Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томске и Самаре вспоминают о событиях в Беслане. Ижевским врачам «скорой помощи» требуется скорая помощь. Сколько времени жители Твери могут жить без горячей воды? Почему кировские охотники называют защитников диких зверей оккупантами? Челябинск: Закон против общественных организаций действует. Саранск: Почему дети идут в школу по грязным улицам? Пенза: Как защитить свой двор от непрошенных строителей? Махачкала: Продажу осетровой икры запретили. Что теперь будет? Подмосковье: Чудо в Апрелевке – закон, наконец-то, защитил граждан


В эфире Томск, Николай Погодаев:



Поздно вечером третьего сентября на Новособорной площади Томска прошла акция в память о жертвах бесланской трагедии. Центром события стал памятник томскому студенчеству. К нему пришло очень большое количество молодёжи. Обращаюсь к одной из организаторов акции студентке Томского государственного университете Надежде Колодниковой.


Скажите, кто организовал эту акцию?



Надежда Колодникова : Инициативная группа молодежи города Томска.



Николай Погодаев : Что вас подтолкнуло к этой инициативе?



Надежда Колодникова : Память о погибших, безусловно.



Николай Погодаев : Кто входит в инициативную группу?



Надежда Колодникова : Это студенты.



Николай Погодаев : Каких вузов преимущественно?



Надежда Колодникова : ТГУ.



Николай Погодаев : На площадь пришла не только молодёжь, были и люди зрелого возраста. Некоторые родители пришли вместе с детьми.


Скажите, пожалуйста, что вас привело на площадь сегодня?



Жительница : Ну, как – память по Беслану.



Жительница : Пострадали, поэтому мы и здесь сидим.



Николай Погодаев : Скажи, пожалуйста, как тебя зовут?



Девочка : Полина.



Николай Погодаев : Сколько тебе лет?



Девочка : Десять.



Николай Погодаев : Почему ты сюда пришла?



Девочка : Помянуть детей.



Николай Погодаев : Почему пришли сами и привели её?



Жительница : Потому что живём в стране, которая унижает и обирает людей.



Мальчик : Мне восемь лет.



Николай Погодаев : Как тебя зовут?



Мальчик : Саша.



Николай Погодаев : Учишься?



Мальчик : Да, третий класс.



Николай Погодаев : Скажите, что вас привело с сыном вместе?



Житель : Ну, честно говоря, я почти что полностью согласен с «Матерями Беслана», ну вот поддержать их пришёл.



Николай Погодаев : Почему взяли и сына?



Житель : Кому же, как не ему знать эту историю нашу. Только я могу пока что объяснить ему, что и как на этом свете.



Мальчик : Ну, террористы напали на школу и всех там перестреляли.



Николай Погодаев : И что ты думаешь обо всём этом?



Мальчик : Ну, плохие люди, нельзя так делать.



Николай Погодаев : Те, кто пришёл к памятнику томскому студенчеству, брали у организаторов свечи, зажигали их, какое-то время стояли со свечами в руках, а потом ставили их у подножия памятника и на парапет вокруг него. О том кто помогал организаторам акции рассказывает Надежда Колодникова:



Надежда Колодникова : Нам очень сильно помогла Томская епархия. В инициативную группу, которая организовывает, входят различные организации, на деньги которых были куплены свечи, изготовлены листовки, куплены ленты.



Николай Погодаев : Скажите, пожалуйста, специально пришли сюда?



Жительница : Конечно, специально. У меня дочь учительница сегодня первый раз в школе проводила уроки.



Николай Погодаев : Как вы считаете, прошло три года, народ забывает или память жива?



Жительница : Нет, нет, нет, я не думаю, что забывает, это как будто случилось вчера. Это так страшно, что такое ощущение, что это может случиться сегодня, как-то не спокойно. Об этом нельзя забывать, нужно помнить. И, наверное, не только нам. Я думаю, что власти тоже должны были быть, наверное, здесь вместе с нами со всеми и, наверное, они в большей ответственности за случившееся, чем весь остальной народ.



Житель : До сих пор ведь идут всевозможные разговоры о том, что в принципе до сих пор не найдены и не привлечены к ответственности те ответственные люди, стоящие и у власти, и там на местах. Поэтому беспокоит, особенно, я думаю, это матерей беспокоит Беслана, чтобы получить ясный и внятный ответ. Уже прошли годы, будем так говорить, а до сих пор этого ответа нет. Это страшно.



Николай Погодаев : Организаторы акции сказали, что обращались к руководству Томска с просьбой выключить на время проведения акции фонтан на Новособорной площади, но поддержки не получили. Но, может быть, эта отстранённость власти лишь подчёркивала одну из главных черт происходящего – свободное проявление гражданской позиции без всякой указки сверху.


Кстати, на месте, где студенты и горожане отдавали дань памяти погибшим в Беслане, не было видно ни одного милиционера. Молодёжь сама создала специальную группу, которая следила за порядком во время проведения акции. Постепенно событие, начавшееся в десять вечера, превратилось в красивый, очень печальный, но главное очень искренний ритуал. Свободные люди по своей собственной воле пришли выразить свою позицию по поводу трагедии, случившейся три года тому назад.


Ночь, горящие свечи и томичи, стоящие и негромко переговаривающиеся между собой. Не было ни речей, ни каких-то организованных действий. Лишь между двух фонарных столбов, что стоят возле памятника, была закреплена перетяга: на чёрном фоне большими белыми буквами было написано – «ПОМНИ». Да ещё организаторами акции была выпущена небольшая листовка с изображением горящей свечи. Текст гласил: «Помни – 3 сентября - Всероссийский день борьбы с террором. Помни – 3 сентября 2007 – третья годовщина трагедии в Беслане».



