задержанию Барсукова-Кумарина, проведению обысков и вообще все мероприятия обеспечивались прибывшими из Москвы силами. Роман совершенно правильно сказал, это был отряд ОМОНа «Зубр», следователи генеральной прокуратуры и сотрудники МВД, Департамента уголовного розыска. Значит, утечки о том, что будет проходить эта операция в Санкт-Петербурге, в петербургские правоохранительные органы не было, по официальной версии, для того, чтобы из петербургского ГУВД и других правоохранительных органов не было утечки в сторону Кумарина и его друзей. Ну, судя по тому, что человека задержали, что обыски провели, утечек действительно, наверное, не было. Возникает вопрос: значит, не было утечек и из Москвы. А если не было утечек из Москвы, значит, либо московские друзья Кумарина, а они у него, наверняка, есть, об этом не знали, либо они сочли за лучшее в ситуацию не вмешиваться и сдать его.



Виктор Резунков: Но вообще само такое понятие и само выступление Юрия Чайки о том, что здесь предательство в силовых структурах, что постоянно идет утечка на протяжении того времени, как работает следственная группа, по-моему, это уже объект пристального внимания тех же самых каких-нибудь структур, которые следят за внутренней безопасностью.



Роман Овчинников: Я хотел отметить еще такую вещь. Просто сейчас немножко наверх поднимемся, к Владимиру Путину. Просто Владимир Путин сумел создать некий ряд таких глубоко законспирированных групп, которые действуют, видимо, автономно от Генпрокуратуры, от всех спецслужб, и поэтому умеют принимать решения, которые никак не завязаны ни на одну из существующих структур. Мы регулярно вдруг узнаем неожиданно о мега-назначениях, супер-назначениях в этой стране, суперделах в этой стране, при этом ни одна из структур к этим назначениям не имеет отношения. Возможно, Барсукова арестовывали именно таким образом. Потому что в той же генпрокуратуре, в том же «Зубре», наверняка, есть люди, которые могли SMS -ку послать.



Александр Самойлов: Видимо, в той группе, которая знала, таких людей не оказалось.



Роман Овчинников: Да, в той группе, которая знала, людей не оказалось. Есть версия про месть за поддержку Яковлева. Мне кажется, не очень реалистичная, потому что 1996 год – Яковлев, 2000 год – Путин, а сейчас – 2007. Времени было 11 лет.



Александр Самойлов: Кроме того, Владимир Анатольевич Яковлев в настоящий момент является министром федерального правительства, работающим под управлением президента.



Роман Овчинников: Есть другая версия о том, что деятельность Барсукова-Кумарина не устраивала нынешнего губернатора Валентину Ивановну Матвиенко. Возможно, это опять же версия, что она немножко стала нервничать, что вокруг Кумарина формируется тот самый условный второй центр власти в городе. Возможно, даже не вокруг самого Кумарина, то есть не сам Кумарин его формирует, он достаточно разумный и мудрый человек, а его окружение, может быть, переоценило силы Кумарина ли не оценило силы противоборствующей стороны. Вот такая версия есть.



Виктор Резунков: Да, и назвали его «ночным губернатором». Кстати, очень интересное название. Роман, вы упомянули губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко. Я хотел бы обратить внимание на такой казусный факт. В интервью от 25 августа Юлии Латыниной, известный публицист, на «Эхо Москвы» она выступила по поводу ареста Кумарина и, в частности, сказала: «Ну, все-таки не оставляет такое ощущение, что на самом деле вина Кумарина была не в этом, а вина заключалась в том, что новая власть в лице даже не столько губернатора Матвиенко, сколько ее сына, который имеет очень обширные деловые интересы в городе, вошли в противоречие с интересами бизнес-структур господина Кумарина. И в результате господин Кумарин попал за решетку». После этого заявления буквально через несколько часов Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы», направил без какой-то реакции Смольного письмо с извинением, сказал, что мы приносим извинения, все не соответствует действительности. Вы занимаетесь бизнесом и компаниями в Петербурге, что-то вы можете сказать об этом?



