Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Три года после Беслана: взгляд со стороны. Федеральное правительство готово помочь несостоятельным домовладельцам


Юрий Жигалкин: Три года после Беслана: взгляд со стороны. Федеральное правительство готово помочь несостоятельным домовладельцам. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Не только сама трагедия в Беслане, но и три года, проведенные матерями Беслана в поисках правды, дают повод сторонним наблюдателям для совершенно определенного вывода. Мой собеседник – публицист, бывший корреспондент газеты «Уолл-стрит Джорнэлл» в Москве Дэвид Саттер.


Как бы вы определили главный урок этой печальной истории?



Дэвид Саттер: Я думаю, вывод о том, что руководство страны во главе с Путиным ни во что не ставит человеческую жизнь, жизнь граждан России для них, судя по всему, не представляет никакой ценности, даже когда на чаше весов жизнь детей. Как иначе объяснить теперь твердо установленный факт: именно с российской стороны была начата атака на школу после того, как представители Аслана Масхадова и северо-осетинских властей договорились о том, что он возьмет на себя роль посредника в этом кризисе? Прологом к гибели детей стал не взрыв внутри школы – случайный или неслучайный, а удар со стороны осаждавших, теперь это можно доказать многочисленными свидетельствами. А то, что штурм школы, где находились заложники, среди которых было большинство детей, проходил с применением гранатометов и огнеметов! Кому в голову могло такое прийти? Такое невозможно представить ни в одной цивилизованной стране. Любая нормальная власть вступает в переговоры с террористами, если ставка – жизнь людей, тем более, детей. Тот факт, что переговоры, то есть возможность спасти заложников, были отвергнуты и избрано кровопролитие, внушает ужас.



Юрий Жигалкин: Господин Саттер, этот трагический эпизод был, увы, не первым случаем, когда власть и ее представители демонстрировали пренебрежение к человеческой жизни. Но, кажется, впервые мы видим людей, которые готовы пойти на все, до конца, чтобы добиться правды о том, как и почему погибли их близкие, добиться справедливости. Это – матери Беслана. Как вы считаете, смогут ли они найти эту справедливость?



Дэвид Саттер: Я думаю, только с помощью международных организаций, которые, насколько мне известно, пока не ответили, в том числе и американский Конгресс. Больше года назад, после того, как из показаний на суде террориста, участвовавшего в захвате заложников стало ясно, что атакующие обстреливали школу из гранатометов и огнеметов, группа бесланцев, переживших трагедию, направила обращения в международные организации, включая Конгресс США, где они прямо обвинили российские власти в причастности к терроризму и просили оказать содействие в расследовании бесланских событий. Проблема заключается еще и в том, что чем дальше в прошлое уходит событие, тем труднее поддерживать к нему внимание. Российским властям помогло и то, что на Западе поначалу приняли к сведению официальную версию событий, и к тому времени, когда появились первые результаты расследования, интерес к поиску правды угас.



Юрий Жигалкин: Собственно, это касается и России? Матерям Беслана не удалось поднять на свою сторону общественное мнение даже своей собственной страны.



Дэвид Саттер: К сожалению, это так. Главная причина – то, что их борьба замалчивается российской прессой. И, кроме интернета или «Новой газеты», информацию об их усилиях найти почти невозможно. При этом у россиян, увы, нет опыта жизни в гражданском обществе, у них нет ни опыта, ни инструментов воздействия на власть, у них нет возможности заставить власть уважать их, их права и их волю. К тому же, как ни прискорбно, современное российское общество унаследовало свойство советской ментальности: человеческая жизнь стоит мало на фоне достижения великих политических целей. К сожалению, и в третью годовщину трагедии в Беслане справедливые вопросы матерей Беслана о том, кто виноват в гибели их детей, остаются без ответа. Напротив, эти женщины стали объектом унижений и манипуляций. И, я подозреваю, пока у власти в России остается нынешний круг людей, правосудие не восторжествует. Не исключено, что им останется уповать на суд истории.



Юрий Жигалкин: Таково мнение известного американского публициста, бывшего корреспондента газеты «Уолл-стрит Джорнэлл» в Москве Дэвида Саттера.


Перед лицом усугубляющего кризиса на рынке ипотечного кредитования президент Буш предложил меры, которые помогут новым домовладельцам с невысокими доходами избежать потери собственности и справиться с выплатами по кредитам.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Примерно двум миллионам американских семей сегодня грозит потеря их домов, приобретенных по займам с плавающей процентной ставкой. Этот вид кредита позволил им купить дом, благодаря искусственно низкому кредитному проценту, который во многих случаях был им не по карману. Но через некоторое время процент начал подниматься и тогда для счастливых обладателей жилья начались серьезные проблемы, они столкнулись с жестокой реальностью: домовладение было им не по средствам. В пятницу президент Буш предложил ряд шагов в помощь тем, кому угрожает дефолт по платежам за жилье. Он призвал Конгресс принять закон о том, чтобы Федеральное управление по жилью гарантировало жилищные займы для малоимущих, недавно купивших жилье с помощью рискованной ипотеки, а также о том, чтобы тем, кого настиг кризис, позволялось перефинансировать займы и получить более выгодные условиях кредитования. Предполагается, что льготы коснутся тех заемщиков, у которых срок просроченных платежей превышает три месяца.


Джордж Буш также выступил в поддержку комплекса мер по предотвращению новых случаев выдачи рискованных кредитов лицам с непроверенной кредитной историей и с заведомо низкой платежеспособностью. В то же время президент категорически отказался поддержать меры финансового оздоровления для кредитных организаций, завлекших клиентов в сети кажущихся выгодными займов, а также тех, кто покупал недвижимость лишь с целью перепродажи, чтобы сорвать быструю прибыль.



Джордж Буш: Государственная санация кредиторов только спровоцирует рецидив проблемы. Правительство не будет помогать спекулянтам на рынке недвижимости или тем, кто покупал дома, заведомо зная, что они им не по карману.



Аллан Давыдов: Что стало причиной небывалых проблем на рынке недвижимости и способны ли эти меры помочь с ними справиться? С таким вопросом я обратился к профессору экономики Университета штата Мэриленд Питеру Мориси.



Питер Мориси: Американский ипотечный рынок, насколько нам сегодня известно, в определенной степени оголился. То есть, кредитные организации, выдававшие ипотечные кредиты, оказались без средств и без возможности получить займы от банков после того, как выяснилось, что значительный процент новых домовладельцев не может выплачивать по своим кредитам. При этом, в отличие от прежних времен, кредитные организации даже не держат у себя первоначальных взносов, которые бы могли помочь им функционировать. Займы после их оформления группируются в пакеты ипотечных закладных и перепродаются на рынке долговых обязательств. То есть кредиторами часто сомнительных заемщиков становятся самые разные инвесторы, фонды, покупающие эти финансовые обязательства. Поэтому-то проблемы на американском рынке недвижимости затронули весь мир. В этом контексте необходимо более пристально взглянуть на то, как этих займы составляются и продаются. Следует также надежнее убедиться в обоснованности выдачи ипотечного кредита, то есть в том, что покупатель имеет достаточный уровень дохода для выплаты этого кредита и что покупаемая собственность должным образом оценена.



Аллан Давыдов: Президент Буш пообещал, что федеральное правительство предпримет ряд действий для повышения транспарентности, надежности и справедливости американской ипотечной индустрии.



Питер Мориси: Видимо, заемщикам надо будет предоставлять более ясную картину расписания их платежей не только в момент въезда в купленный дом, но и через год, три, пять лет. Однако я не думаю, что это произведет революцию в ипотечной индустрии. Гораздо больше значение имело бы повышение прозрачности деятельности ипотечных брокеров и компаний по всей стране, а также деятельности инвестиционных банков с тем, чтобы людей по всей цепи – от домовладельца до держателя кредитов – имели ясное представление о степени платежеспособности или качестве кредитной истории заемщика.



Аллан Давыдов: В какой степени меры, обещанные президентом, помогут предотвратить массовую потерю домов неплатежеспособными владельцами?



Питер Мориси: Правительство может им помочь только до определенных пределов. Оно наверняка гарантирует кредиты тем, кто способен их выплатить. Но если стоимость дома значительно упала и у покупателя нет реальных возможностей ни оперативно продать по прежней цене, ни перефинансировать, поскольку он не сможет получить доступные для него условия кредита под собственность, стоимость которой сильно упала, этим людям придется расстаться со своими домами. Боюсь, что некоторые семьи все же лишатся жилья.



Аллан Давыдов: Сегодня общая стоимость ипотечных кредитов, выплачиваемых американцами, составляет 10 триллионов долларов – это три четверти внутреннего валового продукта страны. Примерно одна восьмая этой суммы приходится на кредиты повышенного риска.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.


Поклонников творчества Бритни Спирс, истосковавшихся по новым работам своего кумира, молчащего несколько лет, ожидает большое событие. В понедельник состоится радиопремьера ее сингла «Дай мне побольше». Бывшая поп-звезда надеется, что с него начнется возрождение ее поп-карьеры.


XS
SM
MD
LG