Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Успех в Ираке достижим, утверждает командующий американскими войсками. Шестая годовщина терактов 11 сентября



Юрий Жигалкин: Успех в Ираке достижим, утверждает командующий американскими войсками. Шестая годовщина терактов 11 сентября. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


В понедельник в Конгрессе начались двухдневные слушания, в результате которых может быть определено будущее иракской операции. Американский командующий в Ираке генерал Дэвид Петреус и американский посол в Багдаде Райан Крокер отчитываются перед законодателями о результатах шестимесячной стратегии наращивания американских сил в Ираке и активизации их действий против повстанцев. Первый день слушаний в стенах Конгресса был переполнен эмоциями: от призывов законодателей к незамедлительному выводу войск из Ирака и возмущенных выкриков в адрес генерала Петреуса со зрительской галерки до распаленных реплик республиканцев в защиту американского командующего и его права на точку зрения. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Подводя итоги стратегии наращивания численности американского контингента в Ираке в последние месяцы на 30 тысяч и проведения масштабных операций против боевиков, генерал Петреус сказал, что поставленные задачи укрепления безопасности в стране в целом выполняются. Число терактов и погибших в них мирных иракцев заметно сократилось. Генерал подкреплял свои выводы статистическими данными и графиками. Если дело пойдет так и дальше, предположил он, то к будущему лету без угрозы для безопасности Ирака можно будет вернуть домой 30 тысяч американских солдат - те самые подкрепления, переброшенные в Ирак с начала нынешнего года. По словам Петреуса, уже в сентябре начнется отправка на родину двухтысячного соединения американских морских пехотинцев.


Вместе с тем американский командующий в Ираке предостерег от поспешности с выводом войск.



Дэвид Петреус: Мы не раз убеждались, что строить планы на отдаленную перспективу в Ираке не только трудно, но и рискованно. События последних шести месяцев подтверждают этот опыт.



Аллан Давыдов: Иллюстрируя положительный опыт последних месяцев, Петреус отметил укрепление национальных сил безопасности Ирака, а также стабилизацию в провинции Анбар, жители которой сами изгнали террористов с ее территории, и подобное начинает происходить и в других провинциях.


Тревожнее выглядел отчет перед законодателями американского посла в Багдаде Райана Крокера. Назвав события последних лет в стране не просто «сменой режима», а "революцией", Крокер признал, что иракское правительства так и не предприняло действий, способствующих долгосрочной стабилизации страны.



Райан Крокер: Отсутствие необходимой компетентности в правительстве, затянувшееся недоверие этнических и религиозных групп друг к другу, а также различные формы коррупции усложняют ситуацию в Ираке.



Аллан Давыдов: Еще до начала слушаний многие демократы считали, что своим докладом генерал Петреус намерен сыграть на руку республиканской администрации о представлении дел в Ираке в благоприятном для Белого дома виде. Генерал отверг эти утверждения.



Дэвид Петреус: Я собственноручно написал текст моих показаний. Я не посылал их на проверку или редактирование ни в Пентагон, ни в Белый дом, ни в Конгресс.



Аллан Давыдов: Слушания прошли в политически важный момент иракской кампании, когда контролируемый демократами Конгресс требует утвердить график вывода войск из Ирака, в то время как администрация Буша говорит о необходимости продолжения операции в Ираке и надеется на поддержку в противостоянии с демократами со стороны законодателей-республиканцев.



Юрий Жигалкин: Прокомментировать первый день отчета генерала Петреуса перед законодателями, события, который эксперты называют самым важным выступлением военного в Конгрессе со времен вьетнамской войны, я попросил бывшего высокопоставленного сотрудника Пентагона, вице-президента Лексингтонского института Дэниэла Гурэ.



Дэниэла Гурэ: По большому счету, это хорошая новость. Генерал Петреус с цифрами в руках дал свидетельства ощутимого прогресса, достигнутого в результате последних месяцев. Несколько городов, несколько районов в крупных городах и целая провинция Анбар, которая была главным очагом активности "Аль-Каиды" умиротворены. Потери среди мирного населения и среди войск заметно уменьшились. Трудно спорить с тем, что стратегия наращивания войск дала именно те, пока ограниченные результаты, которые и ожидались. Но они могут стать фундаментом для развития успеха, если Конгресс и Белый дом согласятся с аргументами генерала Петреуса. И самый главный аргумент сейчас в пользу продолжения операции, на мой взгляд, то, что через несколько лет после начала военной кампании американская армия, наконец-то, нащупала довольно эффективную тактику борьбы с инсургентами. Мало того, Соединенные Штаты, похоже, смогли преодолеть свойственную нам зачастую категоричность в подходе к международным кризисам. В данном случае она выражалась в требовании к иракцам безотлагательно создать демократические институты. Сейчас Соединенные Штаты начали действовать с учетом иракских традиций, привычек, политических норм и правил. И это, я считаю, гигантский прогресс.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, как это выступления может повлиять на расстановку сил в Конгрессе, который настойчиво пытался заставить Белый дом вывести войска из Ирака?



Дэниэла Гурэ: Я думаю, демократы оказались в очень трудном положении. Они будут должны пренебречь советом американских генералов, американских дипломатов и пойти против серьезных фактов, если они намерены продолжать настаивать на незамедлительном выводе американского контингента из Ирака. Как мне кажется, генерал Петреус, по крайней мере, предоставил достаточно аргументов, чтобы убедить сомневающихся в необходимости продления нынешней стратегии еще как минимум в течение полугода. Если за это время ситуация стабилизируется еще в большей степени, можно будет принимать стратегические решения, как лучше способствовать этому процессу. Если эта стратегия вдруг докажет свою несостоятельность, что возможно, как и предыдущие попытки стабилизации Ирака, тогда можно думать о сворачивании масштабной операции



Юрий Жигалкин: Вице-президент Лексингтонского института Дэниэл Гурэ комментировал отчет в Конгрессе американского командующего в Ираке генерала Дэвида Петреуса и американского посла Райана Крокера о ходе операции по стабилизации страны.


6 лет после терактов 11 сентября. Для многих ньюйоркцев, переживших атаки 11 сентября, потерявших близких, боль и эмоции тех часов и дней остаются столь же сильны, как и 6 лет назад. Но для большинства, и это неизбежно, боль притупилась и шестилетнюю годовщину события сопровождают уже другие эмоции: разочарование семей погибших из-за того, что им не позволили провести свою поминальную церемонию там, где погибли близкие им люди, на месте бывшего Всемирного торгового, где сейчас идет строительство новых башен, новые и призывы к бывшему мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани отказаться от выступления во время церемонии, поскольку это будет выглядеть политической акцией кандидата в президенты. Пожарные, страдающие от легочных болезней, подозревают, что городские власти скрыли от них истину о реальном уровне загрязнения воздуха в те дни. Тем не менее, весь город замрет в минуты молчания, в те самые моменты, когда два самолета врезались в два здания Всемирного торгового центра. Как изменило это событие жизнь нескольких ньюйоркцев? Слово - Владимиру Морозову.



Владимир Морозов: До терактов мой знакомый Эрик Фьюкс был финансовым брокером.



Эрик Фьюкс: У меня две дочери. 11 сентября 2001 года младшей исполнилось 10 лет. Вечером мы собирались праздновать. Но, когда в тот день я добрался домой, там забыли про день рождения и были рады, что я живой. Младшая спросила: "Папа, а почему у тебя ботинки такие грязные?". Они были белыми от бетонной пыли.



Владимир Морозов: Жена и дочери повисли на нем и заплакали. Они ждали его, сидя у телевизора, знали, что офис Эрика рядом с местом катастрофы. В тот день все опасались, что число погибших может достигнуть 30 тысяч человек. Оказалось, около 3 тысяч. Всего…



Эрик Фьюкс: 11 сентября 2001 года я был на работе в финансовой компании "Ю-Би-Эс Пэйн Вебэр". Это два квартала от Башен-близнецов. Вскоре после теракта нам сказали расходиться по домам. Мы вышли на улицу Либерти, откуда Торговый центр - как на ладони. Он горел. Я видел, как люди высовывались из окон и прыгали с башен вниз.



Владимир Морозов: Спуститься вниз они не могли, дорогу им преграждали несколько этажей огня. К нему пешком по лестницам небоскребов медленно поднимались спасательные команды. Лифты не работали. Среди спасателей был и Стивен Бейтс, лейтенант пожарной команды номер 135 из Бруклина. Он 18 лет тушил пожары, привык к ним и еще не знал, что это восхождение - последнее в его жизни. Рассказывает коллега погибшего Боб Карбери.



Боб Карбери: Есть люди, которых просто приятно видеть. Стив приходил на работу, и нам всем становилось как-то веселее. Он и рта не успевал раскрыть… Сидит, бывало, попивает свой кофе с витыми бубликами. Он был славным парнем, любил собак…



Владимир Морозов: Когда Эрик Фьюкс вместе с густой толпой людей, покидавших место бедствия, спустился в сабвей, рухнула первая башня. В подземном вестибюле метро об этом никто не знал. Слышали только страшный глухой удар.



Эрик Фьюкс: Погас свет. Стало трудно дышать. В темноте мы не видели, что помещение заполняет бетонная пыль и дым. Люди кашляли, кричали, плакали. Мы, наверное, с полчаса искали выход из темноты. И, наконец, нашли дверь с платформы в вестибюль какого-то здания. Там был слабый, но свет. Мы в первый раз увидели друг друга. Все были в копоти и в пыли. И никто не знал, что же происходит.



Владимир Морозов: Про 11 сентября дочери Эрика знают из первых уст. А другие дети? Говорит президент Национального совета общественно-социальных наук Фред Райзингер.



Фред Райзингер: События 11 сентября описаны во всех учебниках для средних школ. Там говорится, что это было нападение на США. Но издатели и авторы учебников избегают делать акценты на участии в теракте каких-либо этнических групп. Еще более осторожны они, когда речь идет о войне в Ираке. Чтобы не сделать заявлений, которые через полгода сочтут неверными.



Владимир Морозов: Первое время после терактов в Нью-Йорке царили гнев и страх. Многие собирались переехать в какой-нибудь тихий городишко, куда террористы никогда не доберутся.


Потом эмоции прошли. Но что, если этот кошмар повторится?



Джен: Все возможно. Извините меня за философию, но мы не можем остановить зло. Мы живем в мире, где есть добро и зло.



Владимир Морозов: После терактов в Нью-Йорке все дружно ругали правительство, ФБР, ЦРУ, полицию, пограничную охрану. А сейчас?



Майра: Я думаю, власти делают все что могут. Они же не будут следить за каждым человеком. Если мы хотим иметь свободу, мы соглашаемся на определенные неприятности.



Владимир Морозов: Но вернемся к судьбе моего знакомого Эрика Фьюкса. Скажите, Эрик, а за эти годы вам приходилось бывать на месте Всемирного торгового центра?



Эрик Фьюкс: Нет! Нет! Долгое время я вообще не мог спускаться в сабвей. Спал при включенном свете. Наша компания переехала в штат Нью-Джерси, и мне дали стол у стены. Я не мог там сидеть, боялся замкнутого пространства, мне нужно было окно.



Владимир Морозов: Он стал инвалидом, с работы пришлось уйти. Эрик до сих пор не переносит тоннелей. Чувствует ли он себя в безопасности? Какое там! Но говорить об этом он не хочет. Даже со своими детьми...


XS
SM
MD
LG