Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Жириновский. Портрет на фоне выборов


Иногда лидер ЛДПР выглядит как почти ушедший на покой крестный отец своей партии, но, если речь заходит о предстоящих выборах, глаза Жириновского опять загораются

Иногда лидер ЛДПР выглядит как почти ушедший на покой крестный отец своей партии, но, если речь заходит о предстоящих выборах, глаза Жириновского опять загораются

Как только его не называли – джокер в политике, провокатор, выразитель экстремистских взглядов, специалист по мытью сапог в Индийском океане и многое другое. Все это, похоже, в прошлом. Сейчас Владимир Жириновский – вице-спикер Государственной Думы, ветеран российской политической сцены и верный союзник действующей власти – как минимум президентской – на протяжении последних восьми лет.


Иногда лидер ЛДПР выглядит как почти ушедший на покой крестный отец своей партии, но, если речь заходит о предстоящих выборах, глаза Жириновского опять загораются. В интервью Радио Свобода он говорит, что ожидает получить в декабре хороший результат: «При благоприятных условиях – 23%, при неблагоприятных – 15%».


Жириновский сразу же поясняет, что он имеет в виду под благоприятными и неблагоприятными условиями: «Если не будет мощной поддержки “Справедливой России” со стороны Кремля – это вот благоприятные условия. Тогда “Справедливая Россия” получит максимум 8%, коммунисты – 12%, потому что еще четыре левых возьмут около 10%, и ЛДПР сможет получить свои 20%, а “Единая Россия” только 55%. Это предел. Тогда получится: 55% – “Единая Россия”, 20% – ЛДПР, 12% – коммунисты и процентов 8-9 “Справедливая Россия”».


К «Справедливой России» у Владимира Жириновского особый счет. Только что к Сергею Миронову ушел Алексей Митрофанов, человек, который под крылом Жириновского сделал неплохую политическую карьеру, будучи депутатом Государственной Думы почти 14 лет. Но, похоже, что и без ухода Митрофанова в «Справедливую Россию» эта партия стала бы для Жириновского основной точкой приложения его ораторских способностей.


Детище Сергея Миронова довольно часто оперирует популистскими лозунгами, что всегда было характерно в первую очередь для ЛДПР. Некоторые эксперты полагают, что «Единая Россия» была бы по-настоящему признательна Жириновскому, если бы он периодически покусывал «Справедливую Россию». Во всяком случае, на первом же заседании только что начавшейся сессии Государственной Думы Владимир Вольфович, высказавшись по поводу необходимости запрета некоторых партий, прямо дал понять, что именно так и будет действовать: «Половина из них не соответствует Закону “О партиях”. У них нет необходимого количества – 50 тысяч, и нету первичек по всей стране. Попросить надо все-таки администрацию еще раз проверить и допустить к выборам только те партии, которые соответствуют закону. В том числе и “ Справедливая Россия ” не соответствует закону. У нее нет ячеек по всей стране. Поэтому реально должны быть допущены к выборам только три партии – к сожалению, это “Единая Россия” и КПРФ и, к счастью, ЛДПР».


Вместе с тем Владимир Жириновский понимает, что националистическое поле сейчас вспахивают сразу несколько организаций, вооружившихся модной государственно-патриотической риторикой. Поэтому лидер ЛДПР прямо обращается к руководству страны, объясняя ему, почему жириновцы должны присутствовать и в следующей Государственной Думе: «ЛДПР пользу принесла стране. Если что-то в стране сегодня происходит, это заложено уже было в программу ЛДПР. И мы озвучивали. Но ничего последние 8 лет не сделано из программы КПРФ, “Единой России” или “Справедливой России”, которая, вообще, только еще появилась. А ЛДПР за 20 лет сумела своими наработками по госустройству, по экономике, по всем проблемам социальной политики озвучить свои оценки. В этом смысле очень много совпадает. Это вклад партии, а не тех, кто экстремисты, тех, кто устраивает “оранжевые” революции и предлагают приватизацию за 500 дней».


Точно так же более 10 лет назад Владимир Жириновский говорил Борису Ельцину и Виктору Черномырдину – мы те, с кем можно сотрудничать, бойтесь, если вместо нас придут другие, с кем договориться будет нельзя. Руководитель исследователь группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин полагает, что сейчас доказать свою нужность Кремлю лидеру ЛДПР будет трудно: «В прежние времена Жириновский был остро необходим. Потому что начальство в Кремле хорошо понимало, что у России есть мощный национально-патриотический электорат, который измерялся десятками процентов: как минимум - 20, как максимум – 30%. На всех выборах он, так или иначе, проявлялся. За Жириновского, за Лебедя, за Рогозина голосовали люди. И если бы на этом фланге появился новый яркий молодой амбициозный и демагогичный лидер, что-то типа Гитлера, то он мог бы собрать не 10-15%, а 25% и больше, 30%, голосов и доминировать в Думе. Поэтому для Кремля было выгодно держать на этой поляне Жириновского, который наберет свои 10-15 %, не позволит кому-то другому консолидировать эту электоральную поляну, а в Думе все равно будет вести себя правильно. Потому что Жириновский никогда не голосовал поперек намерений Кремля.


А сейчас “Единая Россия” сама не прочь сыграть на национально-патриотической поляне. Наконец, есть чисто арифметическое соображение. Чем меньше партий в Думе, тем очевидней там будет доминирование «Единой России». Просто потому, что не распределенные между собой партиями места делятся пропорционально результатам, показанным на выборах. Поскольку первый результат будет у “Единой России”, то все не прошедшие партии как бы отдают свои голоса в большей степени “Единой России”».


Дмитрий Орешкин считает, что образ политического буяна, кидавшегося землей в европейских парламентариев и поливавшего водой коллег, сейчас несколько поистерся: «Это успешный бизнесмен. Это человек, который в одиночку делал партию ярко выраженного лидерского типа. В общем-то, партия ничего из себя не представляет, а представляет из себя только Владимир Вольфович персонально. Самое интересное, что он добился базовых целей, которые перед собой ставил. Он известен. Он популярен. У него хорошие деньги. Без него не обходится ни одна такая крупная политическая тусовка. В этом смысле ему некуда больше расти. И все-таки у него утрачивается та самая острота мотивации, которая была блистательно проявлена им в 90-е годы, когда он, действительно, видел впереди блестящее будущее. Он сейчас находится в этом блестящем будущем, а поддерживать свой статус гораздо труднее, чем его завоевывать».


И, тем не менее, как и в театре, в политике существуют люди, амплуа которых является в некотором роде уникальным, а потому – пожизненным.


XS
SM
MD
LG