В эфире Самара, Сергей Хазов:



2 сентября активисты молодежных движений, правозащитники и простые самарцы почтили память погибших во время захвата школы в Беслане, организовав на самарской набережной, у Ладьи, акцию «Зажги свечу памяти». Простые самарцы говорили о том, что власти оказались не готовы к захвату школы террористами. Рассказывает Ольга Петрова.



Ольга Петрова : Милиции что ли побольше бы, чтобы охраняли получше. Ну, как могли они пройти. Вот что! Ведь не пронесли в кармане все. Чтобы не было этой межнациональной розни. Мы все – один народ. Мы все одинаково страдаем. Все-таки обращение к нашим внутренним органам, чтобы были они на чеку и бдительны. Не просто так стояли и смотрели – с кого мзду взять или еще что-то.



Сергей Хазов : Продолжает Василий Комаров.



Василий Комаров : Надо бороться с терроризмом. Всем надо бороться. Не только одной милиции. Террор, есть террор. Он объявлен не только России – всему миру.



Сергей Хазов : Почтить память погибших в Беслане учителей пришли их самарские коллеги. Педагоги недоумевали, почему во время штурма захваченной террористами школами было столько жертв среди заложников. Говорит Ольга Ратниченко:



Ольга Ратниченко : Почему так случилось – без препятствий они вошли? Мы немножечко, может быть, так относимся уже более спокойно, что ли. Потому что мы живем в мирное время. Люди, будьте бдительны!



Сергей Хазов : Участники акции памяти жертв бесланской трагедии говорили о том, что подобное может повториться в любой российской школе. Зачастую антитеррористическая защита школ сводится к оборудованию кнопкой охранной сигнализации и охраннику в школьном вестибюле. Рассказала Марина Ефремова.



Марина Ефремова : Во-первых, раньше акций больше с этим проводилось. А сейчас уже нет. Конечно же, проблема уже немножко спала. Но и бороться с этим стали меньше. Следовательно, мне кажется, опять поднимется.



Сергей Хазов : Не секрет, что, несмотря на охрану, многие самарские ученики на школьных переменках балуются сигаретами и спиртными напитками. «Иногда рядом со школами можно приобрести не только сигареты и спиртное, но и наркотики», - говорит педагог Вячеслав Елизаров.



Вячеслав Елизаров : Бороться надо. Помогать надо не тем, кто уже в наркомании, а тем, кто еще не вошел туда. Это чтобы спортзалы работали или дешево, или бесплатно. Вот такие вещи. Надо бороться, а не делать вид! Такие квартиры надо накрывать, и милиция должна участвовать.



Сергей Хазов : Акция памяти жертв трагедии в Беслане стала акцией протеста против насилия и жестокости. Немало тревоги среди простых самарцев вызывает и жестокость среди школьников. Многие родители вынуждены провожать детей в школу, опасаясь агрессии со стороны их одноклассников, которые, играя, часто устраивают драки прямо в школьном дворе на глазах педагогов. Рассказывает Валерий Савицкий:



Валерий Савицкий : Вообще-то, если я пойду ребенка в школу провожать, я буду держать его просто за руку, чтобы не было никаких неожиданностей.



Сергей Хазов : Самарские чиновники проигнорировали акцию памяти жертв Беслана. «Власти не спешат расследовать причины бесланской трагедии. Никто не хочет разобраться, кто же виновен в гибели заложников и почему до сих пор не доведено до конца расследование трагедии в Беслане», - рассказала самарчанка Наталья Арзуманян.



Наталья Арзуманян : Все это произошедшее, конечно, это очень большая трагедия, а вот какие-то результаты - навряд ли. Наше правительство ничего не сделает. Мы порядок не можем навести вообще.



Сергей Хазов : «Чтобы не допустить повторения бесланской трагедии, нужно быть толерантными и заботиться об антитеррористической безопасности. Тогда никто не станет брать в заложники учителей и школьников», - говорит педагог Ольга Васильева.



Ольга Васильева : Я бы сказала, что людям надо сплачиваться, а не разъединяться. Сплотиться против терроризма и не поддаваться паники, потому что у многих возникает негатив ко всем кавказцам от этого. А я считаю, что не кавказский народ виноват, а виноваты определенные категории. И не нужно этот всплеск эмоций передавать на окружающих.



Сергей Хазов : Отдельная часть мемориала жертвам мирового террора, который в Самаре создает известный художник и скульптор Михаил Шемякин, будет посвящена жертвам трагедии в Беслане.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



С врачом «скорой помощи» Сергеем Чекалкиным случилось «ЧП» - на вызове на него было совершено нападение. О том, как было дело, рассказывает он сам:



Сергей Чекалкин : Мы подъехали по вызову в Первомайский район Ижевска на платформу 40-й километр. В квартире нас встретила пьяная толпа. Один мужчина был хорошего телосложения лет 40-45. Он был возбужден оттого, что мы появились. Он стал говорить, что он бывший «афганец», нас не допустит, будет сам ее лечить. Я говорю: «Разрешите нам подойти к больной». Когда я сказал, что экстренно больную надо эвакуировать в «скорую помощь», он на меня набросился. Я не ожидал, он меня толкнул в коридор, разбежался и со всей силы, сгруппировавшись, головой ударил меня в лицо. Через минут 5 я пришел в себя.



Надежда Гладыш : Вы потеряли сознание?



Сергей Чекалкин : Да. Потому что я был в квартире, а оказался я в подъезде дома.



Надежда Гладыш : Сейчас доктор Чекалкин на больничном. В заключении судмедэксперта диагноз выглядит следующим образом – закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, множественные кровоподтеки лица, подкожная гематома окологлазной и скуловой области, ушиб глазницы, контузия левого глаза. Заявление, написанное им в Первомайском РОВД по горячим следам, через несколько дней оказалось «спущенным» участковому оперуполномоченному. А сам нападавший, наведя справки о докторе через свою, работающую на «скорой» родственницу, спустя несколько дней после инцидента, пришел на станцию, когда дежурил Чекалкин, с извинениями. Но врач решил довести дело до суда.


