Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дефицит информации из Чечни после гибели Анны Политковской



Владимир Кара-Мурза: Сегодня исполнилось бы 49 лет со дня рождения Анны Политковской. Вспоминаем о ней в этот грустный день рождения с одним организаторов митинга ее памяти Зоей Световой, независимым журналистом. Ощущается ли дефицит информации о тех темах, на которые писала Анна Политковская, за прошедший со дня ее смерти год?




Зоя Светова

Зоя Светова: По моему мнению очень сильно ощущается дефицит информации о Чечне и не хватает таких именно глубоких статей, таких, каких писала Политковская. То есть то, что можно было читать начиная с ноября, потому что до этого времени было очень много публикаций о Чечне в связи с гибелью Ани, а потом это шли сплошные статьи о строительстве Чечни. То есть, как сказала Юлия Латынина, Чечню строят как Магнитку. Действительно, другие газеты, средства массовой информации, не говорю о телевидении, не могу судить, потому что я почти не смотрю телевизор, но там то же самое. Мы видим, что Чечня – это свободный регион, как говорит сам Кадыров - это самый спокойный регион России, и там идет огромная стройка. В принципе как бы там нет никаких проблем. И такое ощущение возникает, что то, что писала Политковская - это может быть неправда, может быть это было плодом ее фантазии, если другие журналисты после ее гибели об этом не пишут. Но справедливости ради надо сказать, что эта тема в «Новой газете» продолжается, но, конечно, не в таком объеме, как было раньше. А потом, я думаю, что журналисты после гибели Ани боятся писать так глубоко о Чечне.



Владимир Кара-Мурза: Сусанна Дудиева, председатель комитета «Матери Беслана», когда-то встретила в лице Анны Политковской родственную душу.



Сусанна Дудиева: Первый раз я с Анной Политковской увиделась в начале 2005 года, когда в Доме журналистов организация «Норд-Ост» собирала пресс-конференцию, и мы туда были приглашены как участники круглого стола. Очень жаль, что она не смогла доехать до Беслана, когда она рвалась всей душой к нам, спасти, что-то сделать для детей. Очень жаль, что так быстро оборвалась ее жизнь. Она всегда будет тем образцом смелости, она показывала свою смелость, свою непокорность, свою неравнодушность ко всему, что происходит, так по-женски красиво. Она была, трудно сказать - была. Люди, наделенные таким качеством, умеют дарить свет другим.



Владимир Кара-Мурза: Послезавтра годовщина Беслана, как вы думаете, удалось бы властям так быстро закрыть комиссию Торшина, если бы была жива Политковская?



Зоя Светова: Я не могу этого сказать, потому что нужно отметить, что в «Новой газете» эту тему очень сильно продолжает Елена Милашина. И может быть кому-то покажется это несправедливым, но в принципе один журналист может сделать очень многое, и Анна много могла сделать. Но ее силы тоже были небезграничны. И власти все равно делают то, что они хотят. Но тут разница в том, что голос Политковской слышали на Западе, и это, мне кажется, одна из причин, почему ее убили. Потому что она была очень известна на Западе, выходили ее книги на всех языках. И для власти было очень неприятно, что каждый раз на международных встречах задавались вопросы про Чечню и про путинскую власть именно из-за того, что Политковская об этом писала и ее читали там.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня на митинге памяти Анны звучали вопросы, на которые общество до сих пор не имеет ответы. Как вы считаете, не поторопились ли власти объявить дело о ее убийстве раскрытым?



Зоя Светова: Думаю, что поторопились. И мне кажется, что это было сделано по конъюнктурным причинам. Многие говорили о том, и я тоже считаю, что здесь одна из причин то, что Чайка поспешил сделать это заявление, потому что 6 или 7 сентября дело по убийству Политковской будет расследовать Следственный комитет, который возглавляет Бастрыкин. И поэтому Чайке нужно было отчитаться и перед Путиным, и перед обществом, и перед мировым сообществом о том, что именно его ведовство это дело вело. Потом еще день рождения Политковской. Это все сошлось. Мне кажется, что они поторопились, потому что мы видим какие-то странные вещи, что каких-то людей освобождают. Кроме того, говорить о мотиве и о заказчике преступления слишком рано, дело не расследовано, людей только арестовали.



Владимир Кара-Мурза: Руслан Мартагов, политолог, бывший консультант фонда «Антитеррор», разделяет с чеченским народом боль потери Анны Политковской.



Руслан Мартагов: Вы знаете, если я скажу, что ее в Чечне любили, любили на уровне общества, народа в целом, я не имею в виду чиновничий класс, то это, наверное, мало сказано. Она была как олицетворение нашей боли, олицетворение боли народа и возможность высказать эту боль у нас, так получилось, что была возможность только через Анну Политковскую. Нет просто слов описать, как мы ее любили и как нам сейчас ее не хватает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Алексеевич, если вы помните, 27 августа я задал вопрос Юрию Иванову, скорее не вопрос, а высказал свое суждение по поводу убийства Анны Политковской. Так вот сегодня я хочу дополнить недосказанное. Тогда я имел в виду нас, которые не запятнали свою честь, как Кадыровы, Ямадаевы и им подобные псы продажные. Мы от всего чистого сердца скорбим об Анне Политковской, потому что она хотела показать и рассказать, как уничтожается чеченский народ. Она навсегда останется в наших сердцах. Светлая ей память.



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что у нас в день, когда выступал Юрий Чайка, у нас в студии был Юрий Иванов, член парламентской комиссии распущенной по Беслану, и как раз радиослушатель напомнил о чувствах чеченского народа. Как вы считаете, общественный резонанс ее убийства удалось как-то властям погасить?



Зоя Светова: Это трудно сказать. Что значит погасить? С моей точки зрения, общественный резонанс был не такой большой, как он должен был быть. Потому что, если вы помните, сразу после убийства было много публикаций в газетах, по телевидению было много сюжетов, на радио. Например, меня что тогда резануло, что в день похорон, например, некоторые радиостанции или газеты не вышли с черными рамками. Помните, как в день похорон Влада Листьева на телевидении была черная рамка, его портрет.



Владимир Кара-Мурза: Это только на НТВ было.



Зоя Светова: И на Первом канале тоже было, вы забыли. Тут не было журналистской солидарности. Потому что, что стоило, например, условно говоря, каким-то радио независимым убрать рекламу или газетам выйти всем в черной рамке. Был большой резонанс. На митинг, я помню, пришло полторы тысячи человек на Пушкинскую площадь. Помните, это был митинг буквально через два дня или на следующий день после ее убийства. Да, конечно, это был недостаточный резонанс. Сейчас выступал, насколько я поняла, задавал вопрос из Калининграда чеченец. Я знаете, что хотела сказать, что меня больше всего поражает: он сказал, что в Чечне ее помнят и знают. Очень бы хотелось, чтобы расследованию помогли именно чеченцы. Чечня не очень большая страна, где все друг друга знают. Она столько для них сделала, и мне кажется, чеченцы должны помочь в расследовании ее убийства. Что больше всего обидно, ужасно, за нее досадно, если действительно в ее убийстве участвовали чеченцы. Потому что она сделала для них столько, сколько не сделал никто. И действительно она любила эту страну, этот народ, столько сострадания было в ней, что обидно, если люди национальности, хотя кто-то может сказать, что у преступников нет национальности. Но Политковская просто для Чечни была очень крупным человеком.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Георгия.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Уважаемая Светова, уйдет Путин, его команда уйдет, придут демократы опять, но ведь народ ничего не выиграет. Вот в чем трагедия.



Владимир Кара-Мурза: Анна Политковская так не считала.



Зоя Светова: Что значит, народ ничего не выиграет? Вы хотите сказать, что ничего не нужно делать, нужно просто жить и закрывать глаза на то, что происходит? Я не очень понимаю, к чему этот вопрос, о чем он.



Владимир Кара-Мурза: Стоит ли журналистам подставлять себя под пули ради такого призрачного результата, наверное, в этом.



Зоя Светова: Проблема в том, что если у журналиста есть гражданский темперамент, если он чувствует свою профессию как служение, он иначе не может. Мне кажется, что отличие Анны Политковской от многих журналистов было именно в этом. Потому что она не могла жить иначе. Она приехала в Чечню, увидела горе людей, несправедливость, коррупцию, внесудебные казни, она не могла просто молчать, поэтому она это делала. Это было важно, это было необходимо. Об этом будут помнить много лет, ее статьи и книги, которые остались, мне кажется, это важный документ эпохи. И просто со временем ее значение поймут и оценят.



