Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Три года со дня захвата террористами школы номер 1 в Беслане


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Михаил Саленков: Сегодня исполняется три года со дня захвата школы номер 1 в Беслане. 1 сентября перед торжественной линейкой в честь начала нового учебного года несколько десятков боевиков захватили в заложники 1128 школьников, их родителей и учителей. 3 сентября в районе школьного спортзала, в котором находились заложники, произошли взрывы. Последовал штурм, в результате чего погибли 333 человека, 186 из них дети. Сегодня в самом городе Беслане, в Москве и Санкт-Петербурге проходят и пройдут памятные акции. Возле бесланской школы сейчас собираются родственники погибших, у стен здания – цветы, венки и свечи. К третьей годовщине теракт в Беслане в этом году вышли две книги.



Олег Кусов: Вот уже три года продолжается следствие по захвату 1-ой бесланской школы. Осужден только один человек – член террористической группировки Нурпаши Кулаев. Других террористов, согласно официальным данным, правоохранительным органам живыми взять е удалось. Как не удалось ответить на множество вопросов. Каким образом до зубов вооруженная группировка смогла проехать более двух десятков километров по территории Северной Осетии, в том числе и несколько километров по федеральной трассе «Кавказ»? Почему североосетинские правоохранительные органы накануне 1 сентября фактически не отреагировали на предупреждение о возможном теракте? Почему по школе стреляли танки? Почему не смогли пошутить пожар в спортзале, когда еще в нем находились дети? Вопросов у пострадавших по-прежнему много. Они самостоятельно собирают улики, обращаются в суд, требуют возбудить уголовные дела в отношении конкретных чиновников, но результатов добиться не могут. Поэтому активисты общественного комитета «Голос Беслана» подали жалобы в Европейский суд по правам человека, предварительно пройдя все необходимые инстанции в своей стране.


Рассказывает одна из основателей «Голоса Беслана» Элла Кесаева.



Элла Кесаева: Правда, она все равно вскроется. Общественность ее знает, эту правду, что в Беслане правоохранительные структуры, армия, спецслужбы, люди, которые должны спасать, защищать и обеспечивать безопасность граждан России, людям, которые проживают в стране, на самом деле они превысили свои полномочия и вместо того, чтобы спасать, применили танки, огнеметы. Вот это мы доказываем. Никто из силовиков не понес наказание. Почему объективного расследования нет, почему мы добиваемся, представляем доказательства в прокуратуру, следственную группу, в суды, и наши доказательства просто игнорируются, как будто их нет?



Олег Кусов: Судебный процесс по так называемому делу бесланских милиционеров закончился вынесением амнистии. При этом три руководителя районной милиции виновными себя не признали. Пострадавшие восприняли это решение суда как издевательство над памятью погибших и здравым смыслом. «Если они не признали себя виновными, то почему в итоги согласились с амнистией?» – недоумевали жители Беслана. Разве не милицейское начальство виновато в том, что трассы в приграничном районе республики контролируются из рук вон плохо, и милиционеры привыкли охранять только себя в райотделе внутренних дел? Кстати, он находится в трех минутах ходьбы от 1-ой школы. А сотрудники ГАИ только и гоняются за бензовозами с чеченской нефтью да за грузовиками со спиртом, утверждают пострадавшие.


На федеральном уровне вообще никто не понес наказание за массовую гибель заложников в бесланской школе. Между тем, все ключевые решения в те трагические дни в Беслане, как следует из показаний свидетелей на судебных процессах, принимали именно представители федерального центра. Например, тогдашнего президента Северной Осетии Александра Дзасохова в реально действующий штаб даже не включили, при нем сотрудники спецслужб все служебные разговоры прекращали. Пострадавшие добиваются серьезного анализа действий реальных руководителей спецоперации по освобождению заложников и придания виновных суду.


Слово – активистке общественного комитета «Матери Беслана» Рите Седаковой.



Рита Седакова: Есть структуры, которые призваны защищать, охранять, а они не справились со своим заданием, и вот их-то как раз и не наказали. Наказаны мы, матери. После того, что мы пережили, а тем более еще те матери, кто был в спортзале и физически все это на себе испытал, когда мать сидит с ребенком и не знает, которого же спасти, которые истекает кровью или который еще дышит… Мы наказаны за то, что, видимо, материнское сердце не подсказало, что 1 сентября будет трагедия. Откуда силы для того, чтобы жить? Наш президент, наши министры и генералы – все на своих местах. «Стрелочников» немножко пожурили, начальника Правобережного РУВД, но тут же амнистировали. Мы уже научены горьким опытом в этих судебных процессах.



Олег Кусов: Накануне третьей годовщины бесланской трагедии в Северной Осетии вышла книга бесланского журналиста Мурата Кабоева, она называется «Плакал дождь холодными слезами». Мурат Кабоев все это время кропотливо собирал факты о трагедии. О захвате бесланской школы он знает гораздо больше других.



Мурат Кабоев: Я хотел отобразить в этой книге масштабы трагедии. Хотя истинные масштабы не поддаются никакому описанию. Там не только погибшие 333 человека, но за ними же стоят сколько людей – и родственники, и друзья, и родные. 36 человек после теракта умерли, близкие погибших. Они не были в спортзале, но они умерли, не выдержав этого горя, от сердечных приступов, от гипертонической болезни. И еще неизвестно, сколько лет будет давать отрицательные, негативные последствия бесланский теракт. И обо всем этом в этой книге рассказано. Рассказано также о тех, кто совершал, казалось бы, незримые подвиги и вне спортзала, и внутри спортзала, поддерживали морально друг друга. Я могу сказать, что большинство заложников террористы не смогли сломить, и примеров там очень много. Лариса Мамитова, врач, которая скрытно от боевиков давала лекарства, которые давали ей боевики, чтобы боевиков она лечила, она раздавала детям нуждающимся. Она же выносила два раза записки, будучи под прицелом снайпера. Лариса Кудзиева, тогда ей сказали: «Мы тебя сейчас расстреляем», а она сказала: «Ну, стреляй. Ты же мужчина, а я женщина, вот стреляй». Дети как друг друга поддерживали. Многие не хотят говорить: «Я поступал как человек. Какой там подвиг я совершил?» Выносили раненых, погибли при спасении заложников Тимур Албегов, Хажбис Бзгоев (у него пятеро детей осталось, но никого в спортзале не было), Гамбраев Ямзар, Куцуев Артур. Четыре человека погибли, спасая детей.



Олег Кусов: Рассказывал бесланский журналист, автор книги «Плакал дождь холодными слезами» Мурат Кабоев.


В первую годовщину бесланской трагедии с пострадавшими встретился президент Владимир Путин. Президент очень внимательно слушал матерей из Северной Осетии. Спустя два года после этой встречи бесланские матери хотят знать, почему все-таки до сих пор не расставлены все точки над i в этой трагической истории. Но больше никто их в президентскую резиденцию не зовет…


XS
SM
MD
LG