Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина событий в Кондопоге прошла спокойно


Григорий Слезов и Сергей Усин были убиты время массовой драки у ресторана «Чайка», после чего антикавказские погромы начались по всему городу

Григорий Слезов и Сергей Усин были убиты время массовой драки у ресторана «Чайка», после чего антикавказские погромы начались по всему городу

В Карелии вспоминают события в Кондопоге - год назад в результате массовых беспорядков здесь погибли двое местных молодых людей. Дни годовщины массовых беспорядков в Кондопоге прошли спокойно. Это настроение поддерживалось не усиленными нарядами милиции, а поведением самих горожан. Гражданская панихида в память о двух жителях города Григории Слезове и Сергее Усине, которые погибли во время побоища у ресторана «Чайка» от рук выходцев с Северного Кавказа, вызвала у кондопожан огромное сожаление о случившемся, но никак не гнев или чувство мести. Да и многочисленным нельзя назвать этот печальный митинг - на него собралось менее ста человек. Еще год назад мать одного из погибших Маргарита Слезова поразила всех, когда после смерти сына вышла на улицу успокоить двухтысячную разбушевавшуюся толпу словами: «Идите, мальчики, домой». И в этот день она призывала только к миру.


«Я думаю, что доброта мир спасет. И добрых людей намного больше», - говорит Маргарита Слезова.


Прошел год. Первые месяцы жители устраивали сходы, требовали от властей «выселить всех кавказцев из города в 24 часа», навести порядок на рынке, обеспечить работой молодежь. Сейчас успокоились, видя, что власти пошли им навстречу. Первое требование было самым трудновыполнимым, противоправным. Но многие уехали и не вернулись после того, как мэр города предложил им стать плотниками, сантехниками и озеленителями. Тогда глава вайнахской диаспоры Карелии Махмет Матиев заявил мэру, «что именно он лично лишил кондопожских чеченцев работы». Уехали и братья Имановы. Они 15 лет арендовывали «Чайку», несмотря на два убийства в этом злачном заведении. Сожженное помещение ресторана отремонтировали местные власти и открыли молодежный центр с танцполом, интернет-кафе. В том же здании - офис «Народной дружины Кондопоги». В здании городской библиотеки даже появился центр адаптации для мигрантов, но по наблюдениям горожан и работников библиотеки он пустует.


Разгромленный магазин, принадлежащий чеченцам, выкупила питерская фирма, теперь в нем сетевой супермаркет. В эти выходные открылся и новый современный рынок.


Администратор прежнего мини-рынка Ирина Гурьева рассказывает, что после погромов многие коммерсанты уехали. Прошло время, но свободные торговые площади есть и сейчас: «Люди все равно побаиваются. Еще звонят и спрашивают - как у вас обстановка. У нас очень много свободных мест».


Народ добился своего: открыт рынок, на котором будут торговать только свои. Управлять им будет совет граждан города. Никого со стороны ни в совете, ни на рынке не будет.


По мнению председателя антикоррупционного комитета по Северному Кавказу Мусы Саддаева, в том, что случилось побоище и погибли люди, виновны и русские, и чеченцы. Но ответственность за это, по его мнению, лежит целиком на местных властях, не сумевших погасить конфликт: «Если такой конфликт назревал, то его надо было погасить, но этого не было сделано. Это очень плохая тенденция. Власть серьезных мер по этому не принимает. Но надо понимать и другое - очень много национальных республик в России. Если из этих республик начнут выселять русских, то что произойдет?»


Политолог центра Карнеги Алексей Малашенко уверен, что межнациональные конфликты в России в ближайшее время не прекратятся. И дело даже не в том, что власть не хочет их искоренять - хочет, считает политолог, но просто не умеет: «К сожалению, я думаю, они не прекратятся. Важно, чтобы они не развивались. Важно, чтобы они хотя бы застыли на нынешней ситуации, которая хоть и маловразумительна, но, тем не менее, не является крайней. С этой точки зрения, то, что произошло в Кондопоге, и окончательное, если можно так выразиться, саморешение конфликта, оно внешне представляется как бы удачно. Произошло замирение, "проклятые кавказцы" уехали. Но, во-первых, так или иначе, события рассоривают этносы, рассоривают народы. Уверяю вас, что и в памяти тех же кавказцев, и в памяти тех же жителей Кондопоги и окрестностей это было знаковое событие. Об этом будут рассказывать бабушки своим внукам и так далее. Это будет передаваться из поколения в поколение. А таких конфликтов в России очень много.


Поэтому, хотя решение как бы формально найдено, но, я думаю, что оно, так или иначе, не привело хоть к минимальному позитивному сдвигу в межнациональных отношениях. Если мы сейчас, например, попробуем быстро перепрыгнуть на Северный Кавказ, посмотрите, что там сейчас происходит в Ингушетии, когда убивают русских. Все же вместе взятое, отнюдь не радует.


Есть какие-то у властей позитивные наработки? Я думаю, что, безусловно, есть. Во всяком случае, на уровне теории есть эксперты, есть специалисты, есть политики, которые, хотелось бы верить, действительно, искренне желают, чтобы вот эта межэтническая напряженность как-то постепенно угасала или, во всяком случае, не возрастала.


Но все это упирается во многом в то, что происходит на местах. Потому что конфликты вспыхивают, в общем-то, зачастую не всегда оттого, что просто много кавказцев, просто много других этносов. Оттого, как относится к ним власть, как она паразитирует на этом присутствии, и каким образом сами мигранты не могут вписаться в окружающую среду. Это и вина, но это еще и беда людей. Их надо воспитывать достаточно долго. Это длительный процесс. Поэтому, с моей точки зрения, в этих конфликтах очень важное значение имеет правильное поведение властей на местах. Пока что этого, к сожалению, не происходит. Мы знаем очень много примеров, когда той последней каплей, которая приводила к этим конфликтам, были именно действия властей, не продуманные, глуповатые и, в общем, провоцирующие».


XS
SM
MD
LG