Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому был нужен ТАКОЙ день города?


Елена Рыковцева: Прошел очередной День Москвы. И, казалось бы, что же о нем теперь вспоминать, однако же в этот раз он оказался воистину незабываемым. Он как-то сконцентрировал в себе все те претензии, которые высказывались в разные годы. Он как-то по-особенному удивлял неадекватностью материальных затрат по сравнению с полученным моральным удовольствием и количеством людей, этим удовольствием охваченных. Мне показалось, что корреспондентам информационных программ в этот раз было особенно сложно набирать видеоряд под свои стандартные тексты: «Тысячи людей с прекрасным настроением вышли на улицы Москвы». А на картинке были пустые площади и пустые улицы. И интервью с отдельно взятыми студентами, которым приходилось изображать ликование «за всю Москву». Хотя эти двое, которых спрашивали, возможно, ликовали от души. Одному из телеканалов даже пришлось воспользоваться архивными кадрами с празднования Дня города, чтобы хоть как-то подтвердить слова о массовых гуляниях. По крайней мере, так было холодным субботним днем. Впрочем, и в воскресенье в одной из точек торжеств – на Поклонной горе, я там проезжала – было очень немноголюдно. Возможно, народ где-то собрался к вечеру, возможно, кто-то из собравшихся позвонит к нам в эфир и расскажет о тех местах, где людей было много, и они были если уж не слишком счастливы, то довольны. Я точно знаю о двух точках в городе, куда люди по настоящему стремились, однако что же именно их там ожидало, мы расскажем позже.


Итак, кому нужен день города в том виде, каком он сегодня проводится, и каким он должен быть по-хорошему? Это главный вопрос нашей программы. Представляю вам гостей. Это корреспондент «Комсомольской правды» Евгения Супрычева и обозреватель «Известий» Наталия Давыдова.


Мы начнем нашу программу с тех впечатлений, которыми московские журналисты поделились со своими читателями. Во-первых, главная претензия, в причине которой московские власти уж точно не виноваты, - День города когда-то совпал и теперь всегда будет совпадать с днями бесланской трагедии. Корректно сочетать празднества и скорбь пока не получается. Вот что написал по этому поводу Иван Сухов во «Времени новостей».



Диктор: «В год трагедии у московских властей хватило такта отменить большую часть торжеств. Потом скорбная дата не совпадала так буквально со столичными карнавалами. В третий раз траур окончательно вынесли за скобки, на Болотную площадь и в две дежурные фразы на столичных школьных линейках. Небольшая армия потерпевших от терактов задает слишком много неудобных вопросов, от которых и в будний-то день сплошная головная боль, не то что в праздничный. Власти, вероятно, чувствуют настроение огромной массы людей, для которых и в 2004 году Беслан так и остался чужим горем, посторонней картинкой в телевизоре. Им нет разницы, что Осетия, что Чечня, что Ингушетия – великое дело, одни кавказцы напали на других. Только это безразличие все-таки признак болезни. Вообще-то, трудно себе представить муниципальные торжества где бы то ни было в Америке в день годовщины 11 сентября. В этом отношении мы, видимо, свободнее самых свободных».



Елена Рыковцева: Автор также отмечает, что в Париже, пока Москва праздновала день города, прошел митинг памяти и солидарности с жертвами бесланской трагедии. И как с этим быть? Как все это сочетать? Должны ли власти при планировании праздничных мероприятий всегда как-то учитывать, что был в эти дни Беслан? Тут мы тоже ждем ваших мнений.


Вторая претензия журналистов – искусственный разгон облаков. Точка терпения пройдена. Корреспондент «Известий» обещает судиться. Послушаем.



Диктор: «По решению столичных чиновников, устроивших очередной День города, утром 1 сентября самолеты ВВС принялись разгонять тучи. А у нас на окраине пошел дождь. И это не совпадение. Сотрудники Росгидромета не раз популярно объясняли, как они обеспечивают над Москвой ясное праздничное небо. «В столице, как правило, используются реагенты, задача которых - сделать так, чтобы осадки выпали на подступах к городу», - рассказал журналистам 31 августа замдиректора Гидрометцентра. Метеорологам и чиновникам такая практика кажется нормальной. Может, и вам тоже. А мне - нет. Почему в столице решили, что в Подмосковье, да и в других сопредельных регионах детям солнце 1 сентября не нужно?!. Статья 42 Конституции гласит: «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Каждый? А не только москвичи. Я намерен подать в суд на правительство Москвы и Росгидромет. И получить с них миллион рублей за нравственные страдания. Если понадобится, доведу это дело до Страсбурга».



Елена Рыковцева: Я думаю, многие москвичи, особенно те, которые потом неделями страдают на свои дачах в Подмосковье от этих внеплановых искусственных осадков, присоединятся к этому. Однако же я помню, что в истории города – Наталия Давыдова, вы не помните? – были случаи, когда и солнце после разгона облаков оказывалось в тягость.



Наталия Давыдова: Я помню совершенно четко такую ситуацию лет


Обозреватель «Известий» Наталия Давыдова

пять тому назад, когда горели торфяники, причем горели они намного серьезнее, чем в этом году, и москвичи, просто как манны небесной, ждали дождя. И в День города подошли тучи – но их стали разгонять. И когда их разогнали, в школах совершенно невозможно стало учиться. Открывали окна – и все заполнялось дымом. Пришлось даже на несколько дней отменять занятия. Было совершенно невозможно дышать в городе, и все просто проклинали этот День города, к сожалению.



Елена Рыковцева: Праздник, ради которого вот так вот надругались в очередной раз над природой. Кстати, «Известия» дают экологическую справку, какими бывают эти реагенты и что потом происходит, дальше. Бог с ними уже, с осадками, но что же сыплется на головы москвичей и жителей Подмосковья помимо того. Пишет газета: «Что же касается «экологической чистоты» применяемых реагентов, то в случаях азота и углекислоты безопасность соблюдается. Однако при использовании йодистого серебра с неба падает раствор сильного окислителя, вовсе не полезного при попадании на тело человека. После рассеивания цемента (а он тоже применяется в качестве реагента) на землю падают бетонные «капли», что также вряд ли улучшает общее состояние природы и населения».


Однако же ради чего все это? Как выглядели главные праздничные торжества, которые очень старались не испортить дождем? Вот как увидел это специальный корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников.



Диктор: «Под длинным синим козырьком на VIP-трибуне рассаживались в предчувствии длительного действия (а оно, вообще-то, оказалось еще длиннее, чем предчувствовалось) гости праздника. Он начался с того, что на площадь перед фасадом выплыли расписные Стеньки Разина челны с многочисленными княжнами на борту, которые старались улыбаться, но то ли от холода (на улице было меньше десяти градусов тепла), то ли от понимания того, что их в соответствии с классическим сюжетом могут в любую секунду кинуть за борт, улыбки их имели поистине жалкий вид. Впрочем, девушкам, которые выбежали поприветствовать гостей в футболках и тренировочных штанах, да так и остались тут стоять на то время, пока выступали президент России и мэр Москвы, было еще хуже.


Потом я слушал рассказы народных артистов России о том, как «словно бурные реки растекаются новые широкие магистрали», как «создаются новые семьи, растут к облакам дома» (не случайно, видимо, одним из спонсоров Дня города является группа компаний «Дон-строй»), как «синеют дали, в театр идут люди»... Я видел выступления циркачей на одноколесных велосипедах и дворников на уборочных машинах, дефиле девушек с макетами церквей на головах. Я, наконец, своими глазами видел, как на площадь на каком-то земснаряде вывезли белый концертный рояль, который искусно прятали где-то в кустах, а за ним сидела Александра Пахмутова, не поднимавшая (по понятным причинам) глаз, и, облокотившись на рояль, стоял поэт Николай Добронравов со стихами «Старт дает Москва!», разносившимися по площади, и их отъезд с площади выглядел как отступление чудом уцелевшего немецкого танка под Прохоровкой…


Мне казалось, я стал свидетелем какой-то пародии, карикатуры на праздник и даже какого-то его осквернения, потому что нельзя же в самом деле любить свой город и при этом так издеваться над ним самим и вкусом его жителей. Но театрализованное представление продолжалось - а главное, будет продолжаться и дальше».



Елена Рыковцева: Вот как, в каком виде всему этому продолжаться – об этом мы слушателей сегодня и спрашиваем.


Сразу скажу, что были две газеты - «Московский комсомолец» и «Российская газета», - которые очень восторженно и очень тепло написали обо всех праздничных мероприятиях. Журналисты «МК» при этом гордились за свой город, так и написано – «мы гордимся». Есть и такая точка зрения, людям это понравилось. Мы просто не можем это цитировать, потому что это огромные репортажи с очень подробным описанием торжеств. Если кому-то интересно, как радовались корреспонденты, вы можете прочитать тексты на сайтах этих газет, проследить за хронологией их ликования по поводу праздника.


Не знаю, стремились ли москвичи на все эти описанные мероприятия, но были две точки, два мероприятия на которые москвичи действительно хотели попасть. По крайней мере, туда хотела попасть Евгения Супрычева, корреспондент «Комсомольской правды», которая позже написала публикацию «Предупреждать надо!». Евгения, вот и расскажите, о чем надо было предупреждать, и куда вы хотели поехать?



Евгения Супрычева: Я поехала в Царицыно, поскольку было


Корреспондент «Комсомольской правды» Евгения Супрычева

объявлено, что в воскресенье с утра открывается «русский Версаль» после долгой реставрации, и там будет на что посмотреть.



Елена Рыковцева: А я сразу скажу, что не просто так Евгении туда захотелось, потому что она не совсем москвичка, жила раньше в Киеве, работала в киевской «Комсомольской правде», не так давно в Москве, поэтому, конечно, интересно.



Наталия Давыдова: Извините, я вклинюсь, но там было много и совсем москвичей, которых Евгения там застала.



Елена Рыковцева: Да-да, конечно! Продолжайте.



Евгения Супрычева: В общем, я приехала туда, это было в начале третьего. Сразу меня встретила колонна милиционеров возле метро, и они толпу людей, которая шла по направлению к Царицыно, сразу же разворачивали без всяких объяснений: «Возвращайтесь после четырех вечера». Те люди, которые не послушали, они пошли дальше, прошли на ярмарку меда, а, собственно, в само Царицыно никто не попал, потому что там висела табличка, что до 16:00 вход воспрещен. Не «извините», не почему это случилось, непонятно.



Елена Рыковцева: Причем вам еще повезло, что вы пришли в обед. А некоторые пришли с утра туда.



Евгения Супрычева: Ну, они как пришли, вот они поняли, что они стоять там три часа не будут, и они так же и ушли. Пришлось стоять до 16:00, тогда ворота открыли. Стало понятно, что там Путин вместе с Лужковым, Лужков проводил Путину экскурсию. Но почему это не было объяснено, почему не прозвучала информация от московской власти, что Царицыно будет открыто, но приходите, пожалуйста, после 16? Тогда все было бы здорово, тогда бы никто не нервничал в толпе. И когда ты заходишь и смотришь на всю эту красоту, у тебя все равно остается такой осадок как бы раздражения и злости, и его некуда выплеснуть.



Елена Рыковцева: Нет, его есть куда выплеснуть. Например, пострадала также корреспондент «Известий» Юлия Игнатьева, и она прямо пишет, куда выплескивалось. «Какие реплики, - она пишет, - отпускали в адрес властей, зазвавших людей на московскую окраину, но не предупредивших об особом режиме, пересказывать не будем ради праздника». Но выплескивали, конечно. Вы попали туда в конце концов?



Евгения Супрычева: Попала, но еще такой момент был. Ворота открылись, а там стояло очень много людей, и все одновременно не смогли пройти, началась давка. И мамы с колясками просто уже в целях безопасности отошли подальше, и они ждали еще где-то минут 20, пока основная толпа людей пройдет.


Второе мероприятие, которое также было заявлено на воскресенье и тоже собрало достаточно много москвичей и гостей города, - это «человек-паук», который должен был покорять столичную высотку.



Елена Рыковцева: Это какой-то иностранец.



Евгения Супрычева: Да, Ален Робер.



Наталия Давыдова: Который покоряет ее сегодня.



Елена Рыковцева: Да, но это уже потом выяснилось. Сегодня и выяснилось, что сегодня он покоряет.



Евгения Супрычева: Да, а тогда это мероприятие было отменено буквально за полтора часа или даже меньше, притом что сам «человек-паук» сказал, что он готов, в общем-то, и какие-то недоразумения возникли с городской властью, вроде как она не дала разрешение. В то же время власть в интернете писала, что у нее никто не просил разрешение. В общем, там случилась непонятная такая ситуация, которая, в конце концов, разрешилась, но, тем не менее, москвичей лишили и этого удовольствия, этого развлечения в День города.



Елена Рыковцева: И самое интересное, что я ехала в машине в районе метро «Фили», слушала станцию «Сити- FM », которая призывала прийти и посмотреть на этого «человека-паука» через 15 минут. И я еще сказала дочери, с которой ехала: «Может быть, вместо того, чтобы на Горбушку ехать, давай посмотреть на этого «человека-паука»? Но, к счастью, ребенок проявил благоразумие, и мы не поехали к станции «Международная». Повезло. А вы пришли.



Евгения Супрычева: Да, мы пришли и тоже быстро ушли, наслушавшись массу реплик.



Елена Рыковцева: Ну, да, в адрес понятно кого. Наталия Давыдова, пытались ли вы каким-то образом участвовать в праздничных мероприятиях?



Наталия Давыдова: Я пыталась, да. Я побывала с сыном в Музее современного искусства на Петровке. Это знаменитое здание, которое подарили Зурабу Церетели, и там очень интересная экспозиция. Но оказалось, что мы были практически единственными во всем трехэтажном музее. Вместе с нами ходили еще три человека (я посмотрела, сколько человек разделись в гарберобе), и смотрительниц было больше, они засыпали и просыпались с испугом, когда мы входили в зал.



Елена Рыковцева: С ужасом (смеется).



Наталия Давыдова: С ужасом, да, на нас смотрели. И я думаю, что это происходило, потому что центр был оцеплен. Потому что из этого музея мы попытались пройти в другой церетелевский музей, в котором была очень интересная выставка, последний день, но это было удивительно сложно, потому что стояли везде рамки, и чтобы пройти с Петровки по Тверской, на Тверской бульвар, надо было пройти несколько рамок, там были очереди, с одной стороны пускали, с другой не пускали. И мы, в общем, махнули рукой и уже не пошли.



Елена Рыковцева: То есть это весь ваш опыт по празднованию Дня города.



Наталия Давыдова: Стояло огромное количество машин с надписями «Люди», в которых сидели молодые, приятные военные люди, которые чего-то ждали, что что-то произойдет. Возможно, нужны какие-то меры безопасности, но в последние годы, мне кажется, это портит, просто портит настроение. Когда ты это все видишь, тебе уже не хочется никуда идти и радоваться жизни.



Елена Рыковцева: Пожалуйста, Евгения.



Евгения Супрычева: По поводу оцепления я хотела еще добавить. На нашем сайте было много откликов, люди возмущались, что закрыта Красная площадь. Там был заявлен концерт, и он был заявлен как общедоступный, а потом выясняется, что там необходимо было купить заранее билеты, и те, кто их не купил, просто даже войти туда не имеют права, то есть она оцеплена. А ведь приезжают очень много людей просто в гости в этот день, и в первую очередь они идут на Красную площадь, а она оцеплена. Это тоже очень людей обескураживало как бы.



Елена Рыковцева: Действительно, это же главное, что в Москве нужно первым делом смотреть, -Красная площадь, тем более когда они приезжают на праздник.



Наталия Давыдова: Ну, если у нас оцепили музей Царицыно на полдня, то сам бог велел оцепить Красную площадь и не открыть никому, мне так кажется.



Елена Рыковцева: Я прочитаю, что нам уже сейчас написали наши слушатели. Татьяна из Подмосковья пишет: «День города можно перенести на бабье лето. Мы ждали дождь все лето, а его разогнали». Вот в Подмосковье ждали дождя и в этот раз.


Наталия, все-таки, учитывая то тяжелое, страшное совпадение с Бесланом, может быть, можно подумать о переносе даже Дня города? Я понимаю, что нельзя так бегать от каждой даты, но может он быть каким-то скользящим, может он зависеть, в конце концов, от прогноза погоды? Это реально или нет? Или 1-2 сентября – и все?



Наталия Давыдова: Честно говоря, мы пытались с коллегами припомнить, каким образом первый раз Москва праздновала этот праздник, но сошлись мы на том, что это все-таки, видимо, было к 850-летию, когда возобновили. С трудом уже это вспоминается, но вот это прекрасное торжество, которое все помнят, которое было 10 лет назад, трансформировалось в то, что мы имеем сегодня. Дата все-таки было достаточно произвольно выбрана.



Елена Рыковцева: То есть, не «священная корова» – эта дата.



Наталия Давыдова: Не «священная корова», а она с той самой летописью, в которой упоминается Москва, собственно, никак не связана прямо. И, видимо, это выбирали, потому что рассчитывали как раз именно на хорошую погоду, на то, что возвращаются москвичи из отпусков, и это будет действительно общегородской праздник. Ну, почему бы он не мог быть скользящим? В общем, мог бы быть.



Елена Рыковцева: Вот уже наше предложение. Согласны, Евгения, что, может быть, действительно не стоит так зацикливаться на этой дате, можно как-то переносить этот праздник. Это будет наше общее предложение.



Наталия Давыдова: Но дело же не только в этом.



Елена Рыковцева: Не только, это самая малость. Читаю дальше. «День города нужен для достижения состояния общественного экстаза. При этом граждане любят себя, друг друга, но еще в большей степени власть» - так думает слушатель Мценский из города Мценска Орловской области. Мне не показалось, что люди очень любили власть, особенно возле ограды Царицына, судя по рассказам Евгении.



Евгения Супрычева: Скорее наоборот, да.



Наталия Давыдова: Но по большому счету, власть рассчитывает именно на это.



Елена Рыковцева: «После 11 сентября в Америке, - пишет Лариса, - мэр города выступил с обращением, предложил не устраивать бесконечную скорбь и доставлять тем самым радость террористам». Наверное, Лариса, но сам день 11 сентября все-таки день скорби, это все-таки день памяти в Америке.


«Торжество в день трагедии – это обычное поведение временщиков», - так считает Николай Николаевич.


«Эта помпа напомнила махровые годы застоя, а в день скорби все выглядело пошло, грубо и скверно», - пишет Наталья из Москвы.


«В лужковский День города мы принципиально не вышли на улицу и слушали советские песни о Москве», - пишет семья Егоровых. Вы бы еще написали, может быть, радиостанцию, по которой вы их слушали, или по телевизору (интересно, откуда звук шел).


«Я живу в Подмосковье, был на день города в Москве. Гуляющих москвичей было меньше, чем раньше. Цены были заоблачные. Например, пачка «Мальборо» стоила 60 рублей, а не 30, как всегда. На лицах москвичей не было радости, как раньше», - пишет Андрей из города Одинцово. Ну, по телевизору это просматривалось, не получалось у телевизионщиков эту картинку радости обнаружить.


«День города властью придуман для своего восхваления, для чего она даже идет на то, чтобы разгонялись облака. А когда стояла жара в Москве на протяжении месяца, улицы не поливали, засохли многие зеленые насаждения. О каком Дне города может идти речь, когда власть не выполняет самых необходимых для города вещей?» - пишет Савельева. Я не считаю, что этот упрек очень уж справедлив в адрес Юрия Лужкова. Он старается. Если все-таки одним словом сказать, Наталия, он для людей-то старается.



Наталия Давыдова (после паузы): Я не буду возражать, старается, да. И я хотела бы сказать, что праздник нужен, но нужно решить, кому он нужен и какой он нужен, и что нас может объединить. Потому что простая развлекаловка… Вот Женя сказала, что этого развлечения лишили людей, там попытались «человека-паука» увидеть – и это развлечение не получилось. Но дело в том, что нужно не только развлечение.



Елена Рыковцева: «Сегодня властям необходимо принародно гулять, открывая эфемерно навязанные народу объекты. В ближайшую субботу в нашем 180-тысячном городе они откроют стадион вместимостью 1,5 тысячи зрителей. И это в то время, когда у нас нет ни одного вместительного спортсооружения», - пишет Александр из города Сызрани.


«Очень прошу вас сообщить, во сколько будет подниматься на башню сегодня «человек-паук»», - просит Елена из Москвы, бывшая альпинистка. Сегодня в 18:30.


«Уважаемые господа, справедливости ради, праздник города скользящий, он проводится в первую субботу и воскресенье сентября, а это не всегда 1-е и 2-е», - пишет Алла. Да, так оно и есть. Первые выходные - не обязательно 1-е и 2-е. Так и тем более можно его куда-то сдвигать подальше, в зависимости от прогноза погоды. Хотя, конечно, сложно. Они готовят так долго эти сооружения. Может быть, это был бы повод не делать этих массовых торжеств, дорогостоящих, и вот эти сооружения чтобы можно было как-то компактно, быстро собирать, за неделю, по показаниям синоптиков. Может быть, как-то так.


«Путин на праздник города отвлек от трагедии в Беслане. И это его цель», - так считает Галина из Могилева.


Послушаем Сергея из Москвы. Здравствуйте, Сергей.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, конечно, светлый праздник, но сама тема, которая вами поднята, она, собственно, сама по себе говорит о том, что прогресс демократичности в нашем обществе под большим вопросом. В отличие от того города Киева, откуда приехала ваша гостья. Мне кажется, это еще долго будет напоминать нам о том, что произошло в прошлом у нас. Благодарю.



Елена Рыковцева: Спасибо, Сергей. Евгения, давайте вы расскажете нам о том, как проводится День города в Киеве. Я только что получила одно очень светлое сравнительное впечатление, как проводятся митинги в Киеве – свободно, красиво, хорошо, никакой милиции, митингуй – не хочу. Люди поют, у них хорошее настроение, они одеты в праздничные футболки, просто сплошная радость. Казалось бы, не зарегистрировали блок Юлии Тимошенко, а настроение великолепное у всех, потому что митинг проводят свободно. Как с праздниками, как День города?



Евгения Супрычева: В День города у нас там больше, конечно, куража, потому что, во-первых, там не запрещают продавать спиртные напитки нигде. В Москве, честно говоря, я была удивлена, хотя, может быть, это и правильно, потому что все-таки это в три раза больше город, здесь в три раза больше людей приходят. Нет никаких рамок возле метро, металлоискателей. То же самое, устраиваются концерты, стоят две большие сцены – на Крещатике и на Майдане. Если тут, может быть, концерты и надоели немножко, то там очень активно идет, в основном, молодежь, более старшие люди смотрят трансляцию по телевизору, и там люди просто гуляют. Им даже, наверное, не так важно, что это День Киева, просто в этот день нужно веселиться. Вот как-то они в этом совершенно уверены…



Елена Рыковцева: И они этим пользуются.



Евгения Супрычева: Да, они этим пользуются, и они не говорят, как, допустим, москвичи, что «лучше бы мы уехали на дачу отсюда, и спокойнее и веселее провели бы время». Там на дачу никто не едет в этот день.



Елена Рыковцева: А идут и гуляют.



Евгения Супрычева: Да.



Елена Рыковцева: Наталия Давыдова, вам знакомы какие-то примеры проведения городских торжеств так, чтобы людям было весело и хорошо?



Наталия Давыдова: Мне казалось, что опыт 10-летней давности, когда мы праздновали 850-летие Москвы, было ощущение какой-то приподнятости, какого-то единства. Я помню, какие толпы ходили тогда по Тверской улице, какие радостные были у всех лица. И действительно, было ощущение того, что мы москвичи, мы вышли показать друг другу, как мы друг друга любим, как мы любим свой город. Но вот за эти 10 лет это ощущение куда-то ушло. Видимо, много проблем накопилось, много претензий у москвичей к власти, много, может быть, того, что нужно прояснить. И мне кажется, что настрой на то, что должно быть исключено развлечение во время этого праздника, он сегодня себя не оправдывает. Люди, видимо, просто не хотят бездумно развлекаться.


Я специально принесла сюда журнал, в котором описывается, как празднуют в Лондоне День Темзы, там это тоже впервые праздновали 10 лет назад. И с каждым годом этот праздник становится все более интересным жителям Лондона, и не только жителям Лондона, потому что в нем участвуют и другие страны, кстати. Потому что там есть такие изощренно придуманные мероприятия, в которых участвуют, например, дети из Индии, дети из Китая. Там, например, несколько сотен лондонских школ вместе со своими сверстниками из других стран сделали такие билборды, которыми в прошлом году во время этого праздника был украшен город, где они попытались в виде паззлов представить свои реки. Это интересно, по крайней мере. И там, например, опрашивали лондонцев, каким они видят будущее своей реки, как они представляют, что такое река в их представлении – это место для отдыха либо это место для занятий спортом, либо это витрина города, либо это культурная витрина города. И поскольку у человека в обыденной жизни нет возможности высказать свое мнение, вот это можно считать таким референдумом, своеобразным референдумом, во время которого выясняется, как люди относятся и к тому, что делает власть, и к тому, что происходит вокруг них. Там полмиллиона жителей обычно участвуют, в этих празднованиях, и это, по-моему, залог того, что люди захотят участвовать в этом.



Елена Рыковцева: Пишет нам Татьяна: «С каким разухабистым размахом Лужков устраивает праздники и выбрасывает на это миллионы. Это что-то патологическое, болезненное». Может быть, Наталия, действительно, устроили бы референдум среди москвичей, тех, кто побывал на празднике, анкету какую-то бы запустили: «Вам понравилось? Вам это нужно? Не стоит ли это упростить, удешевить?» У тех, кто не пришел на праздник, спросить: «Почему вы не ходите? Что вам нужно?» Вот нужен был бы этот опрос, прежде чем миллионы выбрасывать, о которых Татьяна пишет.



Наталия Давыдова: Конечно. И мне кажется, что объединить сегодня москвичей может не пустая развлекаловка, а, возможно, мысли о том, каким мы хотим видеть наш город в будущем.



Елена Рыковцева: Послушаем Артура из Москвы. Здравствуйте, Артур.



Слушатель: Добрый день, дамы. Вы знаете, а празднику не 10 лет. Мне всего 30 лет скоро будет, а я помню, что он в 1987 году первый раз был организован. И, кстати, это было в середине сентября, вторые или чуть ли даже не третьи выходные сентября, погода была прохладная, но было тепло, не было дождя.



Елена Рыковцева: Артур, согласимся, потому что Наталия говорила о том, что привязали его к первым выходным сентября 10 лет назад, а раньше он действительно был плавающим, как вы помните. Дальше вас слушаем.



Слушатель: Я считаю, я согласен, что 10 лет назад было еще единство, хотя я и тогда к нашему мэру относился очень критически, и сейчас, но тогда мы видели, что город вроде как поднимается, хорошеет. Сейчас, по-моему, город стал просто ужасающим, в нем невозможно стало жить нормальным людям. Понимаете, это смесь Мумбая и Нью-Йорка или Мумбая и еще какого-нибудь большого европейского города. У нас блеск и нищета. Я сегодня себе чуть ногу не подвернул на Петровском бульваре. Тротуары у нас даже нормальные не могут сделать, у нас здание в центре. О чем можно говорить? Вот открыли «Трубную», а тут же рядом, в 30-40 метрах, тротуар оплывает, вот и все. И миллионы уходят в никуда. Мне это не нужно. Мне надо, чтобы у нас не снимались трамваи, не переносились, чтобы у нас, когда роют ту же несчастную Алабяна, не было такого бардака, как сейчас. Вот и все.



Елена Рыковцева: Спасибо, Артур, понятно ваше мнение. Алексей из Саратовской области, что вы скажете издалека? Здравствуйте.



Слушатель: Знаете, привилегии они и есть привилегии. Радоваться или печалиться – это, по-моему, привилегия верхушки всегда. Помните этого солдата бронзового в Латвии?



Елена Рыковцева: Да, в Эстонии только.



Слушатель: Вот печалился-то кто и возмущался? Не народ, а печалились конкретные люди. А радовались по поводу Олимпийский игр в Сочи опять те же лица.



Елена Рыковцева: Да, но они очень возмущались, чиновники, что не все разделяют их радость. Я помню, что даже журналистов поделили на тех, кто радуется и кто не очень радуется. Большие претензии высказывались тем, кто не радуется.


Олег пишет: «Разгон облаков придумали для рациональных целей – для защиты виноградников и посевов от града. А для улучшения погоды это просто произвол чиновников».


«Праздник должен быть интеллигентнее, познавательнее. Тем более в День знаний. Это должны быть книжные ярмарки, спортивные соревнования, а не петь вприпрыжку, шлепая себя по ляжкам», - так пишет Вера. Ну, очень точно, действительно, может быть, это хорошая идея, чтобы поспокойнее, поскромнее, подешевле и так, чтобы было от души, для детей.


Семья Егоровых уточняет, отвечает на наш вопрос: «Советские песни о Москве мы слушали по магнитофону. Они передавались по одной из московских радиостанций несколько лет назад талантливым коллекционером Дмитрием Фокиным». Спасибо за уточнение.


Врач из Москвы увидел тот самый концерт, который описывал Колесников: «11 градусов. Ветераны в куртках. Маленькие девочки – в коротких юбках с голыми ногами и руками. Жалко детей, заболеют». Ну, вот, врач, конечно, положено переживать за детей. Хотя почему же он один-то переживает…


Римма Васильевна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, что вот эти средства большие, которые были потрачены на этот праздник, нужно было бы направить на то, чтобы к Дню города в каждом районе ввести в строй то ли спортивное какое-то сооружение, то ли культурное какое-то сооружение, на котором могли бы поработать все люди района, чтобы их сплотить, чтобы они сами как бы создавали для себя условия жизни, проживания в данном районе. И не делать вот этой помпезности, которая никому не нужна, она вызывает только раздражение и больше ничего. И создается впечатление такое, что это вот власти города делают для своего прославления только, и больше ничего. Это загубленные средства.



Елена Рыковцева: Спасибо, Римма Васильевна, за ваш конструктивный звонок. Евгения хочет вам ответить.



Евгения Супрычева: Я думаю, что у Риммы Васильевны очень трезвая вещь. Может быть, действительно, не нужно праздник выносить в центр, не нужно туда всем ехать из огромной Москвы.



Елена Рыковцева: Я согласна, тем более что никто и не едет, никого не пускают.



Наталия Давыдова: И не перекрывать ради этого центр. И в центр люди не могут попасть в итоге.



Евгения Супрычева: Да. Может быть, действительно, это сделать по районам, более локально, провести перед этим анкетирование, чего хотят именно люди этого района.



Елена Рыковцева: Что бы их порадовало в этот день, да.



Евгения Супрычева: И тогда все было бы здорово. Оно было бы дешевле и ближе к народу, понятнее.



Наталия Давыдова: Я хотела бы тоже согласиться с людьми, которые позвонили, в том, что говорили по поводу показухи. Показуха точно никому не нужна. И эта показуха, она очень этот праздник, и так, в общем, уже потерявший свою привлекательность, окончательно добивает. И это случается каждый год. Я прекрасно помню, как открывали «Новую оперу», прекрасный театр, построенный на городские средства, но почему его надо было открывать ко Дню города обязательно? Замостили дорожки, открыли, а потом оказалось, что нет ночного освещения в парке. И эти дорожки на следующий день буквально начали снимать. Огромное количество денег закопали просто ради того, чтобы к празднику при стечении чиновников торжественно открыть. И потом месяца два доделывались, устраняли недоделки. И так происходит из года в год. И в этом году тоже были примеры.



Елена Рыковцева: И Ленинградскую область мы слушаем. Сергей, здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро. Я хотел сказать об экологической составляющей. Вот этот разгон облаков, затем осадки, а что в этих осадках, какие реагенты? Ведь наверняка страдают посадки вокруг города.



Елена Рыковцева: Да, Сергей, мы перечислили, очень неприятные реагенты.



Слушатель: И я хочу сказать, что причина этого, что экологическое сознание чиновников точно такое же, как у большинства наших граждан. Вот у нас садоводство, последние два года пошло поветрие – сжигать упаковку. Я на велосипеде езжу, подъезжаешь к даче – запах такой, как раньше я подъезжал к свалке. Но вот с соседями уже дошло до кипения, бочку залил водой один, был разговор, и я столкнулся с тем, что люди просто не придают этому значения. После этого события произошло понимание, но ведь это же идет по всем дачам. То есть, если бы каждое наше действие мы рассматривали, анализировали подробно, вот мы, допустим, разогнали облака – тут дождь, еще что-то, каждое последствие рассмотрели наших действий, то у людей появилось бы понимание. И через 20-30 лет эти 10-летние, которые придут уже к руководству, они будут принимать все решения.



Елена Рыковцева: Сергей, спасибо вам большое за звонок. Наталия, какова ваша версия, почему власти Москвы, несмотря на то, что есть и мнения жителей, и заключение экологов, все-таки продолжают заниматься этим несанкционированным, незаконным, на мой взгляд, на взгляд вашего корреспондента Бориса Клина, разгоном облаков? Конечно, однажды был страх, страшная паника, охватившая Юрий Лужкова, когда отмечалось 60 лет Победы, и все-таки пошел дождь, и Путин вроде как на него покосился неодобрительно («как же вы не смогли все-таки обеспечить этот разгон облаков»), и теперь, видимо, их разгоняют с удвоенной силой. Но почему же они этим продолжают заниматься?



Наталия Давыдова: Видимо, они не задумываются о последствиях, я думаю.



Елена Рыковцева: Вот так же как дачники в кооперативе уважаемого слушателя, так и здесь.



Наталия Давыдова: Возможности есть, средства есть, почему бы ни устроить себе солнечную погоду? Я думаю, если опросить москвичей, кстати, не все, наверное, будут против.



Елена Рыковцева: Ой, вот я не знаю. Мне кажется, все будут против. Это, конечно, мое личное мнение, но мне кажется, что просто все, 99 процентов будут против. Мы слушаем Георгия из Москвы. Здравствуйте, Георгий.



Слушатель: Добрый день. Тут гигантская акватория проблем, которая собралась, которую сдерживает Государственная Дума, как плотина политическая, она уже пошла трещинами. И эти гигантские проблемы колоссальным потоком выльются и смоют всю эту нечисть, которая сейчас в эйфории продолжает радоваться своему нахождению у власти. Я думаю, этому потоку недолго осталось ждать.



Елена Рыковцева: Ну, вот Георгий приподнял наш разговор на философскую высоту…


«Согласна с вашими гостями и большинством слушателей, что в таком виде - для алчущих тупых зрелищ - данный праздник изжил себя. Без творческого начала в дальнейшем это будут просто выкинутые деньги. А нужно сделать Дни города, то есть 365 дней в году заботы о жителях, архитектуре и детях», - так пишет Вера.


«Что делает Лужков для города? Уплотнительная застройка офисами и коммерческих жильем лишила москвичей зеленых насаждений, дворов. Социальное жилье не строится, автотранспорт работает без фильтров, крайне загрязняет город. В праздники пиво способствует пьянству молодежи, которая и так без пива не может обойтись. Коррупция среди чиновников префектур, управ, ДЭЗов беспредельная. Мэр причинил городу больше вреда, чем пользы. День города в таком городе выглядит удручающе», - пишет Наталья Львовна. Давайте объективности ради скажем, что если бы мы сейчас позвонили кому-то из чиновников мэрии, наверное, он привел бы нам перечень мероприятий и акций, строек, полезных для москвичей. И, наверное, сказал бы, что не все так плохо и очень многие москвичи довольны. Поскольку у нас такого чиновника в эфире нет, я за него рассказываю, вот как я справедливость восстановила.


Нам пишут с Украины: «День города нужен сейчас для людей, которые занимаются коммерческой деятельностью. Например, кафе и рестораны получают деньги». Знаете, они, наверное, получают деньги, когда людей туда подпускают, к этим кафе и ресторанам. А я даже думаю, что в такие дни праздничные они могут и убытки нести, потому что людей-то мало на улицах, меньше, чем обычно.



Евгения Супрычева: Большие кафе, более-менее большие кафе и рестораны, конечно, несут убытки в центре города. Но маленькие вот эти вот лотки, где продают хот-доги, пиццы, чебуреки, хачапури, у них просто огромная очередь, им замечательно.



Елена Рыковцева: Их было бы побольше по-хорошему. «Москвичам нечего жаловаться. Они себе сами свою кепку выбрали», - пишет Сергей из Ивановской области. Да, у каждого свой магазин (смеются).


«В городе не хватает денег на детские больницы и пенсионеров, а содержат цветы и газоны в городе», - пишет Ирина из Москвы. Если вы считаете, что он содержит цветы и газоны, так хоть что-то. Я считаю, почему нет, пусть цветы и газоны будут.


«При Лужкове Москва стала похожа на пошлую, крикливо одетую горластую девку», - так образно Соломон Яковлевич пишет.


«Уважаемые корреспонденты, - пишет Гроцкий, - вывод из того, что вы сейчас рассказали о Дне города, очень простой: первые люди города не должны мешать простым людям праздновать. Трудно понять, как они сами не могут это сообразить». Отличная мысль! Вообще, они должны все выехать из города, первые люди, в эти дни – правда же, Наталия, Евгения – и не мешать.



Наталия Давыдова: Я хотела бы сказать, что мне лично хотелось бы написать статью о Дне города, в которой я могла бы заявить, что это праздник, организованный для людей.



Елена Рыковцева: Да. Ирина из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Мне хотелось бы узнать, как бы вы оценили по какой-нибудь 100-балльной шкале верх аморальности, когда вот эта разрушенная система здравоохранения города, вот эти детские больницы и взрослые, эти сборы детям на операции денег – и кругом, в каждом углу вот эти клумбы, клумбы, траты на эти вот флажки. В любой, самый захудалый уголочек Москвы заходишь – все огорожено, причем говорят, что оградки производит соответствующая фирма, которая кое-кому принадлежит. Это просто ужасно! Это не аморально, что детям нет денег, пенсионерам на лекарства нет, а город, который не может помочь выносить ребенка, дать ему денег на операцию, все засадил клумбами, цветами?



Елена Рыковцева: Ирина, спасибо, вы повторили, видимо, свое пейджерное сообщение. Это очень спорный вопрос. Есть такие мнения, что зачем нам иллюминация, зачем нам свет в городе, зачем вся эта красота, когда не на что операцию сделать. У всех свои мнения. Мне кажется, что пусть хотя бы будет красиво, пусть хотя бы глаз радуется. Если они не могут сделать и то, и другое, и вот эти деньги, которые идут на клумбы, вряд ли они будут перенацелены непосредственно на операцию, на учебу. Не бывает такого прямого переливания из одной статьи бюджета в другую. Как вы считаете, Наталия?



Наталия Давыдова: Добро бы у нас клумбы везде были. У нас есть такая закономерность, что клумбы и прекрасные газоны у нас обычно либо идут по Рублевскому шоссе, либо по трассам, по которым проезжают большие начальники. К сожалению. Хотя, если объективно говорить, конечно, город стал лучше выглядеть, в центре, во всяком случае, точно.



Елена Рыковцева: Евгения, вам как Москва по сравнению с Киевом?



Евгения Супрычева: За счет клумб она меня удивила, честно говоря. В Киеве навряд ли они бы стояли так долго, их бы точно там разобрали и посадили у себя на дачах.



Елена Рыковцева: Правда?! (смеются)



Евгения Супрычева: Скорее всего так, да. Но, с другой стороны, я не знаю, сколько денег тратится на клумбы, но мне кажется, что можно было бы и без клумб обойтись.



Елена Рыковцева: Вот видите, уважаемая слушательница, не так все просто с вашим звонком, три человека – три мнения в студии.


«Еще при Екатерине Великой, - пишет Трунов, - торжества в День города проходили с шествиями, с живыми историческими картинками. Было весело и казне не стоило ни гроша».


«Уважаемые гости, спасибо за обсуждаемую тему и честную позицию, в результате чего, видимо, многие поняли, что День города – это лукавое прикрытие возможности использовать эти реагенты как отраву для всех нас, жителей города», - пишет Марина.


«Уважаемые дамы, мы не имеем ни достойных пенсий, ни человеческих зарплат, а вы хотите еще лишить нас такого чудесного праздника, как День города. Нехорошо», - пишет Владимир из Москвы. Вот первое у нас такое мнение встретилось, аналогичное с тем, что я произношу по поводу клумб, что хотя бы клумбы.



Наталия Давыдова: А кто хочет лишить? По-моему, никто даже не заявлял такого.



Елена Рыковцева: Да, никто не заявлял, а все говорят, как его усовершенствовать, чтобы людям было по-честному весело.


«День города должен соединять ближе общество, должны быть культурные программы, концерты. Нужно соблюдать экологию, чтобы после Дня города не было много мусора», - пишет Иван из Ивано-Франковской области, с Украины. А что это вы, Евгения, так удивляетесь? Значит, у них там, наверное, проводится неплохо, в Ивано-Франковской области. Вы об этом слышали?



Евгения Супрычева: Ивано-Франковск, в принципе, небольшой город, сплоченный, и я думаю, что у них там все хорошо проводится и не так помпезно, видимо, и мусора из-за этого не так уж много. Хотя в Москве мусора тоже было немного. Несмотря на то, что в центре города очень мало урн, мусорщики сообразили и везде, на всех заграждениях понавешивали пакетов, и эти пакеты выполняли функцию урн. Потом они их забирали, и мусорщики дежурили с 8 утра до 11 вечера, они все время что-то убирали. То есть Москва не была загажена, грубо говоря, после Дня города.



Елена Рыковцева: То есть, только к концу нашей программы мы обнаружили плюс Дня города, прошедшего в Москве в минувшие выходные, благодаря Евгении, корреспонденту «Комсомольской правды». Пожалуйста, Наталия, очень коротко ваш плюс?



Наталия Давыдова: Бесплатные музеи, почему бы об этом не сказать.



Елена Рыковцева: Отлично, второй плюс!



Наталия Давыдова: Но я думаю, что федералы могли бы присоединиться и тоже сделать бесплатными музеи в эти дни.



Елена Рыковцева: И на этих двух плюсах мы заканчиваем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG