Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Странная ситуация вокруг расследования убийства Анны Политковской


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Кирилл Кобрин: Странная ситуация вокруг расследования убийства Анны Политковской. Сначала генеральный прокурор России Юрий Чайка отрапортовал о фактическом раскрытии этого громкого преступления, затем загадочным образом имена подозреваемых просочились дело. Наконец, появились сообщения, что некоторых подозреваемых задержали незаконно, а у других возникли, как утверждает пресса, алиби. И вот сегодня уже сообщили о смене руководства следственной бригады. По данным "Новой газеты", следственную бригаду лишь усилили, введя в ее состав нового руководителя, а прежний ее руководитель Петр Гарибян продолжает работать по делу Политковской как обычный следователь.



Любовь Чижова: Информация о перестановках в следственной бригаде, расследующей убийство Анны Политковской, появилась после того, как начали отпускать на свободу людей, задержанных по подозрению в совершении этого преступления. Вот что известно о рокировках в следственной бригаде по делу Политковской заместителю главного редактора «Новой газеты» Сергею Соколову…



Сергей Соколов: Несуразица в средствах массовой информации. Не существует никакого отстранения следователя от дела Политковской. Следственная группа по делу Политковской усилена, в нее вошел еще один старший следователь по особо важным делам, возглавил следственную группу начальник отдела по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры. Следователь Гарибян остался в группе. Конечно, нам кажется не очень удачной такая рокировка, и мы будем по-прежнему работать с Петром Гарибяном, но никто никого не отстранял.



Любовь Чижова: Как вы думаете, с чем связано усиление следственной группы?



Сергей Соколов: С тем, что сейчас пошли аресты, необходимо вести огромное количество допросов, появляются дополнительные сведения. Дело оказалось сложнее, труднее с точки зрения даже рутинного следствия, чем изначально предполагалось, фигурантов достаточно много. Поэтому, естественно, следственная группа усиливается.



Любовь Чижова: О том, что дело Политковской разваливается, в прессе заговорили после того, как на свободу выпустили задержанных по подозрению в убийстве журналистки охранника Алексея Беркина и бывших милиционеров Сергея Хаджикурбанова и Олега Алимова. Сотрудник ФСБ Павел Рягузов обвиняется в совершении совсем другого преступления, связанного с превышением должностных полномочий. Под арестом остаются чеченцы братья Махмудовы. Фамилии задержанных стали известны благодаря газете «Твой день» - таблоид опубликовал полный список по0дозреваемых в убийстве Анны Политковской. В «Новой газете» к этому относятся неоднозначно. Продолжает Сергей Соколов.



Сергей Соколов: Тут аспект двойной. Во-первых, что касается журналистов газеты "Твой день", то с точки зрения журналистики, у нас к ним претензий нет. Они исполнили закон о средствах массовой информации, они узнали, добыли общественно значимую информацию, по мере возможности ее проверили и опубликовали. То есть в принципе сделали то, что должен сделать любой журналист. Деформаций каких-то особых они не допустили, PR -ходов они не запустили, это информированные журналисты, что называется. Здесь претензии к тем людям, которые в силу разных причин дали им информацию, вот к ним у нас претензии есть, безусловно. И у нас, и, насколько я знаю, у семьи Анны Степановны есть претензии к правоохранительным органам, которые в силу разных своих заинтересованностей делятся информацией с журналистами. А есть другого рода журналисты, которые информацию не добывают, в отличие от газеты "Твой день", а просто ее придумывают и врут, как, например, "Комсомольская правда", которые допридумали интервью Ильи Политковского. Ту фразу, которую они вынесли в заголовок о том, что "мою маму заказал влиятельный политик", он не говорил. Вот к журналистам такого рода у нас есть претензии.


Когда не было высочайшей санкции на разговоры по поводу дела Политковской, ни государственные каналы, ни официальные средства массовой информации печатные об этом не говорили. Теперь им сказали, что можно, и каждый из них в меру собственной осведомленности и порядочности об этом рассуждает.


Что касается всяких информационных вбросов, они тоже понятны, потому что вмешались силы, которые не заинтересованы в том, чтобы какая-то часть информации дошла до суда. Потому что, как мы предполагаем, фигуранты этого дела могут за собой потянуть цепочку других уголовных дел и тут уже всполошились коррумпированные сотрудники правоохранительных органах, потому что в отдельных публикациях прослеживается уже определенная PR -линия, направленная на развал следствия. Тут много всяких привнесенных обстоятельств, но все дело в том, что рассуждать о каких-то шагах следствия, кого оно выпускает, кого не выпускает, странно, поскольку идут обычные следственные действия, конечно, есть задержания, есть аресты. И следователи потом решают, после первоначальных допросов, кто остается под стражей, а кто выходит под подписку о невыезде. Это обычная работа. Просто сейчас из каждого шага следствия или стороны защиты, или суда начинают раздувать слишком громкую историю.


У нас есть несколько версий, в том числе и похожая на ту, которую высказал генеральный прокурор. Другое дело, что пока мы предпочтение отдаем своей собственной версии, одной из своих собственных версий, согласно которой заказчик пределов России не покидал. Но рассматриваем и другие варианты, потому что вопрос с заказчиком открыт, и говорить о том, что преступление раскрыто, нельзя.



Любовь Чижова: Коллеги Анны Политковской ведут собственное расследование ее убийства. Журналистка Юлия Латынина обращает внимание на странную связь между выступлением генпрокурора, объявившего о раскрытии преступления, публикацией списка предполагаемых убийц и развалом дела. По ее мнению, главным во всей этой игре было заострить внимание на заказчике преступления…



Юлия Латынина: Начиная с 13 августа, следственная группа задерживала подозреваемых и до той поры, пока прокурор не заявил о раскрытии дела, дело не разваливалось. То есть имеются у нас факты, факты задержания подозреваемых, которые, по мнению следственной группы, а также по мнению "Новой газеты" и семьи убитой Анны Политковской, причастны к этому делу. И есть после этого заявление генпрокурора и стремительный слив информации, после которого дело действительно стало разваливаться. Мне кажется, это связано с тем, что если просто обнародовать сам список подозреваемых, напомню, что это чеченцы, которые, по предположению Генпрокуратуры, занимались ликвидацией людей за деньги, и другая группа - группа, организованная из ментов, которые, опять же, за деньги осуществляли оперативное сопровождение убийства, и связными между этими двумя группами служат подполковник ФСБ господин Рябузов и опер этнического отдела УБОП господин Хаджикурбанов. Если просто обнародовать эти факты, то факты достаточно убийственные, неприятные для Генпрокуратуры. Если не сопроводить их комментариями о том, что заказал все это товарищ Березовский или еще кто-то и что все обсуждали Березовского, а не де-факто состав задержанных. Мне кажется очень странным, поразительным, что как только стало известно о задержании этих людей, и Генпрокуратура, и суд, и ФСБ пошли на беспрецедентный слив информации по делу, откуда-то почему-то адвокаты подозреваемых стали главными рупорами того, что происходит. Мне кажется довольно странной распространенную перепечатанную всеми информацию о том, что у господина Хаджикурбанова имеется алиби, поскольку он сидел в тюрьме. Насколько известно "Новой газете", господин Хаджикурбанов освободился в сентябре 2006 года. Напомню, что Политковская была убита 7 октября 2006 года. И возникает вопрос, почему получилось так, что опер этнического отдела УБОП, который уже посажен за преступление, освободился, в общем-то, незадолго до убийства Анны. Собственно, кто пойдет в такой ситуации первым делом на убийство? Один из логических ответов - это человек, которого освободили специально для этого, у которого не оставили выбора. Тот факт, что дело разваливается, свидетельствует о том, что власть крайне не заинтересована в том, чтобы эти люди сидели.


XS
SM
MD
LG