Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Следственная бригада по делу Политковской получила нового руководителя


Раскрыть убийство оказалось гораздо сложнее, чем объявить об этом

Раскрыть убийство оказалось гораздо сложнее, чем объявить об этом

Сегодня появились новые признаки того, что расследование убийства Анны Политковской сталкивается со значительными проблемами. Сменился руководитель следственной группы. Как отмечают российские СМИ, парадоксальным образом дело стало разваливаться после того, как генпрокурор назвал преступление практически раскрытым. Заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов (Анна Политковская работала в этом издании) не спешит делать далекоидущие выводы о провале расследования:


- Следственная группа по делу Политковской усилена. В нее вошел еще один старший следователь по особо важным делам ; возглавил группу начальник отдела по расследованию особо важного дела Генеральной прокуратуры. Конечно, нам в газете кажется не очень удачной такая рокировка, и мы будем по-прежнему работать с Петром Гарибяном. Но никто никого не отстранял. Сейчас пошли аресты, необходимо вести огромное количество допросов, появляются дополнительные сведения. Дело оказалось сложнее, труднее с точки зрения следствия, чем изначально предполагалось.


Собеседник РС не видит ничего особенного в сложной информационной игре вокруг расследования убийства, учитывая его политическое звучание:


- Конечно, пошли игры. Когда не было высочайшей санкции на разговоры по поводу дела Политковской, ни государственные каналы, ни официальные печатные СМИ об этом не говорили. Теперь им сказали, что можно, и каждый из них в меру собственной осведомленности и порядочности об этом рассуждает.


- Что касается всяких информационных вбросов, они тоже понятны. Потому что вмешались силы, которые не заинтересованы в том, чтобы какая-то часть информации дошла до суда - потому что, как мы предполагаем, фигуранты этого дела могут потянуть за собой цепочку других уголовных дел. Тут уже всполошились коррумпированные сотрудники правоохранительных органах, и в отдельных публикациях стала прослеживаться уже определенная PR -линия, направленная на развал следствия. Тут много всяких привнесенных обстоятельств. Но рассуждать о шагах следствия, кого оно выпускает, кого не выпускает, странно, поскольку идут обычные следственные действия. Конечно, есть задержания, есть аресты. И следователи после первоначальных допросов решают, кто остается под стражей, а кто выходит под подписку о невыезде. Это обычная работа. Просто сейчас из каждого шага следствия или стороны защиты начинают раздувать слишком громкую историю.


- Не связывались ли вы с журналистами газеты «Твой день», которая первой назвала фамилии подозреваемых в совершении преступления, и тем самым, возможно, сорвала расследование?


- Тут аспект двойственный. Что касается журналистов «Твоего дня», то с точки зрения журналистики у нас к ним претензии нет. Они исполнили закон о средствах массовой информации, они добыли общественно значимую информацию, по мере возможности ее проверили и опубликовали. То есть в принципе сделали то, что должен сделать любой журналист. Деформаций каких-то особых они не допустили, PR -ходов не запустили, это информированные журналисты, что называется.


- Здесь претензии к тем людям, которые в силу разных причин дали им информацию. Вот к ним у нас претензии безусловно есть. И у нас, и, насколько я знаю, у семьи Анны Степановны [Политковской] есть претензии к правоохранительным органам, которые в силу разных своих заинтересованностей делится информацией с журналистами.


- А есть другого рода журналисты, которые информацию не добывают, в отличие от газеты «Твой день», а просто ее придумывают и врут, - как, например, «Комсомольская правда», которая допридумала интервью Ильи Политковского. Ту фразу, которую они вынесли в заголовок («Мою маму заказал влиятельный политик»), он не говорил. Вот к журналистам такого рода у нас есть претензии.


- Если возвращаться к первоначальному заявлению генпрокурора, то г-н Чайка считает, что заказчик убийства находится вне пределов России. Эта версия правдоподобна?


- У нас есть несколько версий, в том числе и похожая на ту, которую высказал генеральный прокурор. Другое дело, что пока мы отдаем предпочтение одной из своих собственных версий, согласно которой заказчик пределов России не покидал. Но рассматриваем и другие варианты, потому что вопрос с заказчиком открыт, и говорить о том, что преступление раскрыто, нельзя.


- А когда оно может быть раскрыто? Случится ли это в ближайшее время?


- Преступление такого уровня не может раскрываться в течение короткого времени. Я предполагаю, что потребуется еще достаточно длительная работа следствия. Одно дело - арестовать подозреваемых, другое - доказать их вину в суде так, чтобы судебное дело не рассыпалось. У нас слишком много примеров ( например, то же самое дело [Дмитрия] Холодова ) , когда, несмотря на все усилия прокуратуры, дело в суде развалилось. Стоит иметь в виду, что и в данном случае мы отчасти будем иметь дело с военным правосудием, которое у нас весьма специфическое. К следствию претензий у нас нет. Все, что приключилось (после громкой пресс-конференции генпрокурора – РС), как я предполагаю, для них было тоже шоком.


- Есть мнение, что попадание в прессу рабочей информации о ходе расследования на руку высшему политическому руководству страны, которое пытаются прикрыть дело.


- Существуют группы заинтересованных товарищей и лиц, каждый из которых играет в свою собственную игру - на высшем уровне, самом высоком уровне, на среднем уровне и мелком уровне. У этих групп лиц и собраний по интересам или по коммерческим и каким-то другим соображениям могут быть свои, иногда разнонаправленные, цели. Говорить о том, что слив информации - это чья-то страшная волосатая рука, смешно. В утечке информации есть доля коммерческого интереса низших сотрудников правоохранительных органов, которые продают информацию и делают это постоянно, если внимательно следить за судебной и криминальной хроникой. Есть мотивы тех, кто боится ответственности. Естественно, есть некие PR -линии, связанные с политикой. Много привнесенных обстоятельств. Нет единой линии, чтобы сидели два человека и придумывали, как развалить дело Политковской.


- На сделанной возле места убийства видеозаписи запечатлен предполагаемый убийца. С кем из подозреваемых можно сличить эту фигуру?


- Вот это точно я комментировать не буду. Просто не хочу уподобляться людям, которые сливают информацию.


XS
SM
MD
LG