Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спецоперация ФСБ России в ингушском городе Карабулак объявлена завершенной


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие журналист и правозащитник Усама Байсаев .



Марк Крутов : Спецоперация ФСБ России в ингушском городе Карабулак объявлена завершенной. Сухая сводка информагентств сообщает, что во время нее лиц, причастных к бандформированиям, не выявлено. Сегодня ночью в Ингушетии стало известно об очередном убийстве. В станице Орджоникидзевская обнаружены тела отца и сына, корейцев по национальности. В ночь на 16 июля здесь же была убита 55-летняя русская учительница Людмила Терехина и двое ее детей. 18 июля во время похорон жертв этого убийства произошел взрыв. Ранены были более 10 человек. 30 августа в Карабулаке неизвестные застрелили мужа и двух сыновей опять же русской учительницы Веры Драганчук. За это же время совершено несколько нападений на военнослужащих. Чаще всего подвергался обстрелам 503 мотострелковый полк Министерства обороны все в том же Карабулаке, который сами солдаты и офицеры называют теперь не иначе, как гетто. 9-10 июля на территории Ингушетии были введены дополнительные подразделения войск, общей численностью до 2,5 тысяч человек. Однако ситуация не стабилизировалась.


Сейчас с нами на связи журналист и правозащитник из Назрани Усам Байсаев.


Доброе утро, Усам!



Усам Байсаев : Доброе утро!



Марк Крутов : Расскажите вкратце, какова на данный момент ситуация в Ингушетии? Как вы можете оценить итоги крупномасштабной операции ФСБ в Карабулаке?



Усам Байсаев : То, что это была крупномасштабная операция, это мы узнали только по сообщениям средств массовой информации. Потому что вчера весь день в Карабулаке находились наши товарищи, сотрудники правозащитной организации. Они передавали, что никаких каких-то экстраординарных вещей в Карабулаке не происходило. Они не видели ни военных, ни сотрудников каких-то специальных служб, которых там было бы больше, чем обычно. Никаких новых постов, ничего там не было.


Что там реально происходило? Никаких ограничений движения, ничего такого не было. Поэтому очень странные были сообщения о том, что там была какая-то крупномасштабная операция.



Марк Крутов : Скажите, пожалуйста, Усам, в таком случае, как вы можете оценить перспективу развития ситуации в Ингушетии. Если никакой крупномасштабной операции не проводилось, то стоит ли ожидать каких-то новых инцидентов?



Усам Байсаев : К сожалению, ситуация ухудшается. Во многом она ухудшается из-за действий самих силовых структур. Сотрудники спецслуж, милиции могут запросто на глазах у сотен людей убить, допустим, молодого человека в жилом секторе, открыть по нему огонь, а потом, произведя контрольный выстрел в голову, и не стесняясь при этом на глазах у людей подложить ему оружие в руки (либо пистолет, либо гранату с выдернутой чекой), то понятно, что население к этому будет относиться достаточно плохо. В принципе, это, возможно, вызовет какие-то ответные действия людей, которые возмущены этими событиями. Примерно то же самое случилось с убийством Дракоева, например. Такие действия, например, они, в принципе, могут привести к тому, что найдутся люди, которые захотят либо отомстить, либо каким-то образом нанести вред силовым структурам. В принципе, это можно будет потом расценивать, как происки боевиков, происки террористов и так далее. Это мы уже видим на протяжении последних нескольких лет.



Марк Крутов : Спасибо.



XS
SM
MD
LG