Роман Овчинников: Два слова буквально о сыне Валентины Ивановны. При том, что он, конечно, бизнесмен, конечно, не самый последний бизнесмен в этом городе, его роль и его влияние, наверное, немножко преувеличивается и демонизируется. Особенно если смотреть на это из Москвы, где родственники Юрия Михайловича как бы очень сильное влияние имеют на бизнес, я не думаю, что в Санкт-Петербурге именно такая ситуация, и не думаю, что сын Матвиенко такую серьезную роль играет.


Теперь о бизнесе Барсукова-Кумарина. Тут двойственная ситуация. Вот я знаю две или три его должности. Он работал барменом в кафе «Таллин» в 1979 году, входил в совет директоров «Знаменского», «дочка» «Спака», и был вице-президентом ПТК. Возможно, я что-то упустил, но не думаю, что в его трудовой книжке очень много записей о его местах работы. Поэтому все, что мы говорим, это немножко сослагательное наклонение. Он был очень аккуратный человек, осторожный и скорее действовал по принципу влияния, а не владения. Поэтому если говорить о влиянии, то да, в его сфере интересов была топливная сфера, это «Петербургская топливная компания», через которую он пытался легализоваться как официальный бизнесмен, легальный бизнесмен. В его интересах была сфера недвижимости, называют очень интересные места в центре города, в частности на Невском, где его представители имели свои интересы. В его сфере называют ряд бывших НИИ, которые обладали недвижимостью в центре города. В частности, называется НИИ имени Ползунова и эскалаторный завод, например. У них очень хорошие места в центре города. Какие-то ликероводочные предприятия называются. Официально он сам себя называл пенсионером и никакой недвижимостью не владел. Я не удивлюсь, если его дача в Разливе ему не принадлежала и квартира. Может быть, ему принадлежала дача и квартира.



Виктор Резунков: Кристина, а вы что-нибудь можете сказать по этому поводу?



Кристина Важенина: Судить о человеке по объему недвижимости как-то странно, поскольку действительно мы не имеем точной информации, выписки из реестра ГБР, что ему конкретно принадлежало. У нас полным-полно других высокопоставленных бизнесменов, которые не стесняются того, что им принадлежат заводы, газеты, пароходы, но это ничего не значит. Я не думаю, что каким-то образом кто-то кому-то перешел дорогу, потому что иначе эти слухи появились бы гораздо раньше. Потому что город достаточно маленький, а когда становится кому-то что-то известно, то журналисты у нас достаточно профессиональные, и это очень быстро становится известно широкой общественности. Но слухов об этом я лично не слышала. Я не знаю, как мои коллеги, но я не видела и не слышала таких слухов, чтобы господин Барсуков-Кумарин каким-то образом столкнул свои бизнес-интересы с сыном нашего губернатора. Скорее всего, здесь, на мой взгляд, речь идет о том, что губернатор тоже каким-то образом хочет навести порядок в городе, связанный с разгулом преступности, и по всей видимости, у правоохранительных органов хватило доказательств для того, чтобы убедить губернатора, что нужно принять какие-то меры. И как человек, который должен отвечать за безопасность граждан, за безопасность бизнеса, с этой точки можно как бы понять руководителя города. Но каких-то действительно реальных фактов в принципе никто не имеет.



Виктор Резунков: Пожалуйста, Роман.



Роман Овчинников: Я хочу подчеркнуть немножко парадоксальную вещь, что сейчас все-таки не середина 90-х и говорить о том, что разгул преступности, что бандитизм, все-таки даже при всей одиозности фигуры Барсукова, он не занимался приходом на какое-нибудь предприятие, вышибанием мозгов и так далее. Поэтому как бы тут надо все-таки говорить о другой вещи. Даже во многом его фигура, как ни странно будет звучать, для города была позитивна. Потому что знаете, как у волка: волк – санитар леса. Здесь вот была такая одиозная фигура товарища Барсукова, который контролировал с определенной точки зрения этот город и не пускал в этот город другие преступные сообщества. Это очень важный факт. Сейчас, наоборот, когда эта фигура уйдет, в этот город могут хлынуть как раз совершенно неконтролируемые преступные сообщества, в отличие от Барсукова, который контролировал.