Нападения на сотрудников «скорой помощи», как говорят сами врачи, – дело вполне обыденное. Нет никакой формы учета этих происшествий, стало быть, нет и официальной статистики. Просто врач запишет в путевой лист, что случилось на вызове - и всё. Информация о нападениях и полученных врачами травмах не доходит даже до прямого начальства. Так, моя просьба прокомментировать случай с доктором Чекалкиным, обращенная к куратору «скорой помощи» в горздраве Ижевска Василию Куцепалову, вызвала у него сильное раздражение.



Василий Куцепалов : Я хорошо знаю журналистов. С ними контактирую уже 35 лет. Поэтому давайте делать сугубо официально, как положено. А защищать нас от нападений должна не власть, непосредственно чиновники, а для этого целая структура существует – МВД.



Надежда Гладыш : Сами же врачи, по словам другого моего собеседника, доктора Вадима Клюева (16 лет стажа на «скорой») всегда готовы к мордобою. Шесть раз ему ломали очки неспокойные пациенты. А были и более экстремальные эпизоды, в том числе с его коллегами.



Вадим Клюев : Например, оказывали помощь с приставленным ножом. Держал капельницу, я сидел рядом. Пострадавший, который совершил сауцид (отравление), стоял пьяный с кухонным ножом, приставив нож к горлу, и сказал, что если сейчас он умрет, что вы тут поляжете. Пока он вышел в туалет, после очередной вспышки гнева, я по сотовому телефону вызвал наряд милиции. Доктор у нас работает Шум Сергей Николаевич. Точно также оказывали помощь пострадавшей на вызове. И ее муж, когда повернулись к нему спиной, каким-то шестым чувством обернулся, и тот замахивается на него топором по затылку. Он успел подставить укладку. Удар топора пришелся по укладке. Остался жив.



Надежда Гладыш : Вадим Клюев сообщил мне, что в апреле профсоюз застраховал медиков ижевской «скорой» от несчастного случая. А в других городах, по его сведениям, в частности, в Екатеринбурге, «скорая» получает так называемые «криминальные» деньги, то есть доплату за риск.


Вернемся к свежему случаю с доктором Чекалкиным. Поводом к вызову была попытка суицида – молодая женщина пыталась повеситься и находилась без сознания, когда приехала «скорая». Врачи прямо в машине провели оперативные мероприятия, больная была спасена. Сейчас она готовится в выписке.


Вряд ли исход был бы столь же успешным, если бы доктор, с затвердевшей от удара скулой и заплывающим под сильным отеком глазом, не выполнил свой долг как положено.



В эфире Тверь, Евгений Новиков:



Все лето в квартирах большинства жителей Твери нет горячей воды. Еще весной ее отключили для планового ремонта водопровода, но, когда сроки ремонта прошли, горячую воду в квартиры не дали. Официальная версия - энергетики считают, что предприятие, перепродавец горячей воды МУП ТДЕЗ, должен им 350 миллионов рублей


Пока организации спорят, кто кому и сколько должен, горожане исправно платят за горячую воду, но сидят без нее. Вот мнение тверичан.



Жительница : Очень плохо, что нет горячей воды. Поэтому у нас такой низкий уровень жизни. Потому что людей у нас не любят, не уважают, и не пытаются сделать лучше их жизнь.



Житель : Все лето не было воды, даже больше нет горячей воды. Ни в какие ворота это не лезет. Сколько можно?! Когда кончат издеваться над людьми?! Уже осень, а воды все равно нет.



Жительница : Я возмущена тем, что жители вынуждены обходиться без горячей воды. Безусловно, жители Твери стали, я считаю, жертвами политических игр руководства города.



Евгений Новиков : Согласно судебному решению, принятому еще в августе, ТГК-2 обязалось в течение нескольких дней восстановить поставку воды населению, но перемен к лучшему пока не видно. Горячее водоснабжение было восстановлено в некоторых домах, но при этом зачастую воду включали лишь на очень короткое время.


Говорит советник главы города Твери по правовым и юридическим вопросам Светлана Морозова:



Светлана Морозова : На мой взгляд, самый тяжелый месяц был август, когда у нас температура зашкаливала, когда воды не было уже три месяца. Жители, конечно, нервничали по этому поводу. У нас сложилась ситуация, когда в самом тяжелом положении оказались старики, дети, новорожденные младенцы, кормящие матери, да и все остальные группы населения также испытывали колоссальные неудобства. Было подано в Заволжский суд заявление о нарушении прав граждан о недопустимости в дальнейшем отключение горячей воды. Истинной причиной отключения горячей воды, а точнее не включение после планового ремонта горячей воды, со слов (говорю буквально как в судебном заседании было сказано) представителя генерирующей компании, заключается в том, что на территории города как бы низкие нормативы потребления, хотя мы так не считаем. Это спор между хозяйствующими субъектами. Нельзя в эти споры втягивать население.



Евгений Новиков : Уже осень, но горячей воды по-прежнему нет в большинстве квартир. Даже дети, перед новым учебным годом не смогли как следует помыться. А в баню сходить – не каждому по карману. К тому же недавно в городской бане случился пожар. Ее теперь ремонтируют. Вот и приходится тверичанам мыться из кастрюлек, тазиков и мисок. И гадать – а будет ли зимой горячее отопление?



В эфире деревня Гогли Кировской области, Екатерина Лушникова:



Зверей уже видимо-невидимо расплодилось. Сегодня сколько следов мы видели – медведи, рыси, кабаны.



Артем Ярославцев : Медведей много очень. В нашем хозяйстве Гогли численность всех зверей выше средней по району.



Екатерина Лушникова : Уже второй год в глухих лесах Кировской области существует частное охотничье хозяйство Гогли. За эти два года численность зверей и птиц на охраняемой территории в 23 тысячи гектаров увеличилась в полтора раза. Здесь обитают как редкие краснокнижные виды, так и обычные для средней полосы России животные - медведи, кабаны, лоси, рыси. Рассказывает биолог-охотовед Артем Ярославцев.



Артем Ярославцев : Мне очень хотелось поучаствовать в организации охотничьего хозяйства. Это интересное дело такое – создание кормушек, различных зон покоя, где, вообще, не охотятся на зверей. Вообще считалось, что кабаны не должны жить. Это северный край. А у нас – раз! – сразу же в первый год кабаны появились. Здесь звери находятся в безопасности. Браконьерства вообще нет.



Екатерина Лушникова : Однако далеко не всем нравится такое положение дел. Охотники, которые привыкли стрелять, где им заблагорассудиться, без всяких путевок и лицензий, недовольны и называют людей из Гоглей «оккупантами».



Артем Ярославцев : Как будто мы взяли территорию, как оккупанты захватили, никому сюда нельзя – ни охотится, ничего. Они вот так считают.



Екатерина Лушникова : А вот жителям деревни Гогли новые порядки пришлись по вкусу. И это неудивительно, у людей появилась хорошо оплачиваемая работа, что в здешних краях - редкость. Рассказывает егерь Игорь Кошурников.



Игорь Кошурников : Нравится, конечно, моя работа, потому что мы занимаемся этим делом – кормим, у нас подкормка солонцы. В основном, солонцы. Этим мы занимаемся каждый день. Сейчас распусти и все! Все пойдут стрелять, и все убьет. А потом, как восстановить все это? Численность всю поднять? У нас только за выживание – охрана животного мира.



Екатерина Лушникова : Финансовые средства на хозяйство выделяет вятский предприниматель, депутат городской думы старинного города Слободской Юрий Колесов. Уже больше миллиона вложил он в охрану дикой природы. Говорят, выбросил деньги на ветер, точнее, потратил на лес - на разведение кабанов, лосей и других диких животных в естественной среде. Но о потраченных средствах Юрий Владимирович совершенно не жалеет.



Юлий Колесов : Как можно об этом жалеть?! У нас такое увлечение. Да, нам нравится. Люблю охоту, люблю рыбалку и, конечно, появилась такая идея как бы завести свое охотничье хозяйство, чтобы все было по европейскому образцу, как в Европе, чтобы численность животных была высокая. Численность так просто не поднимется. Нужно создать какие-то условия. Естественно, это кормежка, охрана. Мы очень радуемся, когда чьи-то следы обнаружим новые. Появилась, например, семья кабанчиков. Мы уже довольны, что они у нас живут. Такое удовлетворение!



Екатерина Лушникова : Кандидат биологических наук, сотрудник всероссийского института охотничьего хозяйства и звероводства Татьяна Егошина занимается в охотохозяйстве научной работой, ведет наблюдение за животными и растениями. Она считает, что такие хозяйства как Гогли выполняют крайне важную миссию – они защищают права зверя.



Татьяна Егошина : Право зверя, да, на жизнь, на существование. Действительно, это какое-то восполнение абсолютного правового нигилизма, который у нас существует. Конечно, то, что владельцы таких хозяйств вкладывают немалые средства, прежде всего, в сохранение нашей природы. Это, действительно, удивительно, это вызывает уважение, когда человек готов вложить деньги, действительно, не ожидая даже какой-то отдачи материальной.



Екатерина Лушникова : Вполне возможно, что со временем в частном охотохозяйстве будет создана экологическая тропа, куда по примеру африканских национальных парков, будут водить туристов для знакомства с дикой природой. Только уже не в Африке, а в России.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинске получила огласку история конфликта между территориальным управлением Росрегистрации и общественным «Движением за ядерную безопасность». И если чиновники видят в конфликте всего лишь штатную, рабочую ситуацию, то глава экологической организации Наталья Миронова - нечто большее.



Наталья Миронова : Мы пришли в Федеральную службу регистрации с открытыми ладонями. Мы принесли им документы. Но я столкнулась с первой же минуты с обвинительным уклоном. Во-первых, меня пригласили сразу же по телефону, сообщив мне, что меня приглашают для дачи показаний. С самого начала был задан обвинительный тон. Я с удивлением и горечью обнаружила, что с самых первых шагов государственная служба нарушала те документы, которые ставят ее деятельность в рамки закона. Определены принципы, в соответствии с которыми, ФРС должна взаимодействовать с общественными организациями, - это законность, невмешательство в деятельность общественных организаций и презумпция их добросовестности. И вот эти все три принципа были нарушены. Мы это будем оспаривать в суде, конечно.



Александр Валиев : Полтора месяца, по словам Натальи Мироновой, ей пришлось посвятить разбирательствам с Росрегистрацией. В этот период, как она уверяет, работа «Движения за ядерную безопасность» была парализована. Обнаружив массу нарушений в ходе процедуры проверки, она написала несколько страниц своих замечаний, но специалисты Росрегистрации сочли, что в них отсутствует конкретика, и попросили главу общественной организации дополнить замечания письменными пояснениями. Миронова это сделать отказалась. Дело передано в мировой суд. Вот что рассказала о ситуации Елена Агапекова, начальник отдела по контролю за деятельностью некоммерческих организаций и общественных и религиозных объединений Челябинского управления Росрегистрации.



Елена Агапекова : Данная проверка не была приурочена к каким-либо политическим акциям. В ходе проведения проверок специалистами управления в деятельности указанной организации были выявлены нарушения действующего законодательства и устава. По результатам проверки организации, вынесено предупреждение и составлен протокол об административном правонарушении - за не предоставление обновленных сведений, которые должны быть внесены в Единый государственный реестр юридических лиц, в соответствии со статьей 29 Федерального Закона «Об общественных объединениях». Протокол был направлен на рассмотрение мировым судьям. Выявленные нарушения в деятельности организации являются типичными для большинства некоммерческих организаций, которые проверялись управлением, и устранимы.



Александр Валиев : По мнению Натальи Мироновой, для общественных организаций настают тяжелые времена, и эта политика осуществляется на федеральном уровне. Одним из ее признаков является передача споров между Росрегистрацией и общественными организациями из юрисдикции арбитражей в юрисдикцию мировых судей, которые, на взгляд Мироновой, являются более зависимыми от административного ресурса.



Наталья Миронова : Я вспомнила басню Крылова «Ты виноват уж в том, что хочется мне кушать», когда я читаю их попытки вытолкнуть меня из поля общественных организаций в поле некоммерческих организаций и навязать какие-то правила, которые существуют для некоммерческих организаций. Например, нам предъявили претензию в том, что мы не зарегистрировали символ с изображением животного, как символ нашей организации. Я открываю Закон «Об общественных организациях», там говорится о том, что может быть, а может и не быть, то есть это не обязательное требование. Почему ФРС предъявляет это мне, как нарушение закона?!



Александр Валиев : "Движение за ядерную безопасность" известно своей борьбой с развертыванием и развитием объектов атомной отрасли в Челябинской области. Это вызывает недовольство в определенных кругах. Наталья Миронова полагает, что проверка деятельности ее организации связана с предстоящими в декабре выборами в Государственную Думу. Кроме того, она убеждена в том, что подобные проверки правозащитных организаций по стране являются частью одного сценария.



Наталья Миронова : Подобным проверкам подвергается одновременно целая группа общественных экологических организаций, которые занимаются еще и правозащитной деятельностью. Так происходит и в Москве с Центром экологической политики, так происходит и в Санкт-Петербурге с правозащитным центром «Белонна». Причем, в Петербурге, вообще, ситуация доходит до абсурдного, когда организацию обвиняют в рекламе грантодателя. Это наводит на мысль о том, что программа все-таки скоординирована, что она общероссийская.



Александр Валиев : С мнением Натальи Мироновой согласны и правозащитники межрегиональной ассоциации «Агора». На днях они распространили пресс-релиз, в котором перечислили случаи недобросовестных, с их точки зрения, эпизодов деятельности Росрегистрации по всей стране. И сообщили, что готовят в этой связи заявление на имя Генерального прокурора Юрия Чайки.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



В августе были подведены итоги конкурса на звание самый благоустроенный город России. По итогам этого федерального конкурса столица Мордовии, Саранск, занял второе место. Местная пресса тут же откликнулась на это событие пространными статьями, причем авторами этого успеха назывались отнюдь не горожане – строители, уборщики, дворники и дорожные рабочие, а исключительно городская администрация под руководством мэра Владимира Сушкова. "Под неустанным и неусыпным надзором градоначальника Саранск становится краше и благоустроеннее", - таков основной лейтмотив публикаций в официальной прессе Мордовии.


Между тем, признание Саранска вторым по благоустройству города России, да и вообще признание его благоустроенным как таковым, вызывает недоумение у большого количества горожан. Впрочем, если судить по центральным улицам и фасадам зданий на них, то - да. Но стоит зайти во двор, причем, даже в центре города, то термин "благоустроенность" можно забыть навсегда. Улица Коммунистическая - самый центр города. Один из таких домов – выкрашенный с фасада, но заглянем во двор…



Жительница : Дома, конечно, в ужасном состоянии. На балкон выходить уже опасно, потому что они находятся в аварийном состоянии. Двор, конечно, надо благоустроить, чтобы приятнее было войти сюда. К нам приезжают гости даже с разных стран, потому что, как говорится, по всему Союзу разбросана родня. Нам даже неудобно, что мы живем в таких условиях, как дикое какое-то племя. Асфальт. Обязательно надо сделать асфальт для того, чтобы пожилым людям, инвалидам, ветеранам (их у нас очень много живут) было удобнее ходить, больным людям. Они же должны прогуляться где-то здесь. И дети маленькие бегают, без конца спотыкаются, падают. Что значит не сделанный асфальт? Одни ухабины здесь. Когда-то был асфальт. И, что хочу сказать, дворникам практически мести нечего, потому что голая земля.



Игорь Телин : Это центр, в микрорайонах ситуация и того хуже – даже во дворы заходить не приходится.



Жительница : А вот как дели в школу идут! Вот такими путями, по уши в грязи. Родители ругаются, брючишки свои заворачивают. Идут портфели роняют.



Игорь Телин : Северо-восточный район Саранска, в народе его называют просто "Химмаш". Район "спальный", основная масса зданий здесь – жилые многоэтажки. В одном из домов на первом этаже, но в разных подъездах – сразу два домоуправления. Именно предприятия ЖКХ отвечают за состояние территорий, и за какими территориями особо следить, как не за теми, что рядом? За окном. А там после прошедшего дождя – две лужи, аккурат под окнами этих самых домоуправлений, одна у одного, вторая – у другого.



Жительница : Ни проехать, ни пройти. Забрызгают всех, сидящих на скамеечке. Потому что транспорт проезжает в домоуправление (здесь два их находятся в этом дворе) и вневедомственную охрану.



Игорь Телин : А еще рядом находится подстанция "Скорой помощи", своего выезда из квартала у нее нет, так что неотложки вынуждены проезжать по дворовой территории. На преодоление этой своеобразной полосы препятствий у машин уходит несколько минут, говорит врач Галина Ермакова.



