Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Законодатели-демократы отвергли рекомендации американского командующего в Ираке. Пробки в небесах угрожают американской гражданской авиации. Есть ли предел долголетию народа


Юрий Жигалкин: Законодатели-демократы отвергли рекомендации американского командующего в Ираке. Пробки в небесах угрожают американской гражданской авиации. Есть ли предел долголетию народа? Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Аргументы американского командующего в Ираке, заявившего на слушаниях в Конгрессе о прогрессе, достигнутом американскими войсками в Ираке и необходимости продолжать военную кампанию, чтобы закрепить этот успех, не нашли отклика у законодателей-демократов. Лидеры демократов отвергли даже намерение командующего вывести из Ирака к будущему лету 30 тысяч американских военнослужащих.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Ведущие законодатели назвали такое сокращение недостаточным и потому неприемлемым. «Это неприемлемо для меня и для всего американского народа», - заявил лидер большинства сенатор Рид. Во время пресс-конференции Харри Рид, демократ из Невады, назвал войну в Ираке «президентской» и «республиканской». Лидеры демократов планируют на следующей неделе внести на рассмотрение Сената предложение, требующее более решительных мер по выводу войск из Ирака. Чтобы предложение было принято, надо набрать не менее 60 голосов. Сенатор Рид рассчитывает в этом на поддержку некоторых республиканцев. А президент Буш в ожидаемом в четверг вечером телевизионном выступлении, видимо, попытается убедить сомневающихся республиканцев в необходимости продолжать нынешний курс. В 15-минутной речи он, вероятно, поддержит предложения Петреуса и американского посла в Багдаде Кроккера. Госсекретарь Кондолиза Райс заявила, что стабилизация положения в Ираке - длительный процесс, который не увенчается успехом, если американский контингент будет ослаблен сильным сокращением. Если США покинут Ирак, на их место придет Иран.


Удалось ли генералу Петреусу и послу Кроккеру изменить настроения законодателей и повлиять на расстановку сил в Сенате? Вот как ответил на этот вопрос президент вашингтонского Института Конгресса Марк Стрэнд.



Марк Стрэнд: Я бы сказал, что они утвердили всех в своём мнении. Демократы заранее определили свои позиции, и чем ближе выборы, тем меньше они готовы идти на компромисс. В то же время показания Петреуса и Кроккера помогли укрепить единство республиканцев. Теперь менее вероятно, что республиканцы поддержат предложения демократов в Сенате. Я имею в виду нужное демократам количество голосов республиканцев, с помощью которых, набрав необходимое большинство, можно было бы отвергнуть вето президента на антивоенные законопроекты вроде установления даты вывода войск из Ирака. В результате показаний Петреуса и Крокера республиканцы, думаю, останутся в лагере президента дольше времени, чем думалось раньше.



Ян Рунов: Демократы, ссылаясь на отсутствие политического примирения в Багдаде, считают, что стратегия Буша-Петреуса потерпела неудачу. «Мы будем продолжать борьбу», - заявила спикер Конгресса, демократ из Калифорнии Ненси Пелоси. Но и президент Буш, и вице-президент Чейни не намерены отступать, о чём, видимо, будут говорить и в пятницу 14 сентября, выступая на военной базе корпуса Морской пехоты в Вирджинии, в музее президента Форда в Мичигане и на военно-воздушной базе во Флориде.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


Пробки в небесах и в аэропортах стали непреодолимой проблемой для американских авиакомпаний. Количество задержанных рейсов в первой половине года достигло миллиона - это треть всех вылетов. Авиакомпании стали жертвой собственного успеха. Они превратили американцев в летающий народ и оказались неподготовленными к последствиям этого феномена. Федеральные власти угрожают предпринять решительные меры.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: В этом году почти каждый третий рейс американских авиакомпаний был задержан на 15 и более минут. Со страниц американских газет и телеэкранов не сходят такие истории как перелет семьи медсестры Эллин Гвин из Сиэтла в Вашингтон: вместо положенных восьми часов, включая пересадку в Чикаго, путешествие заняло 36 часов. Другой пример - девять часов, проведенные в феврале пассажирами авиакомпании JetBlue в салоне лайнера в ожидании разрешения на вылет из Нью-Йорка в Канкун.


Американцы возмущены. В задержках рейсов они обвиняют прежде всего авиакомпании. Число документально оформленных в июле жалоб пассажиров удвоилось по сравнению с июлем прошлого года. Федеральные власти вынуждены реагировать. На этой неделе руководитель Федерального управления гражданской авиации Мэрион Блэйки открыто предупредила американские авиакомпании: если они добровольно не сократят частоту полетов по самому загруженному авиакоридору вдоль Атлантического побережья страны, то федеральные власти заставят их это сделать. Эксперты согласны с тем, что существующая инфраструктура попросту не позволяет обеспечить сверхактивное движение на воздушных магистралях.


Какой же выбор остается у авиакомпаний, превративших самолет в доступное всем американцам средство передвижения, предоставив низкие цены за счет пробок в воздухе и на земле? Вот что говорит Джеймс Мэй, президент Ассоциации авиатранспорта, объединяющей крупнейших американских коммерческих перевозчиков.



Джеймс Мэй: Федеральное управление гражданской авиации сегодня регулирует в небе страны движение примерно 45 тысяч авиарейсов в сутки. Регулирование идет через наземные диспетчерские службы. Ожидается, что в ближайшие восемь лет этот авиадвижение в США достигнет 62 тысяч рейсов в сутки. И здесь перед нами два пути. Первый - снижение интенсивности полетов за счет использования более крупных самолетов, на чем настаивают федеральные власти. Но это не уменьшит число задержанных рейсов, хотя бы потому, что постоянный прирост числа пассажиров усугубит задержки. Да и расписания полетов авиакомпании составляют, основываясь на спросе среди клиентов. Остается второй путь: усовершенствовать систему контроля над полетами настолько, чтобы она позволяла точнее определять положение самолетов во времени и в пространстве, и эта точность, сохранив безопасность полетов, значительно снизит задержки. Такая перестройка системы контроля полетов потребует многомиллиардные субсидии. Я считаю, что эту проблему следует признать общенациональным приоритетом.



Аллан Давыдов: Сегодня полеты самолетов гражданской авиации США контролируются старыми радарными системами, которые устарели по меньшей мере на 10 лет. Федеральное управление гражданской авиации недавно заключило с компанией ITT контракт стоимостью 1 миллиард 800 миллионов долларов по началу перехода контроля воздушного движения к системе спутникового слежения. Однако эксперты опасаются, что этот переход может занять много лет.



Юрий Жигалкин: В среду на фоне растущих цен на нефть и опасений по поводу замедляющегося экономического роста в США доллар упал до рекордно низкого по отношению к евро уровня. Что происходит с американской валютой, которая, такое ощущение, способна двигаться только в одном направлении - вниз? Этот вопрос я задал профессору-экономисту, сотруднику Гуверовского института Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Дело в том, что на протяжении нескольких лет происходило увеличение двух дефицитов - дефицита бюджетного США и дефицита торгового баланса. Из-за дефицита бюджета увеличилось количество американских ценных бумаг на рынке, то есть увеличилось предложение долларовых активов, и, соответственно, упала их цена, соответственно, упал доллар. Когда этот двойной дефицит - бюджетный и дефицит торгового баланса - будет снижаться, а они начали снижаться, это будет укреплять доллар. В ближайшее время доллару предстоит понижаться, потому что ожидается понижением процентной ставки Федеральной резервной системы и одновременно ожидается повышение процентной ставки Европейского центрального банка. Поэтому по отношению к евро доллар должен падать по этому сочетанию признаков.



Юрий Жигалкин: Профессор, но кривая движения курса доллара в последние годы заставляет задать вопрос: не стоит ли за этой тенденцией нечто большее, чем текущие экономические условия? Иными словами, не являемся ли мы свидетелями начала краха доллара? Ведь, насколько я понимаю, его падение по отношению к евро беспрецедентно.



Михаил Бернштам: Действительно, с сентября 2002 года по сентябрь 2007 года евро поднялся по отношению к доллару на 42 процента. Именно за это время, за последние 5 лет, резко вырос дефицит бюджета Соединенных Штатов, резко выросло предложение облигаций государственного займа США на рынке, а европейцы оказались в значительной степени покупателями, и не только государственных облигаций, но и других американских активов. Сейчас мы знаем, что они даже покупали вот эти вот облигации жилищного сектора. Поэтому упала цена на долларовые активы, и упал доллар. О крахе доллара говорить невозможно, доллар рухнуть не может. Но определенная тенденция снижения имеет место, он может продолжать падать. Валюта находит свое рыночное положение. Это не крах, это ее нормальное положение.



Юрий Жигалкин: А что, как вы считаете, делать россиянам, тем, кто хранит часть своих денег в долларах, больше поверить в рубль?



Михаил Бернштам: Для людей, которые держат деньги в долларах, для россиян и других иностранцев, в слаборазвитых странах, имеет значение не только тенденция курса доллара, но и фактор надежности доллара как мировой резервной валюты. То есть с долларом риск малый. Доллар может упасть на несколько процентов, тогда как своя собственная валюта может рухнуть, у россиян и у людей из слаборазвитых стран.



Юрий Жигалкин: А если выбирать между евро и долларом?



Михаил Бернштам: Для россиян очень многое зависит от доступности, от ликвидности, от легкости операций. Теоретически зависит от того, насколько легко доступен по отношению к рынку доллара рынок евро.



Юрий Жигалкин: Профессор Михаил Бернштам комментировал очередной падение курса доллара.


Родившиеся в 2005 году американцы проживут как никогда долго. Средняя продолжительность жизни в Соединенных Штатах, согласно последней статистике, составила почти 78 лет. Интересно, лишь за десять лет американцы получили два дополнительных года жизни. Впрочем, страна остается лишь на отдаленном - 42-м месте в списке самых долго живущих народов. Эти данные я обсудил с профессором медицины Даниилом Голубевым.


Профессор, что собственно, определяет продолжительность жизни людей?



Даниил Голубев: Продолжительность жизни определяется комплексом факторов, а вовсе не одним. На долю образа жизни приходится до 50 процентов вероятности прожить долго. На генетические факторы, которые, как вы понимаете, мы никак не определяем, - до 20 процентов. Не менее 20 процентов приходится на состояние окружающей среды. И только 10, максимум 12 процентов определяются медицинской помощью, лечением и специфической профилактикой. Поэтому если образ жизни улучшается, если окружающая среда чистая, если вредных привычек не увеличивается количество, а уменьшается, то тогда от медицины зависит многое, и продолжительность жизни становится в значительной мере зависима от ее успеха.



Юрий Жигалкин: Специалисты сейчас говорят главным образом об успехах медицины как главном факторе роста продолжительности жизни. Почему?



Даниил Голубев: Главными причинами смерти человека в США являются сердечно-сосудистые заболевания, злокачественные новообразования и инсульты. Вот это три первых, так сказать, главных убийцы. И количество их сравнительно с предыдущими годами несколько уменьшается, поэтому, безусловно, здесь успехи и ранней диагностики, и эффективного лечения, и даже элементов профилактики этих состояний.



Юрий Жигалкин: А почему американцы все же живут меньше, чем жители других западных стран?



Даниил Голубев: Недостатки или дефекты, если хотите, медицинского обслуживания. Дело в том, что огромная масса людей в Америке не имеет страховок, и это обстоятельство сказывается на общей, я бы сказал, суммарной медицинской обеспеченности населения, включая и такие вещи, как профилактические мероприятия.



Юрий Жигалкин: Удивителен скачок в продолжительности жизни американцев в прошлом столетии - почти в два раза. Впору спросить: а есть ли, профессор, предел этому прогрессу?



Даниил Голубев: Говорить о неограниченности пределов человеческой жизни не приходится. Биологическим барьером является 115-120, 140 лет, в принципе. Но за этот век образ жизни американцев в своей совокупности, конечно, изменился. Изменилась окружающая среда, изменилось питание, изменилось санитарно-гигиеническое обеспечение в особенной степени. И конечно, все это в сочетании с успехами медицины обусловило этот колоссальный прогресс.



Юрий Жигалкин: Профессор Даниил Голубев комментировал данные о рекордной продолжительности жизни американцев.


XS
SM
MD
LG