Виктор Резунков: У нас звонки. Сергей Владимирович из Москвы.



Слушатель: Более 25 лет дружу я с людьми, которые вошли в новую постсоветскую экономику города Ленинграда - Санкт-Петербурга из ленинградского объединения ВАО «Интурист». А один человек из этой великолепной семерки был восемь лет депутатом Законодательного собрания, поэтому кое-что из компетентных источников по обсуждаемому вопросу я знаю. Первое, восхождение Барсукова-Кумарина на бизнес-Олимп Питера началось при первом мэре Анатолии Собчаке. Большую роль в деловой карьере Кумарина сыграл бывший зав. Орготделом горкома партии ныне покойный господин Зорин, которого вместе с секретаршей и одним из братьев соратника Барсукова задушили на Кипре. Вот вопрос вашей гостье Кристине: почему ни Собчак, ни Черчесов, ни Грызлов, будучи министром внутренних дел, ничего не сделали по «тамбовской» группировке?



Кристина Важенина: На самом деле, о том, что какие-то криминальные авторитеты задерживались и так далее, еще во времена РУОПа с большой помпой… Совсем недавно я беседовала с командиром СОБРа, теперь это отряд «Гранит», он не скрывал того, что у них происходили крупные задержания, о многих мы знаем, в том числе он называл и «тамбовскую» группировку, о том, что они задерживали каких-то лиц и в гостиницах, и в банях, и на квартирах. Конечно, конкретных фамилий он не называл, это не входило в тему нашего с ним общения, но тем не менее… По всей видимости, тогда было очень много именно заданий совершенно иного плана, нежели добраться до непосредственного руководителя. Но с тех пор, надо сказать, что каких-то крупных авторитетных бизнесменов или людей из криминального мира в городе стало значительно меньше. С тех пор, можно сказать, вот один из могикан последний остался, если это так можно назвать.



Виктор Резунков: Сергей, Москва, пожалуйста.



Слушатель: По некоторой информации, Барсуков-Кумарин является личным другом президента нашей страны, соседом по даче под Питером. Не кажется ли вам странным, что докладывают президенту через два дня об аресте его личного друга? И не рассматриваете ли вы версию, что Барсуков-Кумарин таким образом пытается скрыться от правосудия швейцарского, немецкого и так далее по вопросу об отмывании денег?



Александр Самойлов: Во-первых, пока ни швейцарское, ни немецкое правосудие о своих планах на господина Барсукова-Кумарина не объявили и, похоже, не собираются объявлять. Об этом нам ничего не известно. Во-вторых, мне кажется, что все-таки Барсуков-Кумарин не был личным другом Владимира Владимировича Путина, и в лучшем случае они друг о друге только знали. В настоящий момент у Путина нет дачи по Петербургом, не считая Константиновского дворца в Стрельне. Ту дачу, которая была в кооперативе «Озерки», по-моему, давно им продана, еще во время переезда в Москву.



Виктор Резунков: Да, давно уже продана.



Александр Самойлов: У Барсукова в этом кооперативе дачи в настоящий момент тоже нет, дача у него находится в Тарховке, это рядом с Разливом.



Виктор Резунков: На самом деле, говорить о том, что кто-то был другом, кого-то совершенно бессмысленно, потому что можно так же сказать, что Юрий Шутов арестованный тоже был другом Собчака, когда работал его помощником, или, например, говорить, что Михаил Мимилашвили тоже был:



Роман Овчинников: :коллегой Путина, потому что оба они работали в аппарате у Собчака.



Александр Самойлов: Всех друзей Владимира Владимировича Путина мы хорошо знаем, все они при делах, именно друзья. Поэтому недрузья не при делах соответственно.



Виктор Резунков: Наш слушатель Кинчев спрашивает: «Арест Кумарина есть не более чем пиар-акция власти перед думскими выборами».



Александр Самойлов: Мне кажется, что это тоже имеет право на существование как пиар. Другое дело, что это далеко не единственная и не самая главная причина вот этих произошедших событий. Тут целый комплекс.



Виктор Резунков: А вы как считаете, Роман?



Роман Овчинников: Ну, я уже подчеркивал, что та помпа, с которой было обставлено задержание Кумарина, она немножко не соответствовала многим вещам. То, что человек без руки и многих внутренних органов, проходя свидетелем по ряду дел, мог быть просто вызван и там же арестован.



Виктор Резунков: Тем более, он никогда не отказывался приходить на допросы.



Роман Овчинников: Тем более он был не скрывающейся фигурой, официально жил в Санкт-Петербурге, под Санкт-Петербургом, останавливался в одной петербургской гостинице четыре раза в неделю, все об этом знали, все об этом следили, даже номер, в котором он останавливался, был известен.



Виктор Резунков: У меня такой вопрос. Вы взяли интервью буквально совсем недавно, Роман, у Евгения Купсина, это совладелец комплекса «Золотая страна», где постоянно останавливался Барсуков-Кумарин. Интересно, что вы вынесли из этого интервью? Какое представление чисто человеческих черт Барсукова-Кумарина?



Роман Овчинников: Не сочтите это за рекламу, но это такой очень дорогой комплекс, там «пять плюс» или «шесть минус», это уже такой «бутик-отель», где простой человек в принципе остановиться не может. Там Кумарин бывал 3-4 раза в неделю, это лично мне рассказал Евгений Купсин, который считается совладельцем вместе с Александром Розенбаумом, депутатом-певцом этого комплекса. И за ним очень часто был забронирован номер «Красный принц». Туда Кумарин поднимался, когда он уставал от переговоров, отдыхал там, чтобы просто не ехать к себе домой. У него квартира на Таврической улице, у него дача. И ему как корпоративному клиенту делалась скидка, по утверждению владельца этого комплекса, 40% с цены на все это дело. И Евгений Купсин рассказал мне, что чем там занимался Кумарин. Он там проводил встречи какого рода? К нему приходили люди и рассказывали о своих проблемах. Это буквальная цитата. То есть на самом деле такая сценка из фильма «Крестный отец».



Виктор Резунков: Но он очень многим помогал, насколько мне известно. В последнем выпуске «Новой газеты», сразу после ареста появилась информация, что он спонсировал даже Александринский театр. На самом деле, потом выступил директор Александринского театра и заявил, что ни в коем случае.



Роман Овчинников: Директору виднее. Хочу отметить, что в любом случае фигура Кумарина немножко противоречивая. С одной стороны, все якобы считают его ужасным бандитом, ужасным человеком, но при этом всем известно, что он очень много денег тратил на благотворительность, и с искусством он по-честному дружил. Я общался после ареста с одним народным артистом России (я не хочу просто его имя называть), так он очень хорошо отзывался о Барсукове-Кумарине.



Виктор Резунков: Даже Аркадий Крамарев, депутат и в свое время бывший начальник ГУВД, который арестовывал и даже пытался посадить в тюрьму Кумарина, в частности, в «Новой газете» дает интервью: «В последнее время он много и часто помогал Русской православной церкви, отлил колокол для Казанского собора, жертвовал средства монастырям, выкупал и возвращал в храмы иконы, строил колокольни, поставил церковь в родном селе, где похоронены его родители, получил личное благословление Патриарха Алексия».



Роман Овчинников: Самая последняя история – это история с семьей Бородулиных. Когда похитили детей, то собственно спас этих детей лично товарищ Барсуков, каким-то образом их освободив, неизвестно каким. То есть благородный разбойник.



Виктор Резунков: Александр, и все-таки возникает такой вопрос. Юлия Латынина говорит о том, что на самом деле складывается впечатление, что раньше считалось, что все-таки Владимир Путин не может сдавать людей, которые так или иначе как-то близки были с ним.



Александр Самойлов: Возникает встречный вопрос. А был ли Владимир Барсуков реально близок Владимиру Путину? По поводу того, что губернатор Санкт-Петербурга могла санкционировать арест Кумарина. Мы уже говорили о том, что решение принималось в Москве, проводилось оно московскими силами, и утечка информации в Санкт-Петербург категорически как бы пресекалась. Я думаю, что у нашего уважаемого губернатора все-таки нет таких возможностей, чтобы так надавать на МВД, минуя петербургские правоохранительные органы, напрямую на Нургалиева. С другой стороны, знаменитое рейдерское дело, по которому Кумарин пока проходит свидетелем, а некоторые его коммерческие партнеры и друзья обвиняемыми, началось с попытки захвата Вячеславом Дроковым, одним из членов «тамбовской» бизнес-группы, ресторана «Петербургский уголок», который находится на Невском проспекте и принадлежит, в числе его владельцев близкая подруга нашего губернатора.



Виктор Резунков: Тогда это вызвало большой резонанс.



Александр Самойлов: И именно с этого ресторана началась раскрутка уголовного дела против рейдеров. Это уже потом туда добавилась фабрика Крупской и все остальное.



Роман Овчинников: Хочу добавить. Естественно, я более чем уверен, что разработка и проведение всей операции было московское, но по неофициальной информации, личную просьбу заняться Кумариным Валентина Матвиенко передала во время визита в Санкт-Петербург принца Альберта и Владимира Путина. Вот тогда она лично Путину об этом сказала, и дальше уже все это произошло.



Александр Самойлов: В любом случае, решение принимал тогда Путин.



Роман Овчинников: Да, естественно.



Кристина Важенина: Коллеги, вы не забывайте, что у нас буквально скоро сформируется Следственный комитет, и туда войдут отнюдь не все те лица, которые сейчас работают как в нашей городской прокуратуре и прокуратурах ниже, так и в Генеральной прокуратуре. То есть у них все равно будут отняты часть функций. Естественно, сейчас идет битва за портфели, это всем известно. Я совершенно четко знаю, что многие люди в Санкт-Петербурге, носящие прокурорские погоны, пытаются найти выходы на Москву, чтобы решить свои должностные проблемы. А арест такой одиозной личности как Кумарин, естественно, пойдет в зачет тому человеку, который хочет возглавить тот или иной отдел.



Александр Самойлов: Кристина, но арестовывали его не петербуржцы, его арестовывала московская Генпрокуратура.



Кристина Важенина: Это понятно. А так Следственный комитет у нас будет же где базироваться то?



Александр Самойлов: Следственный комитет будет центральный в Москве, а подразделения будут везде.



Кристина Важенина: Я так о чем и говорю, что идет дележка портфелей, по всей видимости, и в Москве в том числе, кто возглавит этот комитет.



Александр Самойлов: Комитет возглавит Бастрыкин, это всем известно.



Кристина Важенина: Это понятно. Но тем не менее, еще существуют какие-то должности, за которые многим стоит, грубо говоря, побороться. Потому что те люди, которые работают сейчас в прокуратуре, согласно принятому закону, они потеряют часть своих функций.



Виктор Резунков: Все практически, да. Константин Федорович, Санкт-Петербург, пожалуйста.



Слушатель: Неприятно слышать, что власть в стране поделена между преступными группировками. Впрочем, такое ощущение я, наверное не только один я, испытываю сразу с воцарения Ельцина. Это сращение криминала, официальной власти, банковских структур и бандитов на самом деле совершенно не новое явление, имя которому мафия. И все высказывания, которые были в этой передаче, описывают именно это явление.



Виктор Резунков: Петр Константинович, Московская область.



Слушатель: Я вас слушаю внимательно, вы так подробно все рассказываете, так интересно о высших должностных лицах. Мне кажется, что вашу радиостанцию могут закрыть.



Виктор Резунков: Да нет, мы, по-моему, очень корректно, мы никого ни в чем не обвиняем. Михаил задает вопрос: «В каких отношениях Кумарин был с Цеповым?» Цепов – это тоже фигура очень интересная. Никто ничего не может сказать? На самом деле, Цепов был отравлен, насколько известно, он был какой-то тайный кардинал в Санкт-Петербурге.



Роман Овчинников: Еще один «ночной губернатор».



Виктор Резунков: Много «ночных губернаторов» в Санкт-Петербурге.



Роман Овчинников: Много кандидатов на эту должность.



Виктор Резунков: Давайте какие-то подведем итоги, какие-то выводы сделаем.



Александр Самойлов: Наш уважаемый генеральный прокурор в своем заявлении упомянул в том числе, что скорее всего в отношении Кумарина будет предъявлено обвинение в создании организованного преступного сообщества. Уголовная и судебная практика нашего города говорит о том, что все многочисленные обвинения по 210 статье УК, это как раз организация и участие в преступном сообществе, их крайне сложно доказать правоохранительным органам, органам следствия. И большинство из этих дел именно по 210 статье в судах разваливаются. Так развалилось дело Гржевича, которого обвиняли по 210-й статье в создании организованного преступного сообщества. А в итоге суд ему оставил только участие в убийстве трех людей на Ладожском озере.



Кристина Важенина: Мне кажется, что сейчас еще пока рано делать какие-то выводы. Надо смотреть за тем, как будет проистекать процесс. И я думаю, что уже к моменту, когда Владимир Кумарин будет выступать в суде, к этому моменту будет понятно, какими козырями обладает гособвинение и что им сможет противопоставить линия защиты. И тогда уже можно будет судить о том, какую линию проводит Генеральная прокуратура. И будет понятно, есть ли там подводные политические камни, или это дело чисто о взаимоотношении закона и человека.



Виктор Резунков: Кристина, на самом деле, многие наблюдатели и журналисты уже пишут о том, что в любом случае практически, ссылаясь на мнение даже адвокатов, Кумарин получит срок. Разговор сейчас идет о маленьком или большом. И потом он уже не сможет вернуться в Санкт-Петербург в том качестве, в котором он был.



Кристина Важенина: Ну, это безусловно, что в том, что какое-то осуждение и какой-то приговор, безусловно, будет. Вопрос в том, действительно – какой. А в том качестве, естественно, он уже, по всей видимости, вернуться не сможет, потому что по сути будет понятно уже, что позиции каким-то образом сданы.



Александр Самойлов: Я могу в качестве примера привести другого авторитетного петербургского бизнесмена Александра Ивановича Малышева. Александр Иванович Малышев тоже считался лидером преступной группировки, примерно в те же времена, когда и Владимир Сергеевич Кумарин начинал свою деятельность активную в Санкт-Петербурге, в первой половине 90-х годов. В начале второй половины 90-х годов Малышев был арестован, в отношении него был проведен суд, он был осужден на достаточно небольшой срок, поскольку из всех обвинений в итоге остались незаконное хранение оружия и какие-то пустяки. После освобождения он уехал в Испанию. Это к вопросу – сможет вернуться, не сможет вернуться.



Роман Овчинников: Хочу сказать, что скорее всего, сейчас идут переговоры между Владимиром Сергеевичем Барсуковым и некоторыми бизнес-группировками, не в смысле бандитскими, а с бизнес-структурами, о передаче бизнеса, который он контролирует, в частности ПДК, другим предпринимателям. Если он согласится на эти условия, то скорее всего, все найдут достойный выход из этой ситуации, потому что честный суд не сможет доказать ни одной статьи.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG