Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности национальных выборов: «важным является мнение только одного избирателя»


Реформировав избирательный закон, власти подстраховались от неожиданностей, считают эксперты

Реформировав избирательный закон, власти подстраховались от неожиданностей, считают эксперты

В России дан старт предвыборной гонке. Соответствующий указ президента был опубликован в «Российской газете». Думские выборы, которые состоятся 2 декабря, будут проводиться по новой схеме. Все 450 депутатов избираются по партийным спискам. Проходной барьер повышен до 7%. Запрещено создание избирательных блоков. Отменены минимальный уровень явки избирателей и графа «против всех».


О том, что означают новые правила Радио Свободе рассказал петербургский политолог Владимир Гельман:
- Прежде всего, это означает стремление российских властей минимизировать риски и получить максимально предсказуемые, максимально комфортный для себя результат выборов в Государственную Думу. Вот все предыдущие парламентские выборы подносили разные неожиданности. В этот раз главный урок, который российские власти вынесли, связан с тем, что необходимо постараться обезопасить себя от неожиданностей.


- Можно ли сказать, что российское избирательное законодательство стало менее демократичным?
- Оно, безусловно, стало более сложным для политических партий, потому что резко подняты входные барьеры на политический рынок, меньше возможностей для маневра, для предвыборной коалиционной политики. Пожалуй, более проблемным является не само по себе избирательное законодательство как таковое, а скорее практика его реализации. Проблемы связаны не только с тем, что написано в тексте закона, но и с тем, как реально проводятся избирательные кампании.


- В России теперь политические партии для регистрации на выборах должны собрать не менее 200 тысяч подписей в поддержку своего избирательного списка или внести залог в 60 миллионов рублей. Это нормальные требования?
- Сами по себе эти требования не являются чем-то запредельным. В предыдущие избирательные кампании существовали и избирательные залоги, и сбор подписей избирателей. Проблема здесь, скорее, в другом – в том, что мы не можем быть уверены, что какая-то партия будет допущена к выборам, потому что вдруг окажется, что она неправильно подписи собрала, или неправильно внесла залог. И по каким-то якобы техническим причинам эту партию могут просто не допустить к участию в выборах, хотя, как кажется, такой сценарий мало вероятен, но, тем не менее, исключить его нельзя.


- Европейский университет, в котором вы работаете, по итогам каждых выборов готовит специальные сборники. Это довольно интересное чтение, связанное с особенностями России в таком-то и таком-то электоральном цикле. Новый сборник, который вы наверняка будете готовить, будет интересным?
- Для исследователей интерес к политике есть всегда, пока существует политика. А вот будут ли выборы интересными в плане того, что мы сможем что-то новое сказать о российской политике, надеюсь, что выборы все-таки не будут такими, какими хотели бы их видеть многие сегодняшние создатели и руководители этой избирательной системы.


- А чего не хватает российским избирательным кампаниям? Каких качеств – состязательности, транспарентности, участия граждан более активного, контроля за выборами?
- Прежде всего, нет реальной борьбы за определение политического будущего страны и политического курса правительства. Вот, чтобы не случилось на ближайших парламентских выборах, это никак не повлияет на политику, которую будет проводить правительство, это никак не повлияет на состав этого правительства. Возможно, повлияет, но не напрямую, потому что избиратели проголосовали за какую-то партию, и она будет определять политическое лицо страны, а потому что в конечном итоге для этих выборов является важным только мнение одного избирателя – это президент страны, а вовсе не мнение миллионов российских избирателей. Вот это, я думаю, наиболее фундаментальное такое отличие выборов российских от выборов во многих других странах.


XS
SM
MD
LG