Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Пятая пошла": дан старт думской избирательной кампании


Борис Резник в студии Радио Свобода

Борис Резник в студии Радио Свобода

Анна Качкаева: Президент России дал старт думской избирательной кампании. «Пятая пошла», - пишут сегодня журналисты. И оценивают, что это будет самая предсказуемая парламентская избирательная кампания в посткоммунистической истории России. Выборы в Госдуму в этом году буду проходить по принципиально новой схеме: все 450 депутатов избираются по партийным спискам, никаких мажоритарных округов, никаких одномандатников, и никаких независимых кандидатов. Упразднена и протестная графа «против всех», и минимальный порог явки избирателей. Минимальный проходной барьер установлен на уровне 7 процентов. И, наконец, главные игроки на предвыборном поле уже о себе позаботились, потому что, по закону, партии, представленные в Думе четвертого созыва, имеют право не собирать подписи и не вносить избирательный залог. Эти партии известны. И в пятницу ВЦИОМ представил журналистам последние социологические данные, из которых следует, что «единороссы» получат (это предварительные, разумеется, данные) 57 процентов голосов избирателей – это 257 мест в Государственной Думе, коммунисты – 18 процентов – 81 место, «эсэры» - 14 – 64 места, ЛДПР – около 11 процентов – 48 мест. СПС и «Яблоко» имеют мало шансов оказаться в Государственной Думе, они не преодолевают пока, по данным социологов, 7-процентный барьер. Разумеется, общественное мнение еще может измениться, потому что нам обещают масштабную агитацию. Какой она будет, мы, конечно, поговорим, но, естественно, все думают, что еще может быть как минимум три интриги в этой предвыборной думской кампании. Одна из них, собственно, за кем пойдет или с кем пойдет преемник, каким будет демократический процесс, вообще его перспективы в России и наступит ли после этих выборов так называемая двухпартийная система. И вообще, какая партийная система установится в России.


Вот поэтому вам, уважаемые радиослушатели, мы сегодня задаем такой вопрос: как вам кажется, какова главная интрига грядущих парламентских выборов?


О том, в чем, собственно, роль Думы и депутатов, как они работают для своих избирателей и каковы партийные прогнозы, мы сегодня будем разговаривать, и, собственно, обо всем другом, что касается этой темы и этого процесса, с Борисом Резником, депутатом Государственной Думы, старожилом, я бы сказала, парламента.


А мы начнем с вашего родного края, с Дальнего Востока. Я знаю, что вы оттуда недавно приехали, но вот и каковы умонастроения ваших избирателей, что они думают по этому поводу? Вообще, их как-нибудь все это заботит с ближайшими выборами?


Борис Резник: На самом деле, умонастроения дальневосточников мало разнятся с теми данными, которые опубликованы по России. Там провели социологические исследования, и где-то побольше, чем 57, где-то под 60 процентов высказываются за партию «Единая Россия», где-то процентов 12 – за «Справедливую Россию». И очень много – против всех.



Анна Качкаева: Графы этой только нет.



Борис Резник: Очень печально, у нас довольно сильная была коммунистическая организация, и после того, как раскол произошел, Семигин увел своих людей, другие метаморфозы происходили, и сегодня – осколки грусти. Недавно у них был митинг партийный, вышли где-то человек 30 старичков и старушек – вот это электорат КПРФ. Но приезжал Владимир Вольфович Жириновский, метеором пронесся по Дальнему Востоку, был 2,5 часа в городе Хабаровске. Были розданы, как всегда, 50-рублевые купюры, и он счел, что он свое отработал.



Анна Качкаева: То есть, судя по тому, что вы говорите, прогнозы экспертов о том, что коммунисты преувеличивают свою роль в этой Думе, скорее всего, обоснованные. Наверное, основная борьба будет вестись между «Единой Россией» и «Справедливой Россией», судя по настроениям у вас в регионе.



Борис Резник: Я думаю, может быть, на других территориях другая ситуация, но у нас так. К сожалению, несколько партийных организаций существуют, безликие секретари. Если раньше люди все-таки узнаваемые люди были, сегодня никто не знает их.



Анна Качкаева: Ну, а с либералами на Дальнем Востоке, как я понимаю, труба, уже все, там никого.



Борис Резник: Ну, да, там тяжелый случай. В общем, я думаю, что борьба пойдет по этим двум направлениям. Мы тихо и уверенно, на самом деле, идем к двухпартийной системе. Но что касается «Единой России», здесь дальневосточники как бы с особым пиететом нынче относятся к этой партии. Хотя бы потому, что она сыграла колоссальную роль в том, что недавно правительство приняло новую федеральную целевую программу развития экономики и социальной сферы Дальнего Востока, и на эту программу выделено аж 566 миллиардов рублей до 2013 года, то есть это живые деньги, они уже в бюджет заложены. До этого все годы наша работа сводилась к тому, чтобы выбивать деньги, в зубах приносить какие-то деньги в край. И давали нам аж на 13 субъектов Федерации, на наш Дальневосточный федеральный округ, 650, а потом мы пробили – 950 миллионов рублей. Сегодня только один Хабаровский край получает на этот год 5,4 миллиарда.



Анна Качкаева: Ну, слушайте, это, во-первых, и нефть, и то, что с экономикой так или иначе происходило. «Единая Россия» тут сильно при чем, по-вашему?



Борис Резник: Не сильно, на самом деле, сильно при чем президент, вот он сделал приоритет такой. Я считаю, как дальневосточник, что это правильно, правильный приоритет. У нас 75 процентов ресурсная база, и тихо нас Россия отторгала, на самом деле. Мы дошли до того, что 4 процента производимой продукции идет на российский рынок, а остальное мы отправляем в страны азиатско-тихоокеанского региона. Раньше 75 процентов оставляли мы в России своей продукции. И мы экономически уже оторвались практически от срединной России, от центральной России, и это нетерпимая была ситуация. И потом, если посмотреть по уровню жизни, по качеству жизни, конечно, Дальний Восток несопоставим с центральными регионами, а с Москвой я вообще не говорю, с Питером.



Анна Качкаева: Может быть, с Сибирью и Уралом, я бы сказала, потому что центр России тоже, в общем, не сильно богато живет.



Борис Резник: Но более-менее, Сибирь, Урал более зажиточно жили. И вдруг все изменилось на наших глазах.



Анна Качкаева: В общем, теперь батюшка…



Борис Резник: Нет, не только потому, что обещаны деньги. Вот я был в порту Ванино, у всех на памяти эта песенка «Я помню тот Ванинский порт…» про ЗК, и убогость была с тех времен, практически несколько кораблей приходило в Ванино. Сегодня в Ванино строят фантастический совершенно угольный терминал, это Сибирско-Уральская угольная и энергетическая компания, 25 миллионов тонн – общая мощность, 12 миллионов – первая очередь, уже почти построенная, в будущем году будут ее сдавать. Огромный терминал генеральных грузов строит Якутская транспортная компания. Дерипаска туда пришел. И самое главное, там будет транснациональный контейнерный сервис на более чем 2,5 миллиона контейнеров, Азиатско-Тихоокеанский регион и Европа.



Анна Качкаева: Все, о чем вы говорите, подтверждает мысль о том, что в нынешней политической кампании те, кто задумывают эту кампанию, реализуют ее, ставку делают не на политическую машину, а скорее на такие менеджерские усилия, на госкорпорации, на частников, на инвестиции, на то, что называется экономической составляющей.



Борис Резник: Так, да. Но все равно политический аспект оттуда нельзя убрать.



Анна Качкаева: А что главное?



Борис Резник: Экономика есть политика. Скажем, та же «Единая Россия» поддержала эту идею, она вышла и на президента страны. Устроили в прошлом году первый Дальневосточный международный экономический форум. Вот 18-19 сентября будет второй форум. На этот форум приехал Грызлов, приехали все большие начальники, министры сопредельных территорий и наши дальневосточные, и обсуждали не политику, обсуждали экономику. И провозглашен был лозунг, который греет наши сердца: модернизировать Россию через Дальний Восток и Сибирь. То есть оттуда импульс должен идти, с Дальнего Востока, потому что, я еще раз хочу сказать, 75 процентов всей ресурсной базы страны там брошено было. И, наверное, были объективные какие-то причины, почему раньше относились так плохо, - потому что просто в стране не было денег, такого количества денег. И тут сразу на сегодня колоссальные, фантастические проекты появились.



Анна Качкаева: То есть, можно ли говорить, что жители Дальнего Востока, в общем, легко, скорее всего, выберут между имеющимися двумя провластными партиями – «Единой Россией» и «Справедливой Россией», потому что у них уже есть это ощущение, что все остальные ничего для них не делали.



Борис Резник: Не делают, да. В общем, я бы так обозначил. Я поездил по всему краю: Ванино, Советская гавань, Комсомольск-на-Амуре, Амурск и так далее. Раньше было тяжело встречаться с людьми, приедешь – «что вы там сидите», и как понесут. Стоишь в любой аудитории – и хочется под землю провалиться. Очень тяжело было. И сегодня – такой осторожный социальный оптимизм. Люди видят перспективу. Я извиняюсь, конечно, но в том же маленьком зачуханом поселке Ванино с покосившимися домами сегодня будто умытые улицы, все покрашено, побелено, вагончики европейского типа, где живут эти бухтовики. И зарабатывают они от 3 до 5 тысяч долларов – нормальные деньги.



Анна Качкаева: Нет, все замечательно, но опять же, я говорю, это вопрос общей экономической и политической ситуации, цен на нефть. Просто где здесь вклад «Единой России» - никак не могу разобрать.



Борис Резник: Ну, то, что поддержала «Единая Россия»…



Анна Качкаева: Вы же депутатом были и раньше, просто за вами, за экономикой страны не было денег, воли, энергии предпринимательской, и поэтому Дальний Восток выглядел таким тихо погибающим куском. Я поэтому пытаюсь понять, вы-то сам, как депутат, сравнивая свою деятельность раньше, сейчас…



Борис Резник: Я был одномандатников. И я, например, приверженец все-таки низвергнутой системы мажоритарных округов, потому что я там проработал 35 лет, и я пошел на эти выборы, не имея ни денег, ни ресурса никакого, меня избрали с колоссальным совершенно отрывом, я 56 процентов набрал. Я публичный человек был, журналист, работал в «Известиях», люди понимали и знали, что я утверждаю в этой жизни, что низвергаю, и поддержали меня тогда. И я работал на этих людей. У меня была задача вот больницу достроить в Вяземском – мы ее достроили, пробить еще онкоцентр – пробили мы онкоцентр, построили. Не моя заслуга только, это заслуга многих депутатов и губернатора, но я в этом участвовал. Сегодня, как Станиславский говорил, жить в предлагаемых обстоятельствах, такая вот ситуация, нет одномандатных округов. Я работал во фракции «Единая Россия», не будучи членом партии «Единая Россия». И, честно говоря, у меня были большие сомнения, что я вообще буду включен в список, потому что мне часто говорили, что я не системный человек, я против монетизации льгот не просто голосовал, а выступал в газете «Известия», публично порочил тех людей, которые поддерживали, и так далее. Против того, чтобы меня Знамя Победы, вот такие какие-то очень кардинальные вещи высказывал. И когда мне сказали: «Мы тебя вносим в список без оглядки на твою партийность, не партийность» - это как бы симптом нормальный. То есть там можно проявлять и какое-то инакомыслие, наверное. А может быть, есть понимание, что должна быть опора на людей, которых знают в регионе.



Анна Качкаева: Во-первых, знают, а во-вторых, наверное, просто одним партийным кулаком паровозом за очень любимым президентом дальше не поедешь, дальше надо будет и дело делать. Мало ли что вообще-то.


Виктор Иванович из Москвы, мы вас слушаем, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Борис Львович, вы сказали про Дальний Восток, я бывал на Дальнем Востоке в служебных командировках, и вы, наверное, в курсе дела, что находится за Комсомольском-на-Амуре, где военные.



Борис Резник: Да.



Слушатель: Я бывал и на знаменитой белорусской нашей базе, это Вилейка. Я была на закрытых объектах, во многих местах бывал. Вы член «Единой России». У меня сложилась такая ситуация, просто смехотворная. Женщина, которая проживает в моем доме, которая здесь не является собственником, а то ли снимает квартиру, то ли у родственников живет, владельцев квартиры, не знаю, когда случилось ЧП у нас небольшое, потому что электрокабель идет в битуме, что вообще запрещено законодательством и пожарной техникой безопасности, она приходит и говорит: «А у меня муж работает в администрации президента». То есть, получается, «Единая Россия» поддерживает президента, то есть администрацию президента, а здесь – такие заявления. Это вообще смех, непонятно, как человек может говорить такие вещи.



Анна Качкаева: То есть она не захотела исправить что-то или что?



Слушатель: Нет, повредили у меня в квартире, потому что в битуме лежал провод, и его перебили.



Анна Качкаева: И она сказала, что «я не буду вам ничего…»



Слушатель: Она пригласила милицию и говорит: «Восстановите провод». Я говорю: «Пока не придет пожарная охрана, не составит акт, что это пожароопасное состояние…» Но как же я буду голосовать за «Единую Россию»?



Анна Качкаева: (смеются) По принципу «сосед соседу…»



Борис Резник: Но «Единая Россия» тут при чем? Она же не член «Единой России», эта дама.



Анна Качкаева: И потом неизвестно, работает ли у нее муж в администрации президента. Хотя, конечно, это теперь очень удобный повод, если и о Дальнем Востоке говорить. Если и администрация президента в «Единой России», это означает, что, как и раньше КПСС, нет депутатов, нет советов, а есть очень внятный, определенный ресурс.



Борис Резник: Плохо, если так будет. Но я надеюсь…



Анна Качкаева: Это не случайный звонок, то есть он конкретный, человеческий, но в целом, если это транспарировать на ситуацию административную и политическую, это ведь так выглядит часто.



Борис Резник: Я думаю, что понимание должно прийти к людям, и тут, наверное, все-таки должна быть, если это партия, определенная какая-то политика, определенная программа. Если просто ретранслировать то, что говорят вышестоящие товарищи, это не партия.



Анна Качкаева: А сейчас, когда вы уже понимаете, что, скорее всего, наверное, пойдете на выборы с этой партией, для вас ясна ее программа?



Борис Резник: Вы знаете, я говорю, меня лично греет то, что партия сегодня так относится к Дальнему Востоку. И второй вот этот вот форум, и есть конкретный совершенно, реальный плана по преобразованию той территории, которой я отдал 35 лет своей жизни. Я из Москвы туда пацаном приехал и, что называется, до зеленых седин там прожил, и у меня есть ответственность перед этой землей, перед этими людьми. И если партия делает добро, я эту партию поддерживаю, моей территории, Дальнему Востоку. Если глобально, наверное, мы всегда были претензии. Я был членом КПСС, больше ни в какие партии никогда не вступал…



Анна Качкаева: А сейчас придется, видимо.



Борис Резник: Ну, придется – вступим. В конце концов, я не считаю, что это так принципиально, если цель такая. Чтобы Дальний Восток нормально развивался и жил, можно пожертвовать и какими-то амбициями своими. Я спокойно к этому отношусь, и эта партия у меня не вызывает, скажем, отторжения.



Анна Качкаева: Хорошо, но все-таки если говорить о каких-то концептуальных вещах, вы бы как сформулировали главные тезисы программы партии?



Борис Резник: Во-первых, мне нравится то, что партия против ксенофобии, не делит людей. Я, например, хорошо раньше относился к Дмитрию Олеговичу Рогозину, мы с ним вместе были в «Народном депутате», он мне казался нормальным политическим деятелем. Но после того, как он провозгласил свои ксенофобские лозунги против «черных», «очистим Москву от мусора» и все остальное, я ему не подаю руки, я его в упор не вижу.



Анна Качкаева: Хорошо, это одна из идей, которая вас радует.



Борис Резник: Не радует, а просто это нормальные люди, с которыми можно общаться. Если говорить о главных идеях, я еще раз хочу сказать, что, во-первых, это социальные проекты, социальные программы.



Анна Качкаева: Это мы о программе партии «Единая Россия», пытаемся понять.



Борис Резник: Это не только программа партии «Единая Россия», это общие усилия. Вы так иронично на меня смотрите.



Анна Качкаева: Нет-нет, у меня задача все время сейчас выяснять, что важно объяснить избирателям, - собственно, за что они будут голосовать.



Борис Резник: Я хочу объяснить, что конкретно меня греет и что я поддерживаю. Была у нас в Хабаровске совершенно зачуханая медицина, плохая-плохая. Мы сегодня строим центр сердечно-сосудистой хирургии, построили колоссальный центр с оборудованием, которого нет еще в России, только впервые в Хабаровске, нейрохирургии, онкоцентр. Михаил Иванович Давыдов, президент Академии медицинских наук, побывал у нас в центре и сказал: «У меня такого нет на Каширке». Дальше, перинатальный центр, мы снизили смертность детскую в 7 раз.



Анна Качкаева: Я все время пытаюсь понять…



Борис Резник: Подождите, я вам рассказываю. Вот сегодня нас в этом поддерживает партия «Единая Россия». Почему я должен быть против этой партии? Понимаете, есть снобизм такой интеллигентский, и я тоже заражен немножко этим делом, с великим скепсисом относиться: ну, это политическая структура, которую создали власти. Да, она была плохо создана, да, наверное, там много негативного прилипло по пути, наверное, но где-то надо выстраивать что-то, политическую жизнь в том числе.



Анна Качкаева: Вы теперь заговорили как политический лидер. Не расслаблено, а разозлились на меня. Очень хорошо.



Борис Резник: Одну минуточку, нехорошо. Меня не греет, я никогда не пойду в нынешнюю КПРФ, хотя я не выходил из КПСС, не бросал партийный билет, он у меня на память лежит. Никогда не пойду в ЛДПР. Никогда не пойду в нынешнюю «Родину»…



Анна Качкаева: А если бы либералы были посильнее?



Борис Резник: Если бы были либералы, я бы подумал. И то либералы, вы знаете, нынешние наши либералы, которые много худого натворили в отечестве, не извинились ни перед страной, ни перед людьми.



Анна Качкаева: Ну, уже сейчас довольно многие из лидеров как раз извиняются.



Борис Резник: И извиняются, и левый уклон принимают, и все на свете, но это только потому, что они хотят поучаствовать в процедуре выборов, наверное. Из того, что есть, я считаю, что «Единая Россия» сегодня у меня, еще раз повторяю, отторжения не вызывает.



Анна Качкаева: Просто я думаю, что если не будет либералов в Думе, то есть настоящих демократов, либералов, вряд ли мы можем рассчитывать (хотя не знаю, может быть, это как раз сейчас рассматривается как негативное представление о политической системе) на то, что можно собрать тысячи подписей против чеченской войны, как было, если вы помните, пытаться объявить импичмент президенту и так далее.



Борис Резник: Не либералы объявляли.



Анна Качкаева: Понятно, но просто политическая система была такова…



Борис Резник: Я бы хотел, чтобы были такие либералы, как, скажем, Владимир Александрович Рыжков, которому сегодня, кстати, 41 год, с чем мы его и поздравляем. Славный человек, справедливый, может быть, экзальтированный, немножко амбициозный, но он нормальный, честный. Такой как, скажем, Валерий Михайлович Зубов, бывший губернатор Красноярского края, умница, экономист, философ, просто настоящий политик. Это либералы, настоящие либералы, настоящие люди. Но есть огромное количество демагогов, я в третьей Думе сидел с этими либералами, и у меня ничего общего с ними не могло быть.



Анна Качкаева: Кстати, напомню нашим слушателям, сегодня газеты публикуют варианты, конечно, какие партии могут принять участие в выборах, хотя еще не опубликован федеральный список, он будет, наверное, опубликован на днях, но чтобы просто было понятно, кто в принципе имеет право выдвигаться: Демократическая партия России, «Единая Россия», Партия мира и единства (это Сажи Умалатова, вот пассионарная женщина, про которую уже почти все забыли), КПРФ с Геннадием Зюгановым, СПС с Никитой Белых во главе, ЛДПР, «Яблоко», «Патриоты России» Семигина, не очень ясно про экологов, потому что у них там какая-то перерегистрация, Аграрная партия России (Владимир Плотников), «Народный союз» Сергея Бабурина, не очень ясно с Социалистической единой партией (они, кажется, перерегистрируются в общественную организацию), «Гражданская сила» (Александр Рявкин), Партия социальной справедливости (Алексей Подберезкин), Партия возрождения России, которая тоже, кажется, меняет название, Геннадия Селезнева и «Справедливая Россия» Сергей Миронова (или она там не зарегистрирована еще). То есть сейчас их 16, эксперты говорят, что будет, скорее всего, 12. А вы говорите, что, скорее всего, будет двухпартийная система.



Борис Резник: Нет, это в будущем.



Анна Качкаева: Но ваш какой прогноз? Такой, как дают социологи?



Борис Резник: У нас, например, барьер 7-процетный по территории преодолеть могут четыре партии: «Единая Россия», «Справедливая Россия», ЛДПР может набрать 7 процентов, даже чуть больше, может быть, 8, и до 9 процентов – КПРФ.



Анна Качкаева: Вячеслав из Москвы, мы вас слушаем, здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер, Анна. Борис Львович, такой вопрос. Вот «Единая Россия», так она у вас хорошо там центры строит. Сейчас будет заново она баллотироваться, а она будет, вообще-то, за эти годы, когда она правила страной, будет отчитываться? Или она будет только предлагать, что она еще сделает? Отчитываться она, вообще, собирается за прожитые годы? Ведь они зарплату получали, депутаты, немалую, я думаю. И один только вопрос: будет она отчитываться, как мы лучше жить стали благодаря вашей «Единой России», проклятой?



Борис Резник: Ну, зачем же так проклинать сразу? Отчитываться будет, идут отчеты по всей стране. Я, например, отчитался перед своими избирателями, объехал все абсолютно свои районные центры в своем округе, везде выступал. И должен вам сказать, что получил очень высокую оценку своих избирателей. Там проводили голосование, как я работал как депутат, и получил поддержку. У меня 100 процентов поддержки на голосовании…



Анна Качкаева: Да вы и без «Единой России», наверное, поддержку имели.



Борис Резник: Дело в том, что я себе ничего не хочу приписывать, но много доброго сделали и будем делать впредь. И сейчас, например, если говорить о добром, центры у нас Хабаровске, медицинские, огромные, на периферии, чуть отъехал от Хабаровска – там беда, там нет медицинской помощи. Мы организовали поезд – 9 вагонов диагностических, суперсовременное, высокотехнологическое медицинское оборудование, бригады врачей. Уже 16 лет я возглавляю фонд «Надежда», фонд помощи тяжело больным детям, и поехали 14 профессоров-клиницистов в нашем экспертном совете, они поехали с этим поездом. Я хочу сказать, бум был в крае, мы обслужили 6 тысяч человек – может быть, не так много, но это первый этап был. Это реальные дела, которые люди видят и за которые благодарят. Поэтому в партии тоже разные люди есть, и если конкретно каждый будет что-то делать, и люди увидят это, я думаю, что обеспечена поддержка на тех территориях, где работают, а не болтают языком.



Анна Качкаева: Иван из Москвы, мы вас слушаем. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Борис Львович, вступайте в «Единую Россию», не сомневайтесь. У меня с вами одинаковая биография. Я с 1974 года в КПСС состоял, а потом вступил в «Единую Россию».



Борис Резник: Спасибо.



Слушатель: Но вот случилась беда, я был главным тренером Советского Союза и разбился на соревнованиях, инвалид второй группы. Мне еще при Советском Союзе исполком Таганского райсовета разрешил поставить гараж, чтобы там аккумулятор заряжать и так далее. Приехали новые хозяева, так сказать, снесли гаражи без всякого разрешения. Прокуратура Москвы пишет, что все беззаконно, прокуратура Таганская межрайонная говорит, что все беззаконно, подавайте в суд. Подал в суд, с ноября месяца прошлого года девятое или десятое заседание будет завтра (как говорится, благословите), судья смотрит в потолок, Таганский район, и говорит, что решение в вашу пользу вынесено не будет, решайте вопрос миром. Управа Таганского района миром не хочет ничего решать.



Анна Качкаева: Ну, «Единая Россия» тут вряд ли поможет.



Борис Резник: Трудно как-то комментировать, давайте, если есть желание, я вам назову свой телефон – 692-98-96, – и я готов более подробно вникнуть в ситуацию, и если возможности какие-то для решения найдем мы, то попробуем помочь.



Анна Качкаева: Геннадий из Ленинградской области, Кингисепп, пожалуйста.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые участники передачи. Вопрос у меня следующий. Борис Львович, как вы считаете, последние законодательные акции в отношении людей с ограниченными возможностями нормальные или нет? Я считаю, они более чем не нормальные. Эта монетизация льгот, деньги льготные, которые обесцениваются. Человек с ограниченными возможностями не может проехать нормально, и работу теряют инвалиды. И таких примеров привести можно очень и очень много. В частности, последний приказ гражданина Зурабова о том, чтобы получить инвалиду трость и другие технические средства реабилитации, ему нужна индивидуальная программа реабилитации, где он тоже должен пройти, как говорится, много-много мук. Как вы считаете, можно ли гражданина Зурабова оставлять на своем посту? Почему «Единая Россия» его не снимет?



Борис Резник: Я вам докладываю, я голосовал против закона о монетизации льгот в том виде, в каком он был принят. Хотя сама монетизация, она правильная, и когда объявили, что будет на все про все выделен 71 миллиард рублей, я написал в «Известиях» статью, она называлась «Кто неразумней, тот умнее», потому что Пуликовский, бывший наш представитель президента назвал неразумными и аполитичными действия мои и губернатора Хабаровского края Ишаева, которые выступили резко против этого закона. И мы оказались правы. Я назвал тогда цифру, что в 10 раз больше будет выделено. Не в 10, а даже в 15 раз больше, более 800 миллиардов ушло. И до сих пор мы не решили многие проблемы. Что касается инвалидов, я об этом написал не так давно в «Независимой газете» - о каскаде издевательств, которым подвергаются приказом Зурабова люди, которым, например, нужна ортопедическая обувь. Если раньше они приходили и заказывали эту обувь, мерку брали, и ничего не менялось у них, и на все уходило три часа, то теперь я прямо по дням расписал – 11 дней уходит на то, чтобы добиться справки, проходить надо комиссии всевозможные, то есть это каскад издевательств.


И я выступал за отставку Зурабова по лекарственным делам. И, кстати говоря, вся партия выступала за отставку Зурабова, но сегодня только одни разговоры, что партия правящая, а на самом деле она ничем не правит, а правят другие люди.


Анна Качкаева: Другие – это кто?



Борис Резник: И мы не можем воздействовать пока никто, в том числе Борис Вячеславович Грызлов за то, чтобы Зурабов ушел, и ушел немедленно. Говорят, что разделят скоро это министерство злополучное, распилят на два, одно будет заниматься здравоохранением, и я надеюсь, что там Зурабова не будет, а второе – проблемами социальными, и туда бы его хорошо не допустить, но от нас это не зависит.



Анна Качкаева: А вот вы Грызлова лидером партии воспринимаете?



Борис Резник: Ну, нормальный человек, воспринимаю его лидером партии. Почему Грызлов не должен быть лидером партии?



Анна Качкаева: А вы его представляете, как бывший журналист, например…



Борис Резник: Почему бывший? Журналисты не бывают бывшими.



Анна Качкаева: Ну, хорошо, но вы уже больше политик. Например, вы воспринимаете его, на дебатах телевизионных?



Борис Резник: Вы знаете, он очень сдержанный человек, но когда он выступает в Думе, я его видел в нескольких ситуациях, когда дебаты, не дебаты, но он очень четко, рубленными фразами может осадить оппонента. Вполне, я думаю, он мог бы и вести дебаты, но почему он этого не делает, я не знаю.



Анна Качкаева: То есть партия ему не рекомендует пока, не настаивает.



Борис Резник: Не знаю, рекомендует или не рекомендует. Он, наверное, сам принимает решения.



Анна Качкаева: Виктор из Подмосковья, мы вас слушаем. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Если партия не правящая, зачем сейчас опять избирать? Но это не тот вопрос, конечно.



Анна Качкаева: Это реплика, да.



Слушатель: Я хочу сказать, что если партия называется «Единая Россия», а ведет коммунистическую политику, не лучше ли этой партии объединиться с коммунистами и прочее?



Борис Резник: А в чем коммунистическая политика-то?



Слушатель: Коммунистическая политика – это все, что касается деятельности вашей. И еще такой вопрос-предложение. У нас в подъезде опять лампочки не горят, придите, пожалуйста, и заверните эту лампочку, и мы вам будем очень благодарны.



Анна Качкаева: А вы сами-то не можете лампочку завернуть?



Слушатель: А зачем? У нас же коммунизм опять начался, пусть коммунисты или «единороссы», что то же самое, приходят и ввертывают. Не решают проблемы целиком, а по подъездам ходят и ввертывают лампочки.



Борис Резник: Спасибо, про лампочки хорошо, интересно.



Анна Качкаева: То есть вам не кажутся параллели с коммунистической партией верными.



Борис Резник: Да нет, абсолютно.



Анна Качкаева: Понятно. Скорее, такие левацкие истории «Справедливая Россия» раскручивает, чем «Единая Россия». Хотя, я говорю, разницу между ними уловить пока довольно трудно, конечно, это я к разговору о программах и о том, почему, на мой взгляд, дебаты телевизионные вряд ли получатся. Потому что не с кем и не о чем спорить.


Андрей из Одинцова нам пишет: «Предвыборная гонка началась, но почти вся оппозиция, демократические партии не участвуют в выборах (ну, мы пока еще этого не знаем). За население все решено: первое место – «Единая Россия», второе – КПРФ, третье – «Справедливая», четвертое – ЛДПР». Ну, вот Борис считает, что немножко иначе голоса распределятся. А вообще, это нормально, что мы уже знаем результат?



Борис Резник: Да всегда, во все времена были социологические исследования, это как бы не результат, а предположение.



Анна Качкаева: Евгений Николаевич из Воронежа, мы вас слушаем.



Слушатель: Здравствуйте. Вот ваш гость объяснял, что они выстроили, они построили, партия эта, их партия. А где они взяли эти деньги, чьи это деньги?



Анна Качкаева: Понятно. Отвечайте, Борис.



Борис Резник: Объясняю, деньги ваши, деньги наши, деньги нашей страны. Денег сегодня очень много. Сегодня буквально за последний месяц стабилизационный фонд пополнился на 140 миллиардов, а всего там сегодня 3,5 триллиона рублей – это примерно чуть ли не половина бюджета страны. Огромные золотовалютные запасы. И слава богу, что сегодня эти деньги пошли в дело. Мы начинаем строить не предприятие, а инфраструктуру. Скажем, 566 миллиардов, которые выделила страна сегодня, государство наше на Дальний Восток, - эти деньги пойдут на строительство инфраструктуры, на энергетику, на транспорт, на связь. А все остальное – в разы больше, в десятки раз больше… Скажем, мы сегодня 5 с лишним миллиардов получили, а 50 миллиардов получили из коммерческих структур на развитие территории, и там будут строить производства всевозможные, то есть дан импульс. Это не деньги «Единой России», она просто соучаствует вместе со всей структурой нашей, и с президентом.



Анна Качкаева: Из Ульяновска нам пишет нам слушатель: «Рано хоронить либералов по итогам выборов, без них не будет ни свободы, ни рыночной экономики». Воронков его фамилия.


«Единая Россия» финансирует все ваши великие стройки, - это реплика из Сызрани.


«Как раз у Рыжкова нет ни капли амбициозности и экзальтированности. Это умный, порядочный, честный и чистый политик.



Борис Резник: А я о нем…



Анна Качкаева: … в превосходных тонах отзывались.



Борис Резник: … очень хорошо всегда отзываюсь.



Анна Качкаева: Михаил из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вот у меня маленький вопрос. До прихода этой администрации, где-то лет 10 назад была сильная банкирщина, было 7 миллиардеров. А сейчас их нет числа, даже никто не знает их фамилии...



Анна Качкаева: Нет, почему, есть список Форбса, у нас их много.



Слушатель: У нас сейчас 50, по-моему, миллиардеров. Мне кажется, какой-то большой насос работает, который перекачивает деньги из карманов простых граждан в какую-то команду, которая управляет страной. 7 и 50 миллиардеров – это большая разница. По-моему, это самое главное достижений этой администрации, этой партии.



Борис Резник: Знаете, партия здесь ни при чем. Это как раз либеральные реформы, рынок, и тут уж ничего не попишешь, они богатеют, и это плохо. Я испытываю тоже классовые чувства к олигархам, не люблю олигархов, но куда деваться? Сегодня начинает работать и промышленность, и уже не только в добывающем секторе. Посмотрите, сталелитейные наши заводы заработали мощно, получают огромные доходы, и перерабатывающая промышленность возрождается. И будет больше богатых людей, и слава богу, что мы все будем, наверное, немножко больше получать. Это всегда, если по-настоящему начинает работать экономика, от этого всем хорошо, а не только одним олигархам.



Анна Качкаева: Евгений Иванович, Липецкая область, мы вас слушаем.



Слушатель: Добрый день. Уважаемый господин депутат, я хотел один вопрос вам задать. Вот новый Жилищный кодекс и реформа ЖКХ приняты вашей партией, и у нас сейчас средняя зарплата, о пенсиях я и не говорю, довольно маленькая, где-то порядка 8 тысяч. Лидер вашей партии заявляет и письменно, и в эфире, что через 2-3 года средняя зарплата по стране станет где-то 25 тысяч рублей. Так вот, у меня есть предложение, как бы эту реформу и вот это ЖКХ, и вот этот весь Жилищный кодекс на 2-3 года отложить, пока средняя зарплата увеличится.



Борис Резник: Хорошо, я вам отвечаю. Если вы на сайт Росстата зайдете, вы узнаете, что за последний месяц, вернее, за последние полгода средняя зарплата у нас в стране увеличились на 26 процентов и составляет 13800 рублей, средняя зарплата по стране. Но я выступал против реформы ЖКХ в каком плане. Скажем, хорошее совершенно дело, замечательное дело – выделено 250 миллиардов рублей на ремонт ветхого и так называемого обвального фонда, коего у нас в отечестве сегодня огромное количество. Но чтобы получить деньги из этого фонда, из этих 250 миллиардов, надо, скажем, создавать обязательно – там 12 условий – товарищество собственников жилья. Но какие собственники, будучи в здравом уме, возьмут на себя огромное количество долгов, которые шлейфом идут за этим обвальным фондом? Поэтому товарищества там никто не создает. Если создадут, они либо будут сидеть в тюрьме за долги…


Вторая деталь, которая тоже мне очень не нравится, против которой я выступаю, - должны соучаствовать в капитально ремонте жильцы. Мы знаем, кто живет у нас в обвальном фонде сегодня и каким этим людям трудно выживать, не то что жить, а еще платить какие-то там небольшие проценты, правда, 5 процентов, но всегда за капитальный ремонт этого жилья. Я считаю, без всяких условий эти деньги надо выделять, выделять в гораздо больших объемах, чем сегодня у нас есть возможность. И надо эту реформу совершенствовать, если не сказать, что изменять в корне.



Анна Качкаева: Майоровы нам пишут, что они не ждут никакой интриги от парламентских выборов: «Все предсказуемо, но на выборы пойдем обязательно. Сделаем, как советует Чуев, хотя сделали бы это и без его совета». А все-таки для вас в чем интрига предстоящих парламентских выборов?



Борис Резник: Я, на самом деле, большой интриги не вижу. Действительно, все предсказуемо. Единственное, Рогозин собирается пойти с Семигиным на выборы. Я думаю, что для Семигина это не будет хорошо, для его партии, потому что нормальные люди все-таки не воспринимают постулаты, с которыми выступает господин Рогозин, и вот это человеконенавистничество, которое он проповедует, очень нездорово.



Анна Качкаева: Но двухпартийную систему вы предполагаете.



Борис Резник: Двухпартийная, я думаю, впереди, мы к этому тихо идем.



Анна Качкаева: Спасибо. Борис Резник, депутат четвертого созыва и, скорее всего, депутат пятой Думы, был в нашей студии.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG