Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как проходит реформа электроэнергетической системы в России


Ефим Фиштейн: В России появились две первых крупных энергокомпании – производители электроэнергии, которые выделяются из состава единого пока государственного холдинга РАО «ЕЭС России» в ходе его реформирования. По планам, к середине будущего года холдинг прекратит существование, а все тепловые электростанции России, производящие 70% электроэнергии в стране, обретут новых владельцев. Но – не только частных. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...



Сергей Сенинский: ... Федеральная налоговая служба России зарегистрировала две первых генерирующих компании, выделяемых в ходе реформирования холдинга РАО «ЕЭС России». Это «ОГК-5» и «ТГК-5», объединяющие ряд тепловых электростанций в Европейской части России и на Урале.


Всего из состава государственного холдинга, на долю которого приходится 70% производства электроэнергии в стране, будут выделены 6 межрегиональных оптово-генерирующих компаний (ОГК) и 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК).


ОГК-5 и ТГК-5, ставшие первыми самостоятельными генерирующими компаниями – какие именно крупные тепловые электростанции объединяют? И какова доля каждой из этих двух компаний в общем объеме вырабатываемой в России электроэнергии? Наш первый собеседник – в Москве – аналитик инвестиционной компании «Атон» Дмитрий Скрябин:



Дмитрий Скрябин: ОГК-5 – это интеррегиональная компания, станции которой расположены в различных регионах России. Преимущественно это центральная часть России и близко к Москве – это Конаковская ГРЭС. И вторая большая станция этой компании – это Рефтенская ГРЭС, это самая большая угольная станция, расположенная на Урале. Что касается ТГК-5, мощность этой компании территориально скомпонована на Урале. Что касается долей этих компаний в общей структуре выработки электроэнергии в России, то она, безусловно, небольшая, порядка 2-3% по каждой из компаний.



Сергей Сенинский: Первые планы реформы РАО «ЕЭС России» предполагали, что государство все же сохранит за собой крупные пакеты акций тепловых генерирующих компаний, выделяемых из состава холдинга... Но позже от них отказались. Аналитик «Альфа-Банка» Александр Корнилов:



Александр Корнилов: Вообще изначально концепция реформирования электроэнергетики подразумевала полную приватизацию тепловой генерации, что означает, что государство, вообще говоря, вообще должно полностью выйти из состава акционеров ОГК и ТГК, которые должны стать полностью частными. Именно эти планы реализуются сегодня РАО ЕЭС. И ОГК, и ТГК, которым предстоит размещение дополнительных акций, планируют выставить одновременно на продажу и пакет, принадлежащий государству через пакет в РАО. Однако в тех ОГК и ТГК, где государство не успеет продать свои доли до разделения РАО ЕЭС,эти пакеты будут переданы на баланс ФСК и Гидро-ОГК, федеральной сетевой компании Гидро-ОГК, которые в свою очередь уже должны будут продать эти пакеты через аукционы, после разделения РАО.


Исключение из этой общей схемы составляют разве что ОГК-5 и ТГК-5, в которых после их выделения из РАО недавнего, государство владеет пакетами на сегодняшний день. Но в конечном итоге и в этих компаниях государство продаст свои доли.



Сергей Сенинский: Буквально на прошлой неделе Федеральная антимонопольная служба России разрешила итальянской энергокомпании Enel , на треть контролируемой государством, купить «еще 70% акций ОГК-5». С учетом уже имеющихся у неё 30% акций ОГК-5, Enel - теоретически - может стать теперь и полным собственником этой энергокомпании? А если так, ОГК-5 имеет шанс стать первой в электроэнергетике России генерирующей компанией, полностью принадлежащей иностранному владельцу? Но ведь до сих пор четверть акций «ОГК-5» остается у государства...



Дмитрий Скрябин: Я думаю, что ОГК-5 действительно имеет шанс стать первой компанией, которая будет практически полностью контролироваться западным инвестором, именно генерирующая компания в России. В пользу этого свидетельствует решение ФАС о разрешении Enel увеличить до 100% долю ОГК-5. После выделения ОГК-5 из РАО ЕЭС у государства осталось порядка 26% - это блокирующий пакет. Я думаю, в течение года государство продаст этот пакет. Основным претендентом на этот пакет является компания Enel , но пока решения о продаже принято не было.



Сергей Сенинский: Если реформа РАО ЕЭС завершится, как планируется, к середине 2008 года, как тогда можно представить общую структуру собственности на мощности производства электроэнергии в стране, имея в виду долю государства и других, самых крупных участников?



Дмитрий Скрябин: Структура рынка электроэнергии будет выглядеть следующим образом. Если мы делим на государство и не государство, то из государственных компаний, которые будут занимать порядка 50% установленной мощности в России, это, безусловно, Росэнергоатом, это Гидро-ОГК, это «Газпром», который скорее всего будет в консорциуме с СУЭКом. Потому что сделку «Газпром» – СУЭК пока никто не отменял, я думаю, будет доведена до конца. То есть эти компании будут объединять порядка 50% мощностей по России, и это будет государственная компания или контролируемая государством. Что касается остальных долей, крупнейшими останутся Комплексные энергетические системы, афеллированные с СУАЛом, это «Норильский никель» или структура, которая будет выделена из «Норильского никеля» после его разделения, и это западные инвесторы. Эти все акционеры будут составлять порядка по 10-15% от установленной мощности России.



Сергей Сенинский: А если взять отдельно сегмент тепловой электроэнергетики, приватизируемый?



Дмитрий Скрябин: Тепловая генерация – это, безусловно, «Газпром», который занимается первое место. Я бы объединил его с СУЭКом. В тепловой генерации это порядка 35%. Следующую долю занимает «Норильский никель» – это тоже тепловая генерация, в частности, ОГК-3, и это компания Enel и компания КЭС, то есть четыре компании, которые формируют, наверное, 70-80% тепловой генерации в России. У «Норникель» и КЭС, наверное, по 15% будет и у тех, и у других.



Сергей Сенинский: В странах Европы на внутренних рынках электроэнергии также доминируют всего несколько крупных компаний. Из Германии – руководитель отдела энергетики Рейнско-Вестфальского института мировой экономики Мануэль Фрондель:



Мануэль Фрондель: Несмотря на немалое количество - около тысячи – небольших компаний - поставщиков электроэнергии в Германии (как правило это муниципальные и региональные), энергетический рынок страны на 80% контролируют всего 4 крупнейших концерна: EON, RWE, Vattenfall-Europe и EnBW - преимущественно в Южной Германии.



Сергей Сенинский: До сих пор во многих странах Европы, несмотря на формальную полную либерализацию внутренних рынков электроэнергии с 1 июля этого года, говорят о так называемом «региональном монополизме», когда в каждом из регионов страны доминирует какая-то одна компания. Из Испании – профессор Мадридского университета Хуана Карлоса Хавьер Хуарес:



Хавьер Хуарес: Подобный монополизм существовал в Испании до 2004 года. Особенно – в электроэнергетике. Три крупнейших компании – Endesa, Iberdrola и Union Fenosa – фактически делили Испанию на зоны влияния. Теперь такое территориальное разделение в принципе ликвидировано - любая компания может работать, где угодно.


Становление конкуренции на внутренних рынках электроэнергии стран ЕС – лишь часть программы их общей либерализации. Следующий этап - конкуренция с зарубежными компаниями. Но для этого электроэнергия должна в соответствующих объемах пересекать границы стран. Но именно трансграничные мощности электропередачи эксперты называют самым слабом звеном таких сетей в Европе.



Мануэль Фрондель: Что касается электроэнергии, я не считаю, что в Европе уже создан конкурентный единый рынок. Он очень фрагментирован, точнее – существуют много рынков. Одна из главных проблем их интеграции – нехватка передающих мощностей на границах между странами. Даже при желании, французская компания E lectricite de France , к примеру, просто не в состоянии конкурировать в Германии с немецкой EON.


Однако внутри отдельных стран - в частности, и в Германии, между отдельными регионами эта конкуренция уже весьма существенна. Подобная ситуация сложилась в Англии, Испании, Франции. Но, подчеркну, от единого конкурентного общеевропейского энергорынка мы еще далеки.


Понадобятся огромные деньги, чтобы решить существующие проблемы, а сильной мотивации у потенциальных инвесторов пока тоже нет. Другими словами, прежде, чем европейский энергорынок будет полностью либерализован, необходимо создать соответствующую инфраструктуру...



Сергей Сенинский: Проблема не только в том, что самих сетевых мощностей не хватает, но и в структуре собственности на них. Европейская комиссия настаивает на том, чтобы сетевые подразделения – те же трубопроводы или линии электропередачи – были выделены из структуры европейских энергокомпаний, в основном – вертикально интегрированных, в отдельные.


В одних случаях это было сделать несложно. Например, в Испании все магистральные линии электропередачи принадлежат одной государственной компании. То же самое предусмотрено планами реформы электроэнергетики в России. Но, например, в Германии или Франции электрические сети принадлежат тем же самым крупнейшим энергокомпаниям, которые и производят, и продают электроэнергию, то есть являются вертикально интегрированными. Планы энергореформы, как ожидается, будут представлены в Брюсселе уже через две недели, и споров вызовут множество. Из Германии – заведующий кафедрой экономики энергетики университета города Дуйсбург Кристоф Вебер:



Кристоф Вебер: На мой взгляд, это - еще нерешенный и весьма спорный вопрос. Европейская комиссия просто не имеет права решать все за всех. Против такого подхода уже выступили не только Германия и Франция, но и другие страны. К тому же, по Конституции ФРГ, никто не имеет права лишать кого-либо его собственности или побуждать уступить ее кому-либо другому.


Звучат, правда, предложения, чтобы акционеры, допустим, той EON , владели бы частью акций выделяемой сетевой компании. Но даже такой вариант, по-моему, является серьезным посягательством на собственность и права предприятия. Во всяком случае в Германии «выкупить» или еще как-то еще отделить сетевой бизнес от главного концерна в принципе трудно осуществимо.



Сергей Сенинский: В России все магистральные линии электропередачи останутся в итоге под контролем одной компании, в которой государству будет принадлежать не менее 75% акций.


Но нынешние тарифы на электроэнергию – и для населения, и для предприятий – как, по прогнозам, изменятся через 3-4 года? Из Москвы – Александр Корнилов, «Альфа-Банк»:



Александр Корнилов: Что касается цены на электроэнергию, она, безусловно, будет расти. Причина этого – рост цен на топливо, цен на газ для электростанций, а так же рост потребления электроэнергии в России, которая в последнее время приближается к своему пиковому уровню, зафиксированному в начале 90-х годов прошлого века накануне масштабных реформ и распада СССР. Что касается тарифа для населения, то, безусловно, в соответствии с планами правительства, население не затронет либерализация, по крайней мере, в ближайшие как минимум пять лет, что дает основания полагать, что тарифы для населения будут расти примерно с уровнем инфляции, то есть порядка 7-8% в ближайшие пять лет ежегодно. Что касается цен для промышленности, есть регулируемые договоры, они как таковые перестанут существовать уже в 2001 году, согласно планам либерализации рынка электроэнергии. И в дальнейшем цена на электроэнергию будет определяться исключительно соотношением спроса и предложения, то есть по рыночным законам.



Сергей Сенинский: Реформа электроэнергетики в России предусматривает приватизацию лишь тепловых электростанций. В рамках этого этапа и возникли только что две первых самостоятельных энергокомпании. Но все атомные и большинство гидроэлектростанций, как и магистральные линии электропередачи, остаются под контролем государства...


XS
SM
MD
LG