Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Путеводитель по царству зла»




Владимир Тольц: Недавно в Чехии был издан объемный словарь – «путеводитель» по созданной Советским Союзом лагерной системе. Он так и называется - «Путеводитель по царству зла». Эта публикация явилась несомненно заметным культурным и отчасти политическим событием. Неслучайно одним из первых обладателей издания оказался президент Чехии Вацлав Клаус, а осуществлено оно было при поддержке Академии наук и Министерства культуры страны. Этой чешской книжной новинке и ряду проблем, в ней затронутых, а в России вспоминаемых не часто, и посвящена сегодняшняя передача.


Вышедший в год, когда в России отмечают 70-ю годовщину Большого террора, монументальный (в 7 с половиной сотен страниц) терминологический и топографический словарь «Путеводитель по царству зла» впервые дает чешскому читателю общее представление о гиганте «Архипелага ГУЛаг», раскинувшегося от Чукотки аж до «границы Одер – Нейсе». Это более чем 2100 концентрационных, «исправительно-трудовых», фильтрационных и иных лагерей (в том числе, лагерей для военнопленных, интернированных и «специальных» колоний), периода с 1920-х по 1960-е годы в Советском Союзе и созданных в 1939-м- 1950-х годах и управляемых при его участии лагерей и тюрем в Восточной Европе.


Почему Вы взялись за эту монументальную работу? – спрашиваю я у автора и составителя этого справочного издания Владимира Быстрова.



Владимир Быстров: Потому что я сталкивался с вопросом о репрессиях Советского Союза в отношении к чехословацким гражданам или граждан бывшей Чехословакии. Я перевел некоторые книги. Я все больше и больше осознавал, что у нас в Чехии, а наверное, во всей Европе, нет действительно соображения, что такое ГУЛАГ. Все это измеряют или сравнивают с опытом нацистских концлагерей. Их было 16-20 тщательно организованных, их архивы совершенно точны, их можно сегодня найти. То, что гулаговских лагерей было не 16 и не 20 – это уже выходит за пределы соображения и вообще возможности себе представить это. То, что это находилось часто на территориях, которые крупнее Франции – это уже следующая какая-то невероятная вещь. И то, что это было не в одном куске страны, называемой Советский Союз, но было по всей, от востока на запад – это тоже никто не знает. И в этом отношении я подумал, что надо попробовать дать чешскому читателю или интересующемуся чешскому обществу какое-то представление, что это было, какая это была система, какое-то это было животное.



Владимир Тольц: Чешский историк, журналист и переводчик Владимир Быстров, по отцу, - этнический русский. Эмигрировавший из России отец Владимира Николаевича в 1920-е годы был связан с «Крестьянской партией» Сергея Маслова. В 1945-м Николая Быстрова в Праге арестовал СМЕРШ.



Владимир Быстров: Мой отец прошел ГУЛАГ, будучи чехословацким гражданином, будучи работником чехословацкого МИДа, все равно из-за своего русского происхождения и из-за участия в антисоветской организации в 20-е годы в Чехословакии. Просто был 10 лет в ГУЛАГе, но, на счастье, вернулся. Из Чехословакии было похищено около тысячи человек, вернулось около 80-ти. Это такая очень продуктивная была работа ГУЛАГа.



Владимир Тольц: По признанию Владимира Быстрова, это «семейное обстоятельство» не могло не сказаться на выборе темы его последней публикации. В документах ГУЛАГа, использованных Быстровым при составлении его «Путеводителя», я наткнулся на справку спецотдела одного из лагерей – Речлага, составленную в 1953 г., уже после смерти Сталина и ареста Берия. Документ повествовал о заключенных – иностранцах или же, так или иначе (часто – фантазией следователя) с ними связанных лиц, содержавшихся в одном лишь этом лагере. Среди них и та категория узников, кого, как отца Владимира Николаевича насильственно вывезли из восточной Европы. Итак, на 1 августа 1953 г. в составе зека Речного лагеря, в котором в ту пору находилось 38 с половиной тысяч заключенных, числились:



ШПИОНЫ – 2964 человека


В том числе:


США – 1062 человек


Англии –422


Турции – 19


Франции –121

Германии –1062


Венгрии, Чехословакии - 6


Бывших Латвии, Литвы, Эстонии –9


БЕЛОЭМИГРАНТЫ – 53 человека


УЧАСТНИКИ ДРУГИХ АНТИСОВЕТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ГРУПП –2631 человек


ЛИЦА, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЕ ОПАСНОСТЬ ПО АНТИСОВЕТСКИМ СВЯЗЯМ И ВРАЖЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ - 13263 ЧЕЛОВЕКА


В том числе:


уход за границу и на сторону противника с антисоветскими целями –550


перебежчики из-за границы с невыясненными целями – 4


социально опасные по связям иноразведчиками –204


социально опасные по другим антисоветским связям – 3862


социально опасные по своему прошлому – 34



Владимир Тольц: У тех, кто знаком с «Архипелагом ГУЛАГ», Александра Солженицына, с исследованиями Жака Росси и Энн Эпплбаум, к примеру, описываемая в чешском справочнике советская лагерная топография – от Абакана до Яваса – на слуху. А вот сведения по Восточной Европе, например, по Чехословакии, где после окончания Второй мировой войны было организованы 1215 лагерей для интернированных, а также 846 исправительных и для принудительных работ, в том числе, на урановых рудниках в Яхимове и Пржибраме, эти сведения для многих – впечатляющая как величиной, так и деталями новость. Особо выделяет Владимир Быстров организованные СМЕРШем сборные лагеря, вход в один из которых, на Летне, в Праге, украшала гостеприимная надпись по-русски «Добро пожаловать!»



Владимир Быстров: В Праге есть такая площадь на Летне, рядом с Министерством внутренних дел, место, где вчера проходили военные парады при коммунистическом строе. Во время 30-40-х годов там стояла церковь. И потом снесли церковь. Там был создан лагерь для офицеров. Это был лагерь для лиц, которые подвергались уполномоченному Совета министров по делам репатриации советских граждан в Советский Союз. Туда брали тех, кого не успели прямо увезти отсюда органами НКВД. Туда брали еще в 50-е годы советских граждан, например, жен, которые работали в Германии и не хотели возвращаться, вышли замуж, получили гражданство. До 48-го года их никто не трогал, или, лучше сказать, защищало чехословацкое правительство, после 48-го года их уже никто не мог защитить. Были там люди, беженцы из Закарпатской Украины, которая до 45-го года формально была составной частью Чехословакии. То есть эти лагеря существовали долго. Потом существовали в Германии долго, были люди, которые были увезены или похищены из Праги. Известный русский историк Николай Андреев, которого увезли, он застрял в каком-то берлинском лагере НКВД, прожил до 53-го года. Потом его хотели передать в Чехословакию, он удрал на Запад.



Владимир Тольц: Николаю Андрееву повезло. Сбежав, он уцелел и стал профессором истории в Оксфорде. Его дочь – Катя,- которую я знаю, унаследовала специальность и профессорское звание отца. А вот дети многих из тех, кого вывезли в советский ГУЛаг из Праги, Берлина, Варшавы, Веймара и других европейских городов, не могут найти даже могил своих родителей.


Кое-где в Восточной Европе узникам лагерей, созданных и руководимых СМЕРШем, удавалось бежать.



Совершенно секретно.
Заместителю народного комиссара внутренних дел Союза ССР
комиссару государственной безопасности 2-го ранга
товарищу Серову.


Докладная записка о чрезвычайной обстановке в лагере
интернированных, причастных к "АК" (Армии Крайовой).


В подчинении Главного Управления Информации Войска Польского имеется лагерь интернированных в м. Скробув, Любартовского уезда Люблинского округа, в котором находится 346 чел., причастных к "АК".


27 марта с. г. в 11 час. 30 мин. из лагеря с хозяйственных работ бежало интернированных 48 чел., последние, по имеющимся данным, соединились с отрядами "АК" и в Парчевском лесу готовятся к нападению на охрану лагеря, с целью освобождения всех интернированных.


В связи с создавшимся чрезвычайным положением в лагере интернированных, активизацией "АК" в Люблинском округе и не весьма надежной охраной, ходатайствую перед Вами о разрешении вопроса вывоза интернированных из пределов Польши, как возможную базу "АК".


Начальник Главного управления информации Войска Польского полковник КОЖУШКО.


" 04" апреля 1945 г.



Владимир Тольц: Это Польша. В Болгарии, где русских было куда больше, и симпатий к СССР у местного населения – тоже, обосновавшийся там с сентября 1944-го СМЕРШ использовал несколько иную тактику. В немедля созданные для политических заключенных сразу же стали доставлять не только фашистов и пособников гитлеровцев, но и всех “активных участников белоэмигрантских организаций” (а это не только РОВС - Русский общевойсковой союз, весьма взбодрившийся после немецкой оккупации Болгарии, но и «Русские скауты», к примеру.) К концу 1945 года в «братском» болгарском ГУЛАГе, - он назывался Трудовые воспитательные общежития (ТВО), - оказалось 317 так называемых “белогвардейцев”. Сидели обычно от 8 месяцев до года. Но все равно к концу 1946 году общее количество узников возросло. И вот тут бывшим «белогвардейцам» разрешили получать советское гражданство. Эмиграция раскололась на «новых советских» и «нансенистов» - обладателей нансеновских паспортов, не желавших обретать новую советскую родину. «Новые советские» стали уезжать в Союз, остававшиеся в Болгарии стучать на «старых», несоветских, именуя их «заядлыми и матерыми фашистами», «германофилами», «англоманами» и «американскими агентами». В 1948-м, после разрыва Сталина с Тито в Болгарии появились беженцы из Югославии и вместе с тем обвинения в «югославском шпионаже». В начале 1950-х шпиономания и борьба с «врагами социализма» достигли своего апогея. За первое полугодие 1952 года, в качестве агентов “иностранной разведки” было арестовано 2074 человека. Но русских среди них было меньше сотни. (К тому времени в Болгарии их вообще оставалось около 12 тысяч.) Нынче мало кто из них помнит ТВО, да и от их сооружений сохранились только остатки.


В Чехословакии, где масштаб станы и политических репрессий были значительнее, - там за время коммунистического правления по политическим мотивам были осуждены 217 тысяч


человек,- сохраняются сейчас как мемориал остатки одного лагеря «Война», расположенного в Центральной Чехии возле городка Пржибрам. Созданный под прямым контролем советских товарищей, он действовал с 1951-го по 1961 год. – Как и в Яхимове, там добывали вывозимую в СССР урановую руду. (Интересно, на недавнем молебне в Храме Христа Спасителя в честь 60-летия со дня основания ядерного оружейного комплекса России помянули ли тех православных и инославных зека, кого гробили на этих заграничных рудниках во славу советской ядерной мощи?) Я обращаюсь к составителю чешского «путеводителя» по империи ГУЛАГа Владимиру Быстрову:


Владимир Николаевич, а сам-то вы видели эти лагеря, так сказать, «в натуре»?



Владимир Быстров: В 55 году я поступил на военную службу, мне было 20 лет. Тогда был такой порядок в Чехословакии, что военная служба отбывалась в другой части страны, чем человек проживал и первые месяцы даже не мог сообщать, где он и так далее. Нас тогда загнали группу пражских молодых солдат в Словакию в город Новак. Это центр химической промышленности, тогда там была только химическая промышленность и неподалеку были шахты. Нас поселили в каком-то лагере в поле. Теперь я уже знаю по литературе, появилась даже прекрасная художественная литература. Во время войны это построила профашистская словацкая власть для того, чтобы там сосредоточить евреев. После войны там сосредоточили коллаборантов. После того там сосредоточили проституток, которых собрали со всей страны. Потом в этот лагерь сажали кулаков. И потом это перешло в военное учреждение и было то, что вроде, если так можно сказать, вашей русской армии труда. То есть военные отряды, которые занимались не военной службой, но работали. Мы были первый отряд, который уже был военный. Так что видите, как история проходила на одном месте. Теперь уже этого лагеря нет.



Владимир Тольц: Можно попросить вас сравнить чешские лагеря после коммунистического переворота 1948 года с лагерями «Старшего брата» - в Советском Союзе?



Владимир Быстров: После 48-го года начали строиться по советскому образцу исправительно-трудовые лагеря. Но все-таки они были, если можно так сказать, на уровне 50-х годов, я очень извиняюсь, но уровень европейский, то есть определенный стандарт, то есть гигиенические стандарты существовали. Было, естественно, жестокое отношение к людям надзирателей и так далее, неимоверная грубость и глупость избирателей – это, как правило. Но никогда не было там грязи, никогда не было голода, никогда не было людей, которые должны были бы питаться мусором и так далее. То есть мы усовершенствовали тоталитарных режимов, то есть немецкого фашистского и коммунистического.



Владимир Тольц: Вот вы представили чешскому читателю объемную панораму ГУЛАГа, перечислили сотни лагерей от Колымы до вашей родной Чехии, лагерей, в которых томились «дети разных народов»… Скажите, они как узники, отличались друг от друга?



Владимир Быстров: Вы в начале вспомнили Жака Росси (кстати, этот справочник частично я с коллегами переводил, так что он тоже вышел на чешском языке), у него прекрасная короткая книжка рассказов. И там в одном рассказе говорится, я прошу всех русских, чтобы меня поняли и извинили, он пишет, что все время, он прожил 25 лет в ГУЛАГе, все время то, что его держало при жизни, было то, что он себе все время говорил: нельзя мне стать как или покориться как русские, которые ходят в лагерь, как другие люди на работу. Это очень важно. Потому что для многих русских это была составная часть жизни, тяжелая. Люди рождаются, умирают, болеют и ходят в лагерь и там погибают, может быть. Меня всегда удивляли советские люди, коммунисты, которых послали в лагерь, они прожили, потом вернулись и опять вступили в коммунистическую партию. Потом их опять посадили, потом они снова вернулись. Эти «герои» меня не интересуют. Но интеллигенция, которая это прошла, которая над этим. Мы в Чехословакии имели много таких примеров именно, потому что русская эмиграция, которая была отсюда похищена, это была прежде всего интеллигенция, высокая интеллигенция. Так что это меня интересовало. Но боюсь, что никто из них не живет, тяжело про это говорить. Я могу только перед их памятью склоняться, больше ничего не могу.



Владимир Тольц: Скажите, теперь, когда работа над книгой завершена, она издана, Вы будете продолжать разработку этой темы?



Владимир Быстров: Нет.



Владимир Тольц: Почему?



Владимир Быстров: Потому что страшно. Вы знаете, я хотел бы не заниматься этой темой, но заняться героями этой темы.



Владимир Тольц: Владимир Быстров, чешский историк, автор справочника «Путеводитель по царству зла». Новая книга, над которой он работает сейчас, как раз посвящена одному из «героев темы» - Сергею Николаевичу Войцеховскому, российскому и чехословацкому военачальнику, одному из руководителей Белого движения в Сибири. После разгрома белых он оказался в Чехословакии и дослужился там до звания генерала армии, но поскольку по время Мюнхенского кризиса занял антикапитулянскую позицию, был отправлен в отставку. В мае 1945 его арестовал в Праге СМЕРШ. Остаток жизни до своей кончины в 1951-м в Озерлаге он провел в том самом «царстве зла», которому посвящена была сегодняшняя передача.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG