Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему саранские школьники так рано начинают пить пиво? За что в Ижевске судят юного большевика? Приведет ли запрет на продажу икры в Дагестане к уменьшению браконьерства? Почему пенсионер Геннадий Лопатин за свой счет сделал новые ворота для музея Салтыкова-Щедрина? Челябинск: Кто на самом деле виноват в смерти курсанта училища штурманов Никиты Самитова? Самара: О гибели своего сына солдата Григория Сосоева мать узнала лишь через год. Пенза: Граждане начинают борьбу против уплотнительной застройки и выигрывают. Оренбург: Нужны ли настоящему путешественнику деньги? Саратов: Александр Романов 40 лет шел от Маркса ко Христу


В эфире Саранск, Игорь Телин:



Жительница : Вот сейчас 1 сентября, День знаний, посмотрите, что здесь будет твориться. Здесь будут 10-летние дети ходить пьяные. Пиво напьются рядом со школой.



Игорь Телин : 1 сентября – дата особая. Начало нового учебного года, праздник – День знаний. Традиционно одна из главных проблем этого дня – обеспечение правопорядка. Школьники Саранска, в первую очередь старшеклассники, отмечают этот день если и не с крепкими спиртными напитками, то с пивом непременно.


В некоторых соседних городах, Пензе, например, 1 сентября введен полный запрет на продажу любых алкогольных напитков, саранские власти на такие радикальные меры не пошли. Продажа крепкого алкоголя и пива ограничена только в центральной части Саранска, и только в то время, когда здесь будет проходить дискотека. В микрорайонах купить спиртное – не проблема, только поискать торговую точку, где его продадут, а вот ученикам школы номер 33, расположенной в юго-западной части города, и искать ничего не надо. Недалеко от здания учебного заведения стоит круглосуточный торговый киоск, купить в котором пиво можно в любое время дня и ночи. Местные жители обеспокоены тем, что в непосредственной близости от школы, которую посещают их дети, расположена это торговая точка. Примерно год назад они добились того, что киоск, который по старой привычке называют "комком" был закрыт. Однако прошло несколько месяцев и он снова начал работать, и, как и прежде, в нем продается пиво, купить которое старшеклассникам большого труда не составляет. Новая волна борьбы местных жителей с этой торговой точкой успеха не принесла пока. Власти не обратили внимание на обращения горожан.



Мария Сурайкина : Ни директор школы, никому это не нужно, ни гороно, министр сюда приезжал сколько раз. Никому ничего не нужно.



Игорь Телин : Рассказала жительница улицы Розы Люксембург города Саранска Мария Сурайкина. Действительно, школу номер 33 уже много раз посещал министр образования Василий Кадакин. По словам местных жителей, у него хорошие отношения с директором этого учебного заведения. Возможно, подъезжая к школе в машине, министр и не видит ни самого торгового киоска, ни того, что на его витрине красуется несколько видов разнообразного пива – от безалкогольного до самого крепкого. Сам же директор Евгений Ливанов наотрез отказывается говорить об употреблении его учениками алкогольных напитков, и почему-то все время переводит разговор на тему борьбы с курением.



Евгений Ливанов : Мы никогда не допускаем курения, а если это и наблюдается, то подвергаются эти случаи самому тщательному расследованию и обсуждению.



Игорь Телин : В отличие от директора, бывшие ученики этой школы более откровенны.



Бывший ученик : У нас проблем не было с этим. Напротив нашей школы «комок». На переменах бегали, покупали пиво в классе 8-9. Покупали пиво без проблем, продавали и пили или за школой или в соседнем дворике. Рядом со школой спортплощадка. Вокруг очень много кустов.



Игорь Телин : А были такие ситуация, когда продавщица вот этого коммерческого киоска отказывалась продавать пиво, видела, что вы несовершеннолетние?



Бывший ученик : Было, конечно, такое, но очень редко. Даже если такое и случалось, мы просто давали деньги взрослым, и они покупали нам пиво.



Игорь Телин : Спорт ивная площадка около здания школы, точнее, кусты окружающие ее, давно стали излюбленным местом времяпрепровождения любителей посидеть за пивом – не только взрослых, но и некоторых школьников. Едва ли не каждый день здесь можно застать разновозрастные компании, причем не только вечером. По словам местных жителей, они и не помнят, чтобы в течение прошлого учебного года эта площадка школы использовалась по прямому назначению, а именно – для занятий игровыми видами спорта.



Светлана Горшкова : Взрослые, да, по субботам играют. Впоследствии здесь, я не знаю, сейчас сауна работает или нет, потом в сауне проводят время. А для детей никаких мероприятий внутри школы не проводится совершенно.



Игорь Телин : Может что-то и изменится в новом учебном году, говорит Светлана Горшкова, остается только гадать, будет ли использовать школа эту спортплощадку. А вот по поводу коммерческого киоска гадать не приходится. С началом нового учебного года количество покупателей увеличится. Малышам – чипсы, карамель и газировка, старшеклассникам – пиво.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



«В стране бардак, народ живет плохо, надо что-то делать» - именно этой фразой дословно охарактеризовал идеи подсудимого свидетель, студент одного из ижевских ВУЗов. В Ижевске начались слушания по уголовному делу против Александра Овчинникова, бывшего лидера ижевского отделения ныне запрещенной Национал-большевистской партии. Его обвиняют по части 1 статьи 280 Уголовного кодекса – «Распространение материалов экстремистского содержания». В обвинении сказано, что 7 апреля 2007 года Александр Овчинников расклеил три листовки. Сам Александр утверждает, что листовки, фигурирующие в деле, он не писал, не изготовлял и не расклеивал, что их ему подбросили в момент задержания. Однако в деле есть «добровольное признание». Вот как Александр Овчинников описывает обстоятельства, предшествовавшие появлению «явки с повинной».



Александр Овчинников : В коридоре надели на меня наручники, завели в другой кабинет. Шкаф, два стола, стул и сейф больше ничего нет, все. Тут заходят люди в масках (двое было) и несут шприц и ампулу здоровенную с какой-то прозрачной жидкостью. Сейчас, говорит, вколем укольчик и все сам скажешь. Европейская конвенция, говорю, запрещает. Я серьезно опасался. Они меня сначала положили на стол грудью, а руки за спиной. Я жду, что сейчас издеваться как-то будут. На пиджаке закатали рукав – давай, говори, где, когда, как, с кем ты изготовил и распространил эти листовки. Когда был этот прессинг, в этот момент я не сознался. Он говорит, мы все знаем, нам только подтверждение нужно. Сейчас уколем, сам все скажет. Сыворотка правды – волшебное средство. А потом они мне мешок на голову надели.



Надежда Гладыш : Что за мешок?



Александр Овчинников : А такой, в каком деньги носят инкассаторы.



Надежда Гладыш : Полотняный?



Александр Овчинников : Полотняный белый такой. Я сквозь него только очертания вижу силуэты людей. Я слышал два голоса.



Надежда Гладыш : Дальше, по словам Александра Овчинникова, пришел «добрый» следователь и убедил его написать «явку», за что ему, мол, будет гарантировано условное наказание. То же самое посоветовал и адвокат, рекомендованный сотрудниками УФСБ.


Седьмое апреля запомнилось Александру не только ударом сзади в момент задержания, немного погодя из комнат Октябрьского РОВД пытались вложить в руки, закованные наручниками за спиной, какие-то листы бумаги. Кулаки он не разжал. А я, узнав от него об этом, задала вопрос начальнику управления МВД по борьбе с организованной преступностью Алексею Хорошавцеву, который вместе со следователем по особо важным делам 12 апреля текущего года выступил на пресс-конференции по поводу убийства в последних числах марта студента Стаса Корепанова «бритоголовыми». Силовики тогда наотрез отказались признать даже сам факт наличия в Ижевске праворадикальных молодежных группировок. Однако какая-то команда по силовым структурам, по всей видимости, прошла и «экстремистов» начали ловить. Об эпизоде задержания Александра Овчинникова 7 апреля я и спросила начальника УБОП.


В связи с чем 7 апреля был задержан Александр Овчинников? Ваши сотрудники, в том числе, участвовали в неких процедурах связанных с ним. Вы в курсе?



Алексей Хорошавцев : Мы сегодня говорим о какой теме? Давайте не будем путать нашу пресс-конференцию одну и другую. Это первый момент. Во-вторых, что такое «некие процедуры»? Это тоже…



Надежда Гладыш : Я могу конкретно сказать, что там делалось?



Алексей Хорошавцев : Я бы не хотел вступать в эту полемику.



Надежда Гладыш : Понятно.



Алексей Хорошавцев : Сегодня будем говорить по той тематике, которая определена.



Надежда Гладыш : О том, что события тех дней явно носили характер кампании, говорит в суде сотрудник Октябрьского районного отдела милиции, начальник дежурной смены Сергей Сергеев.



Сергей Сергеев : После того, как сотрудники милиции привезли его, были найдены листовки. Были найдены в его машине, точно уже сейчас не вспомню, в котором из двух этих случаев, потому что у меня там еще были три смены подряд, в том числе и Шнейдер был. Объем информации за сутки большой бывает.



Надежда Гладыш : Упомянутый Сергеевым Шнейдер – это хорошо известный в Ижевске неонацист, взрослый человек, имеющий несколько уголовных судимостей. А отношения нацбола Овчинникова с органами тоже имеют свою давнюю историю. Сотрудник территориального управления Федеральной службы безопасности Максим Урмацких, своего рода «куратор» ижевского отделения НБП. В суде он дал такую характеристику своего знания о молодом партийце.



Максим Урмацких : С 2002 года я знаю Александра, поскольку он очень часто ходил на всевозможные пикеты, митинги, мероприятия. У нас очень богатая, большая, несекретная база фотографий Александра с флагами НБП, с листовками, с раздачей газет «Лимонок». В неформальной обстановке я к Александру подходил. Мы общались неоднократно. Когда последний раз? Где-нибудь в 2007 году весной, может быть, на каком-нибудь коммунистическом митинге. Сейчас я могу затрудниться сказать. Этих митингов у меня тоже каждый месяц идут, я на них присутствую.



Надежда Гладыш : Друзья Овчинникова, бывшие 7 апреля с ним в одной компании, в суде меняют показания, данные ими ранее следователям ФСБ, объясняя это тем, что их объяснения записали не вполне верно. Сейчас они неохотно общаются с прессой. В кулуарах суда свое мнение о листовках, на которых базируется обвинение, согласился высказать Денис, тоже студент, единомышленник обвиняемого.



Денис : Вот такую глупую листовку, насколько якобы ее читал, он сочинить не мог. Во-первых, у него голова нормально соображает, логическое мышление работает. Он мог бы вкуснее придумать. Там совсем видно, что узколобые товарищи из органов, особо не заморачиваясь, просто это придумали.



Надежда Гладыш : Парадоксальным образом сейчас в Ижевске идут параллельно два судебных процесса. В одном двух скинхедов обвиняют по «хулиганской» статье в убийстве скейтбордиста и всячески замалчивают экстремистский характер нападения, а в другом по «экстремистской» статье обвиняют отошедшего от дел члена НБП.



В эфире Махачкала, Магомед Мусаев:



Магомед Багамедов : Природные ресурсы Каспия разграблены. Рыбные запасы истощены. Красная рыба почти вся выбита браконьерами.



Магомед Мусаев : Эколог и социолог Махачкалинского института социальных исследований Магомед Багамедов не может сдержать своего возмущение неутешительным итогом промышленного освоения Каспия за последнее 10-летие.



Магомед Багамедов : Рыбозаводы находятся на какой-то подпитке государства, но это незначительно по сравнению с советским временем. Мальков выпускается в десятки раз меньше. Нерестовые площади, допустим, которые были, в результате вот этих непродуманных действий пришли в негодное состояние.



Магомед Мусаев : Добыча осетровых в Дагестане началась еще с незапамятных времен. Так, например, античные историки свидетельствуют о промысле остроносых рыб народом каспиев, проживавшем на побережье Дагестана. В советский период добыча осетровых приобрела внушительные масштабы. Вырос целый ряд крупных рыболовецких поселков, специализировавшихся целиком и полностью на рыбном промысле. Рассказывает доктор экономических наук, заведующий отделом Института социальных исследований Дагестанского научно-исследовательского центра Российской Академии наук Сергей Дахалян.



Сергей Дахалян : Одной из структур образующих отраслей республики Дагестан в советское время – это было рыбное хозяйство. Это было мощное производственное объединение – Дагрыбпром. Наши рыбные промыслы были по всему побережью Дагестана. Мы очень активно осваивали побережье, прибрежный лов. С середины 60-х годов мы ушли ловить даже в Южный Каспий, добычу кильки осуществляли.



Магомед Мусаев : После развала СССР, в Дагестане вместо продуманного рыбного промысла началась эпоха разнузданного браконьерства. Рыбоперерабатывающие заводы стали приходить в упадок. Многие из них попали в частные руки, прибрежные заводские территории были проданы под коттеджи. С созданием береговых погранзастав было решено усилить борьбу с браконьерством. Однако произошло то, что и следовало ожидать – на любом из рынков Махачкалы можно было спокойно приобрести икру и осетровых. Для тех же, кто проявлял интерес к источнику приобретения запрещенных рыбопродуктов, был заранее заготовлен удобный ответ - мы реализуем конфискованную у браконьеров рыбу. В этом году вступило в силу новое постановление, запрещающее продажу конфискованной рыбы. Теперь весь запрещенный улов должен сжигаться. Однако, несмотря на штрафы, предусмотренные за несоблюдение этих постановлений, осетровую икру можно все же встретить на столичных рынках Дагестана, не говоря уже о торговых рядах, специализированных рыболовецких поселков. Говорит продавщица осетровых на махачкалинском рынке номер 2.



Продавщица : От хорошей жизни мы здесь не стоим.



Магомед Мусаев : О том, что, несмотря на полный запрет продажи осетровых и икры, эта продукция все же попадает на махачкалинские рынки, свидетельствует заместитель начальника рынка номер 2 Магомед Расул Магометов.



Магомед Расул Магометов : Мы собрали свой контингент, официальные работников, и тех людей, которые раньше торговали, тоже собрали, пригласили участкового, пригласили милицию. Мы категорически запрещаем, после того, как получили постановление, что запрещено продавать рыбу на рынках, у нас строгий контроль за этим идет. Но на сегодняшний день она как-то бесконтрольно… Те люди, которые привыкли, как-то умудряются пронести сюда.



Магомед Мусаев : По мнению главного редактора газеты «Новый день» Мурата Исалабдулаева, результатом новых постановлений станет лишь подорожание так называемой красной рыбы и черной икры, но из продажи она все же не исчезнет.



Мурат Исалабдулаев : В какой-то мере может быть и поможет этот закон уменьшить, но я думаю, что регион у нас такой, что у нас очень сильно коррумпированы правоохранительные органы. Поэтому очень трудно будет этот закон реализовать на практике. Если сегодня килограмм черной икры стоит 15 тысяч рублей, завтра она станет 30 тысяч рублей. В ресторанах и кафе везде она будет продаваться, скрытно будут продавать. Официально продажа красной рыбы всегда была запрещена, но те всегда оправдывались, что это конфискованная. По новому закону, вся рыба, которая конфискована, должна уничтожаться, сжигаться, чтобы не было аргументов, почему она продается на прилавках. В основном, рыбный бизнес контролировали силовые структуры разного рода. На сегодняшний день больше всего они потеряют. А простой народ все равно найдет чем торговать, как выжить в этой ситуации. Конечно, очень много есть в прибрежной зоне, кто живет на рыбе, у них нет другой промышленности, нет другого заработка. Конечно, это очень большой удар для крестьянина. Дагестан ничего не получает от рыбы. Это, конечно, печально.



Магомед Мусаев : Как считает эколог Магомед Багамедов:



Магомед Багамедов : Москва пока не имеет стратегии своего экономического развития. Естественно, такие не жизненно важные для нее вопросы, как положение дел на периферии, она оставляет за объектом своего внимания. В Москве и, вообще, в России везде преобладают интересы монополий, интересы, может быть, отдельных лиц, может быть, конкретных корпораций каких-то. Там, где они продавливают, там эти интересы осуществляются.



Магомед Мусаев : Конечно, надо быть очень наивным, чтобы предполагать, что новое государственное постановление – очередное вроде бы ужесточение курса, направленного на прекращение хищнического отлова осетровых в Каспии, - положит браконьерству конец. Если до сих пор силовые структуры были заинтересованы в систематическом непосредственном изъятии браконьерского улова с дальнейшей его реализацией в своих личных интересах, то теперь они, скорее всего, станут довольствоваться отступными – банальной взяткой. А на смену старым схемам сбыта осетровых, придут новые.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Мари на Криницина : Очень удивилась! Потому что такие люди приходят очень редко. «А не хотите ли вы, чтобы я вам бесплатно сделал ворота?»



Екатерина Лушникова : С таким необычным предложением обратился к работникам дома-музея Салтыкова-Щедрина полковник в отставке Геннадий Лопатин. Работники музея ответили радостным согласием. Рассказывает заведующая Марина Криницина.



Марина Криницина : Мы-то, конечно, согласились, но, в принципе, мы не надеялись на то, чтобы что-то продвинется дальше. В апреле месяце Геннадий Яковлевич пришел, принес какие-то записи, свои зарисовки. В мае месяце проект уже практически был готов.



Екатерина Лушникова : Работа над проектом заняла у Геннадия Лопатина полтора месяца. Образцом для новых ворот стала старая архивная фотография.



Геннадий Лопатин : Попытался восстановить, уже исходя из этой фотографии. Посоветовался с архитекторами, чертежи сам начертил. А арки ворот сложно было. Сделал металлическую конструкцию, на нее уже деревянные накладки, и потом уже декоративное все украшение.



Екатерина Лушникова : Почти всю работу Геннадий Лопатин выполнил за свой счет.



Геннадий Лопатин : Если так говорить, то тысяч 60, наверное, с учетом материалов и работ. Откровенно говоря, для меня это дорого. Просто, наверное, обидно стало, что в настоящее время не могут при наших возможностях восстановить прежние ворота, которые раньше были красивые.



Марина Криницина : Власти об этом не думают, то есть они живут сегодняшним днем и живут. На самом деле мы убедились в том, что не только ворота радуют глаз, но и привлекают посетителей, честно говоря. Приходят, смотрят на ворота, а потом заходят в музей. Мы видели ворота, и хотелось бы узнать, что находится за воротами.



Екатерина Лушникова : К сожалению, то, что находится за воротами, а именно сам дом-музей Салтыкова-Щедрина тоже нуждается в реставрации. В доме протекает крыша, рассохся пол, того и гляди, может, обрушиться потолок. Но чтобы привести в порядок все это, у пенсионера Геннадия Лопатина не хватит никаких денег, а муниципальные власти не торопятся отремонтировать квартиру классика русской сатиры. Рассказывает Марина Криницина.



Марина Криницина : Ходишь, пороги обиваешь, говоришь о том, что желательно хотя бы сделать пол, хотя бы сделать заплатку на крыше, но это все куда-то уходит в никуда. Ушел, пришел, сказал, ушел, пришел, сказал, то есть это у меня уже сказка про белого бычка.



Екатерина Лушникова : Если бы каким-то чудесным образом Михаил Евграфович узнал об этой истории с его музеем, наверное, он написал бы новую сказку.



Марина Криницина : Конечно, он бы не только высмеял не в одном произведении, а во всех бы произведениях. Как высмеивал он в XIX веке. Открываешь книгу, понимаешь, что это XXI век, понимаешь, что это про наше правительство, про наше начальство, про наших всех вышестоящих и есть.



Екатерина Лушникова : И недаром именно Вятку исследователи творчества Салтыкова-Щедрина считают одним из прообразов города Глупова.



Марина Криницина : Недаром Салтыков называл вятских жителей головотяпами, простодырами. Когда я говорю об этом, в основном, студентам, они спрашивают – кто такие? Мы не такие! А когда я им начинаю расшифровывать, что, во-первых, наивные люди, а, во-вторых, сначала скажем, сделаем, а потом подумаем, они так подумают и говорят – а ведь правда. Мы не только вятские, вся Россия такая. Я говорю, конечно, вся Россия такая.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинск на днях прилетает Валентина Самитова, мать погибшего курсанта Института штурманов (ЧВАКУШ) Никиты Самитова. Она собирается ознакомиться с материалами уголовного дела, которое возбудили по факту доведения ее сына до самоубийства. Напомню, сначала в смерти Никиты Самитова ни руководство института ЧВАКУШ, ни прокуратура, ни эксперты никого винить не собирались. Юноша повесился в туалете столовой института во время дежурства. В ходе предварительного разбирательства обстоятельств суицида уголовное дело решено было закрыть за отсутствием состава преступления. Только после настойчивых требований матери курсанта, а также проведенных по ее инициативе эксгумации и повторной экспертизы дело возобновили и приступили к поиску виновных. Говорит Валентина Самитова.



Валентина Самитова : Я получила уведомление об окончании следствия и о моем праве ознакомиться с делом. Чтобы мне этого всего добиться, пришлось пережить многое. Прежде всего, страшный момент в моей жизни – это эксгумация моего ребенка. Это был вынужденный шаг. Потому что изначально, я не боюсь этих слов, присутствующий при осмотре места происшествия сам лично прокурор Двинянин не принял мер ни к фиксации, скажем, регистрации следов преступления и впоследствии к его раскрытию. Это и послужило поводом к эксгумации. Чтобы мне этого добиться и провести это все, пришлось обращаться, писать жалобы как в Главную военную прокуратуру, так и обращаться к Генеральному прокурору России, в Общественную палату, обращаться к думцам.



Александр Валиев : Расследование продвигалось крайне вяло. Только после жалоб, которые Самитова направила на имя Генпрокурора России Юрия Чайки и главного военного прокурора Сергея Фридинского, прокуратура заменила следователя Федосеева Олегом Хабиным. С тех пор дело пошло живее. Однако у матери Никиты до сих пор много вопросов к руководству училища и к военному прокурору Двинянину.



Валентина Самитова : Очень много возникает опять вопросов к следствию - именно прокурор Двинянин, именно к нему, прежде всего. И, конечно же, остаются вопросы к руководству училища. Они мне не оставляют никакого ни выбора, ни шанса. Я до сих пор не получила личного дела. Личного дела нет в военкомате. Нет моего ребенка! Не было его! Я до сих пор не получила никаких ни страховых выплат, ничего – ни на что не имею права. Тот памятник, который привез командир роты Тюменцев, я отправила назад. Это 50-сантиметровый памятник, на котором нет места фотографии, нет ни даты смерти, ни даты рождения, ни расшифрованы инициалы.



Александр Валиев : Памятник размером 50 сантиметров без фотографии и дат - не первое, что пришлось стерпеть Валентине Самитовой от руководства ЧВАКУШа. Когда она приехала туда после гибели сына и похорон, ее встретили довольно нерадушно. Рассказывает журналист Александр Дыбин, сопровождавший Валентину Валентиновну во время ее визита в военный институт, в котором погиб Никита.



Александр Дыбин : Мы пришли с Валентиной Валентиновной в ЧВАКУШ. Нас встретил начальник училища. Сначала были какие-то протокольные вопросы, как-то пытался выйти из ситуации, а потом мы пошли с Валентиной Валентиновной к командиру роты. Он был уже более агрессивный. Он моментально начал с наезда, что в Челябинске живет сестра Никиты. Почему она ничего не делала? Почему Валентина Валентиновна якобы заставляла его учиться? Просто начал ее прессинговать очень жестко. Буквально через 15 минут с Валентиной Валентиновной началась истерика. Она в слезах оттуда выбежала.



Александр Валиев : В начале августа стало известно о том, что прокуратура предъявила обвинение двум бывшим курсантам ЧВАКУШа. На днях выяснилось, что круг обвиняемых расширился до четырех человек. Их фамилии по-прежнему держатся в тайне. Между тем правозащитники из межрегиональной ассоциации "Агора", работающие в качестве адвокатов пострадавшей стороны, считают, что попытка замкнуть поиск виновных исключительно на рядовых первокурсниках, в корне не верна. Говорит Павел Чиков, председатель ассоциации "Агора", кандидат юридических наук.



Павел Чиков : Мы поставили перед собой задачу не только добиться привлечения к ответственности конкретных исполнителей, но и добиваться ответственности руководства, в данном случае, начальника училища, а также его заместителя по воспитательной работе, а также психологов, которые там есть. Потому что на них приказами Министерства обороны законодательством возложены обязанности по обеспечению надлежащего процесса обучения, исполнения воинской обязанности, психологического и физического состояния учащихся, в данном случае, училища. По нашему мнению и из тех материалов уголовного дела, с которыми мы ознакомлены, и в ближайшее время мы ждем ознакомления со всем уголовным делом, можно вне всякого сомнения говорить о виновности руководства, которое допустило такую ситуацию.



Александр Валиев : Надо добавить, что первоначальная версия офицеров института о том, что Никита покончил с собой из-за нежелания учиться, рассыпалась, как карточный домик. Это случилось, когда стали известны результаты последней психолого-психиатрической экспертизы. Она подтвердила, что юноша хотел и мог учиться в ЧВАКУШе. Теперь руководству военного ВУЗа будет вдвойне сложней найти оправдание этому ЧП.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



«Иногородние солдаты, проходящие срочную службу в воинских частях, расположенных на территории Самарской области, все чаще говорят о случаях неуставных отношений», - сообщают в Самарской антимилитаристской группе. Не выдержав издевательств со стороны старослужащих, покончил с собой рядовой из Калмыкии Григорий Сосоев, призванный в декабре 2004 года в самарскую воинскую часть 61819. О гибели сына Булгун Сосоевой сообщили только в мае этого года.


Первые полгода службы от Григория Сосоева, находящегося в учебной части, приходили письма, в которых говорилось, что все у него нормально. Все изменилось после перевода в мае 2005 года в воинскую часть 61819. Григорий Сосоев писал из части родственникам: «Кормят плохо, климат плохой, у меня ноги гноятся от такого климата. Санчасть здесь тоже плохая: ходил на перевязку, а там просто зеленкой обработали и все, когда нужно намазать мазь от гноя и перевязать бинтом, я говорил врачу, а он послал меня, как это понимать? У меня терпенья уже нет терпеть унижения офицеров», - конец цитаты. Григорий Сосоев просил мать и родственников писать ему почаще. Ему писали, но, судя по всему, писем из дома он не получал.


В июне 2005 года Григорий Сосоев убежал из армии, самовольно покинув воинскую часть. Ему удалось добраться до дома. Булгун Сосоева отвезла Гришу обратно в часть, боясь, что его осудят и отправят в дисциплинарный батальон. Женщина лично разговаривала с командиром части, и просила перевести сына на службу в другую часть. Как только Григорий Сосоев вернулся в часть, он был сразу вызван в Военную прокуратуру, где следователь сообщил, что теперь ему придется служить на год дольше – за самовольное оставление воинской части. Из Военной прокуратуры Григория Сосоева отправили в ту же самарскую военную часть 61819. В сентябре 2005 года Григорий писал домой, что их направили на сбор лука в Волгоградскую область. Оттуда он снова сбежал и оказался у двоюродного брата. Брат снова отправил Григория назад в часть. Последнее письмо от Григория Сосоева родственники получили в октябре 2005 года.


В 2006 году Булгун Сосоева, беспокоясь о судьбе сына, через военкомат Калмыкии сделала запросы в воинскую часть 61819. Военные соизволили ответить военкомату только в апреле этого года. Командир воинской части Киндеев сообщил в письме, что рядовой Григорий Сосоев исключен из списков части приказом от 17 июля 2006 года в связи со смертью. 23 ноября 2005 года сотрудниками Ленинского РОВД Самары был обнаружен труп неопознанного мужчины, покончившего жизнь самоубийством. Как сообщил в письме к Булгун Сосоевой командир военной части, в ходе проверки была установлена личность погибшего. Им оказался рядовой Григорий Сосоев. Матери погибшего солдата военные сообщили, что ее сын вел антиобщественный образ жизни и жил на помойке. «Булгун Сосоева считает, что военные скрывают правду о том, что ее сын покончил с собой из-за издевательств старослужащих», - говорит активист Самарской антимилитаристской группы Виталий Адаменко.



Виталий Адаменко : Раньше, когда только в прессе стали появляться сообщения о таких случаях, стали появляться художественные произведения, люди пристально смотрели за этими случаями. Всех волновали эти случаи. Но сейчас эти случаи стали в порядке вещей. Сейчас к ним внимание ослабло. Сама система армии такова, что дедовщина неискоренима, то есть она несомненно присуща армии. Она присуща тому коллективу, в котором действуют жесткие законы. Не хочешь – заставим, не можешь – научим. При такой системе не может не быть дедовщины. Я открыл роман Куприна «Кадеты», там тоже описывается, может быть, не в такой степени, но все равно они есть.



Сергей Хазов : Военные отказались комментировать ситуацию с гибелью в самарской воинской части солдата из Калмыкии. Членам Самарской антимилитаристской группы стало известно, что в военном госпитале Приволжско-Уральского военного округа сейчас находится на лечении еще один солдат-срочник из Калмыкии. У него отбиты почки, и ему грозит ампутация пальца. Фамилию солдата воинское начальство скрывает. Продолжает активист Самарской антимилитаристской группы Виталий Адаменко.



Виталий Адаменко : Военная структура замалчивает и как-то не отвечает на вопросы по поводу таких случаев, потому что чувствует себя сильнее, чем несколько лет назад. Общественное мнение, общественное внимание слабеет. Они чувствуют, что они не обязаны отчитываться перед обществом. Произошло и произошло. Никому никакого отчета давать необязательно.



Сергей Хазов : Виктор Андреевич, фамилию по его просьбе не называю, приехал в Самару из Москвы, чтобы просить военных перевести сына служить в часть в родном городе. «Над новобранцами издеваются старослужащие, а обращаться в военную прокуратуру солдаты боятся», - рассказал Виктор Андреевич.



Виктор Андреевич : Я рад, что армия ко мне никак не относится. Все предельно просто. Когда ты выходишь из призывного возраста, лишний повод радоваться. Потому что как можно относиться к армии, где калечат людей?! Кто там говорил, Чуковский, по-моему, что в России надо жить долго? Сам он дожил до 85 лет, чтобы увидеть какие-то минимальные перемены. Конечно, когда-то всем хотелось, чтобы она была профессиональной. Я думаю, и по сей день это является оптимальным каким-то решением. В армии должны служить профессионалы. У нас же, как в капле воды отражается океан, достаточно посмотреть в России куда угодно, для того чтобы понять какая армия. С тем же успехом мы сейчас с вами можем об образовании поговорить. Ответ будет примерно один и тот же.



Сергей Хазов : Рядом с военкоматом Самарской области мне удалось побеседовать с Максимом Денисовым. Бывший студент, а сейчас – призывник, не скрывал своего оптимизма по отношению к военной службе. Молодой человек – фанат телесериала «Солдаты», с восторгом рассказал, что мечтает о службе в армии.



Максим Денисов : Я, конечно, пойду. Тем более что я боксер. Мне надо. В ВДВ пойду на годик, послужу. Это, как говорится, светлые мечты каждого мальчишки, я так думаю. А вот куда попаду, туда попаду. Долг священный. Надо это все с корня рубить, как говорится, чтобы дедовщину искореняли. От властей что ли зависит?!



Сергей Хазов : А вот ровесник Максима Денисова, другой самарский призывник, Игорь Аксенов, имеет другую точку зрения.



Игорь Аксенов : Армия должна быть контрактная, я так считаю.



Сергей Хазов : В этом году более десяти солдат обратилось с жалобами к членам Самарской антимилитаристской группы. Правозащитники говорят, что реально число пострадавших от неуставных отношений в армии гораздо больше, просто не все солдаты имеют возможность рассказать о нарушениях прав человека в воинских частях. Члены Самарской антимилитаристской группы предложили руководству Приволжско-Уральского военного округа провести бесплатные юридические консультации для солдат срочной службы, однако инициатива правозащитников осталась без ответа.



В эфире Пенза, Наталья Котова:



Зинаида Лысенко : Судились уже два года. На третий пошло. Суд нас удовлетворил, удовлетворил частично. Строительство 16-этажки запрещено. Сейчас у нас дело рассматривается приставами. Подано заявление в связи с тем, что как была аварийная ситуация, так она и есть. В случае пожара ни одна машина к дому не подойдет в связи с тем, что строительная компания нарушила, неправильно построила забор. Должны были быть проемы. Это все отсутствует.



Наталья Котова : Это рассказ Зинаиды Лысенко, руководителя инициативной группы женщин, боровшихся с незаконным строительством элитной многоэтажки в историческом месте Пензы, где расположены сквер, Дом-музей народного творчества и монумент в честь погибших во время Великой Отечественной войны. Строительная компания, несмотря на судебные разбирательства, все же оградила предполагаемое место строительства забором, при этом, повредив памятник, в основание которого заложены капсулы с землей из тех мест, где сложили головы уроженцы Пензы. Продолжает Зинаида Лысенко:



Зинаида Лысенко : Была спортивная площадка. Ее всю изуродовали, куда и что вывезли непонятно. До сих пор так ее и не восстановили. Это надо же - около святого места, около памятника сделать туалет! В том году была назначена судебная экспертиза. Она проходила где-то месяца три. И было выявлено, что в большинстве квартирах инсоляция и освещенность будет нарушена при строительстве 16-этажки.



Наталья Котова : Однако строители не намерены сдаваться. Рассказывает Людмила Ягодина.



Людмила Ягодина : Они обещают – мы покрасим стены белым светом. Будет отражение, и у вас будет…



Наталья Котова : Инициативная группа выступила с встречным предложением – выкрасить стены многоэтажки, если ее все же возведут золотистой краской, как церковные купола. Строительная компания решила, что над ней издеваются. Рассказывает Людмила Ягодина:



Людмила Ягодина : Множество жильцов нашего дома – это два года, третий сейчас идут – боролись. Они так материально затратились! Они по 7 тысяч внесли для того, чтобы отстоять. И до сих пор продолжаем бороться. Это редкость. Поэтому, я думаю, мы хоть такую победу одержали.



Наталья Котова : Но далеко не все жители домов, прилегающих к спорному участку городской территории, так оптимистичны. Некоторые из них считают, что строительная компания заняла выжидательную позицию и, спустя время, выполнит задуманное, проигнорировав решение суда, запретившей строительные работы. К тому же стало известно, что строители уже заплатили Горзеленстрою 200 тысяч рублей за вырубку 66 вековых деревьев на территории сквера, да и забор, ограждающий территорию предполагаемого строительства, убирать никто не спешит. По словам местных жителей, они уже видели рассерженных граждан, приезжавших посмотреть на строительные работы, которых нет. Видимо, это были те, кто уже внес деньги на покупку жилья в новостройке.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Чем больше путешествуешь, тем больше познаешь других людей, тем больше воспитываешь в себе хороших человеческих качеств, Главное, это воля и цель, а помощь всегда будет. Путешественник Алексей Орлов.



Алексей Орлов : В основном, мне люди помогали. Было нужно в какой-то город попасть, то машины сами останавливаются. Попутка останавливается, и везут куда надо. А если тебе не надо ехать, значит, ни одна машина не возьмет.



Елена Стрельникова : С собой странник-путешественник Алексей Орлов денег никогда в дорогу не берет. Только документы, палатка и сменная одежда. Одна пара обуви. А прославился он еще 12 лет назад, когда в 1995 году с двухпудовым крестом в руках прошел от Челябинска до Москвы и из столицы – до Владивостока. Это было его первое крупное путешествие по стране, и запомнилось оно больше реакцией жителей разных городов на его появление. В Перми его прямо с вокзала увезли в психдипансер. Видимо, внешняя схожесть путешественника с героем старинной былины смутила встречающих. Отпустили после разговора с врачом. В другом городе называли дьяволом и боялись пускать в церковь.



Алексей Орлов : Зашел, свечку зажег, поставил. И тут, как сказать, священник бежит, выгоняет – иди из этого храма! Я говорю – дайте хоть свечку поставить. Повернулся – до свидания!



Елена Стрельникова : Алексей Орлов – геолог по образованию, поэтому жизнь в дороге для него дело привычное. В перерывах между маршрутами живет с семьей в Миассе Челябинской области. В этом году своей отправной точкой он выбрал Оренбург. Верит в силу чисел региона – 56.



Алексей Орлов : Какие-то события происходят у меня, где 6, 9, 5. Во-первых, я в 1965 году родился. В 1995 году путешествие начал с большим крестом.



Елена Стрельникова : Теперь, подкрепившись оренбургской числовой магией, Алексею Орлову предстоит преодолеть около четырех тысяч километров. Впервые на велосипеде.



Алексей Орлов : Велосипедистов много бывает. Они типа как спортивные, а у меня все-таки философский поход. У меня цель не от точки до точки доехать, а мне как бы нужно быть в регионе в нужное время. Вот это сближение с природой для меня важнее.



Елена Стрельникова : В этом году маршрут странника лежит через Башкирию в Сибирь. Уфу, Челябинск, Курган, Тюмень, Омск, Кемерово намерен он объехать по кругу или по периметру. Когда возвращаешься в исходную точку замкнутой линии, тем самым как бы разрываешь ее, говорит Алексей, и сразу находишь ответы на многие вопросы, что накопились в душе. А самое главное в этом году – искупаться в Байкале. Только тогда он половину своей духовной миссии выполнит, считает странник.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



40 лет назад, в 1967 году, первокурсник исторического факультета Саратовского университета Александр Романов познакомился со студентом юридического института Олегом Сениным. Так в Саратове возникла подпольная группа революционного коммунизма.



Звучит песня


Александр Романов : Я уже в исторических книгах советского периода видел постоянные разночтения. Желание понять – какая же из этих сменяющих друг другу концепций соответствует реальности, действительности? – привело меня к оппозиционной деятельности. Читали самиздатовскую литературу, писали свои статьи на актуальные темы, и пытались их распространять.



Ольга Бакуткина : Истина, которую осознали юные подпольщики, состояла в том, что декларируемое официальной идеологией общество социализма в Советском Союзе представляло собой государственный капитализм, где все средства производства и власть принадлежат совокупному собственнику – партноменклатуре. Целью подпольной группы была революция, но бескровная. Осознавшие истину сограждане сами должны были выбрать и совершить переход от одной формации к другой. К 1970 году группа насчитывала более 100 человек в ВУЗах города и сотрудничала с аналогичными группами в других городах.


Именно в 1970 Сашу Романова арестовали ночью на квартире у друга, с которым они вместе размножали антисоветскую литературу. В ходе процесса было осуждено шесть человек. Александр Романов приговорен к 6 годам тюрьмы.



Александр Романов : Нет, я не могу сказать, что это было несчастье. Это скорее было то испытание, благодаря которому я и практически все мои друзья пришли, на мой взгляд, к более существенным, более глубоким взглядам на жизнь.



Ольга Бакуткина : 6 лет во Владимирской тюрьме и мордовских лагерях, где Александр Романов встречался с Владимиром Буковским, Кронидом Любарским, осужденными по делу Всероссийского социал-христианского союза «Освобождение народа», лишили молодого революционера веры в коммунистическое будущее человечества.



Александр Романов : Тут же в первой трети срока я расстался с той концепцией, которая надо мной тяготела чуть больше 20 лет, а над моими соотечественниками до 1991 года. Это такое социалистическо-коммунистическое мировоззрение. Я в нем разочаровался и больше никогда не возвращался к кумирам. Меня стали интересовать проблемы, которые я считал более важными, более существенными - проблемы смысла жизни. А на этот вопрос, наверное, более всего ответов дают религиозные концепции. Религия – это связь с абсолютным. Это то, что человеку может дать почувствовать, что его существование не бессмысленное и не ограничивается строением какого-то идеального социального порядка.



Ольга Бакуткина : После тюрьмы Александр Романов работал сторожем, экспедитором химчистки, а в 1991 году, после реабилитации, восстановился на историческом факультете университета и окончил его в 46 лет.


С женой, художницей Любовью Романовой, и двумя дочками он жил в домике, окруженном садом. Дочки выросли, умерла жена, оставив радостные и яркие полотна, запечатлевшие счастье простого бытия. Недавно в доме был пожар. Поэтому мы разговариваем в саду – непростом, библейском.



Александр Романов : В 50-м псалме Давида есть такая строка « Окропи меня иссопом, и буду чист…» Так вот, иссоп рос у меня на участке. Такая вот травка, которая росла на Святой Земле еще 3,5 тысячи лет назад, а сейчас она исчезла. Растет здесь на участке сныть, которой в течение трех лет питался преподобный Серафим Саровский. Я очень доволен тем, что здесь растет мелисса, потому что, по некоторым источникам, Московскую Русь называли краем ладана и мелиссы.



Ольга Бакуткина : На руки хозяину прыгает белый ласковый кот.



Александр Романов : Кроме кота никого. У меня был пес очень хороший, был искусан бойцовыми собаками и погиб. Бегают тут ежики, летают летучие мыши с наступлением сумерек. Сегодня утром на столбе сидел дятел, стучал. Иногда горлинки.



Ольга Бакуткина : Отношение к революционной молодости у Александра Романова созвучно стихотворению Даниэля.



Александр Романов : «Дожди, дожди коснулись щек,


Растя, деревья порыжели.


И был открыт никчемный счет


Моих побед и поражений.


Струилась осень день за днем,


Менялась летняя палитра,


А я во всю играл с огнем


И тайно жаждал опалиться.


И не за то, что я кричал:


«Меня, сойдясь, осудят судьи»,


За то, что на свою печаль,


Как пластырь клал чужие судьбы.


За то, что я, сойдя с ума,


Не пощадил чужого сердца,


А суд, законы и тюрьма


Всего лишь кнут, всего лишь средство


Возмездия за тайный грех,


За то что, убивая, выжил.


И вот зима. И страшен снег,


Запятнанный капелью рыжей».



Ольга Бакуткина : Скрепит в саду ворот старого колодца. Внизу у подножия холма шумит суетный город. Забыты идеи революционного преобразования общества. Но осталась вера в то, что идеал живет в душе каждого человека. Вот только обретение его – тяжкий духовный путь, пройти который готов не каждый.



Звучит песня

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG