Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Строительство автомагистрали наносит непоправимый ущерб природе Адыгеи


Ефим Фиштейн: По сообщению активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу», в Адыгее уничтожается памятник природы «Верховья рек Пшеха и Пшехашха», который является частью Всемирного природного наследия «Западный Кавказ» и охраняется ЮНЕСКО. Здесь прокладывается автомобильная дорога к Черному морю. По данным защитников природы, первая ветка дороги ведет к элитному горнолыжному курорту «Лунная поляна», который с нарушением природоохранного законодательства построило в Адыгее Управление делами президента России. Экологи говорят, что строительство автомагистрали уже нанесло уникальной природе Адыгеи серьезный ущерб, власти республики факт начала строительства опровергают. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Памятник природы «Верховья рек Пшеха и Пшехашха» расположен в Майкопском районе республики Адыгея на границе с Кавказским заповедником. Как и заповедник, входит в состав Всемирного природного наследия «Западный Кавказ». Строительство дороги здесь запрещено, так как Россия в свое время присоединилась к Конвенции об охране Всемирного природного и культурного наследия. Тем не менее, как утверждают экологи, работы по прокладке автомагистрали уже начались…. Говорит Дмитрий Болотников из «Экологической вахты по Северному Кавказу»…



Дмитрий Болотников: Это уникальная территория. Уникальность ее заключается в девственности, она покрыта первичными лесами, бук, пихта, самшит. И этот район отличается большим видоразнообразием. Дорога, маршрут которой ведет через памятник природы «Верховья рек Пшеха и Пшехашха», должна войти в Кавказский заповедник.



Любовь Чижова: По вашим данным, когда было принято решение о строительстве этой дороги и на каком этапе сейчас находится строительство? То есть, насколько я понимаю, уже строительство ведется.



Дмитрий Болотников: Да, строительство дороги уже ведется. Собственно, проект дороги к морю, а это скорее всего будет дорога к морю, еще в 60-х годах был разработан и остановлен научно-экологической общественностью. Последние десять лет адыгейские власти упорно хотят реализовать этот проект через плато, Майкоп – Дагомыс так называемая дорога. Но в результате усилий общественных организаций, в результате судов и общественных кампаний этот проект до сих пор не реализован. И в 1999 году заповедник получил высший международный охранный статус объекта Всемирного природного наследия Западный Кавказ. Дорога, которая сейчас ведется, она планируется через заповедник к морю. Рассматривается строительство дороги в первой очереди до Лунной поляны – это VIP- курорт так называемый, научный центр «Биосфера». Так называемый, потому что официально он был зарегистрирован, но эти земли уже выведены из состава заповедника, что запрещено российским природоохранным законодательством.



Любовь Чижова: А что там находится в этом научном объединении «Биосфера», что это за объект?



Дмитрий Болотников: Это совсем не научное объединение, это многоэтажный VIP- комплекс, в котором простым людям не суждено кататься. Это горнолыжный курорт для VIP- персон, он охраняется Федеральной службой охраны президента России. И строился незаконно под руководством управления администрации президента Российской Федерации. Собственно он не проходил никаких экспертиз. Земли из состава заповедника выведены уже задним числом. При этом то, что является объектом территории Всемирного природного наследия, об этом нигде не было сказано ни в каких документах. И сейчас мы рассматриваем документы строительства этой дороги, там не то, что про всемирное наследие ничего не сказано, там даже про заповедник речи нет. Есть только пункт исключить лесные земли, перевести их в нелесные, то есть это территория, которая до заповедника, а о заповеднике и о Всемирном природном наследии в документах речи вообще нет.



Любовь Чижова: Уже можно говорить о каком-то ущербе, который нанесен природе? Там уже рубятся деревья или еще нет?



Дмитрий Болотников: Естественно, ущерб колоссальный. Не один десяток гектаров земли, почвы уже срезано, вырублены леса. Дорога проходит по сложной пересеченной местности верховья Пшехи и Пшехашхи, это территория около двух тысяч метров находится высота. Естественно там крутые балки. Для того, чтобы срезать перепад, нарезаются серпантины, вырезаются высокогорные хребты, запруживаются речки, ставятся дамбы. При том, что не было никакой экологической экспертизы и не посчитан ущерб. Можно только представить, сколько там уничтожено видов.



Любовь Чижова: Отдыхают ли там местные жители? Насколько это людное место, насколько это любимое место местными жителями и как сейчас жители Адыгеи относятся к строительству этой дороги?



Дмитрий Болотников: Отношение жителей неоднозначное. С одной стороны, дорога к морю действительно нужна, потому что ездить отдыхать по существующей дороге на Туапсе тяжело и неудобно. Но так, как она строится, я думаю, большинство жителей понимают, что ни к чему хорошему это не приведет. Дело в том, что эта территория не только местных жителей, но для жителей всей России, всего мира представляет уникальный рекреационный объект, еще с советских времен там существовал маршрут из Адыгеи к Черному морю, он назывался 30-й маршрут. Уникальность этого маршрута была именно в дикой первозданной природе. Тропы, экологически чистые маршруты и приюты – это вписывается в рамки заповедника. А строительство таких капитальных сооружений, как горнолыжный комплекс Лунная поляна и дорога ведет только к дальнейшему разрушению уникальных и диких территорий. То есть уже сейчас параллельно тому участку, который прошли строители, начались интенсивные вырубки, делянки, которых в силу труднодоступности раньше не было.



Любовь Чижова: Это был Дмитрий Болотников из «Экологической вахты по Северному Кавказу». Власти Адыгеи информацию экологов категорически опровергают – как сказал мне заместитель министра экономического развития и торговли Республики Адыгея Юрий Ивановский, строительство дороги к Черному морю – пока только в планах…



Юрий Ивановский: Она еще не строится, даже не принято решения о его строительстве. Есть наметки, есть наши экономические выкладки, что она нам даст и что позволит сделать. Но вы понимаете, что респубилканский бюджет не позволяет нам за счет собственных источников произвести строительство такой дороги, такого уровня, такой классности. Есть проектное задание, на стадии проектного задания вариант этой дороги есть, их 9 вариантов. Но они имеют право на жизнь все 9 вариантов, потому как не принято, по какому варианту будет начато строительство дороги.



Любовь Чижова: Для чего она нужна, эта дорога?



Юрий Ивановский: Она сто процентов разгрузит автомобильную дорогу существующую Дон-4 для обеспечения подъезда к сочинским объекты олимпиады. Второе – она уменьшит напряженность дороги Дон-4, будет являться дорогой жизни к нашим туристическим объектам, нашим курортам, которые у нас намечены к строительству по программе «Юг России».



Любовь Чижова: Юрий Григорьевич, а как у вас будут обстоять дела с природоохранным законодательством?



Юрий Ивановский: Я еще раз говорю: решение о ее строительстве не принято. А те курорты, которые мы планируем строить, расположены вне зоны действия государственного биосферного заповедника, не на его территории.



Любовь Чижова: Юрий Григорьевич, вы упомянули, что дорого обходится республике строительство дороги, именно поэтому вы не начинаете его.



Юрий Ивановский: Неоднозначно. Не только дорого, просто наш бюджет не в силах будет обеспечить по нашим подсчетам 28,5 миллиардов рублей.



Любовь Чижова: Говорил заместитель министра экономического развития и торговли Республики Адыгея Юрий Ивановский….Тем не менее, защитники природы настаивают на своем – строительство дороги уже ведется, и природе Адыгеи наносится непоправимый ущерб. Экологам удалось пообщаться с рабочими компании «Автобан-Юг», которые бесхитростно и не без гордости сообщили, что строят дорогу к Лунной поляне – это горнолыжный курорт – и к морю. Что об этом думают московские экологи – говорит представитель Гринпис Михаил Крейндлин…



Михаил Крейндлин: Насколько я понимаю, дорога строится к так называемому центру «Биосфера». Реально это горнолыжный комплекс «Лунная поляна», находящийся в ведении управления делами президента, который изначально вообще построили как незаконный на территории заповедника. Сейчас официально исключили из состава заповедника, но сама территория, по которой проходит дорога, это действительно территория памятника природного заповедника. Первоначально предполагалось, что там дороги вообще не будет, об этом активно заявляли все, кто строил этот комплекс, что там будет исключительно обслуживаться вертолетами. Сейчас этого нет. Сейчас, видимо, решили, что вертолетами слишком дорого и решили построить дорогу. Что касается властей Адыгеи, я думаю, они преследуют свои цели. Они давно хотели построить дорогу из Адыгеи к Черноморскому побережью, и как раз она может проходить в этих местах. Поэтому если все планы реализованы, которые есть и будет построена вторая очередь дороги от этого комплекса «Лунная поляна» уже на юг к Сочи, к Дагомысу, фактически будет реализована давняя идея строительства дороги из Адыгеи к Черноморскому побережью Кавказа.



Любовь Чижова: Ситуация со строительством дороги в Адыгее на особо охраняемых природных территориях очень напоминает ситуацию, как мне кажется, со строительством олимпийских объектов в Сочи. Экологи об этом говорили, но власти к их мнению не прислушивались.



Михаил Крейндлин: Олимпийские объекты еще не строят, а дорогу уже строят активно.



Любовь Чижова: Что может на самом деле остановить строительство этой дороги?



Михаил Крейндлин: Тут есть несколько факторов. Сразу скажу, что мы по этому поводу написали обращение в Росприроднадзор и в Генеральную прокуратуру с требованием провести проверку, потому что там явно есть нарушения законодательства. Причем еще до того, как они дойдут до территории заповедника, поскольку режимом памятника природы это тоже запрещено, это прямое нарушение федерального закона об особо охраняемых территориях.



Любовь Чижова: Как-то на эти ваши обращения кто-то отреагировал?



Михаил Крейндлин: Пока нет, но мы не очень давно их отправили. Кроме всего прочего и кавказский заповедник, и вот этот памятник природы включены в границы объекта Всемирного наследия «Западный Кавказ». И строительство этой дороги является прямым нарушением конвенции, поскольку это нарушение сохранности объектов Всемирного наследия. И насколько нам известно, директор Центра Всемирного наследия уже обратился к российскому МИДу, на дипломатическом языке это называется выразил обеспокоенность этим строительством. На самом деле это фактически означает, что ЮНЕСКО предупреждает, что это является нарушением конвенции. Как вы знаете, на 31 сессии комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО, которая была в этом году в июне, в Новой Зеландии прошла, там было принято решение о направлении проверочной миссии на Западный Кавказ для оценки состояния объектов Всемирного наследия Западный Кавказ. В основном там речь шла о Сочи, но поскольку это один объект, то естественно, если миссия приедет, она будет рассматривать все угрозы этому объекту и дорогу тоже. Очень велика вероятность, что поскольку здесь в отличие от Сочи строительство идет непосредственно на территории объекта Всемирного наследия, что это будет дополнительным основанием для перевода Западного Кавказа в список Всемирное наследие под угрозой.



Любовь Чижова: ЮНЕСКО видит, что есть нарушения, и что дальше? Дорога-то строится.



Михаил Крейндлин: ЮНЕСКО пока сделало все, что могло, оно направило обращение в МИД российский, фактически в правительство. В принципе, если Россия не хочет выглядеть страной, которая сознательно нарушает свои международные обязательства, то это должно на нее подействовать достаточно серьезно. По крайней мере, раньше такие вещи срабатывали в случае с Байкалом, с Коми. Дальше неизвестно. Больше ЮНЕСКО ничего сделать не сможет, потому что, к сожалению или к счастью, но конвенция всемирного культурного наследия ЮНЕСКО не предусматривает каких-то жестких санкций кроме исключения объекта из списка Наследие, либо перевод в список в Всемирное наследие под угрозой, хотя это в соответствии с конвенцией прямо означает, что страна нарушает свои международные обязательства.



Любовь Чижова: Что будете делать вы – экологи?



Михаил Крейндлин: Мы уже, как я сказал, обратились в Генпрокуратуру и Росприроднадзор, надзорные орган, которые должны следить за этой ситуацией. Если это не поможем, естественно, мы будем работать и с ЮНЕСКО по этому поводу. Потому что мы постоянно плотно работаем с Комитетом всемирного наследия, они прислушиваются к нам, насколько это возможно, поскольку тоже достаточно бюрократическая организация. Будем пытаться эти механизмы использовать. И совместно с местными экологами поднимать, максимально привлекать к этому внимание общественности и требовать законными методами, чтобы это строительство было приостановлено.



Любовь Чижова: Во время подготовки материала я дозвонилась до заместителя председателя Росприроднадзора Олега Митволя, который пообещал в течение двух недель разобраться в ситуации и решить, нарушает ли строительство дороги в Адыгее природоохранное законодательство. Адыгейские экологи говорят, что мнения местных жителей по поводу строительства автомагистрали разделились: кому-то искренне жаль, что природа пострадает, а многие радуются новой дороге - ведь теперь попасть на Черное море будет быстрее и проще.


XS
SM
MD
LG