Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реформа образования в странах Южного Кавказа


Сергей Сенинский: ... Государства Южного Кавказа – Азербайджан, Армения и Грузия – обрели независимость почти одновременно, однако реформы систем образования и просвещения проходят в них по-разному. Сколь однотипны их проблемы в сфере образования? Или, напротив, в них преобладает страновая специфика? Насколько местные тенденции совпадают с общемировыми? Эти и другие вопросы мой коллега Ефим Фиштейн обсуждает с экспертами из Азербайджана, Армении и Грузии:



Ефим Фиштейн: Телефонным проводом с пражской студией связаны: в Баку доктор Бахар Гаджи-заде, директор бакинского образовательно-информационного центра, в Ереване доктор философии Гагик Галикян, эксперт Организации Объединенных Наций по реформе системы образования и профессор Славянского университета, а в Тбилиси профессор Георгий Гоксадзе, заместитель декана факультета политологии и социологии Тбилисского государственного университета. Первый вопрос я задам поочередно всем участникам круглого стола. Какую из проблем в сфере образования вы бы выделили из общего круга как наиболее жгучую, наиболее болезненную, наиболее остро стоящую в вашей стране?



Бахар Гаджи-заде: Я думаю, наиболее остро стоящая проблема в образовании сейчас – это качество образования. Мы имели советскую систему образования, у нее было, конечно, очень много недостатков, но она была основательная, и в течение многих лет мы использовали эту систему. После получения независимости прошло уже достаточно лет, однако перейти на новую систему образования, чтобы сохранить качество – это большая проблема.



Ефим Фиштейн: Совпадает ли взгляд специалиста из Еревана с мнением бакинского эксперта?



Гагик Галикян: Я хотел бы сказать, что действительно качество образования - очень серьезная проблема. Проблема заключается не только в том, что мы должны сохранить то положительное, позитивное, что у нас было, но и перейти на новый качественный уровень образования. И этот новый качественный уровень образования ставит очень много проблем. В частности, мне бы хотелось подчеркнуть вот какую проблему: участие общественности или общества в образовательном процессе. Качественное образование должно готовить людей, способных адоптироваться прежде всего на сегодняшний день к глобальной экономике, а это прежде всего должны быть настроены определенные механизмы жизни, которые мы должны задействовать для того, чтобы получить ценности, присущие рыночной экономике и гражданскому обществу. И прежде всего это конкурентность, инициативность, самоуправляемость, выборность, ответственность. Для того, чтобы задействовать максимальную адоптируемость к глобальной экономике, мы должны задействовать прежде всего внутренние ресурсы и ресурсы общества, причем максимальным образом.



Ефим Фиштейн: Спасибо. И наконец, Грузия. Где вы видите больное место грузинской системы образования?



Георгий Гоксадзе: Я полностью согласен со своими коллегами из Азербайджана и Армении, что главная проблема – это качество обучения, то есть улучшение этого качества. Дело в том, что в Грузии реформа началась в 2005 году и произошли радикальные изменения в системе высшего образования. И конечно же, реформы везде и всегда проходят очень болезненно. Это может быть самая сложная ситуация для Грузии, но во многих вузах Грузии она проходит успешно. Я в первую очередь отметил бы единые вступительные экзамены, которые резко изменили качество контингента, который поступает в вузы Грузии. Так как старая система была полностью коррумпированная, новая система позволяет абитуриентам рассчитывать только на свои силы. И все отрицательные стороны были сняты.



Ефим Фиштейн: Теперь от общего мы можем перейти к частному. Задам вопрос доценту Галикяну: на Кавказе традиционно престиж диплома о получении высшего образования. Почему? Какую роль играет такой диплом в современном армянском обществе? Облегчает ли он продвижение вверх по социальной лестнице?



Гагик Галикян: Сказать, что диплом обеспечивает вертикальную мобильность, нельзя. Диплом и образовательная система и само образование - это присущая черта идентичности армянского народа. То есть стремление к получению образования было всегда - это абсолютная ценность, к которой стремятся. И сам диплом, к сожалению, на сегодняшний день может этого и не гарантировать. Безусловно, есть исключения, есть факультеты, есть университеты, которые максимально приближаются к тому, чтобы те высокие профессиональные навыки, которые провозглашаются в этом дипломе, соответствовали действительности. Но на самом деле качество образования, содержание образовательной системы еще недостаточно. И поэтому одна из приоритетных целей заключается в том, чтобы не только вписаться в европейское образовательное поле, но и помочь нашей системе получить именно качественное образование.



Ефим Фиштейн: Госпожа Бахар Гаджи-заде, как в Азербайджане регулирует государственное законодательство систему образования? Есть ли у вас соответствующий закон?



Бахар Гаджи-заде: В Азербайджане реформы начались с 92 года введением общего экзамена, тестового экзамена для вступления в вузы, что предотвратило на вступительных экзаменах коррупцию. То же самое произошло позже, когда на уровне магистратуры тоже были введены тестовые экзамены. Кроме этого произошли другие реформы, переход на латинский алфавит, появились новые вузы частные, новые специальности начали развиваться. Мы до сих пор работаем по старому закону об образовании, который был принят при прошлом правительстве в 92 году. Новый закон об образовании сейчас в парламенте, и он уже обсуждается в течение нескольких лет. Там есть несколько спорных моментов, из-за которых никак не может приняться этот закон об образовании. Во-первых, момент по поводу сохранения степени кандидата наук или нет или введение только трехступенчатой системы как бакалавр, магистр и доктор. Это проблема назначения ректоров, будут ли они выборными эти должности или будут назначаться министерством образования.



Ефим Фиштейн: Профессор Георгий Гоксадзе, в мире сейчас много пишут о поразительных успехах правительства Грузии в борьбе с коррупцией. Можно ли отнести и к системе высшего образования, где, это не секрет, всегда коррупции было предостаточно?



Георгий Гоксадзе: Вы знаете, коррупция на вступительных экзаменах была полностью искоренена, так как сейчас вступительные экзамены проводит Национальный экзаменационный центр, эта организация находится при Министерстве образования и науки Грузии. Достаточно сказать, что директора этого центра назначает не министр образования, а сам премьер-министр. То есть правительство Грузии очень большое внимание уделяла и уделяет этим изменениям. И это самый положительный момент нашей реформы. Безусловно, коррупция всегда существовала и будет существовать. Мне кажется, что в системе высшего образования она доведена до минимума, и это очень отрадно.



Ефим Фиштейн: Доктор Гаджи-заде, вы в нашем круглом столе единственная женщина, каково положение женщин в системе Азербайджана? Кстати, единственной мусульманской страны на Южном Кавказе. Есть ли какие-то принципиальные, как сейчас говорят, гендерные проблемы? Может быть предписанная форма одежды, может быть какие-то другие отличия, может быть дискриминация по половому признаку?



Бахар Гаджи-заде: Нет, конечно. Дискриминации по половому признаку нет в вузах Азербайджана, так же нет никакой специальной одежды для женщин. Азербайджан светская страна, как вы знаете, поэтому этого нет. И в равной степени девушки поступают в вузы так же, как и мальчики, примерно одинаковое соотношение у нас поступающих в вузы и учащихся студентов. Есть, конечно, специальности, куда больше мужчины поступают, инженерные специальности – это традиционно. Нефтяная академия, например, там традиционно всегда было больше мальчиков. Конечно, институт иностранных языков и некоторые другие факультеты, там традиционно девушки. Но никакой дискриминации, конечно, нет. И вообще я замечаю в девушках большее желание получить хорошее образование. Как всегда, они более усердны. Очень многие девушки и мальчики стремятся получить образование за рубежом. В настоящее время за рубежом учится около трех тысяч студентов азербайджанских, из них около тысячи поехали по государственной линии, около двух тысяч сами поехали на свои деньги.



Ефим Фиштейн: Доцент Гагик Галикян, вы ведь еще и эксперт Организации Объединенных Наций по реформе системы образования. Скажите, совпадает направление этой реформы в Армении с мировой тенденцией? Например, в Европе много говорят о том, что здешние проблемы связаны с практическим отсутствием элитных школ всех уровней. Этим европейцы объясняют отставание своих университетов, скажем, от американских. Как обстоит дело в Армении?



Гагик Галикян: Сказать, что школьная система находится просто в процессе реформирования, значит ничего не сказать. Потому что она претерпевает коренные качественные изменения, и мы надеемся и сейчас думаем, анализ образовательной системы показал, что вузовское образование не может не основываться на школьном. Я просто приведу один пример: мы хотим интегрироваться в Болонскую систему, единую общеобразовательную систему европейскую. И в этом случае мы должны перейти к модульной системе, к модулю и кредиту. Мы приняли стандарты по отдельным дисциплинам, тогда как модуль подразумевает междисциплинарное образование, междисциплинарную программу. И эту стыковку сейчас мы должны произвести. То есть стыковку между школой, мы еще не думаем об элитности, потому что нам просто надо произвести эту стыковку, то есть стыковку высшего образования со школьным образованием. Нужно обеспечить переход детей от школы к высшему образованию так, чтобы это был и плавный переход, подготовленный переход, и в основном он был бы одно-единое звено, одна-единая цепочка. Для нас не столь важна проблема именно элитарных учреждений, для нас прежде всего стоит задача состыковки школьной системы с вузовской.


XS
SM
MD
LG