Владимир Кара-Мурза: Известный советский диссидент Владимир Буковский, ныне кандидат в президенты России, словно бы предчувствовал трагическую судьбу Анны Политковской.



Владимир Буковский: Я встречал Анну Политковскую, мы вместе были на одной конференции, однажды они приезжали ко мне в гости с Ахмедом Закаевым. Я заметил, что она очень напряжена внутренне. Такое напряжение, которое мне знакомо по тюрьмам, по лагерям. Это напряжение сразу отличает человека, который только что освободился, вы его в толпе увидите, он внутренне напряжен. И нее внутреннее напряжение было постоянно, она все время с ним жила. Это, видимо, ощущение опасности, предчувствия. Вот это я помню, на меня сильное произвело впечатление.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Владимира Михайловича, радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Знаете, очень скорблю по Анне Политковской. А вам я, ребята, скажу, что вы столько много слов не тратьте, потому что эти ребята - Путин, Чайка будут трепаться, они врут.



Владимир Кара-Мурза: Мы посвятили в прошлом году целую программу такому неосторожному высказыванию президента, который сказал, что Анна больше вреда стране нанесла своей смертью, чем своей работой, что она была не столь влиятельным журналистом. Он так неосторожно высказался, находясь в Федеративной республике Германии, причем это было в день ее похорон. Как слова тратили не ее друзья, а власть предержащие. Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Относительно расследования убийства Политковской, вам не кажется, что его надо было начинать не с убийства, а с отравления. Почему не было следствия по поводу ее отравления?



Владимир Кара-Мурза: Она была у нас в студии, мы спрашивали у Анны, почему она не возбуждает уголовное дело. И Андрей Бабицкий не стал, его тогда в аэропорту с провокационными целями задержали, не дали доехать до Беслана. Она считала, что важнее то, что они не смогли спасти жизни детей, чем их собственные неприятности.



Зоя Светова: По-моему, в «Новой газете» писали о том, что исчезли таинственным образом анализы, документы о ее болезни. Там где она была госпитализирована. И видимо, не было возможности. Думаю, у нее не было времени этим заниматься. У меня такое впечатление было от Ани, мы с ней несколько раз встречались, участвовали в одном судебном процессе по делу чеченцев, просто перезванивались, иногда виделись. Мне кажется, что это человек, который хотел сделать много и спешил, потому что было ощущение, что это может кончиться. И действительно, наверное, она предчувствовала свою смерть, получала угрозы. Она безумно много работала, по-моему, она написала 500 статей за год. Во всяком случае она писала в каждом номере два раза в неделю, иногда по две большие статьи - это просто непосильная работа. Поэтому у нее не было времени заниматься процессом по поводу своего отравления.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, хочу сказать, что Анной Политковской можно гордиться. Это человек, который, не жалея своих сил и всем сердцем принимал боль каждого человека, пропускал через свое сердце. Анна Политковская претерпела очень многое и самое важное, я считаю. И второе, что нашли преступников или не нашли преступников, преступники известны, наверняка давно знают, кто это исполнил. В свое время я писал президенту, не боюсь, что могут назвать по последнему закону экстремистом. Президенту было сказано в письме, указано, это находится в его администрации, что он является главным или косвенным участником всех преступлений, которые совершаются в России.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня на митинге вспоминали историю с комиссией по расследованию взрывов домов осенью 99 года. Не связываете ли вы все последние трагедии как раз с тем, что ее участники слишком быстро подошли к расследованию этой тайны?



Зоя Светова: Разве Анна Политковская была в этой комиссии? Мне трудно сказать, потому что сейчас не так много говорят, об этой комиссии, с тех пор было много других событий, и был «Норд-Ост», был Беслан. Мне кажется, что можно связывать убийство Анны Политковской именно с тем, что она входила в эту комиссию



Владимир Кара-Мурза: «Новая газета» конкретно занималась так называемыми учениями в Рязани. Там было несколько публикаций о том, что это был настоящий гексоген, как укрывала милиция, потом давала уйти этим злоумышленникам, которых жители за руку схватили. «Новая газета» этим занималась. Как раз Юшенков, Щекочихин, Трепашкин и Литвиненко занимались улицей Гурьянова.



Зоя Светова: Политковская этим не занималась, но достаточно было того, что она писала о Чечне. Мне кажется, что причины ее убийства стоит искать именно в том, что она посвятила свою работу именно чеченской теме.



Владимир Кара-Мурза: Да, но эта война была прямым следствием той осени.



Зоя Светова: Безусловно, если копать, то да. Насколько я помню, она не писала о событиях в Рязани, там другие журналисты этим занимались.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, если в России придут настоящие демократы, не лже-демократы, не псевдо-демократы, как сейчас, допустим, в России будет все нормально. Дело в том, что Анна Политковская, надо отдать должное, она была мужественным журналистом, она играла с огнем. И она разоблачала многие недостатки. Сейчас прокурор - 10 человек мы взяли. А почему не 20? Как бы сейчас хотят сделать так, что следствие закончено - забудьте. В это десятилетие хотя бы в первое 21 века, как вы думаете, будет ли по-настоящему разоблачено это дело? Мне кажется, этот клубок никто не раскрутит пока.



Владимир Кара-Мурза: На будущий год будет десять лет со дня убийства Галины Васильевны Старовойтовой, тоже вроде бы исполнители осуждены, а общество так и не получило ответа ни на один вопрос. Не может ли это повториться?



Зоя Светова: Хочется верить, что убийство Анны Политковской будет раскрыто в ближайшее время. Я не могу дать сроков, но я уверена, что оно будет раскрыто. Не знаю, хочется на это надеяться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Где-то я слышал, кто-то сказал, что лицо Франции определяют триста человек, убери их и лица Франции не будет. Не знаю, у нас наберется таких триста человек, но то, что Политковская входит в это число – это точно.



Владимир Кара-Мурза: Всегда мы вспоминаем этот афоризм, когда кого-то из наших поминаем коллег убитых или единомышленников. Сегодня был митинг в Новопушкинском сквере, к сожалению, не так много народу на нем присутствовало. Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Анна Политковская погибла за правду, в этом никто не сомневается. Лучшая память о ней будет – это прекратить врать. Мы уже привыкли, что несколько поколений выросли на лжи. Нам лжет министерство обороны о гибели солдат, министерство финансов об инфляции, прокуратура о борьбе с преступностью. Журналисты тоже преуспевают, лгут, что творится в стране, я имею в виду Первый канал. Мне кажется, национальная идея в России – это надо прекратить ложь, не бояться правды, несмотря ни на что.



Владимир Кара-Мурза: Тот, кто призывал жить не по лжи, Александр Исаевич, к сожалению, выпал из общественной жизни, не хватает его голоса. Его тоже пытаются втянуть в свою орбиту нынешние власть предержащие.



Зоя Светова: К сожалению, ему уже очень много лет, поэтому трудно сказать, понимает ли он, что его Путин приватизирует. Помните, ему недавно дали премию государственную – это на меня произвело ужасное впечатление, потому что он отказался от премии, которую ему давал Борис Ельцин, от ордена, но ведь при Путине ситуация стала хуже, чем при Ельцине и поэтому мне непонятно, почему он эту премию принял. Можно объяснить только тем, что он слишком стар и болен и не очень понимает, что происходит в стране.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. Сообщению Чайки я не верю практически ни слову. То, что он говорил, я не считаю информацией. Это то, что информация на их жаргоне называется слив.



Владимир Кара-Мурза: Может быть и так. Сегодня освободили некоторых из тех, кого в понедельник упомянули в качестве обвиняемых в убийстве Анны Политковской.


Писатель Эдуард Лимонов, сопредседатель движения «Другая Россия», благодарен Анне Политковской за сострадание.