Галина Ермакова : Дорога наша – это большая беда. Потому что практически невозможен выезд, своевременный выезд машин «скорой помощи» на вызов. Кроме того, мы очень волнуемся и за жильцов дома, потому что здесь очень много детей. Мы создаем опасность для того, чтобы дети здесь нормально отдыхали, гуляли. Мы мешаем, наши машины, постоянными шумами мешают жильцам дома.



Игорь Телин : Уже три года обращается руководство "Скорой помощи" к городской администрации об организации нормальной дороги для выезда своих машин, но реакции на это никакой. Была у медиков и жильцов надежда на то, что изменится ситуация этим летом, когда накануне Первого международного фестиваля культур финно-угорских народов и приезда в Саранск президентов России, Финляндии и венгерского премьера начались работы по благоустройству. Но, президенты по спальным микрорайонам не ездят, так что, городские власти украшали и благоустраивали лишь центр. Причем, благоустройство это велось в ущерб жителям других городских территорий.


Городской поселок Посоп, например, использовали как место свалки вывезенного из центра строительного мусора, которого было немало, так как здесь с целью благоустройства, снесли несколько старых домов.



Жительница : Вот привезли мусор, и вот мы глядим и дышим этим мусором. Стоит перед окошком. Я видела даже такой круг, унитаз валяется в этой земле. Все нам привезли. А мы должны всем этим дышать. А когда уберут – не знаю. Кого нам поймать? Какой-то мужчина стоял, я к нему подошла, он говорит – у меня сейчас трактор есть, бабуля, я только поеду туда дальше. А потом вернемся. Фиг, вернулись. И до сих пор не вернулись. Трактор уехал в ту сторону, и на этом конец. А этот мусор лежит.



Игорь Телин : И при всем при этом, Саранск – второй по благоустройству город России. Горожане удивляются – каковы были критерии определения победителей конкурса, посещали ли вообще члены конкурсной комиссии столицы Мордовии, и если - да, то, что они увидели, точнее – что не увидели и почему? Одна надежда на то, что по итогам конкурса Саранск должен получить шесть миллионов рублей. И если рассматривать эту сумму как некий аванс, то есть все-таки надежда на реальное благоустройство, а не украшение фасадов.



В эфире Пенза, Наталья Котова:



Зинаида Лысенко : Судились уже два года. На третий пошло. Суд нас удовлетворил, удовлетворил частично. Строительство 16-этажки запрещено. Сейчас у нас дело рассматривается приставами. Подано заявление в связи с тем, что как была аварийная ситуация, так она и есть. В случае пожара ни одна машина к дому не подойдет в связи с тем, что строительная компания нарушила, неправильно построила забор. Должны были быть проемы. Это все отсутствует.



Наталья Котова : Это рассказ Зинаиды Лысенко, руководителя инициативной группы женщин, боровшихся с незаконным строительством элитной многоэтажки в историческом месте Пензы, где расположены сквер, Дом-музей народного творчества и монумент в честь погибших во время Великой Отечественной войны. Строительная компания, несмотря на судебные разбирательства, все же оградила предполагаемое место строительства забором, при этом, повредив памятник, в основание которого заложены капсулы с землей из тех мест, где сложили головы уроженцы Пензы. Продолжает Зинаида Лысенко:



Зинаида Лысенко : Была спортивная площадка. Ее всю изуродовали, куда и что вывезли непонятно. До сих пор так ее и не восстановили. Это надо же - около святого места, около памятника сделать туалет! В том году была назначена судебная экспертиза. Она проходила где-то месяца три. И было выявлено, что в большинстве квартирах инсоляция и освещенность будет нарушена при строительстве 16-этажки.



Наталья Котова : Однако строители не намерены сдаваться. Рассказывает Людмила Ягодина.



Людмила Ягодина : Они обещают – мы покрасим стены белым светом. Будет отражение, и у вас будет…



Наталья Котова : Инициативная группа выступила с встречным предложением – выкрасить стены многоэтажки, если ее все же возведут золотистой краской, как церковные купола. Строительная компания решила, что над ней издеваются. Рассказывает Людмила Ягодина:



Людмила Ягодина : Множество жильцов нашего дома – это два года, третий сейчас идут – боролись. Они так материально затратились! Они по 7 тысяч внесли для того, чтобы отстоять. И до сих пор продолжаем бороться. Это редкость. Поэтому, я думаю, мы хоть такую победу одержали.



Наталья Котова : Но далеко не все жители домов, прилегающих к спорному участку городской территории, так оптимистичны. Некоторые из них считают, что строительная компания заняла выжидательную позицию и, спустя время, выполнит задуманное, проигнорировав решение суда, запретившей строительные работы. К тому же стало известно, что строители уже заплатили Горзеленстрою 200 тысяч рублей за вырубку 66 вековых деревьев на территории сквера, да и забор, ограждающий территорию предполагаемого строительства, убирать никто не спешит. По словам местных жителей, они уже видели рассерженных граждан, приезжавших посмотреть на строительные работы, которых нет. Видимо, это были те, кто уже внес деньги на покупку жилья в новостройке.



В эфире Махачкала, Магомед Мусаев:



Магомед Багамедов : Природные ресурсы Каспия разграблены. Рыбные запасы истощены. Красная рыба почти вся выбита браконьерами.



Магомед Мусаев : Эколог и социолог Махачкалинского института социальных исследований Магомед Багамедов не может сдержать своего возмущение неутешительным итогом промышленного освоения Каспия за последнее 10-летие.



Магомед Багамедов : Рыбозаводы находятся на какой-то подпитке государства, но это незначительно по сравнению с советским временем. Мальков выпускается в десятки раз меньше. Нерестовые площади, допустим, которые были, в результате вот этих непродуманных действий пришли в негодное состояние.



Магомед Мусаев : Добыча осетровых в Дагестане началась еще с незапамятных времен. Так, например, античные историки свидетельствуют о промысле остроносых рыб народом каспиев, проживавшем на побережье Дагестана. В советский период добыча осетровых приобрела внушительные масштабы. Вырос целый ряд крупных рыболовецких поселков, специализировавшихся целиком и полностью на рыбном промысле. Рассказывает доктор экономических наук, заведующий отделом Института социальных исследований Дагестанского научно-исследовательского центра Российской Академии наук Сергей Дахалян.



Сергей Дахалян : Одной из структур образующих отраслей республики Дагестан в советское время – это было рыбное хозяйство. Это было мощное производственное объединение – Дагрыбпром. Наши рыбные промыслы были по всему побережью Дагестана. Мы очень активно осваивали побережье, прибрежный лов. С середины 60-х годов мы ушли ловить даже в Южный Каспий, добычу кильки осуществляли.



Магомед Мусаев : После развала СССР, в Дагестане вместо продуманного рыбного промысла началась эпоха разнузданного браконьерства. Рыбоперерабатывающие заводы стали приходить в упадок. Многие из них попали в частные руки, прибрежные заводские территории были проданы под коттеджи. С созданием береговых погранзастав было решено усилить борьбу с браконьерством. Однако произошло то, что и следовало ожидать – на любом из рынков Махачкалы можно было спокойно приобрести икру и осетровых. Для тех же, кто проявлял интерес к источнику приобретения запрещенных рыбопродуктов, был заранее заготовлен удобный ответ - мы реализуем конфискованную у браконьеров рыбу. В этом году вступило в силу новое постановление, запрещающее продажу конфискованной рыбы. Теперь весь запрещенный улов должен сжигаться. Однако, несмотря на штрафы, предусмотренные за несоблюдение этих постановлений, осетровую икру можно все же встретить на столичных рынках Дагестана, не говоря уже о торговых рядах, специализированных рыболовецких поселков. Говорит продавщица осетровых на махачкалинском рынке номер 2.



Продавщица : От хорошей жизни мы здесь не стоим.



Магомед Мусаев : О том, что, несмотря на полный запрет продажи осетровых и икры, эта продукция все же попадает на махачкалинские рынки, свидетельствует заместитель начальника рынка номер 2 Магомед Расул Магометов.



Магомед Расул Магометов : Мы собрали свой контингент, официальные работников, и тех людей, которые раньше торговали, тоже собрали, пригласили участкового, пригласили милицию. Мы категорически запрещаем, после того, как получили постановление, что запрещено продавать рыбу на рынках, у нас строгий контроль за этим идет. Но на сегодняшний день она как-то бесконтрольно… Те люди, которые привыкли, как-то умудряются пронести сюда.



Магомед Мусаев : По мнению главного редактора газеты «Новый день» Мурата Исалабдулаева, результатом новых постановлений станет лишь подорожание так называемой красной рыбы и черной икры, но из продажи она все же не исчезнет.



Мурат Исалабдулаев : В какой-то мере может быть и поможет этот закон уменьшить, но я думаю, что регион у нас такой, что у нас очень сильно коррумпированы правоохранительные органы. Поэтому очень трудно будет этот закон реализовать на практике. Если сегодня килограмм черной икры стоит 15 тысяч рублей, завтра она станет 30 тысяч рублей. В ресторанах и кафе везде она будет продаваться, скрытно будут продавать. Официально продажа красной рыбы всегда была запрещена, но те всегда оправдывались, что это конфискованная. По новому закону, вся рыба, которая конфискована, должна уничтожаться, сжигаться, чтобы не было аргументов, почему она продается на прилавках. В основном, рыбный бизнес контролировали силовые структуры разного рода. На сегодняшний день больше всего они потеряют. А простой народ все равно найдет чем торговать, как выжить в этой ситуации. Конечно, очень много есть в прибрежной зоне, кто живет на рыбе, у них нет другой промышленности, нет другого заработка. Конечно, это очень большой удар для крестьянина. Дагестан ничего не получает от рыбы. Это, конечно, печально.



Магомед Мусаев : Как считает эколог Магомед Багамедов:



Магомед Багамедов : Москва пока не имеет стратегии своего экономического развития. Естественно, такие не жизненно важные для нее вопросы, как положение дел на периферии, она оставляет за объектом своего внимания. В Москве и, вообще, в России везде преобладают интересы монополий, интересы, может быть, отдельных лиц, может быть, конкретных корпораций каких-то. Там, где они продавливают, там эти интересы осуществляются.



Магомед Мусаев : Конечно, надо быть очень наивным, чтобы предполагать, что новое государственное постановление – очередное вроде бы ужесточение курса, направленного на прекращение хищнического отлова осетровых в Каспии, - положит браконьерству конец. Если до сих пор силовые структуры были заинтересованы в систематическом непосредственном изъятии браконьерского улова с дальнейшей его реализацией в своих личных интересах, то теперь они, скорее всего, станут довольствоваться отступными – банальной взяткой. А на смену старым схемам сбыта осетровых, придут новые.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Илья Барков : Когда мы стали над этой всей ситуацией смеяться, печальные лица стали у мэра, администрации. Потому что до этого, когда мы ходили к ним со всякими просьбами, мы ходили с грустными лицами, а они, как раз, над нами смеялись. А теперь все наоборот стало.



Вера Володина : Илья Барков объясняет, что за свои права бороться нужно весело. Даже акции протеста жители арестованного дома в Апрелевке проводят как праздники, напоминают властям притчу - когда гражданин смеется, ему уже нечего терять. А добиваются жильцы этого дома оформления права собственности на приобретенные квартиры. С 2001 года застройщик и заказчик делят 18 квартир давно построенного и заселенного дома. Суд на всякий случай арестовал все 189 квартир. За эти годы прошло 90 заседаний судов. Все они оставались без решений, первое появилось в конце августа этого года. Сегодня прошли все сроки, на руки решения истцы всё еще не получили. Татьяна Кашинская:



Татьяна Кашинская : Я так настроена, что я в любом случае получу его на руки. Даже с точки зрения того, что это как бы первый документ, подтверждающий то, что я гражданин России, выполнивший все законы, получила судебное решение, подтверждающее то самое, что я добропорядочный приобретатель.



Вера Володина : Но до этого еще предстоит бороться и бороться. Ответчик, заказчик строительства госпредприятия "ЦНИИЭПсельстрой", вновь опротестовывает это решение. Рассказал еще один житель дома Алексей Лютов.



Алексей Лютов : Ну, до собственности, как показал опыт, еще далеко. Уже стало известно, что подана жалоба. Мы сейчас ждем вызова в областной суд. Знали, естественно, что это далеко не конец, что это только промежуточная победа. Но сам факт, что после пяти лет впервые наше дело рассмотрели по существу, при этом вынесли решение в нашу пользу, это уже весьма существенное продвижение.



Вера Володина : Победив, пусть и неокончательно, граждане устроили во дворе праздник. Во дворе дома, который они называют домом-призраком.



Алексей Лютов : Праздник для всего дома – даже для тех, кто в суде не участвовал, они почувствовали силу за всеми нами, дольщиками. Убедившись, что все-таки правда на нашей стороне, сейчас все остальные тоже собираются подавать от себя уже исковые заявления.



Вера Володина : Илья Барков считает, что еще много предстоит преодолеть, но по-прежнему уверен, что даже это серьезное дело стоит делать весело, с улыбкой.



Илья Барков : Есть повод радоваться. Просто с таким настроением жить нельзя, что постоянно расстраиваться из-за их поведения. Основное, что может как-то повлиять на эту ситуацию, это шумное, веселое отмечание пятилетия ареста, который будет у нас 21 ноября. Это, по-моему, единственный способ воздействовать на эту ситуацию. Просто как бы расставить акценты, что она дошла до маразма по себе.



Вера Володина : Татьяна Кашинская вспоминает видеофильм об этом празднике.



Татьяна Кашинская : Бутылка шампанского, разбитая о стену дома, вызвала такой восторг у взрослых! Маленький ребенок, девочка, она рукоплещет. Это совершенно очаровательный был факт. Я не говорю уже о том молодом поколении 16-17-летних, которым надо поступать в высшие учебные заведения. У них нет прописки, у них временная регистрация, которые очень хорошо осознают всю сложность этой проблемы. Для них, я считаю, это, вообще, принципиально и с точки зрения воспитательной. Приятно, что государство меня защитило, пусть даже после длительных мытарств.



Вера Володина : Илья Барков знает, что областные власти оказывают какое-то давление на власти Наро-фоминского района, но самый больший эффект дали сами акции, даже проходящие в виде праздников.



Илья Барков : Отношение местных властей изменилось исключительно из-за того, что народ стал проявлять активность не только в написании бумаг по различным инстанциям, но и стал выходить на улицы, стал проводить какие-то акции. Если два года отказывались в ЖЭКе заключать с нами какие-либо договора, то сейчас уже фактически с 1 сентября мы уже официально будем снабжаться коммунальными услугами. Это уже какая-то более или менее гарантия есть, что свет нам не будут произвольно отключать, когда угодно, которого мы добивались с момента сдачи дома уже довольно долго – уже больше двух лет. Только сейчас это сдвинулось с мертвой точки, именно благодаря акциям. Потому что юридически на сегодняшний момент ничего не изменилось.



Вера Володина : Алексей Лютов говорит еще об одном достижении - дом все-таки берут на обслуживание, хотя за годы его бесхозной эксплуатации прогнила система горячего водоснабжения, течет крыша. Управляющая компания, правда, выставляет миллионные счета - 3 миллиона на ремонт, 2 миллиона долги поставщикам услуг. Жители не считают это справедливым, но все же.



Алексей Лютов : Одновременно в течение августа, наконец-то, на нас обратили внимание коммунальные службы, которые сказали, что теперь они могут заключать с нами договора на обслуживание, не дожидаясь получения нами прав собственности. То, чего мы добивались более двух лет, с апреля 2005 года, когда дом был принят в эксплуатацию, они, наконец, по указанию, видимо, сверху решили, что они могут все-таки взять наш дом на нормальное обслуживание. Мы договора со своей стороны подписали на обслуживание дома, но назад их пока еще не получили, подписанные управляющей компанией.



Вера Володина : В смешанных чувствах радости и тревоги ждут граждане заседаний и решений Московского областного суда в октябре. Татьяна Кашинская:



Татьяна Кашинская : Были мысли идти дальше жаловаться вплоть, скажем, до европейских инстанций. Получив вот это решение, настроение было совершенно замечательное. Маленькая искорка надежды людей на то, что мы все-таки живем в правовом государстве, о том, что все-таки справедливость должна восторжествовать не по понятиям, а по закону.



Вера Володина : Илья Барков:



Илья Барков : Мы проводили с салютами, весело, с музыкой отмечание вот этого судебного решения в наш адрес. Потому что занимать такую позицию, что ходить и узнавать – подали ли на нас апелляцию или еще что-то, снова занимать позицию просящего – совершенно бесперспективно. Мы заняли сейчас позицию, что мы отпраздновали праздник, и если кто-то там дальше продолжает за всей этой тягомотиной следить, чтобы над ним смеялись, а не над нами.



Вера Володина : В последнее воскресенье лета они отпраздновали свою первую победу. На 91 заседании суда истцы - четвертая часть жителей – были признаны собственниками. На сайте дома-призрака из Апрелевки результат опроса – 83 процента граждан ожидают затягивания этого уникального судебного процесса, но весело и с фейерверками готовятся к юбилею. 21 ноября исполнится 5 лет наложению судьей Алымовой ареста на этот дом.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG