Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сиднее в рамках австралийского саммита Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества прошла встреча в верхах российского и американского лидеров



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в Сиднее в рамках австралийского саммита Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества прошла встреча в верхах российского и американского лидеров, которую многие склонны считать последней в период их президентства. Ситуацию обсуждаем с Федором Шеловым-Коведяевым, бывшим первым заместителем министра иностранных дел России. Напомните нашим слушателям, что это за площадка - саммит Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества.




Федор Шелов-Коведяев

Федор Шелов-Коведяев: Вообще организация Азиатско-тихоокеанского сотрудничества - это очень уважаемый инструмент взаимодействия в рамках региона азиатско-тихоокеанского, тех государств, которые к данной части света относятся. Существует эта организация уже несколько десятилетий. В советское время ее пытались шельмовать как некую сателлитную структуру Соединенных Штатов, конечно, не такую одиозную как СИАТ и ОСЕАН, как вы помните, СИАТа сейчас нет, ОСЕАН еще остается. Это были такие военно-политические больше организации, здесь исключительно экономическая, но тем не менее, тоже пытались по этому поводу ерничать наши официальные власти и средства массовой информации. Но, тем не менее, в горбачевское время проявлялось к этой организации внимание. Был интерес к тому, чтобы получить хотя бы статус наблюдателя, но в советское время это не состоялось. И в 90 годы, уже в первой половине 90 годов Россия сначала получила статус наблюдателя, потом ассоциированного члена, если мне не изменяет память, и наконец мы сейчас являемся полноправными членами этой организации. И в общем там можно не только встречаться на высшем уровне, на уровне президентов, на уровне премьер-министров отдельных министерства, потому что бывают министерские саммиты, но на самом деле там можно продвигать многие программы в сфере экономического взаимодействия, в которых мы заинтересованы, имея в виду, что туда входит и Япония, и новоазиатские тигры из Юго-восточной Азии - и Сингапур, и Индонезия, и Малайзия, то есть те рынки, которые нас интересуют, и Китай, та же Австралия, с которой мы сегодня заключили важное урановое соглашение. Так что для нас место вполне понятное, площадка нужная, потому что мы тихоокеанская держава. Собственно, почему же нет.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня многим наблюдателям бросилось в глаза то, что Джордж Буш задал президенту Путину вопрос о предвыборном законодательстве с намеком на будущие парламентские выборы. Как вы считаете, это последняя их встреча хотя бы перед парламентскими выборами в России?



Федор Шелов-Коведяев: Думаю, что встреча может быть вполне не последней, потому что есть постоянно развивающийся диалог, который совершенно себя не исчерпал. Хотя, конечно, повестка дня не очень насыщенная, к сожалению, в наших отношениях с Соединенными Штатами Америки, но тем не менее, есть постоянный интерес и в той же самой сфере нераспространения ядерного оружия, в стратегических многих вопросах, в борьбе с терроризмом. Так что в зависимости развития ситуации, я думаю, что еще от одной до трех встреч может состояться вполне за те полгода, пока функции президента Путина никем не оспариваются. Я не думаю, что это последняя встреча. Не говоря о том, что сейчас буквально через неделю будет встреча экспертов и потом министерская встреча по Габалинской радиолокационной станции. Если в этом вопросе будет прогресс, то вполне возможно, что потребуется встреча президентов.



Владимир Кара-Мурза: Есть ли, по-вашему, у американской стороны основания беспокоиться за справедливость предстоящих парламентских выборов в России?



Федор Шелов-Коведяев: Что считать справедливостью. Потому что я полагаю, что в принципе все предварительные процедуры были совершены, мы уже знаем, что в выборах будет участвовать примерно 15 партий. Если говорить о собственно процедуре предвыборной кампании и выборной кампании, то я не думаю, что там будут какие-то серьезные нарушения, собственно говоря, потому что в них не будет никакой необходимости. Мне кажется, что несколько поспешно объявляется о том, что «Единая Россия» должна набрать больше половины голосов избирателей. Как мы помним, все опросы недавнего времени показывали более скромные результаты, которые сами по себе были достаточно хороши. И я думаю, что в любом случае от 43 до 48% «Единая Россия» получить должна. Повторяю, мне кажется, завышенные оценки больше 50, 53 или еще больше. Это не считая премию парламентскую, если будет парламентская премия, то они действительно получат больше половины голосов.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок, считает естественной тревогу Джорджа Буша за состояние демократии в России.



Сергей Ознобищев: У Буша есть некоторые политические обязанности и эти политические обязанности связаны с тем, что он определенные вещи просто вынужден говорить, хочет он того или нет. В данном случае, мне кажется, он высказывает и свою собственную обеспокоенность. Его обеспокоенности не было, то это должен сказать от имени политической верхушки США, от имени собственной республиканской партии, и от имени тех демократов, которые критикуют Буша за российское направление внешней политики США. Поэтому это такая обязательная часть двусторонних отношений, которая сохранится до конца нынешних политических циклов двух президентов.



Федор Шелов-Коведяев: Я предполагал, что мой коллега Ознобищев примерно это и скажет, поэтому сам не стал говорить. Я с ним совершенно согласен, потому что есть некоторый набор тем, которые американский президент, поскольку себя позиционирует так же, как и свою страну, как человека в данном случае и как страну, которая заботится о том, чтобы мир развивался по демократической стезе, то соответственно, он не может не задавать вопросы или не высказывать какие-то мнения, не интересоваться избирательными процессами, которые происходят в странах-партнерах. Поэтому то, что он задал этот вопрос, мне кажется, совершенно естественным для него, с другой стороны, достаточно дежурным, проходным, который не должен вызывать у нас специальных особенных комментариев.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Вячеслав Никонов, член Общественной палаты, президент фонда «Политика», не удивлен интересом Джорджа Буша к российским выборам.



Вячеслав Никонов: Руководство Соединенных Штатов всегда проявляло интерес к российским выборам. В Соединенных Штатах есть заранее ответ о том, как пройдут российские выборы - они продут недемократично, по мнению Вашингтона. Поэтому ничего неожиданного, я думаю, в постановке вопроса о демократизме выборов со стороны Буша, я думаю, не было.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира Александровича из Междуреченска.



Слушатель: Здравствуйте. В Сиднее проходят митинги против политики Буша. Неужели у «Другой России» не нашлась в Австралии дружественная организация, которая могла бы провести митинги против политики Путина?



Федор Шелов-Коведяев: Не знаю, есть ли действительно такие дружественные организации, партнерские организации «Другой России». Мне вообще представляется, нравится это кому-то или не нравится, но «Другая Россия» достаточно маломощная организация, во многом надутая, хотя там есть и симпатичные мне люди, тот же Георгий Сатаров. Но в основном, мне кажется, сильно гипертрофирующая себя организация, слишком много сама о себе думающая вопреки тому, что она собой представляет. Если еще немного сказать по поводу выборов, меня очень огорчает то, что правый флаг так не нашел в себе силы объединиться, что он пойдет тремя колоннами, не буду вдаваться в вопрос о том, правильно ли все называющие себя правыми считают себя правыми, но тем сила, Демократическая партия России, что, на мой взгляд, не дает никакого шанса ни одной из этих организаций попасть в будущую думу.



Владимир Кара-Мурза: Весной посвящали передачу приезду Кондолизы Райс, которая зондировала почву на правом либеральном фланге российского политического спектра и встречалась с лидерами, можно сказать, этого крыла. У нас участвовали в программе Гозман, Ирина Ясина, Ремчуков, Юргенс. Судя по всему, Белый дом не нашел…



Федор Шелов-Коведяев: Людей, способных к адекватному пониманию ситуации, я бы так сказал. Увы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Нижегородской области.



Слушатель: Здравствуйте. Ваш гость сказал, что «Единая Россия» 40% и выше соберет. Я думаю, больше, потому что Государственную думу китайской стеной окружили, мышь не проползет туда. Вы прекрасно знаете, что это такое. Слиска, у нее какие-то проблемы были, а теперь она состоятельная женщина, у нее, наверное, больше миллиарда зелененьких.



Владимир Кара-Мурза: У нее было ограбление квартиры.



Федор Шелов-Коведяев: Не буду комментировать вопрос чужого кошелька, потому что мне еще бабушка говорила, что не надо считать деньги в чуждом кармане - это не то занятие, которому надо себя посвящать, с моей точки зрения. Что касается процентов, я все-таки называл другие, я сказал от 44 до48%, мне кажется, вполне реально, а не так, как сказал радиослушатель, сорок или ниже, наоборот больше 40%, но мне кажется, меньше 50.



Владимир Кара-Мурза: А как повлияло, что отменили одномандатные, вы в свое время избирались как одномандатник?



Федор Шелов-Коведяев: Я был как раз депутатом от Сокольников. Мне думается, что это может повилять на явку, но поскольку порога явки нет, это не будет иметь решающего значения. Отмена одномандатных округов - это действительно реально так. И мне известно, что серьезная головная боль для кремлевской администрации, несмотря на то, что «Единая Россия» получит большинство, тем не менее, отмена одномандатной системы отнимет от 50 до может быть сотни даже мандатов у нынешней фракции «Единой России». Куда девать этих людей – это большая проблема для нынешней кремлевской администрации.



Владимир Кара-Мурза: Независимый журналист-международник Вадим Туманов слегка уязвлен сегодняшним менторским тоном президента Буша.



Вадим Туманов: Нельзя присваивать себе роль ментора. Я абсолютно уверен в том, что Буш не посмел бы этого сказать ни в беседе с индийским лидером, ни в беседе с китайским лидером, ни тем более в беседе с лидерами латиноамериканских стран. Просто мне кажется, что Запад, в меньшей степени Европа, Соединенные Штаты в особенности стали заложниками этой своей идеи-фикс, что они призваны вывести Россию к свету демократии.



Федор Шелов-Коведяев: С другой стороны, я бы сказал, что может быть этот интерес говорит еще об одном важном факторе - это то, что наши партнеры, хотелось бы думать, что в какой-то перспективе наши союзники на Западе считают нас не столь безнадежными, как Китай и не находящимися в столь сложной ситуации, как та же Индия, где в общем демократические процедуры, хотя совсем недавно там председателем Верховного суда стал выходец из касты неприкасаемых, даже не каста, прослойка неприкасаемых находится вне касты вообще, то есть настолько низко на социальной лестнице стоит, что ни в одну из каст ее не допускают. Тем не менее, демократия в Индии находится в жестких рамках пока еще кастовой системы, хотя она размывается, но до результатов далеко. Поэтому что там интересоваться судьбами демократии, когда и так все понятно. Если у нас интересуются, значит не все потеряно для нас.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос: буквально накануне выборов лидер «Единой России» Грызлов в наглую заявляет, что никаких популистских законов принято не будет. Если мы переведем с латинского «популистских» – это значит нужных для народа. Он что считает россиян мазохистами или он заранее уверен, что выборы станут фикцией, как в Советском Союзе. Только там КПСС рисовали 99,9, а «Единой России» уже заранее нарисовали больше 50.



Федор Шелов-Коведяев: Что я вам могу сказать? Пока еще не нарисовали, потому что разные социологические опросы дают разные результаты, хотя ВЦИОМ, как некий рупор, активно продвигает цифру 53% на сегодняшний день, может дальше и больше будет вычислять. Но повторяю, ВЦИОМ – это не единственная социологическая служба у нас в стране, там есть и другие по этому поводу суждения. А что касается популизма, то в данном случае надо учитывать некую стилистику политического языка, нашего современного русского языка, где все-таки популизм имеется в виду как то, что не столько соответствует интересам народа, сколько вводит в заблуждение народ. Если говорить о законодательстве, когда принимаются те законы, которые заведомо не могут быть реализованы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея, радиослушателя из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, когда говорят о «Единой России» вспоминается старый советский лозунг «Народ и партия едины». У нас в центре города висит плакат огромный «Уверенность в завтрашнем дне - программа «Единой России». У меня вопрос гостю Владимира: скажите, пожалуйста, сегодня Владимир Путин заявил, что Россия готова закупать уран у Австралии и даже был какой-то разговор о кенгуру. Если это мясо будет дешевле, чем свинина и говядина, то это хорошо. Скажите, закупать уран у Австралии, по-моему, не так и выгодно.



Федор Шелов-Коведяев: Смотрите, мы занимаем, Россия занимает очень респектабельное, весомое место на рынке обогащенного урана. Страна, располагающая самыми большими запасами урана – это Австралия. Мы не просто будем закупать этот уран, мы будем обогащать и дальше реализовывать на международном рынке. Причем речь не идет об оружейном уране. Поэтому в данной ситуации это нам выгодно, поскольку собственного урана начинает потихонечку не хватать. Я считаю, что это вполне интересный и серьезный вопрос и хорошо, если он дальше будет решаться в том же ключе, как сегодня. Что касается кенгурятины, то она становится все более и более популярной, особенно в ресторанах элитного типа. Во всяком случае в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, во многих других городах-миллионниках кенгурятину уже подают в ресторанах в высшей ценовой категории. Я знаю, что даже есть русские фермеры, которые выращивают кенгуру в Австралии, причем не старой волны, а недавно приехавшие в Австралию, выехавшие из России люди, которые занимаются разведением кенгуру и, соответственно, заготовкой мяса этих животных. Так что, что ж тут удивительного.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер ваш собеседник. Замечание по поводу того, что сказал президент Соединенных Штатов Буш в адрес нашего президента по поводу выборов. Во-первых, вы как дипломат хорошо знаете, что такое политика. Если сравнить все встречи нашего президента с президентом Америки Бушем, то мы увидим похлопывание по плечу и все остальное. Как относится президент Буш к нашему президенту? Панибратски. То есть считает его за младшего брата. По поводу «Единой России»: почему у вас такая уверенность, что «Единая Россия» одержит победу и с таким результатом?



Федор Шелов-Коведяев: Что касается «Единой России», повторяю, все опросы дают очень хорошие шансы этой партии на успех, причем, повторяю, дают самые разные социологические службы, здесь можно сослаться и на Фонд общественного мнения, и на РАМИР, и на другие, и на Левада- центр, который находится в состоянии жесткой конкуренции с ВЦИОМом, тем не менее, дает очень приличные возможные пока результаты на выборах для «Единой России». Это по второму вопросу. По первому вопросу: мы должны учитывать некоторые особенности поведения и манер, которые существуют у других народов. Похлопывание по плечу или по спине для американцев, которые унаследовали многие традиции ковбоев, наоборот является проявлением некоторого расположения, а совсем не принижения.



Владимир Кара-Мурза: А как вам решение проблемы Габалинской РЛС показалось, оно окончательное или промежуточное?



Федор Шелов-Коведяев: Он не будет окончательным, пока не будет заключения экспертов. Потому что не царское дело чтобы просто с чистого листа подписывали. Мы за это критиковали президента Ельцина на первом этапе его деятельности, когда он в обход проработки специалистами со своими коллегами по СНГ редактировал или сам писал какие-то достаточно серьезные документы. Это на самом деле не принято. Не потому, что кто-то сомневается в интеллектуальных способностях того или иного лидера, тот же президент Ельцин был очень силен и очень хваток, обладал большим объемом памяти, тут не может быть никаких разных суждений по этому поводу. Но просто так принято, что сначала прорабатывают специалисты, сначала прорабатывают эксперты. Будет встреча в начале 20 чисел сентября в Баку, посмотрим, что дадут эксперты, и дальше будем следить за развитием событий.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Вячеслав Никонов, член Общественной палаты, президент фонда «Политика», настаивает на важности Габалинской РЛС.



Вячеслав Никонов: Конечно, Габалинская РЛС с точки зрения стратегических интересов Соединенных Штатов, с точки зрения реального обеспечения безопасности от возможного ракетно-ядерного потенциала Ирана, представляет гораздо большую ценность, чем создаваемые системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Тем более, что в Чехии подавляющее большинство населения выступает против размещения компонентов ПРО, а польскую еще предстоит создать.



Федор Шелов-Коведяев: По-моему, вполне адекватное суждение.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я хотел бы спросить у гостя: скажите, пожалуйста, выиграет «Единая Россия» выборы, нарисуют ей проценты обязательно и все эти общественные организации, ВЦИОМ и РАМИР, они являются усилителями общественного мнения, работающие на правительство. Но противостояние все равно будет общественное с правительством. Вы сами понимаете. И ближайший экономический кризис просто сметет это правительство. Как вы думаете, они отдадут власть без крови или не отдадут?



Федор Шелов-Коведяев: Это вопрос не ко мне на самом деле. Потому что если бы я находился в административных структурах то, наверное, я бы более квалифицированно на это ответил. Пока кризисных явлений такого масштаба, которые могли бы вызывать спонтанный, неуправляемый и мощный социальный взрыв, на горизонте не видно. Слава богу, на самом деле страна наша развивается поступательно, неплохо. Действительно, постепенно отходит от зависимости бюджета только от нефтяных и газовых денег. Всерьез начинает развиваться бизнес не только высоких технологий, не только высокотехнологичных производств, но то, что называется наукоемким бизнесом, интеллектуальным бизнесом в смысле потребления интеллектуальной продукции. Наконец обратили внимание на необходимость серьезного развития образования именно в плане фундаментальности этого образования. Так что в принципе, как бы мы ни относились к деятельности нынешней администрации, надо объективно говорить о том, что делаются правильные шаги в целом ряде направлений. Хотя я не призываю ни в коей мере быть всем довольным и пребывать в самоуспокоенности. Что касается того вопроса, сколько получит «Единая Россия», я повторю, абсолютно независимые центры вроде Левада-центра, который невозможно заподозрить в том, что он работает на администрацию, потому что там действительно история совсем другая, показывает, что, тем не менее, у «Единой России» очень хорошие шансы и надо просто понимать, почему это происходит. Потому что во многом «Единая Россия» повела себя как ЦК КПСС недавнего времени, она проводит, не будем говорить, откуда берутся эти деньги, но она проводит на средства, которыми располагает, не только какие-то знаковые мероприятия, но она осуществляет целый ряд программ в сфере детского спорта, в сфере поддержки образовательных программ на региональном уровне. И это хорошо пропагандируется, то есть это все хорошо показывается не только по федеральным каналам, но особенно на региональном уровне. Тем более, что значительное количество губернаторов, просто подавляющее большинство являются членами «Единой России». А вы знаете, что люди на местах зависят от власти региональной очень сильно и поэтому прислушиваются к тому, что говорит и делает губернатор, особенно если это сопровождается какими-то социальными программами. Поэтому, я думаю, что то, что находится в диапазоне от 43 до 47% – это вполне реально, что может получить «Единая Россия» без всякого рисования. Если будет более 50%, я думаю, будет действительно дорисовано. Зачем это делать - мне не очень понятно. Но меня в данном случае никто не спрашивает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвички Татьяны.



Слушательница: Добрый вечер. Я много раз читала и слышала, что Россия долги простила многим странам, пять миллиардов, семь миллиардов. А сейчас заключили договор на один миллиард долларов с Индонезией за военные поставки. Зачем? По-моему, старые грабли - ведь не отдадут же. Глупость очередная.



Федор Шелов-Коведяев: Спасибо за ваш вопрос. Но я должен сказать, что Индонезия, во-первых, та страна, у которой есть деньги, во-вторых, которая платит по контрактам, которая действительно заинтересована в получении нашей военной техники. Поскольку опять же военный рынок вооружений - это очень конкурентный и очень жесткий рынок, то выход на новые рынки сбыта для нас очень важно. Это не поставки в советское время, когда мы гнали оружие в Африку, в том числе в Северную Африку, гнали в какие-то другие регионы, заранее понимая, что этих денег нам не вернут. Почему мы собственно и прощаем эти долги, потому что мы понимаем, что их взять просто неоткуда. Причем прощаем мы сейчас достаточно разумно. То есть мы как бы трансформируем их в инвестиции, то есть мы получаем за то, что мы прощаем эти долги, некоторые объекты собственности, которые нам позволяют получать какие-то сырьевые ресурсы, которых нет у нас которые дешевле получить там, а свои лучше сберечь как, скажем, ведут себя Соединенные Штаты, располагая очень богатыми запасами полезных ископаемых, тем не менее, большинство из них, в том числе и нефть, которой в Соединенных Штатах вполне достаточно для своих нужд, они предпочитают ввозить, оставляя сырьевые запасы на тот случай, если произойдут какие-то форс-мажорные обстоятельства. Поэтому это разумно, если говорить о долгах, которые мы прощаем. А что о рынках Индонезии, я еще раз повторю, что это не тот случай, когда они нам не заплатят.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер. У меня, Владимир Алексеевич, вопрос к вашему гостю: вы сказали, что дела не так уж нас плохо, особенно с высокими технологиями и наукоемкими технологиями. А мне кажется, что вы обольщаетесь. У нас сильный разгром в науке. Большое количество молодых талантливых ученых уехали на Запад, так кто же будет развивать, все эти высокие технологии нанотехнологии? По-моему, в данный момент у нас этих кадров нет, я так считаю.



Федор Шелов-Коведяев: Что касается «Курчатника», поскольку он главный за нанотехнологии теперь оказался, там ситуация кадровая в общем неплохая. Наконец наше правительство, наша администрация, наше министерство финансов стали поворачиваться и стали делать правильные шаги в направлении и высоких технологий, и науки, и высокотехнологичных производств, и наукоемких производств и так далее. Начали делать эти шаги. Я просто говорил о том, что есть некое позитивное движение. Говорить о том, что у нас все в порядке, конечно, не приходится, вы совершенно верно отметили. Хотя, повторяю, что меня радует, что всерьез заговорили о том, чтобы финансировать программу возвращения из-за рубежа наших кадров. Поскольку тоненький ручеек уже движется на протяжении последних трех лет, когда потихонечку люди совсем не худшие начинают возвращаться из-за границы, заработав денег. Но если будут специальные программы, которые будут предлагать нашим специалистам, уехавшим на Запад для лучших условий работы, которые включают в себя, мы как-то чаще говорим о бытовых проблемах и они должны решаться, человек должен иметь возможность получить сразу приличное жилье, приобрести по ипотечной системе, иметь достойный доход. О чем говорят реже, а что на самом деле, если говорить о науке, то это играет ничуть не меньшую роль, чем доходы специалиста - это иметь, во-первых, правильно оснащенное рабочее место, оно у всех разное, кому-то нужны специальные лабораторные условия, кому-то не столько, но тем не менее, должна быть обеспечена возможность заниматься своей прямой работой, не испытывая трудности технические. И второй момент который связан с этими условиями работы – это дебюрократизация всех процедур, о чем тоже сейчас стали сейчас говорить и что тоже важно. Потому что кроме того, что достигать научных результатов, нам хочется, чтобы они были реализованы. И в той же системе получения грантов пока бюрократическая машина такая, что она не позволяет на самом деле спокойно и в полную мощь работать специалистам. Огромное количество времени тратится на абсолютно бессмысленную трату усилий по получению грантов, а потом по написанию отчетов по этим грантам, в отличие от тех же Соединенных Штатов Америки или Западной Европы, где все это проще.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Федор Вадимович, последние восемь лет степень взаимонепонимания и недоверия между США и Российской Федерацией, по-моему, сильно выросли. В чем тут дело и что хотят Соединенные Штаты от России, какой бы они хотели ее видеть?



Федор Шелов-Коведяев: Видите, задать вопрос, какой бы хотели видеть Россию Соединенные Штаты, все-таки лучше американцам, потому что в голову к представителям республиканцев и демократов, если они придут на выборы, залезть труднее извне, чем если люди говорят сами. Действительно, я могу только согласиться с тем, даже если говорить о саммитах, встречах наших лидеров, необходимо констатировать, что они протекают скучновато. В последние несколько лет действительно повестка дня очень скромная, мягко говоря, для стран такого потенциала взаимного общения как наши две державы и уровня ответственности за состояния дел в мире, как у России и Соединенных Штатов. Причина здесь, с моей точки зрения, находится с обеих сторон. С одной стороны, Соединенные Штаты находятся, как мне представляется, в несчастливом заблуждении о том, что в мире нет каких-то проблем, которые могут сильно поменять конфигурацию на планете в ближайшее время. Мне кажется, что это действительно очень тревожное заблуждение, что на самом деле Соединенные Штаты стремительно теряют возможность влияния на процессы, происходящие в мире и, в частности, достаточно резкие движения со стороны Китая, которые нарастают в течение года, показывают, что тут могут быть большие неприятности. Что касается нашей страны, то мы больше заняты собой, нам действительно нужно выходить из острых ситуаций. Было и пока остается, потому что как бы инерция отката хоть и преодолена, можно говорить, что пройдена точка возврата, хочется надеяться, но, тем не менее, полностью реконструировать все наши силы нам пока еще не удалось, я имею в виду, для решения внутренних наших проблем. Это с одной стороны. С другой стороны, у нас есть определенный, так же как у американцев есть определенный комплекс по отношению к России, что непредсказуемая страна, такие же комплексы есть у нас по поводу того, что американцы извечные соперники, будем говорить мягко, а то вообще и такие нехорошие люди, которые сидят и ждут, где нас подловить и больше ни о чем не думают, других забот у них нет. Вот это тоже заблуждение, потому что забот у Соединенных Штатов и так хватает, чтобы нас подлавливать по всяким мелочам.



Владимир Кара-Мурза: Независимый журналист-международник Борис Туманов считает состоявшийся саммит Буша и Путина последним.



Борис Туманов: Все дело в том, насколько мне известно, больше никаких официальных контактов между Бушем и Путиным не предвидится, следовательно, их встреча на рыбалке может произойти только тогда, когда оба они перестанут быть президентами. Это говорит, конечно, о добрых личных отношениях между Путиным и Бушем, но все дело в том, что это впечатление уходящих натур, хромых уток сделало совершенно бессмысленным содержание их официальных бесед, потому что совершенно очевидно видно было, что оба лидера выполняют формальность, которая ни к каким конкретным результатам привести уже не может.



Федор Шелов-Коведяев: Что я могу по этому поводу сказать? Что, с одной стороны, конечно, существует заранее спланированный график прежде всего лидеров таких уровней, как президенты, вообще первые лица того или иного государства. Но как мы знаем, существует такая древняя поговорка, которая на современном языке звучит примерно так: хочешь насмешить бога - построй планы. Поэтому планы, в том числе и президентские, подвержены корректировке. Поэтому я остаюсь на точке зрения, что от одной до трех встреч еще может состояться, если для этого будет повод. Пока особых поводов не просматривается, но повторяю, если будет продвижение по Габале или еще по каким-то вопросам, это вполне может состояться на рыбалке или в каком-то другом формате, это уже неважно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. У меня такого сорта вопрос: известно, что население нашей страны составляет около 2% от всего человечества и при всем том на рынке высоких технологий мы занимаем всего лишь 0,5, то есть вчетверо меньше. При этом не очень понятно, когда Федор говорит, что возрождается интерес к фундаментальным наукам. Мой первый вопрос тогда так: если можно более, подробно в каком институте и как это выражается. Потому что то, что я знаю как преподаватель, это не подтверждает.



Федор Шелов-Коведяев: Я могу вам сказать, что очень серьезными программами занята Бауманка, если говорить об образовательных учреждениях. Я уже упоминал Курчатовский центр. Можно говорить о биотехнологиях, которые сейчас развиваются на базе лабораторий, существующих в целом ряде академических институтов. Повторяю, по сравнению с тем, что мы могли бы делать – это, конечно, капля в море. Но я же говорю о том, что началось какое-то позитивное движение. Потому что если мы сравним с тем, что было пять лет назад, не говоря о 90-х годах, тогда было просто полный откат и забвение, сейчас какое-то, с моей точки зрения, обнадеживающее шевеление началось. Дай бог.



Владимир Кара-Мурза: Член Общественной палаты Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика», не верит в скорый уход российского президента.



Вячеслав Никонов: Путин на подъеме на пике своей популярности, и российская конституция не запрещает ему вернуться на пост президента после определенного перерыва. То есть скорее всего Путин находится на взлете своей политической карьеры, в то время как Буш находится явно на излете. Рейтинг его уже значительно меньше 20%, никаких шансов вновь стать президентом Соединенных Штатов американская конституция ему не оставляет. Его престиж на международной арене исключительно низок. Поэтому да, это встреча двух уходящих президентов, но один президент американский уходит навсегда, российский скорее всего, чтобы вернуться.



Федор Шелов-Коведяев: Что можно сказать? Действительно, на самом деле вопрос о следующей каденции для президента Путина обсуждается в самых разных средах и кулуарах уже давно, поэтому исключать этого я бы не стал. Мне здесь на самом деле видится главным элементом этих рассуждений то, как мы себе представляем следующего президента. Если следующим президентом будет выходец из силовых структур, то по логике жанра он обязан просто будет сделать все для того, чтобы сама вероятность возвращения Владимира Путина на первое место была бы невозможна. У системы не может быть двух хозяев, она это не поймет. Либо надо будет выбивать за пределы площадки предыдущего вождя, условно говоря, как в племени, либо система будет выжимать за систему площадки действующего лидера. Потому что, повторяю, не может быть у силовых структур два хозяина – это невозможно. Это невозможно не только для силовых структур, это невозможно для страны, это крайне негативно для самой страны. Поэтому посмотрим, кто победит на выборах, кто окажется фаворитом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Юрия Николаевича.



Слушатель: Здравствуйте. Гражданин Шелов-Коведяев, в свое время вы вместе с враждебным России министром иностранных дел Козыревым работали не в интересах России, а в пользу Запада и США. Скажите, пожалуйста, а кем вы сейчас работаете? И остаетесь вы до сих пор на антироссийских позициях?



Федор Шелов-Коведяев: Вообще это довольно забавная оценка моей деятельности, потому что мне хотелось бы услышать обоснование, не обвинение, а обоснование, в чем же я работал в интересах Запада. Я не буду выступать адвокатом Андрея Козырева, потому что он и сам, наверное, сможет за себя постоять. Но, скажем, я в свое время отстаивал точку зрения того, условно говоря, раздела Черноморского флота, который был реализован, когда большинство Черноморского флота осталось у нас. И более того, об этом говорил совершенно открыто в средствах массовой информации, поэтому если кто-то этого не слышал, что ж я могу поделать, просто была такая система восприятия. Я объяснял депутатам, моим коллегам, поскольку я был депутатом и первым заместителем министра, закон это тогда позволял, чтобы они не воспринимали конгресс Соединенных Штатов как ЦК КПСС. Объяснял им, что конгресс не будет заботиться о России, не будет заботиться о наших внутренних социальных проблемах, что Соединенным Штатам хватает своих забот. Если они будут о нас заботиться, то тогда они соответственно будут требовать от нас какого-то к себе соответствующего отношения. Если это считается проамериканской позицией, тогда, извините, что называется. По-моему, это совсем пророссийская позиция. А кем я работаю сейчас? Вас интересует, где лежит моя трудовая книжка? Я просто работаю профессором в этом смысле, в трудовой книжке у меня написано «профессор».



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, кто из двух участников российско-американского саммита был более похож на хромую утку?



Федор Шелов-Коведяев: Думаю, что в этом смысле больше президент Буш. Повторяю, оба выглядели достаточно невыразительно. Буш как-то, может это было связано с тем, что он не первый день в поездке, но выглядел уставшим.



Владимир Кара-Мурза: Президент Путин заключил договоры, которые предстоит исполнять его преемнику.



Федор Шелов-Коведяев: Так это наоборот показывает, что человек действительно не потерял дыхание. Он делает до конца свое дело. Это нормально, мне кажется.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG