Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Замглавного редактора "Новой газеты" Сергей Соколов о деле Анны Политковской


Программу ведет Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Главная тема нашей программы - дело об убийстве Анны Политковской и все, что происходит вокруг него. Дело, как сейчас говорят, стало разваливаться и стало разваливаться оно после того, как генпрокурор заявил, что преступление практически раскрыто, есть арестованные, и что среди них есть сотрудники силовых структур. Фамилии генпрокурор тогда не назвал в интересах следствия, но уже на следующий день полный список арестованных можно было прочитать сначала в одном из российских таблоидов, а потом эта информация была растиражирована в Интернете. В конце прошлой недели и в начале этой появились сведения о том, что у некоторых арестованных есть алиби, а накануне Московский окружной военный суд признал незаконным арест подполковника ФСБ Павла Рягузова, которого подозревают в причастности к убийству.


Мой собеседник - заместитель главного редактора "Новой газеты", где работала Анна Политковская, Сергей Соколов.


Сейчас вокруг всей этой истории сразу после заявления Чайки стало твориться что-то непонятное. Сначала арестовали подозреваемых, сделали громкое заявление, потом фамилии появились в прессе, и вдруг выясняется, что у части этих подозреваемых есть алиби, что аресты были незаконные, суд выносит такое решение, что кого-то уже пытали, заявляют адвокаты.



Сергей Соколов: Все дело в том, что адвокаты это заявляют и будут заявлять, потому что это их работа, они защищают своих подзащитных. Насколько я знаю, я говорил с одним из адвокатов задержанных, они тоже были крайне возмущены тем обстоятельством, что фамилии были опубликованы в средствах массовой информации. Конечно, пошли игры. Когда не было высочайшей санкции на разговоры по поводу дела Политковской, ни государственные каналы, ни официальные средства массовой информации печатные об этом не говорили. Теперь им сказали, что можно, и каждый из них в меру собственной осведомленности и порядочности об этом рассуждает.


Что касается всяких информационных вбросов, они тоже понятны. Потому что вмешались силы, которые не заинтересованы в том, чтобы какая-то часть информации дошла до суда. Потому что, как мы предполагаем, фигуранты этого дела могут за собой потянуть цепочку других уголовных дел и тут уже всполошились коррумпированные сотрудники правоохранительных органах, потому что в отдельных публикациях прослеживается уже определенная PR -линия, направленная на развал следствия. Тут много всяких привнесенных обстоятельств, но все дело в том, что рассуждать о каких-то шагах следствия, кого оно выпускает, кого не выпускает, странно, поскольку идут обычные следственные действия, конечно, есть задержания, есть аресты. И следователи потом решают, после первоначальных допросов, кто остается под стражей, а кто выходит под подписку о невыезде. Это обычная работа. Просто сейчас из каждого шага следствия или стороны защиты, или суда начинают раздувать слишком громкую историю.



Михаил Саленков: Вы сами или ваши коллеги из "Новой газеты" не связывались с журналистами газеты "Твой день", не спрашивали, зачем было нужно публиковать фамилии против воли следствия, генпрокурора и учитывая, что это просто может помешать расследованию?



Сергей Соколов: Тут аспект двойной. Во-первых, что касается журналистов газеты "Твой день", то с точки зрения журналистики, у нас к ним претензии нет. Они исполнили закон о средствах массовой информации, они узнали, добыли общественно значимую информацию, по мере возможности ее проверили и опубликовали. То есть в принципе сделали то, что должен сделать любой журналист. Деформаций каких-то особых они не допустили, PR -ходов они не запустили, это информированные журналисты, что называется. Здесь претензии к тем людям, которые в силу разных причин дали им информацию, вот к ним у нас претензии есть, безусловно. И у нас, и, насколько я знаю, у семьи Анны Степановны есть претензии к правоохранительным органам, которые в силу разных своих заинтересованностей делится информацией с журналистами. А есть другого рода журналисты, которые информацию не добывают, в отличие газеты "Твой день", а просто ее придумывают и врут, как, например, "Комсомольская правда", которые допридумали интервью Ильи Политковского. Ту фразу, которую они вынесли в заголовок о том, что "мою маму заказал влиятельный политик", он не говорил. Вот к журналистам такого рода у нас есть претензии.



Михаил Саленков: Сергей, генпрокурор, если возвращаться все-таки к заявлению Чайки, говорил, что заказчик убийства находится вне пределов России. Насколько я знаю, у вас есть иная версия.



Сергей Соколов: У нас есть несколько версий, в том числе и похожая на ту, которую высказал генеральный прокурор. Другое дело, что пока мы предпочтение отдаем своей собственной версии, одной из своих собственных версий, согласно которой заказчик пределов России не покидал. Но рассматриваем и другие варианты, потому что вопрос с заказчиком открыт, и говорить о том, что преступление раскрыто, нельзя.



Михаил Саленков: Есть ли у вас какие-нибудь ожидания, в какой срок убийство будет раскрыто? Это случится в ближайшее время или затянется?



Сергей Соколов: Преступление такого уровня не может раскрываться в течение короткого времени. Я предполагаю, что потребуется еще достаточно длительная работа следствия, потому что одно дело - арестовать подозреваемого, другое дело - доказать их вину в суде, так, чтобы судебное дело не рассыпалось. У нас слишком много примеров, например, то же самое дело Холодова, когда, несмотря на все усилия прокуратуры, дело в итоге в суде развалилось. Стоит иметь в виду, что и в данном случае мы отчасти будем иметь дело с военным правосудием, которое у нас весьма специфическое, примеров можно массу приводить.



Михаил Саленков: Как вы не раз заявляли и ваши коллеги заявляли, что претензий к следствию у вас нет, и что следователи работают очень хорошо.



Сергей Соколов: К следствию претензий действительно нет и все, что приключилось, я предполагаю, для них было тоже шоком.



Михаил Саленков: Есть такое мнение, что все, что произошло, слив фамилий, попадание их в прессу - это на руку властям, которые пытаются прикрыть дело, помешать его расследованию.



Сергей Соколов: Существуют группы заинтересованных товарищей и лиц, каждый из которых играет в свою собственную игру: на высшем уровне, самом высоком уровне, на среднем уровне и мелком уровне. У этих групп лиц и собраний по интересам или по коммерческим и каким-то другим соображениям могут быть свои, иногда разнонаправленные цели. И говорить о том, что слив информации - это какая-то единая страшная чья-то рука, волосатая, это смешно. В утечке информации есть доля коммерческого интереса низших сотрудников правоохранительных органов, которые продают информацию и делают это постоянно, если внимательно следить за судебной и криминальной хроникой. Есть мотивы тех, кто боится ответственности. Есть, естественно, некие PR -линии, связанные с политикой. Много привнесенных обстоятельств. Нет единой линии, такой, чтобы сидели два человека и придумывали, как развалить дело Политковской.



Михаил Саленков: Сергей, я не знаю, сможете ли вы ответить на этот вопрос. Ведь была видеозапись, на которой был предполагаемый убийца, если я не ошибаюсь. С кем-то из подозреваемых можно сличить эту фигуру?



Сергей Соколов: Вот это точно комментировать не буду. Просто я не хочу уподобляться людям, которые сливают информацию.



Михаил Саленков: Все понятно. Спасибо вам, что согласились ответить на наши вопросы.


XS
SM
MD
LG