Эдуард Лимонов: Я ее впервые увидел на суде 39 нацболов. Она стояла у Никулинского суда в туфлях без каблуков, в платочке, в такой небольшой кучке родственников ребят и издалека вполне бы сошла на одну из матерей. И она с ними очень сдружилась. Вначале может быть не совсем понимая, что это за люди, потом она это поняла. Ее отсутствие, конечно, чувствуется. Нет никого с пером таким, как у Анны Политковской, с таким чувством сострадания и чувством справедливости. Она присутствовала, во-первых, почти на каждом заседании и потом не менее 6-7 статей об этом суде были на страницах «Новой газеты». Она помогла нам поднять этот суд над обыденщиной и понять абсолютно чистые побуждения наших политзаключенных.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, хочу почтить светлую память Анны Политковской, пусть земля ей будет пухом. А теперь вопрос к гостю Владимира: у Бродского есть стихотворение, называется «Деревянный костюм», оно лагерное стихотворение, где он прямо говорит, что тоталитарный режим предлагает человеку два пути: или стать стукачом, то есть подлецом этой власти или она изготовит для него деревянные костюмы. А теперь у меня вопрос: на кого рассчитана эта версия, что следы заказа Политковской ведут на Запад?



Владимир Кара-Мурза: Напомню, что речь идет о песне Владимира Высоцкого.



Зоя Светова: На кого рассчитана версия? Я думаю, что эта версия рассчитана для внутреннего потребления. Потому что на Западе, по-моему, никто всерьез эту версию не воспримет, это для нас - для россиян.



Владимир Кара-Мурза: Вчерашняя пресс-конференция Лугового и Ковтуна, телемост с английскими журналистами, показала, что ни одному слову из кремлевских версий ни один уважающий себя зарубежный журналист даже близко не верит, настолько они ему дикими кажутся. Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Кто-то сказал, что революцию начинают романтики, делают революцию циники, а плодами революции пользуются подонки. Вот жалко, у нас как-то не отличают романтиков от подонков и это, мне кажется, неправильно. У вас Юрий Афанасьев выступал и сказал четко причины того, в каком дерьме мы сидим. Как будто он и не выступал. Надо акцент делать на людях, которые романтики, а мы как-то все с подонками возимся.



Владимир Кара-Мурза: Анна была романтиком, но она не делала революцию.



Зоя Светова: Она не делала революцию, она была нравственным авторитетом, она была глубоко нравственным журналистом, таких журналистов у нас, к сожалению, очень мало. Мне кажется, она занималась тем, есть такая пословица «капля камень точит», вот она подтачивала тот беспредел, который существует в российском обществе. Я думаю, что придет то время, когда молодые воспримут тот нравственный призыв, то, что в своих статьях Политковская писала. Мне кажется, это на будущее работа, все это работа на будущее.



Владимир Кара-Мурза: Директор Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов гордится дружбой с Анной Политковской.



Олег Панфилов: В жизни каждого человека есть друзья, знакомые или случайно встреченные люди, которые запоминаются и без которых потом трудно жить. Наверное, об Анне Политковской еще будет написано, наверное, не одна книга. Но для меня Аня Политковская – это человек, без которого в журналистике очень тяжело. Почти всегда, когда открывал «Новую газету», знал, что там будет статья Ани, знал, что эта статья будет, как всегда, хорошо написана. Знал, что эта статья в очередной раз вызовет неудовольствие разных людей, прежде всего во власти и прежде всего в силовых структурах. Потеря Ани Политковской – это потеря для российской журналистики, без преувеличения. К сожалению, эта потеря практически невосполнима.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Вячеслава.



Слушатель: Добрый вечер. Очень я тоже сожалею. Чайка, прокурор так утвердительно заявлял, что задержаны. И сегодня узнаем, что освобождены – это позор просто. Кто-кто, а прокурор крышует это дело для того, чтобы оно полностью. Просто противно в нашей стране жить, к сожалению. Извините.



Владимир Кара-Мурза: Анна Степановна как раз разоблачала такое бессилие генпрокуратуры в своих статьях. И злая ирония судьбы, что именно этому ведомству поручили расследовать ее убийство.



Зоя Светова: Все такие крупные убийства расследует генпрокуратура, так что здесь нет другого выхода. Есть надежда на журналистское расследование, которое может быть приведет к истине.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Ольгу Васильевну.



Слушательница: Добрый вечер. Владимир Алексеевич, а вы помните, год назад 5 октября Анна Политковская выступала в 19 часов у Анны Качкаевой. Вы не слышали этот эфир?



Владимир Кара-Мурза: Слышал. Потом она у нас выступала в 23.07 - это был день рождения Рамзана Кадырова.



Слушательница: Я не помню, это было в 19, я помню, она у Качкаевой была. Может быть генпрокуратура запросила бы эту запись. Я слушала вполуха и вдруг меня просто как ударило. Она назвала фамилии двух человек очень высокопоставленных и сказала: эти два человека мои враги, и я их враг. Они меня ненавидят, и я их ненавижу. Я просто поняла, что ей недолго останется жить после этих слов. И через полтора суток вдруг передают, что ее пристрелили.



Владимир Кара-Мурза: 30 лет было Рамзану Кадырову. Там участвовала Юлия Латынина, которая в «Новой газете» такую осторожную статью опубликовала, что выхода у чеченского народа нет. Была такая дискуссия по телефону. А затем мы взяли телеинтервью и для нашего телеканала. Тогда она сравнила Рамзана Кадырова со Сталиным.



Зоя Светова: Дело в том, что Анна была страстным человеком и страстным журналистом. И если она говорила, если кого-то ненавидела и если она сказала, что ненавидит и есть эти люди, которые ее тоже ненавидели. То есть, мне кажется, ее убийство мог заказать человек очень страстный, который ее действительно ненавидел и которому она просто мешала в осуществлении важных для его жизни и для его карьеры планах. Потому что, смотрите, любое убийство страстью, вообще любые преступления, как известно, из детективов и вообще из жизни, все это руководствуется страстью человека.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Сергей, Туголесский бор, Московская область. Вы, Зоя, сказали, что Анна была авторитетом. Я ее очень уважаю, но надо розовые очки снять и честно сознаться, что авторитетом она не была. Для президента, у которого лодки тонут? Для думы? Смешной вопрос. Для народа, которого меньше Беслан волнует, чем итальянцев? Даже для сообщества журналистов, которое солидарностью никакой не обладает и одной только идеей охвачен, как и вся страна, это и есть национальная идея - урвать побольше. Надо честно сознаться в этом и решить еще один вопрос, что в этой ситуации нужно - реставрировать монстра или делать все, чтобы он быстрее загнулся.



Владимир Кара-Мурза: Мы имели в виду, что она была авторитетом для своих читателей. Потому что самой лучшей проверкой был «Норд-Ост», когда случайно купившие билеты на мюзикл зрители, численностью больше тысячи человек, они позвали не министра чрезвычайных ситуаций, не активистов партии «Единая Россия», а позвали Анну Политковскую в своей смертный час, которая могла выручить из беды их и их детей.



Зоя Светова: По-моему, ее позвали террористы. Она была нравственным авторитетом, вот что я имею в виду. Она была авторитетом для чеченцев, которые страдали, для части страждущих чеченцев, я не говорю о чиновниках. То есть некоторого количества людей она была авторитетом, и она была авторитетом на Западе.



Владимир Кара-Мурза: Опальный предприниматель Борис Березовский, бывший заместитель секретаря Совета безопасности России, преклоняется перед бескомпромиссностью Анны Политковской.



Борис Березовский: Главная черта ее характера была ее бескомпромиссность прежде всего перед самой Анной, и в этом, конечно, была ее сила. То есть главное, что она себя не предавала. Это, конечно, выводило из себя тех, кто устроен по-другому, которые не принимают людей самостоятельных, независимых, твердых в своих убеждениях. Мне кажется, именно эта черта ее характера, ее суть и привела к этой трагедии, потому что Россия страна рабов, а Анна была абсолютно свободным человеком.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Вы посмотрите, какая тишина стала, когда ушла Анна Политковская. Тишь и благодать. И теперь кремлевская клика осмелится свинцом залить горло адвокатам - вот эта наша управляемая демократия. Я не удивлюсь, если прокурор Чайка объявит или Каспарова или Касьянова заказчиками.



Владимир Кара-Мурза: Некоторые журналисты считают, что оказывается рентабельным удушение прессы. Как только закрыли независимые телеканалы, сразу удалось развязать и войну в Чечне, и многое сделать другое. С убийством Анны удалось заглушить правду с Северного Кавказа.



Зоя Светова: Я думаю, что с Северного Кавказа удалось, как вы говорите, заглушить правду. Но не хотелось бы, то, что говорят слушатели – это не совсем правда. Потому что в России все-таки много журналистов, которые пишут на другие темы и которые довольно смело пишут и в газетах, и в интернете, и на радио. Поэтому нельзя тоже преувеличивать и говорить, что в России была только одна журналистка Анна Политковская оппозиционная, есть и другие журналисты. Другое дело, что о Чечне так глубоко сейчас не пишет, о Северном Кавказе. Можно сказать, что если бы она была жива, она бы писала об Ингушетии, что там происходит, она бы описала очень смело и подробно те истории, например, с арестом чеченцев. Помните, 9 мая арестовали людей, которых подозревают во взрыве машины, которого не было. Например, «Невский экспресс» и много других историй, о которых бы она написала и о которых никто не пишет, потому что это были ее темы. Вот в чем дело, на мой взгляд.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, честно, я негативно вначале относился к ее статьям, немножко с подозрением относился к ней. Со временем я почувствовал, для меня она была тем человеком, который отстаивал интересы народа. Я был недавно в Шереметьево, где безумные цены - это криминальная Россия. Я обычный гражданин Российской Федерации с небольшими доходами. Меня просто это удивило - эти безумные цены на все. Идет просто грабительство народа самым настоящим образом.



Зоя Светова: Мне кажется, еще можно сказать, что Политковская писала о простых людях и эти люди шли к ней, потому что им некуда пойти. Знаете, как у Гоголя или Достоевского, куда идти, когда больше некуда. И они шли к ней, потому что они надеялись, что она своими статьями им поможет. И в этом была ее сила, что она писала действительно о простых людях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от Ивана Яковлевича.



Слушатель: Здравствуйте, Владимир Алексеевич. Я хочу выразить искреннее соболезнование о потере такой звезды как Анна Политковская. И призываю всех журналистов России и всех - сплачивайтесь ближе плечом к плечу, чтобы народ чувствует вас, народ ценит вас, народ любит вас. Прошу вас, передайте, что наша страна сейчас, вы посмотрите на Ленинград, просто стыдно, не город Ленинград, а просто зона, все дома в решетках стальных, дверях бронированных, замками, как церберы английские стоят. Куда это годится? Куда Россию загнали?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня на митинге выражали соболезнование не только родным и близким Анны, но выражали соболезнование всей нашей стране, которая теряет таких людей и общество не находит ответа на вопрос, кому это выгодно.



Зоя Светова: Проблема в том, что наше общество, его нет, этого общества, у нас только какие-то ростки гражданского общества. Если на митинг вышло триста или пятьсот человек - это показатель того, что общества нет. Тут кто-то сказал, что нужно розовые очки и не нужно говорить высоких слов. Но наступает момент, когда журналист должен быть таким, каким была Политковская. То есть бывают периоды в жизни страны, когда журналист должен быть больше, чем журналист, а быть может быть правозащитником или политиком, если политики не делают свою работу, если общество молчит. Если общество молчит, то журналистов убивают.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Анатолия.



Слушатель: Будьте любезны, скажите, пожалуйста, есть ли у вас лично какая-то, без недомолвок, версия, кто убил Анну Степановну Политковскую?



Зоя Светова: Вы знаете, я не следователь, у меня может быть есть своя версия, но я не расследую это убийство, поэтому я не хотела бы сейчас эту версию выдвигать, чтобы не быть голословной. Это же серьезное дело – это убийство.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, меня удивляет только одно, когда пляшут на гробе. Это удивительно и странно, и недопустимо. Вам звонят шизофреники, тут же сливают на Россию, такая проклятая Россия и так далее. Да боже милосердный, что же живете в этой проклятой стране?



Владимир Кара-Мурза: Для того Анна и жила в этой стране, чтобы страна стала лучше, чтобы все ее граждане имели право слова, имели свободу совести, имели свободу собраний и союзов. Вот для этого. Анна хотела исправить эту страну и может быть немножко ей это удалось. Слушаем москвича Асланбека.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич. Я хотел притчу сказать про Анну Политковскую. У древних чеченцев есть такая притча, когда человек не верит человеку, муж жене говорит, что есть человек, а есть человек-сатана. Анна Политковская такой человек.



Владимир Кара-Мурза: Анна всякими историями занималась бедами маленького человека в Чечне и всей трагедией всего чеченского народа. Игорь Яковенко, генеральный секретарь Союза журналистов России, приравнивает жизнь Анны Политковской к подвигу.



