Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Сделано многое, но главное еще впереди». Беслан ждет ответов на простые вопросы


Все-таки не все москвичи отмечали День города. На Болотной площади вспоминали бесланскую трагедию
<a href="/photogallery/310.html" target="_new">Фоторепортаж с митинга памяти жертв Беслана</a>

Все-таки не все москвичи отмечали День города. На Болотной площади вспоминали бесланскую трагедию <a href="/photogallery/310.html" target="_new">Фоторепортаж с митинга памяти жертв Беслана</a>

Дни траура в Беслане начались со школьного звонка, прозвеневшего в руинах школы 1 сентября в 9.00. Именно в это время три года назад террористы взяли в заложники 1128 человек.


В центре спортзала, где погибла основная масса заложников, установлен крест, вокруг разложены красные гвоздики, горят свечи. По стенам развешаны фотографии погибших. Здесь же висит плакат, который бесланские активисты установили накануне: «МВД и ФСБ России виновны в терроризме». По словам председателя комитета Матерей Беслана Сусанны Дудиевой, плакат наделал много шума, поскольку посетить руины школы 1 сентября приезжали спикер Госдумы Борис Грызлов и полпред Владимира Путина в регионе Дмитрий Козак.


Дудиева, приложившая для раскрытия правды усилий больше, чем кто-либо, считает, что за три года сделано очень много. Однако выполнение главной задачи – наказания виновных - по ее словам, еще впереди:


«Мы хотим добиться того, чтобы генпрокуратура приступила к расследованию действий (или бездействий) оперативного штаба. Вопросы, которые мы ставим перед генпрокуратурой, в общем-то, просты и ясны, это вопросы по поводу лжи. О чем лгал оперативный штаб? О числе заложников, о том, что террористы не хотят идти на переговоры, о том, что кассета пустая... Это вопросы о том, кто принял решение, чтобы четверо - Дзасохов, Зязиков, Аслаханов и Рошаль - не шли в школу, потом что есть угроза их жизни. Кто должен нести ответственность за то, что более 150 детей сгорели в огне?»


«Вот уже три года Беслан живет в печали, - продолжает Дудиева. - И в тревоге, так как ничто не меняется. Я думаю, что люди живут в состоянии агрессии, потому что суды принимают незаконные решения, потому что люди везде видят чиновничью солидарность, стену этой чиновничьей солидарности. Молодежь - заложники, живут в состоянии агрессии, потому что сейчас понимают, что с ними сотворили».


Празднование Дня города в Москве 1 сентября Дудиева называет «пиром во время чумы»: «Я думаю, что это искусственное, а может, и глубоко продуманное разделение на тех, кто скорбит и плачет в эти дни, на людей пострадавших, на людей сочувствующих и на людей радующихся».


Схожие чувства и у другой бесланской активистки Риты Сидаковой: «Значит, для Беслана траурные дни, а для Москвы - два дня гулянья. Для одних детей праздники, представления, карусели, угощения, а для других погребальные свечи и цветы. Это не правильно».


Сотрудник парламента Северной Осетии Израэл Тотоонти - один из тех, кто работал над докладом республиканской парламентской комиссии. Главный вывод того доклада – первый взрыв в спортзале школы был спровоцирован выстрелом огнемета, произведенным извне:


«В час дня 3 сентября, на 53-й час после захвата, в зале находились 1072 заложника. Трое были убиты вне школы и 17 мужчин были расстреляны, а большинство тел были выброшены со второго этажа в сторону железной дороги. То есть были убиты 20 человек. Я не говорю, много это или мало. Но 20 - это не 333, и поэтому, по нашему убеждению, ключевой момент – природа этого взрыва, который превратил 20 в 333.


Траурные мероприятия в Беслане продолжаются. Учебный год здесь начнется только 5 сентября.


XS
SM
MD
LG