Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Требования жителей Кондопоги властями выполнены, суды над виновными в беспорядках продолжаются


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Карелии Ирина Пяхтина.



Марк Крутов: В карельском в городе Кондопога отметили годовщину трагических событий, произошедших в конце августа – начале сентября 2006 года, когда убийство двоих местных жителей в драке с кавказцами спровоцировало массовые беспорядки на межэтнической почве. Их пик, включая нападение толпы на принадлежащий выходцам с Кавказа ресторан «Чайка» и погромы на местном рынке, начался после похорон убитых и пришелся как раз на ночь со 2 на 3 сентября. Жители города после этих событий выдвинули ряд требований местным властям, чтобы предотвратить националистические волнения. Почти все из них выполнены, не закончились только суды над виновными.



Ирина Пяхтина: Дни годовщины массовых беспорядков в Кондопоге прошли спокойно. Это настроение поддерживалось не усиленными нарядами милиции, а поведением самих горожан. Гражданская панихида в память о двух жителях города Григории Слезове и Сергее Усине, которые погибли во время побоища у ресторана «Чайка» от рук выходцев с Северного Кавказа, вызвала у кондопожан огромное сожаление о случившемся, но никак не гнев или чувство мести. Да и многочисленным нельзя назвать этот печальный митинг – на него собралось менее ста человек. Еще год назад мать одного из погибших Маргарита Слезова поразила всех, когда после смерти сына вышла на улицу успокоить двухтысячную разбушевавшуюся толпу словами: «Идите, мальчики, домой». И в этот день она призывала только к миру.



Маргарита Слезова: Я думаю, что доброта мир спасет. И добрых людей намного больше.



Ирина Пяхтина: В тон ей выступали и другие женщины. Никому из них не хотелось и не хочется вражды.



Участница акции: Какой бы национальности вы ни были, упаси вас господь поднять руку на другого человека, чтобы лишить его жизни.



Ирина Пяхтина: Прошел год. Первые месяцы жители устраивали сходы, требовали от властей «выселить всех кавказцев из города в 24 часа», навести порядок на рынке, обеспечить работой молодежь. Сейчас успокоились, видя, что власти пошли им навстречу. Первое требование было самым трудновыполнимым, противоправным. Но многие уехали и не вернулись после того, как мэр города предложил им стать плотниками, сантехниками и озеленителями. Тогда глава вайнахской диаспоры Карелии Махмет Матиев заявил мэру, «что именно он лично лишил кондопожских чеченцев работы». Уехали и братья Имановы. Они 15 лет арендовали «Чайку», несмотря на два убийства в этом злачном заведении – в конце 90-х и в 2001 году, и не смотря на то, что Имановы не платили налоги. Уехали из города сами и на судебных заседаниях не появлялись, сообщив через адвокатов, что являются гражданами другого государства – Азербайджана.


Сожженное помещение ресторана отремонтировали местные власти и открыли молодежный центр с танцполом, интернет-кафе. В том же здании – офис «Народной дружины Кондопоги». Так решена еще одна задача, поставленная народным сходом. В здании городской библиотеки даже появился центр адаптации для мигрантов. Хотя по наблюдениям горожан и работников библиотеки он пустует.



Работница библиотеки: Пока ничего нет. Открыли, но здесь еще никто не работает.



Ирина Пяхтина: Разгромленный магазин, принадлежащий чеченцам, выкупила питерская фирма, теперь в нем сетевой супермаркет. В эти выходные открылся и новый современный рынок. Администратор прежнего мини-рынка Ирина Гурьева рассказывает, что после погромов многие коммерсанты уехали. Прошло время, но свободные торговые площади есть и сейчас.



Ирина Гурьева: Люди все равно побаиваются, звонят: «Как у вас обстановка?» Люди, которые еще не получили гражданство, не могут выйти на рынок, поэтому у нас очень много свободных мест.



Ирина Пяхтина: Народ добился своего: открыт рынок, на котором будут торговать только свои. Управлять им будет совет граждан города, никого со стороны, ни в совете, ни на рынке не будет. Единственная проблема – нехватка собственной сельхозпродукции, профильные предприятия в Карелии в упадке, поэтому местным чиновникам пришлось заключить договора с Краснодарским краем на прямые поставки.


Много что изменилось в Кондопоге. Не нравится людям только одно - как идут суды. Процесс по делу об убийстве Дениса Усина и Григория Слезова затягивается. Шестеро чеченцев, участники поножовщины у ресторана, сначала потребовали у Верховного суда Карелии переводчиков, чтобы познакомиться с материалами дела, хотя после судебных заседаний спокойно общаются на русском языке. На чтение и перевод документов ушел не один месяц. Теперь адвокаты подсудимых всячески затягивают процесс, не являясь на заседания. Верховный суд Карелии даже пригрозил привлечь к дисциплинарной ответственности адвокатов за неявку на заседание, так как это приобретает уже постоянный характер. Одному из подсудимых - Исламу Магомадову - предъявлено обвинение в совершении двойного убийства, а остальным пятерым – в причинении тяжкого вреда здоровью и хулиганстве. Дело рассматривается в открытом судебном заседании, в Верховном суде объясняют, «что процесс будет непростым и продлится 3-4 месяца, а может быть и дольше». Очередное слушание по существу назначено на 4 сентября.



Марк Крутов: Сейчас с нами на прямой связи председатель Союза журналистов Карелии, руководитель Центра политических и социальных исследований республики Анатолий Цыганков, которому я в годовщину трагических событий в Кондопоге хочу задать один простой вопрос.


Анатолий, скажите, пожалуйста, насколько, по вашему мнению, власти действительно обезопасили себя и граждан от повторения подобных беспорядков? Насколько мне известно, в других городах Карелии, где все так же существуют диаспоры выходцев с Кавказа, националистические лозунги нередко звучат по сей день.



Анатолий Цыганков: Если мы говорим о Кондопоге, то в данном случае мы наблюдаем, что органы власти попытались разрушить прежние символы трагедии. В частности, вы говорили о том, что перестроили ресторан «Чайка», где было совершено убийство, построили новый рынок. То есть те символы, которые в сознании ассоциировались с трагедией, они сегодня перестроены, ликвидированы, на их месте созданы новые торговые точки. То есть власть пошла по пути ликвидации символов. Говорить о том, что этой перестройкой они кардинально изменили психологию граждан, затруднительно. Потому что мы прекрасно понимаем, что такие раны рубцуются очень долго в сознании людей, и мы знаем, что Карелия – регион России, и люди, живущие в Карелии, наблюдают, что происходит на юге России, какие случаются трагедии, и все это, безусловно, накладывается на сознание живущих здесь людей.


Говорить о том, что какие-то националистические черты характерны для людей на территории Карелии, я бы не стал. Нет такого. Проявления случайные существуют. Буквально накануне года трагедии, когда ее вспоминали, обнаружилась листовка националистического характера. Это случайные совершенно эпизоды. Но, подчеркиваю, надо понимать, что трагедия никуда не ушла, она по-прежнему сохраняется, и сам факт ее незавершенности присутствует. Идет судебный процесс, точка не поставлена. Открытие нового рынка и строительство молодежного центра ни о чем пока не говорит, не эти материальные свидетельства определяют благополучие общества.


XS
SM
MD
LG