Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глеб Черкасов о выдвижении Виктора Зубкова: "Все оформилось в течение последних полутора-двух дней"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие редактор отдела комментариев сетевой "Газеты.ру" Глеб Черкасов .



Андрей Шарый: В течение недели после утверждения новый премьер должен определить состав кабинета министров. Виктор Зубков уже обещал некоторые кадровые изменения. "Структура правительства сейчас, я считаю, несовершенна, административная реформа проведена не очень эффективно", - это одно из первых его сегодняшних заявлений. Сейчас несколько минут позанимаемся кремленологией, такова уж судьба журналистов в эти дни. В прямом эфире Радио Свобода московский комментатор и публицист, редактор отдела комментариев сетевой "Газеты.ру" Глеб Черкасов.


Глеб, как вы понимаете смысл этих перемен в правительстве? Почему именно сейчас и зачем вообще Путин решил убрать вполне послушного Михаила Фрадкова?



Глеб Черкасов: Я думаю, что решение было принято в рамках реализации стратегии, направленной на сохранение нынешнего курса после марта 2008 года. Мы сами могли наблюдать, как перебирались различные стратегии за последние два года, как сначала пытались воспроизвести то, что делалось в 1999 году, но только без эксцессов и без напряга, который тогда был, ситуация более спокойная, как пытались подготовить премьера, а следом - преемника. Было очевидно, что эта стратегия не дает ни тактических, ни более глобальных позитивных результатов. Потому что, кого ни поднимай на щит, все равно он устраивает меньшую часть уроженцев одного славного региона, все равно он не может как-то себя проявить энергично и достаточно эффективно для широких слоев населения, все равно получается не то. Поэтому, видимо, выбран некий новый вариант. Поэтому один не очень молодой человек сменил другого не очень молодого человека. Ясно, что пост, который занимал Михаил Фрадков и на который прочили либо Сергея Иванова, либо Дмитрия Медведева, не будет трамплином для прыжка в Кремль. Как-то будет по-другому. Как? Сейчас мы это увидим.



Андрей Шарый: А вы можете предположить, как может быть по-другому? Есть одна популярная, конспирологическая совсем, теория о том, что Зубков станет таким формальным, фиктивным президентом России, поскольку страна выберет того, кого ей укажет Владимир Путин, а потом он уйдет по состоянию здоровья или по каким-то другим формальным причинам в отставку и опять быстро выберут Путина, там, через год, через полгода. Такое может быть, вы считаете?



Глеб Черкасов: Надо сказать, что за последние четыре века фиктивных руководителей государства у нас не было. Я не очень верю, что такие вещи возможны. Просто будет чуть-чуть другая конфигурация. Мы наблюдали последние три года правительство Михаила Фрадкова, которое было "техническим", до того был кабинет Михаила Касьянова, который тоже, по большому счету, был "техническим". Как только он начал набирать какой-то самостоятельный политический вес, тут же этот кабинет и поменяли. А теперь мы увидим правительство в более привычной для 90-х годов форме. Мы увидим, что оно играет некую самостоятельную роль, и новому главе государства придется с ней считаться. Я не думаю, что будет слишком простой сценарий. Логика совсем другая. Ее пока еще невозможно просчитать, но то, что она другая, это очевидно.



Андрей Шарый: А зачем, по вашему мнению, в первый же день публичной политической жизни Зубков делает заявление о том, что он не исключает своей борьбы за пост президента? Не слишком ли это смело?



Глеб Черкасов: Он же не сказал, что он обязательно будет бороться за пост президента. Его спросили: это возможно? Он сказал: да, вполне возможно, а почему бы и нет? Он завесил еще одну такую лишнюю "глушилочку", теперь все будут обсуждать: а неужели он правда пойдет в следующие?.. Да не факт. Я думаю, что это, скорее, для отвода глаз.



Андрей Шарый: Дмитрий Медведев, один из возможных преемников, по крайней мере, до вчерашнего дня, скажем так, проводил эти последние часы и часть вчерашнего дня в компании Владимира Путина, они вместе путешествуют по Удмуртии, по югу России и смотрят, как развиваются национальные проекты. Сергей Иванов сделал тоже такое благожелательное достаточно заявление относительно новой кандидатуры премьер-министра. Означает ли это, что все как-то согласовано в Кремле между всякими кланами, которые борются за власть, как вы считаете?



Глеб Черкасов: Да нет, вот такого ощущения нет. Очень все произошло неожиданно. Во-первых, если бы все было согласовано, то вряд ли бы упомянутый вами Медведев находился бы в поездке в этот день. Все-таки в такие дни все стараются быть в Москве, поближе к событиям. Во-вторых, нет такого ощущения, что Михаил Фрадков утром в среду собирался увольняться, потому что весь его график до визита в Кремль противоречит... Он поехал на какое-то вполне рядовое мероприятие. Человек, который подает в отставку, не занимается рядовыми мероприятиями, ну так не бывает, и который готов к ней. Вряд ли заявление лежало и вылеживалось неделю. Поэтому я думаю, что это был какой-то блицкриг, это был очень быстрый ход, направленный на достижение вполне очевидных целей.



Андрей Шарый: А как вам кажется, этот неожиданный ход и этот блицкриг... его кто-то давно специально планировал, назначил на 12 сентября, какая-то "группа меченосцев" десяти в Кремле или это было вызвано неожиданным изменением ситуации, все решалось буквально в один-два дня?



Глеб Черкасов: Знаете, я не исключаю второй вариант, потому что смотрите, про то, что что-то в первой половине сентября будет, говорили очень давно, и это само по себе уже не похоже на стиль, устоявшийся в последние годы, потому что обычно люди узнают о том, что что-то случилось, что-то произошло или должно произойти непосредственно в момент события. А тут все по-другому. Тут с 1 сентября все ждут, что вот-вот оно произойдет. Ожидали того, что уйдет Фрадков, не ожидали того, кто придет взамен и кто не придет. Поэтому я думаю, что все оформилось в течение последних полутора-двух дней.


XS
SM
MD
LG