Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Дагестане выселенные чеченцы и лакцы возвращаются в места своего первоначального проживания


Ефим Фиштейн: В Дагестане активизировался процесс восстановления Ауховского района, который до депортации 1944 года, преимущественно населяли чеченцы. В соответствии с раннее принятыми решениями, проживающих здесь после депортации лакцев (это один из народов Дагестана), необходимо переселить в равнинные районы республики. Наш корреспондент Олег Кусов побывал недавно в чеченских и лакских населённых пунктов приграничных районов Дагестане, где чиновники и общественные деятели продолжают поиск выхода из сложнейшей межнациональной проблемы.



Олег Кусов: В годы советской власти, как отмечают историки и эксперты, на Северном Кавказе возникло множество межнациональных и территориальных проблем. Одна из них – проблема чеченцев-аккинцев, проживающих в приграничных районах Дагестана. В 1944 году они были высланы в Казахстан и в другие советские республики Центральной Азии. Слово члену совета правозащитного центра «Мемориал» Александру Черкасову.



Александр Черкасов: Кто остался на этом месте? Кто заменил чеченцев? Не мог же народно-хозяйственный комплекс долго терпеть отсутствие рабочих рук. Во все те республики, откуда депортировали народы, ввозили так называемое правовое население, был такой термин. В частности, в деревни и села, ранее населенные чеченцами-аккинцами, заселили лакцев, которых в свою очередь сселили с высокогорий, отнюдь недобровольно. Лакцы жили в высокогорных селах, там продуктивность хозяйства была ниже, жизнь тяжелее. Их сселили сюда, сельское хозяйство продолжалось. Но в 57-м году как и ингуши, и чеченцы, акинцы тоже вернулись из ссылки. И возникла проблема – их дома оказались заняты тем самым правовым населением.



Олег Кусов: В июле 1991 года Съезд народных депутатов Дагестана принял решение вернуть чеченцам-аккинцам их исконные земли. Говорит председатель оргкомитета по восстановлению Ауховского района Мовлади Соипов.



Мовлади Соипов: Я считаю, что в мировой практике нет такого случая, чтобы обошлось без серьезных конфликтов, когда речь идет о таком важном вопросе, как возврат репрессированных на свои прежние места проживания, переселение людей, которые живут на их землях, на новое местожительство. Это везде происходит очень болезненно. В Дагестане, в частности, этот вопрос успешно решается, хотя, конечно, есть очень большие трудности в этом вопросе как психологического характера, так и экономического, финансового порядка. Самое главное, что он решается мирно.



Олег Кусов: Дагестанцы умеют находить между собой общий язык – это способствуют давние горские традиции. Продолжает Александр Черкасов.



Александр Черкасов: Дагестан принципиально многонационален. Было найдено решение проблемы. Лакцы, проживавшие с 40-х годов в Новолакском районе, такое название получил Ауховский район после переселения туда лакцев, они переселяются во вновь отстроенные села в низинном районе Дагестана недалеко от Махачкалы на так называемый новострой, где было начато строительство сел с теми же названиями, какие они носили в Новолакском районе. Но к концу 90-х годов этот процесс был едва-едва начат. Куда делись деньги – неизвестно, дома были недостроены.



Олег Кусов: Параллельно с оргкомитетом по восстановлению Ауховского района начал функционировать и оргкомитет по переселению лакцев на равнинные земли Дагестана. С недавних пор главы этих комитетов стали работать в одном кабинете, до этого между ними было немало разногласий. Говорит глава оргкомитета по переселению жителей Новолакского района Пайзудин Атаев.



Пайзудин Атаев: В одном здании мы уже нашли общий язык, а раньше не было у нас такого. Мы постоянно ссорились, не решались вопросы, потому что внимание было совсем другое. А сейчас от того, как будет идти процесс переселения, от этого зависит и процесс развития Ауховского района. Положительно, что мы и чеченская часть, и лакская часть населения пришли к этому. Именно лакская часть добровольно согласилась на переселение. Мы пришли к этому мнению.



Олег Кусов: И переселение лакцев на равнинные земли началось. Люди переезжают в составе села, причём название этого села на новом месте жительства сохраняется. А тем селениям, откуда они уехали, возвращают исконные чеченские названия. Продолжает Пайзудин Атаев.



Пайзудин Атаев: Переселены 884 семей с 91-го года начиная. Строительство началось в конце 92 года, 884 дома уже завершены. В этом году плюс к этому 266 домов, которые были ранее начаты другими подрядными организациями, они были заброшены, никто за них не брался. Благодаря усилиям президента, правительства, эти 266 домов, которые были раньше начаты, в этом году завершают. В 2010 году, я думаю, программа будет завершена.



Олег Кусов: Процесс территориальной реабилитации в Дагестане нарушили события осени 1999 года, когда вооруженные группировки Шамиля Басаева вторглись в приграничные районы республики. Рассказывает член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр



Александр Черкасов: В 99 году в начале сентября отряды экстремистов из Чечни вторглись в этот самый Новолакский район, где проживали самые разные народ, и чеченцы-аккинцы, и лакцы, и аварцы. Надо сказать, что тогда отряды самообороны от пришельцев устраивали совместно в некоторых селах и чеченцы, и не чеченцы. Но после этого, когда федеральные войска эту территорию отбили у боевиков, туда вошли отряды милиции, этнических милиций, аварской и лакской, а чеченцев-аккинцев не пустили. Якобы это аккинцы наводили туда боевиков. И по сути дела была повторена таким хитрым образом картина, сложившаяся после бегства ингушей из Пригородного района. Что сделали в этих условиях власти Дагестана? Надо отдать им должное, власти Дагестана и прежде всего тогдашний министр печати и информации, межнациональных отношений, внешних связей Магомед-Салих Гусаев сделал все для того, чтобы не превратить эту ситуацию в этнический конфликт. Я был свидетелем тому, гасил погромную пропаганду, которая тогда рвалась на дагестанское телевидение. Он не позволил превратить происшедшее в победу над аккинцами. И спустя несколько дней аккинцы вернулись в свои села. Там прошли сплошные погромы и грабежи за это время, но люди вернулись в дома, в этом заслуга министерства внутренних дел. Люди вернулись в свои дома и там не воспроизвелась ситуация затяжного конфликта в Пригородном районе.



Олег Кусов: Говорит глава оргкомитета по переселению жителей Новолакского района Пайзудин Атаев.



Пайзудин Атаев: После военных действий 99 года, конечно, были разногласия. Многие отказывались. Сейчас ситуация изменилась. Видимо то, что наши переселились, хотя очень трудно с бытовым обслуживанием.



Олег Кусов: Ситуация в приграничных районах Дагестана довольно существенно отличается от ситуации в приграничных районах Северной Осетии, несмотря на схожесть проблем, так считает член совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов.



Александр Черкасов: В Северной Осетии сложилась такая же ситуация. Потому что не были возвращены ингуши в места первоначального проживания в Пригородном районе Северной Осетии. Горы – это всегда малоземелье, и земля там очень ценится. Там нет свободных мест для расселения. И во-вторых, горы – это чаще всего на Кавказе не сплошное, а чересполосное расселение. Один аул заселен одним народом, другой – другим народом. Так было и в Нагорном Карабахе, и в Южной Осетии. Очень сложная карта расселения народов в Дагестане, тут чересполосно жили ингуши и осетины. Но проблема Пригородного района, куда в 57-м году ингуши не вернулись, она в итоге привела к вооруженному конфликту осени 92-го года. Этот конфликт неразрешен до сих пор. В какие-то села ингуши вернулись и значительная часть вернулась, но проблема не решена. Между тем, еще накануне того конфликта Галина Яковлевна Ковальская, журналист, писала очень разумные вещи. Речь идет о споре о нескольких сотнях домовладений, в которых до депортации проживали одни люди, и которые теперь занимают другие. Это вполне урегулируемый в рамках правовых процессов, вполне урегулируемый с участием государства конфликт.



Олег Кусов: Вооружённого противостояния между чеченцами-аккинцами и лакцами не допустили прежде всего старейшины, отмечает глава правления Дагестанской региональной общественной организации «Альтернатива насилию» Умар Джавтаев.



Умар Джавтаев: Здесь нужно отдать должное чеченским старейшинам, которые, зная, что может произойти, не давали разрастись этому конфликту. Осетино-ингушский конфликт он сейчас называется, его не оставили на стадии конфликта осетин, живущих в Пригородном районе и ингушей, собирающихся возвратиться в Пригородный район. В отличие от них, к нашему счастью, мы даже на своих съездах исключали жителей Аслан-Юрта, жителей Байрам-аула, которые вернулись в свои дома после переселения обратно. Мы их просили вежливо не вмешиваться, потому что мы не хотели, чтобы этот конфликт был аккинско-лакским, аккинско-аварским. Мы старались минимизировать, то есть локализировать эту ситуацию. И более того, мы никогда не просили помощи извне, то есть от Чеченской республики. Потому что мы очень хорошо понимаем, если конфликт будет чечено-дагестанским, он выйдет из стадии разрешения.



Олег Кусов: Говорил глава правления Дагестанской региональной общественной организации «Альтернатива насилию» Умар Джавтаев.


Восстановление Ауховского района и переселение лакцев на равнинные земли Дагестана, как отмечают эксперты, стало возможно благодаря нескольким фактором. Среди них смена республиканского руководства и обращение к традициям двух соседних этносов. Говорит Александр Черкасов.



Александр Черкасов: Возвращение чеченцев-аккинцев в те села, из которых, страшно сказать, больше 60 лет назад их выселили, но главное, что при этом не пролилась кровь. Общины сумели решить этот тяжелый конфликт, доставшийся в наследство от Советского Союза, мирно. Они действовали в тех рамках, в которых сотни и тысячи лет народы, населявшие Кавказ, могли жить чересполосно, деревня одна, деревня другая, но совместно, без войн. Можно свысока смотреть на обычное горское право, на адат, но это право, его наследие иногда может быть очень важно.


XS
SM
MD
LG