Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обостренная ситуация в Ингушетии


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Кирилл Кобрин : К обострению ситуации в Ингушетии, где накануне был убит сотрудник милиции, могут быть причастны эмиссары международной террористической организации «Аль-Каида». Такую версию выдвигают сотрудники местных спецслужб. С начала лета здесь произошло более 40 терактов, однако власти Ингушетии продолжают настаивать на том, что ситуация в республике под контролем. Как заявил в интервью газете «Известия» президент Ингушетии Мурад Зяизков, российские СМИ развернули против республики настоящую информационную войну. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Любовь Чижова : Плохие новости из Ингушетии приходят почти каждый день - накануне там убили сотрудника ГИБДД. С начала лета в республике произошло более 40 терактов, в которых погибли десятки людей. По версии ингушских оперативников, которую сегодня публикует издание «Newsru.com» - все преступления с целью дестабилизации обстановки на Северном Кавказе организовала международная террористическая сеть «Аль-Каида". Ее эмиссары формируют в Ингушетии боевые группы из местных молодых людей и платят за участие в каждой операции от 2 до 5 тысяч долларов. Однако эксперт по Северному Кавказу правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов сильно сомневается в том, что в Ингушетии действуют боевики "Аль-Каиды", и что на дестабилизацию обстановки в республике выделены миллионы.



Александр Черкасов : И Магас, и Ясир, как называют одного из руководителей, и другие позывные раньше назывались. Другое дело, что и в Чечне, и в Ингушетии, и в Дагестане нередко полевые командиры берут себе арабские псевдонимы точно также, как многие революционеры брали себе псевдонимы в романтическое революционное время. Так что, использование тем или иным персонажем арабского позывного вовсе не означает его принадлежность к арабам. Тот метод, который сейчас применяется в Ингушетии, как впрочем применялся и в первые годы войны в Чечне, он только порождает мобилизационную базу для организаторов подполья. В несудебные казни, пытки, зачистки практически по чеченскому сценарию. Они ведь в Чечне провели к тому, что несколько лет продолжалась масштабная партизанская война. А в Ингушетии сейчас, по сути дела, повторяется, мягко говоря, негативный опыт первых лет второй чеченской. Насилие несоразмерно, насилие не избирательно - а это только порождает сопротивление. И боюсь, что то куда более правдоподобное объяснение, нежели миллионы, вдруг поступившие из-за рубежа, хотя обострение обстановки там идет уже очень давно. Это центральные средства массовой информации об этом говорят только последние полтора месяца, это обострение идет уже как минимум на протяжении последних полутора лет. До сих пор никто о больших деньгах не говорил. Боюсь, что это простое объяснение, которое снимает ответственность с тех, кто должен задуматься над собственной тактикой в борьбе с реальной опасностью, с реальной угрозой, но чуть-чуть изменить метод. Вряд ли можно в течение многих лет тушить пожар бензином.



Любовь Чижова : На события в Ингушетии отреагировала Госдума. Депутаты поручили думскому Комитету по безопасности разобраться с тем, что происходит в республике. Никаких официальных заявлений по поводу ситуации пока не сделано. Депутат от ЛДПР Сергей Иванов рассказал моему коллеге Карэну Агамирову, что, по его мнению, в Ингушетии идет борьба за власть между представителями местной элиты.



Сергей Иванов : Я во всех этих вещах склонен видеть просто-напросто борьбу кланов внутри. Эти кланы, которые борются за власть внутри Ингушетии около президентского места, одни хотят показать, что они что-то добились и построили столько-то квадратных метров жилья и так далее, а другие, наоборот, хотят показать, что ничего этого нет, что в регионе нестабильность, отсюда взрывы, похищения, убийства и так далее. Потому что у меня есть знакомые ребята-ингуши. Я не вижу в этом какой-то межнациональной подоплеки. Конечно, очень прискорбно, что эти люди используют именно такие методы для прихода к власти.


Если четыре года назад уже была первая чеченская война, началась вторая, допустим, то в Ингушетии не было никакой войны. Поэтому в качестве развития политического сценария на основе нестабильности в Ингушетии я бы не рассматривал, то есть бессмысленно. Тогда была, действительно, война, было много жертв, были съемки, мы видели все эти разрушения, отрезанные головы, убитые и не погребенные трупы. Сейчас этого нет. Да, и ситуация, в принципе, немножко другая. Федеральная власть уже более или менее набрала, так скажем, силу и может довольно быстро привести в порядок зарвавшегося товарища. Потому что накануне выборов им не выгодна самим нестабильность в стране. Оппозиция будет обвинять, в том числе, что не способны наладить нормальную жизнь, что Северный Кавказ до сих пор у нас в крови, там воюют, стреляют и так далее.



Любовь Чижова : И еще одна популярная сегодня версия о том, почему в Ингушетии неспокойно - это приближающиеся выборы. Говорит депутат от "Единой России" Любомир Тян.



Любомир Тян : Прекрасно знают все о том, что сейчас находится наша страна в преддверии выборов - это в Государственную Думу Российской Федерации и президента. Конечно, в связи с этим активизировалась не только политическая среда нашего общества, но и в целом вся общественность. Те войны, в буквальном смысле войны идут между политическими партиями за представление в следующей Думе, которая будет определять во многом следующего президента Российской Федерации, конечно, это идет к тому, что здесь подтянуты мощнейшие силы, идет, можно сказать, на грани игры без правил.


Ингушетия не является исключением. Почему? Потому что там идут основные противоборства со стороны правящей партии "Единой России" и "Справедливой России". В принципе, две эти партии как бы представляют одного президента. Но исполнители настолько... У нас же по-русски говорят - заставь молиться, они и лоб расшибут. Идут такие чрезмерные нормы ведения борьбы политического характера, которая идет уже на грани смещения человеческих жизней. Это очень плохо. Это очень плохо, что у нас на политической арене нашей страны присутствует такой регион, где ведут борьбу уже не на жизнь, а на смерть. Это неправильно. Если бы они на идеологическом фронте вели бы такую упорную войну, было бы нормально. Но то, что мы видим сегодня в Ингушетии, я и мои коллеги, мы бесспорно осуждаем это дело.



Любовь Чижова : На фоне многочисленных сообщений об убийствах людей в Ингушетии комментарии ее президента Мурада Зязикова о ситуации в республике выглядят спокойными и умиротворяющими. Сегодняшние «Известия» публикуют большое интервью с главой Ингушетии, в котором он обвиняет российские СМИ в разжигании настоящей информационной войны против республики. По мнению Мурада Зязикова, цитирую, "это война, которая должна создать в России, в мире, видимость нестабильности, слабости федеральной и региональной власти". Ситуацию в республике он называет стабильной, а последние теракты комментирует так: "К сожалению, такое бывает везде - в Испании, Америке, Москве, Багдаде. Это реалии мира, в котором мы живем", - конец цитаты. Мурад Зязиков рассуждает о том, как привлечь в Ингушетию туристов. А первый шаг уже сделан: на днях он презентовал в Европе свою книгу на французском языке «Ингушетия: история, культура и традиции».



XS
SM
MD
LG