Игорь Яковенко: То, что делала Политковская - это то состояние журналистской работы, когда работа становится подвигом. Когда уже невозможно отличить это журналистика или это правозащита или это просто жизненный подвиг. Потому что это человек, который заменял собой несколько мощных правозащитных организаций. Это человек, к которому можно было обратиться с любой бедой и который практически всегда мог помочь. Это абсолютно незаменимая потеря и с ее уходом журналистика России просто стала значительно хуже.



Владимир Кара-Мурза: Удается ли сегодня вести чеченскую тему в средствах массовой информации вам лично или защищать права угнетенных чеченцев?



Зоя Светова: Мне удается в «Новых известиях» выходила моя статья о Заре Муртазалиевой - это чеченка, которая была обвинена в терроризме, по моему убеждению, по убеждению правозащитников это дело была сфабриковано, ее приговорили к 9 годам, потом Верховный суд дал ей 8 с половиной лет, она сейчас содержится в колонии общего режима. Я писала о ее судьбе. Так же в интернете можно писать на чеченскую тему. Я хотела добавить к словам Яковенко, я вспомнила слова Буковского, который сказал, что горе той стране, в которой честность считается подвигом. По-моему, к теме разговора очень приложима эта фраза.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Я давно слушаю Радио Свобода мы говорим, говорим, что воду в ступе толчем. У нас давным-давно никакая не страна. Правильно товарищ сказал, что это просто монстр. И он уже не операбелен, этот монстр, у нас нет никакого общества. Он правильно сказал, что итальянцев больше волнует Беслан, чем русских. У нас никого не осталось, тут не люди живут. Даже и животными назвать нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Так тоже казалось может быть летом 91 года, пока эти люди, никто в их существование не верил, не вышли на улицу, не легли под танки и не свергли всесильную власть силовиков. Поэтому так может показаться на первый взгляд. И как раз дело жизни Анны Политковской подтверждает, что даже один человек способен на многое.



Зоя Светова: Я абсолютно с вами согласна. Просто наступает период времени, когда появляется такой человек, которое на многое способен. Но такие люди, конечно, невозможно заменить конкретного человека, но такие люди в стране есть и их достаточно много, просто мы их пока не знаем, и в какой-то момент они появятся.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Брянской области от радиослушателя Николая.



Слушатель: Всем добрый вечер. Николай Борода, город Клинцы, Брянская область. Я присоединяюсь ко всем, кто говорил, что земля пухом Анне Степановне Политковский. Честный человек бесспорно был, хотя я скажу честно, ее статьи не читал, врать не буду. Теперь хочется ответить одному радиослушателю, предложить ему свою версию, кто убил Анну Политковскую. Ее убил капитализм с его алчностью к деньгам, к прибыли любыми способами, невзирая ни на что.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас это распространено винить во всем рыночные отношения, либеральные ценности, что они привели к разобщению между людьми. Не совсем это так. Как раз все, кто проповедовал равенство и братство, те в основном и получили доступ к этим богатствам нашей страны. Слушаем Абдуллу, радиослушателя из Москвы.



Слушатель: Доброй ночи. Я хотел сказать по поводу того, что вы сказали, что будет очень обидно, что если к убийству Политковской причастны чеченцы. Вы знаете, это на самом деле только в плохом сне может присниться, потому что это двойное насилие над страждущими чеченцами, которые, во-первых, страдали, которым она помогала, которые считают это личной трагедией. И от бессилие, которое они будут испытывать, если чеченцы убили, совсем невыносимое чувства.



Зоя Светова: Я согласна с вами. Но будем надеяться, что чеченцы, может быть найдутся другие чеченцы, которые помогут раскрыть истину и таким образом отблагодарят Анну Политковскую за то, что она сделала для чеченского народа.



Владимир Кара-Мурза: Через месяц с небольшим будет годовщина со дня убийства. Как вы считаете, что сама Анна считала бы лучшим памятником своей работе?



Зоя Светова: Я думаю, она считала бы лучшим памятником своей работе, если бы дело ее жизни было бы продолжено журналистами, если бы журналисты не боялись писать на острые темы и если бы ее помнили.



Владимир Кара-Мурза: Сегодняшний эфир это доказывает.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG