Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Комиссия нравов мэрии Москвы проверит чиновников на работе и дома


Наличие у служащего личной заинтересованности при ведении общественных дел также станет угрозой для его положения

Наличие у служащего личной заинтересованности при ведении общественных дел также станет угрозой для его положения



В московской мэрии создается «Комиссия нравов». Новая структура, которая появится при правительстве столицы, предположительно будет контролировать поведение государственных служащих на работе и дома. Если с контролем в офисе более-менее все понятно, возникает вопрос - как члены комиссии будут следить за поведением чиновника дома? Этот механизм пока неясен. Как подчеркивают юристы, сбор сведений о личной жизни человека и поведении его дома, независимо от должности, противоречит Конституции.

«Комиссия нравов», «Нравственный комитет» - первоначально так назвали новую структуру, которая должна в скором будущем появиться при правительстве Москвы. Деятельность ее пока набело не прописана. Хотя начальник уже назначен, возглавлять комиссию нравов будет руководитель аппарата мэра и правительства Москвы Виктор Коробченко. Не все чиновники мэрии точно могут сформулировать конкретные функции нового комитета. Известно пока немного. По данным РИА «Новости», «основанием для проведения заседания новой комиссии будет информация, полученная от правоохранительных, судебных или иных органов, а также граждан о совершении госслужащими недостойных поступков. Комиссия также будет рассматривать информацию о наличии у служащего личной заинтересованности при ведении общественных дел. В компетенции комиссии - выдача рекомендаций, которые могут решить дальнейшую судьбу чиновника». Проще говоря, эдакая структура-борец - за нравственность и достойное поведение работников аппарата.


Сам факт возможного контроля многие государственные служащие восприняли без восторга. «Не превратился бы этот комитет в надзирающий орган», - опасается депутат Московской городской Думы Сергей Митрохин: «Боюсь, что она будет придираться к каким-то мелким нарушениям этих самых госслужащих. В то же время остается полностью неприкосновенной такая "особая каста", которая называется "лица, занимающие государственные должности" в Москве. Вот это как раз такая категория, которая вообще никак не подконтрольна. То есть может получиться картина, что наиболее крупные чиновники будут полностью выведены из-под какого-то контроля, а более мелкие чиновники, так называемые госслужащие будут проверяться на выполнение каких-то мелких требований. Мне кажется, что это не что иное, как лицемерие обыкновенные и изображение активности по контролю за чиновниками. Попытка уйти от реального контроля. А реальный контроль должен в первую очередь принадлежать представительному органу, Московской государственной Думе, местному самоуправлению, однако у этих органов в Москве никаких фактически контрольных функций нет».


Понятие «государственный служащий» делится на две категории - собственно госслужащие и лица, замещающие государственные должности. В последнюю входят депутаты, члены правительства, префекты и другие крупные госчиновники. Сегодня эта группа фактически выведена из-под какого-либо контроля. Вряд ли эту категорию служащих будет проверять новая комиссия, сомневается Сергей Митрохин. Возникает еще один вопрос: как будет контролироваться поведение чиновников за пределами офиса? А такой пункт в работе новой структуры есть.


Насколько юридически законно очередное новшество мэрии? Вот мнение заведующего адвокатской фирмой «Аспект» Сергея Чижова: «Во-первых, кто будет собирать и предоставлять эту информацию в комиссию. Будут ли это оперативные службы либо у комиссии какие-то свои ресурсы по сбору этих данных. Допустим, сведения о судимости и привлечении к уголовной ответственности человека, в общем-то, не являются закрытыми, и государственных орган может получить их, если судимость с человека не снята и не погашена. В этом нет ничего противоречащего законодательству Российской Федерации. А вот сбор сведений о личной жизни, о поведении дома противоречит и Конституции Российской Федерации, и положениям Уголовного кодекса - есть прямая статья, указывающая на то, что недопустимо вмешиваться в личную жизнь, тайну переписки и телефонных переговоров. Поскольку госчиновник является государственным служащим, государство, конечно, имеет право определять какие-то рамки и порядки его поведения на рабочем месте и в процессе его работы. И вправе создавать какие-либо органы для проверки корректности его действий. Но как на деле будет работать эта комиссия, пока трудно сказать. Это все может вылиться в какой-то пропагандитско-карательный орган, который ни за чем следить не будет, а при желании может служить карающим инструментом».


Попытку воспитать чиновников уже предпринимал глава города Мегиона Ханты-Мансийского автономного округа, обнародовав перечень фраз, которые он запретил произносить госслужащим в его присутствии. В частности, должностным лицам нельзя было употреблять выражения: «это не мой вопрос», «я занят» и «не знаю». Чем закончился этот эксперимент - неизвестно. Как говорит заведующий Центром социальной политики Института экономики Российской академии наук Евгений Гонтмахер, «кроме как с юмором, к этой инициативе нельзя отнестись никак».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG