Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внешние впечатления, оставленные операцией по смене премьер-министра



Владимир Кара-Мурза: Через несколько часов в Государственной думе начнется голосование по кандидатуре нового премьер-министра Виктора Зубкова. Ситуацию обсуждаем с Олегом Попцовым, бывшим председателем ВГТРК и телекомпании ТВЦ. Как, на ваш взгляд журналиста, выглядела ситуация, насколько она была срежиссирована или экспромт?



Олег Попцов: Я думаю, что это, конечно, был экспромт, который хорошо срежиссирован. В этом и заключается класс экспромта. Неважно, где проходит режиссура, она может проходить за занавесом, а не публично. Я думаю, что этот шаг чрезвычайно точно отражает суть Владимира Владимировича. В нашем президенте очень сильно присутствуют корни его первой профессии, от этого никуда не уйдешь. Что делает разведчик? Задача разведчика запутать ситуацию и пустить по ложному следу, и тогда ты успешен. Разведчик никогда никому не доверяет, потому что всякое доверие граничит с провалом. И от этой ментальности человек никогда не уйдет, где бы он ни работал, она все равно будет проявляться. И Владимир Владимирович, как вы понимаете, в рассуждениях о преемниках все время намечал разные следы, чтобы наши замечательные политологи ринулись по этим следам и раскручивали ситуацию. В принципе, с точки зрения закона сделано все абсолютно нормально, в определенное время. Примерно по логике, Владимир Владимирович сказал об этом, как было в 2004 году с уходом Касьянова, в той же паузе был заменен Касьянов. Дальше он получил благодарность, несколько меньшую чем Фрадков, что тоже естественно и понятно. Потому что внутренне Путин с Касьяновым были антиподами. И это по логике вещей Путин прекрасно понимал, хотя он назначил Касьянова, Касьянов его сменил. Но тем не менее, уровень международной практики, проходит президентский срок, меняется команда. И здесь абсолютно ничего такого нет. Другое дело, как это делается. И если говорить, рассуждать образами, то я хочу сказать, в глупейшем положении оказались предполагаемые преемники. А после сегодняшнего заявления Зубкова, что вариант его президентства возможен, зависит от того, как он выполнит премьерскую работу. Значит теперь, чтобы стать президентом, нужно показать себя четыре месяца премьером и уже хорошо. Но дело не в этом.


В принципе Зубков производит, если говорить отстраненно, хорошее впечатление взвешенного человека, довольно спокойного человека. Но надо обратить внимание еще на один момент. Последние назначения так или иначе связаны с появлениями на высшем эшелоне власти людей, которые прошли бы школу таможни, либо школу финансового контроля в том или ином виде. Если возьмете нынешнего министра обороны, вице-премьеров, Нарышкина и так далее, того же Фрадкова, который прошел это, то появляется некоторая тенденция - доверие к людям, которые занимались формой жесткого контроля. И на этом это качество покрывает все другие профессиональные начала. Но в этом смысле Зубков полнообъемный человек, у него достаточно интересная биография. Я даже подозреваю, что я его знал. Потому что в те годы я работал в Ленинграде секретарем ленинградского обкома, потом я был первым секретарем обкома, может быть год разница. Но мне кажется, что я даже знал его там в тот момент, когда он был секретарем Приозерского горкома партии. У него разноплановая достойная биография такого хорошего советского начала. Он не выскочка – это факт. И те беседы, которые он сегодня провел, он провел довольно профессионально, спокойно, точно. Так что сказать, что он вызывает какое-то... Но это тот джокер, может появиться человек, которого вообще никто не знает. Будет ли он президентом, здесь есть большой знак вопроса.



Владимир Кара-Мурза: Нынешний президент России Владимир Путин так объяснил уход Михаила Фрадкова.



Владимир Путин: Конечно, достаточно сложно сконцентрироваться, имея в виду, что есть какая-то неопределенность, что будет с каждым конкретным человеком, как будет выстроена система власти и управления в стране после этих событий, декабря этого года и марта следующего. Поэтому я посчитал целесообразным эти вопросы снять так же, как было, если вы помните, в 2004 году накануне тех выборов президентских. На мой взгляд, лучше сейчас произвести определенные кадровые решения, произвести необходимые шаги с точки зрения модернизации самой системы управления с тем, чтобы показать вектор развития, построения административной и исполнительной власти в период после декабря 2007 и марта 2008 года.



Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете итоги работы кабинета Михаила Фрадкова? Сегодня последний раз он заседал.



Олег Попцов: Вообще я оцениваю работу самого Фрадкова скорее с плюсом, нежели с минусом. Я считаю, что он полностью оттаивался работе, и он принял на себя трудную роль технического премьера. Фрадков не был никогда свободен в своих решениях, но он на это согласился. Это достаточно трудная роль, он старался выполнять свою работу, он работал много. Ведь очень интересная ситуация построения у нас. Мы имеем администрацию президента, она не прописана в конституции как орган какой-то - это обстоятельства сделали ситуацию таким образом, что администрация президента стала играть роль параллельного правительства. Особенно это проявилось при болезни Ельцина, когда главой администрации стал Чубайс. Это было просто смешно, когда роль правительства играла администрация под руководством Юмашева или когда он присутствовал на заседании кабинета, который возглавлял Черномырдин - это вызывало улыбку. Но появление Юмашева тоже было объяснено, Ельцин был после болезни и должен был быть рядом с ним близкий человек, здесь есть своя логика. Но нечто подобное в свое время делал Андропов, который создал в КГБ параллель кабинета министров стопроцентную под каждое направление. Там были спецы, которые делали. К сожалению, администрация президента таких спецов не имеет, и она как бы по форме занимается. Вот сейчас мы это имеем. Все решения принимаются там, а правительство выполняет техническую задачу. И казалось бы, эта модель может работать. А потом, если у кабинета не формируется чувство ответственности, а вся ответственность у первого лица, то работу некоторых сотрудников начинает захватывать вирус паразитологии. Мы все, когда говорим - есть политическая воля, но когда политической волей владеет одно лицо в стране, то чувство ответственности начинает распыляться, оно вымывается. И тогда люди думают, как бы не пропустить время, чтобы я его сконцентрировал в работе на себя, а не на страну.



Владимир Кара-Мурза: Сам Виктор Зубков, кандидат на пост премьер-министра России, так изложил свою программу действий.



Виктор Зубков: В России стабильная ситуация и сейчас нужно продвижение вперед. И вот эти задачи стоят передо мной, если буду утвержден завтра на правительстве, и всем кабинетом министров, который будет сформирован.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Олег Максимович, а может быть одна из причин создавшейся коллизии - это накануне выборов в завуалированном виде убрать из совета министров несколько человек, крайне непопулярных в стране, например, господина Зурабова?



Олег Попцов: Я думаю, что ваше предположение имеет абсолютные основания. Если вы заметили реакцию Зубкова на разговор, он сказал, что, безусловно, высказал очень жесткую оценку административной реформы. Это принципиальное замечание. Я могу высказать свое мнение: я считаю, что административная реформа зашла в тупик и в общем практически не только не дала результат, дала отрицательный результат. И относительно, я думаю, что да, это ему развязывает руки. Вы уже знаете, что уже проговаривается ситуация разделения министерства здравоохранения и решения социальных вопросов на два министерства. Я думаю, что это удобный шаг и Путин под этим шагом, не желая уступать давлению, а теперь идет новый кабинет, он разрабатывает новую философию, руки развязаны и все встанет на свои места. Это удобная формула. И я думаю, что здесь ваши предположения имеют основания - это может быть. Второе, когда мы говорим, можно рассуждать по-разному, Зубкову 66 лет - это вполне возможно и это тоже вариант, который может рассматриваться. Наша конституция не запрещает вернуться на пост президента через определенный перерыв, подряд нельзя, а о продолжении ничего не сказано. И поэтому может быть, что через четыре года кандидатура Путина опять возникнет. Такая вещь реальна. В этом смысле Зубков человек вне амбициозного начала, ибо любой из преемников, которые обозначены, как Медведев и Иванов, особенно последний, если вы посмотрите на лицо Иванова, вы увидите, что перед вами человек, который сжимает свои амбиции, но они, безусловно, проявляются в его взгляде, в его манерах и так далее. Здесь такой вариант тоже может быть. Правилен он – это вопрос спорный. Человека делает успех, уничтожает неудача. И безусловно, хотим мы или не хотим, нравится или не нравится, у Путина была выгодная ситуация, сложная, но выгодная. Он сменил Ельцина, когда Ельцин ослаб настолько, что говорить не приходится. После слабого президента, если у тебя есть данные, проявить себя, конечно, легче, чем после сильного. Это совершенно бесспорно. Человеку, который сменит Путина, будет очень трудно, потому что бесспорно путин по сравнению с периодом Ельцина и экономически, не будем говорить нефть, не нефть, он добился определенного результата укрепления. И он добился главного - он стал возвращать стране ее достоинство, которое было утрачено методологией уступок. Они были тоже в определенной степени вынужденными, но факт остается фактом, народ это переживал очень болезненно.



Владимир Кара-Мурза: Вице-спикер Государственной думы Владимир Жириновский уже готов голосовать за кандидатуру Виктора Зубкова.



Владимир Жириновский: Я думаю, что это будет самое лучшее правительство России за последние 30 лет. Что вы смеетесь? Вам что, предыдущие нравились что ли?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я бы не хотел разделить оптимизм Попцова по поводу назначения. Меня это назначение удивило и насторожило. Мы встречаемся опять с очередным ельцинским типом, вытаскивают из колоды карту, неизвестно откуда взятую, плюс ко всему оказывается, человек зять министра обороны, сам он из одного кооператива. У нас получается не Россия, а садовое товарищество, все захватывают власть.



Олег Попцов: Во-первых, я говорил не оптимистично, я говорил логично, в моем понимании. Вы не сказали еще одного, что господин Зубков работал в Ленинграде и Ленинградской области и это есть во власти появление человека по месту прописки известному. Как сейчас говорят - это самое главное. Это тоже не есть хорошо, на мой взгляд, это тоже явление чрезвычайно опасное. Во всяком случае, оно не усилит командного духа в будущем, особенно в структурах, которые окружают. Потому что когда начинается перебор, то мы понимаем, что происходит. Что же касается родственности и дачного кооператива, как вам сказать, конечно, это плохо. Чего там обсуждать - это не есть главное. Но то, что это есть, лучше бы этого не было – это факт, и он не может обсуждаться. Когда сын министра обороны попал в ДТП, сбил человека и после этого дело закрыли, я всегда говорю: все может быть, но лучше бы этого не было. И конечно, дело закрывать не следовало, следовало его расследовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, буквально Фрадков вернулся из отпуска в августе месяце, было заседание правительства, он сказал: сейчас с новыми силами приступает к работе. Мне кажется, он не ожидал такой развязки. Было видно по нему, ошарашено сидел, какая-то отдышка появилась. У меня вопрос к Олегу Максимовичу Попцову: как вы думаете, то, что пройдет Зубков - это вопроса нет. Как вы думаете, стоит ли ставить его на место премьер-министра, чтобы оставалось по-прежнему? А во-вторых, все-таки он отправит в отставку министров Зурабова, Кудрина?



Олег Попцов: Знаете, есть слова такие: последней умирает надежда. Я хочу сказать, что Кудрина вряд ли, по Зурабову, думаю, будет ротация, вариант двух министерств. Думаю, что там есть проблемы с министром науки и образования. Но это будет сложно, это вряд ли произойдет. Есть ряд министров, которые могут зависнуть совершенно точно, причем не всегда по деловым качествам. Административная реформа сделала абсурдным существование министерства как такового. Когда появились агентства, которые распоряжаются бюджетом, а министр зависает в воздухе как человек, который якобы разрабатывает стратегию. Губернатор говорит: зачем мне такой министр, который разрабатывает стратегию, дайте мне под эту стратегию деньги. Он говорит – это не ко мне. Понимаете, абсурдное состояние нескольких очень толковых министров поставило в идиотское положение. И под этим соусом они тоже могут быть убраны, в этом варианте это тоже удобный ход. Мы не должны скрывать, что абсолютного единства нет ни в кабинете министров, ни в кремлевской администрации. Неслучайно, что концепция отработки противовесов очень характерна для Владимира Владимировича Путина, который по астрологическому знаку «Весы». И иногда, когда я смотрю, я никогда в это не верил, сейчас начинаю верить и понимать, как это точно. Потому что он, если вы внимательно наблюдаете, он всегда взвешивает, и он довольно долго приходит к окончательному решению. А неожиданность - это уже не от астрологии, а это от разведчика.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Сегодня раскрыл «Российскую газету», наш официоз, смотрю - фотография. Первый раз за насколько лет я увидел довольно-таки интеллигентное лицо, очень удивился. Поэтому пока что у меня осторожный оптимизм. А вопрос такого рода: бог с ним, ладно, со всеми нашими неудачниками сегодняшними. Например, наша Валерия Ильинична недавно написала, что НЭП кончается, скоро будет ГУЛАГ. Честно говоря, мои ощущения, опасения такого же рода.



Олег Попцов: Я могу вам сказать, что вы задаете довольно интересный вопрос и такое беспокойство у определенной категории людей есть. Новодворская - это вообще нечто и не хочу обсуждать Валерию Ильиничну. С чем-то я согласен, с чем-то совершенно не согласен. Но вопрос заключается в чем: вы знаете, когда пришел Владимир Владимирович, первое, что он стал делать – он стал укреплять вертикаль власти. Необходимо это было? Да. Потому что прежняя вертикаль не держала страну, прежняя вертикаль теряла нити управления. И может быть такой жесткий ответ - это надо было, чтобы сохранить единение страны. Да, это верно. Тогда возникает вопрос: мы создаем вертикаль, во имя чего и за счет чего. Получилось так, что усиление вертикали стало происходить за счет сокращения, сжатия демократического поля. Потому что есть вертикаль власти, а есть горизонталь, среда обитания, а это и есть демократическое сообщество. И это стало происходить. А это уже очень и очень опасно. Когда мы говорим, что мы отказываем народу в праве выбирать своих губернаторов в силу того, что надо бороться с коррупцией, в критической ситуации это принимается. Но возникает вопрос - до какого момента. Если это навсегда, это практически парализует демократию как таковую вообще. Вот это очень важно всегда иметь в виду. Потому что объяснение той трагедии и только, дескать, поэтому это произошло, потому что все куплены. Сегодняшние процессы вокруг назначенных, вице-мэр в коррупции и так далее. Но уже назначены, они же предложены президентом. Значит причина не в этом. А причина простая: мы говорим о борьбе с коррупцией, а до сих пор закона по борьбе с коррупцией не принято. Почему во всех странах он принят, а у нас не принят? Ответ простой – потому. Потому что в громадной степени заражены коррупцией те, кто должны принять этот закон. Вот ведь какая проблема. И поэтому меня лично беспокоит то, что беспокоит вас. Никакого 37 года, конечно, не произойдет, но многие вершины, высоты придется снова брать с боем. К сожалению, в жизни так устроено, ничего раз и навсегда завоевано не будет. Но тут есть объяснение: та демократия, которую мы построили в 90 годах, была чрезвычайно уязвима, потому что она породила беспредел и это правда. Это позволило тем, кто пошел на смену, сказать: что, вам нужен беспредел? Мне беспредел не нужен, мне нужна безопасность на улицах. Видите, он против той формы демократии, значит мы ее сейчас корректируем.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Кургинян, главный редактор журнала «Россия 21 век», по-своему раскрыл смысл кремлевской интриги.



Сергей Кургинян: Надо сказать, что Иванов блестяще держал удар, если это удар. Все видели, любой психолог скажет вам, что он был непроницаемо оптимистичный, любезный, он выступал и все прочее. Я думаю, что это не конец игры, что борьба кремлевских башен будет продолжена. Хотя на самом деле времени очень мало. И если опять делать нового премьера, что теоретически можно сделать после выборов в думу, то это уже совсем дурной тон и симптом нестабильности во всем это деле. Поэтому скорее всего это вариант окончательный на 70%. Но я думаю, что борьба будет продолжена. И по виду Сергея Борисовича, и по настроению в элите я сужу, что это скорее миттельшпиль, чем эндшпиль. Зубков давно входит в рейтинг блестящих цепких управленцев высшего ранга. Он действительно сильный управленец, очень волевой, на грани беспощадности, гибкий при этом, очень толковый, прагматичный, спокойный. И его все знали, что он в высшем рейтинге. И конечно, в круг человек 15 был включен. Но свойства путинской системы заключаются в том, что 15 людей могут знать все, а 16 уже не узнает.



Олег Попцов: Я думаю, что Кургинян как всегда интересен в своих рассуждениях. Но это только Кургиняну известно, что Зубков входил в высший рейтинг. Конечно, Зубков был за занавесом и на подиуме его не было - это тоже характерно и уже сказали, по какой причине. Зубков может быть, мы уже говорили об этом, но может и не быть. Но могу вам сказать, что это в будущем мира в сторожке не добавить - это совершенно точно. Конечно, самая трудная ситуация сейчас, самый трудный момент, безусловно, психологически у двух – у Иванова и у Медведева. Это надо прекрасно понимать - это гигантское испытание. Но моментально Путин сделал прекрасный шаг, он сразу Медведева забрал с собой в Белгород, в Чувашию. Вот обратите внимание, перед этим Путин сделал тур, где вторым на фоне Путина выступал Сергей Иванов. Заключались сделки, Австралия – Иванов. Путин же «Весы», значит говорит: все, следующий тур я делаю с Медведевым и я буду выступать на фоне Медведева. А тут еще в игру включен Зубков. И это была такая компенсация: я же вас как бы приблизил. А теперь появился третий разыгрывающий. Я сразу сказал, что внешне он производит хорошее впечатление, бесспорно совершенно, мудрого, опытного. Но надо всегда помнить, что перед этим Владимир Владимирович говорил о том, что важно, чтобы произошла смена пришел инициативный, молодой и так далее. Это не мои слова - это слова Владимира Владимировича. Значит произошла коррекция в понятии молодость, тоже может быть. При Леониде Ильиче считали, что 70 лет – это расцвет государственника.



Владимир Кара-Мурза: Средний возраст. Виктор Кувалдин, директор политических программ Горбачев-фонда, допускает различные варианты.



Виктор Кувалдин: На моей памяти кандидатура Зубкова не называлась никогда. Поэтому здесь, как говорится, все возможны варианты. Возможно, что это преемник. Возможно, что он уступит место другому премьеру. Возможно, что основная задача этой смены была реорганизация правительства, подготовка его к работе после марта 2008 года. Любые перемены, особенно в такой стране как наша, поскольку у нас на власть очень мощно завязана собственность, индивидуальная собственность – это, конечно, предмет особых волнений для нашей элиты. Но надо сказать, что действует определенный элитарный пакт. Как мне кажется, суть его заключается в следующем, что элита не делает никаких самостоятельных движений, направленных на решение основных вопросов власти, а за основными элитными группами сохраняются их влияние и их ресурсы.



Олег Попцов: Если вы обратили внимание, если мы возвращаемся к словам президента, он всегда подчеркивал, что важен не преемник, а преемственность курса. Почему Путин так говорит, хотя в принципе это совершенно правильно? Но это как успокоительные капли датского короля, были такие капли, которые пили простуженные и так далее. Он как бы внушает той самой элите, о которой сейчас было сказано: вы останетесь, вы не беспокойтесь, ведь главное – преемственность курса. А когда бывает преемственность курса? Когда люди, команда, которая вела прежний курс, по большой части сохраняется. И чтобы успокоить муравейник, который обеспокоен, что будет со мной, я может быть еще не добрал, то этот момент говорится специально. И поэтому, мне кажется, с другой стороны, совершенно правильно, что если менять премьера, то его нужно менять сейчас, чтобы правительство, новый премьер после избрания президента не начинал сначала, условно говоря. Но это в том случае будет, если это будет Зубков премьер, а если будет новый премьер, то он все равно будет начинать сначала. И тогда формула становится, путинские слова, которые только сейчас были сказаны, становятся уязвимыми.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер, Олег Максимович. Олег Максимович, я хочу возразить немножко вам по поводу вертикали и горизонтали. Вертикаль и горизонталь всегда крепка, когда есть гипотенуза, которая держит вертикаль и горизонталь, и вы с этим не можете не согласиться. Второе: смену премьер-министра сейчас можно сравнить с одним высказыванием президента, когда он сказал - Боливар не вынесет двоих.



Олег Попцов: Понимаете, в данном случае Боливара предложил сам президент, и президент посадил на Боливара двоих. Теперь относительно гипотенузы, вертикали и горизонтали. Мы с вами не на уровне геометрии. Но если вы понимаете, вы должны понять, что если это гипотенуза, то она обязательно должна опираться на горизонталь и подпирать вертикаль. И если не будет горизонтали, не будет гипотенузы – это первое. Поэтому у нас с вами большого противоречия нет. Я сказал, что если говорить образами. Что такое демократия? Это среда обитания общества. Мы выбрали такую среду обитания, произошел момент, она была не очень удачной, и это дало право ее корректировать и давать разные варианты. Можно называть управляемая демократия, авторитарная демократия, суверенная демократия, но это будут всегда некоторые в большей или меньшей мере усечения основного начала - демократия. И поэтому я в этом смысле считаю, что у нас противоречий нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Вся мудрость, вся красота позиции держится на цене на нефть. Только при такой цене на нефть возможна такая эквилибристика с правительством и со всем. Вы затронули по поводу коррупции, виноват во всем, можно сказать, Касьянов, ведь он до сих пор председатель комиссии по коррупции, трубопровод не кладет и с коррупцией не борется. Основной коррупционер пойман и схвачен, в Чите находится.



Владимир Кара-Мурза: Сегодня отменили, кстати, решение о том, что суд может быть в Чите.



Олег Попцов: Все понятно по Ходорковскому.



Владимир Кара-Мурза: По Михаилу Касьянову, не станет ли Михаил Фрадков будущим козлом отпущения, не свалят ли на него последние неудачи правительства?



Олег Попцов: Безусловно. Есть такой анекдот, когда приходит новый человек, он спрашивает: с чего мне надо начать? Ему говорят: ругай предшественника. А сколько? Ругай, пока можешь. Ругает его месяц, два месяца. А что делать дальше? Ругай предшественника. Проходит еще два месяца. А что делать дальше? Думай о преемнике. Так что я хочу сказать, у нас в традиции. Я бы не говорил, что у нас был обвал критики Касьянова, не было такого обвала, мы сами придумываем. Ничего не было. И безусловно, Фрадков как он выполнял, Касьянов и был неудобен, потому что он мог составить даже по внешней фактурности конкуренцию. И Касьянов, когда уходил - это было безвыходное положение, Путин ему не мог ничего предложить. Потому что другой пост, который мог бы устроить Касьянова – это пост президента, а его занимал Путин. И это была такая, послом посылать нельзя, это была такая странная ситуация и она была приговорена к тому, что Касьянов, учитывая свои амбиции, уйдет в оппозицию. Будем серьезны, что оппозиция Касьянова сегодня просто несостоятельна. Не будет ли такая же участь у Фрадкова? Не думаю. Потому что Фрадков был техническим премьером, чего нельзя сказать о Касьянове, потому что время от времени взбрыкивал, вы это помните по нескольким позициям, особенно по позициям взаимоотношения с олигархами. У них было четкое расхождение с Путиным. Но оно естественно, Касьянов ближе к олигархам, чего там говорить и он олигархов поддерживал категорически. Путин сделал шаг, на который Ельцин не мог решиться. Он попытался отделить политику от бизнеса. Но это только кажущаяся ситуация была. Она сказал: сюда наверх никуда. И они двинулись в регионы. И сразу же цены депутатского места в регионах возросли в два с половиной раза. Вот вам результат. И все олигархи двинулись туда и уже через регионы пришли в сенат. Энергия никогда не пропадает, она переходит из одного вида в другой. Олигархам не дали вход на Олимп они сказали: прекрасно, мы займем долину у основания Олимпа.



Владимир Кара-Мурза: Ольга Крыштановская, зав сектором изучения элит Института социологии Российской Академии наук, выразила общее настроение.



Ольга Крыштановская: Все мы находимся в полном неведении, что произойдет. И только очень узкая группа людей из окружения Путина знает весь сценарий до конца. Поэтому элита готова принять любое решение, и мы готовы принять это решение. Так устроена эта политическая система, что никакая инициатива сейчас невозможна снизу, более того, она опасна. Все готовы консолидироваться под новую кандидатуру и все только ждут, кто этот человек, чтобы броситься аплодировать ему и его поддерживать. Но может быть и не так. Может быть вполне, что Зубков выполнит какую-то техническую роль. А на самом деле в последний момент в президентскую гонку включится другие кандидаты, хотя не исключено, что он тоже, но это не означает, что он победит. И предположим, Сергей Иванов, на пиар которого было затрачено столько времени, столько усилий и столь времени, все-таки сыграет свою карту и он станет главным преемником.



Олег Попцов: Вот видите, мы говорим, есть сценарий, конечно, есть. Смотрите, какая игра. Я бы сказал это примерно так: на стол выброшены карты, на которых поименно есть все претенденты и обществу или политологическому ряду предлагает вытащить свою карту. С этого момента сказано: все, делайте свои ставки, господа. Я думаю, что в сказанном сейчас было самое главное. Борис Николаевич Ельцин начинался с понятия открытая политика, и это было достигнуто в определенном формате, это был факт. Что такое открытая политика? Это когда народ все знает о своей власти и когда власть все знает о своем народе – вот это есть открытая политика. Суть демократии - обеспечить открытую политику. Это политика сильного государства и сильной демократии. Постепенно стал концепт открытой политики выжиматься. Это делал не столько Борис Николаевич, сколько его окружение. Если говорить о такой структуре, иногда мы говорим, что Владимир Владимирович, его прошлое, биография, разведчик, КГБ. Ведь почему всегда между КГБ и журналистами было резкое расхождение? Потому что это борьба и единство противоположностей. Задача журналистов - все открывать, задача разведчиков и КГБ - все закрывать. Думать о том, что здесь будет симбиоз, согласие, никогда этого не будет. Если с приходом Путина, нужно быть справедливым, закрытость политики усилилась. Но она усилилась еще в силу дискредитации журналистского корпуса, который, ведь не секрет, что сегодня очень высокое лицо сказало: оставьте вы суету по журналистам, сколько заплатим, то и скажут. Это стало философией. И когда существует, правильно Засурский сказал: настало время создавать факультет заказных материалов. И это не я придумал, это сказал в свое время Филатову редактор «Независимой газеты», когда Филатов хотел раскритиковать статью, которая критиковала конституцию. Он сказал: Сергей Александрович, заказные материалы мы не критикуем. Вот видоизменение. И мы должны прекрасно понимать, что происходит. И тут мы должны определять, какая роль наша. В стране перестал существовать фактор общественного мнения, его нет. Думать о том, что общественное мнение может быть как шампунь три в одном флаконе, нет, теперь общественное мнение и вам могут сказать: как нет общественного мнения, а Общественная палата? Вот вам, пожалуйста, флакон в понимании власти общественного мнения.



Владимир Кара-Мурза: Борис Грызлов, председатель Государственной думы России, доволен представленной в парламент кандидатурой.



Борис Грызлов: Мы понимаем, что в стране наведен порядок, саккумулированы ресурсы накоплена энергия прорыва. И сейчас необходимо работать, работать и работать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Ну и пусть работают. Олег Максимович, вопрос такой: по-моему, семь с половиной лет президентства господина Путина показали, что не бывает управляемой демократии, а бывает или демократия или диктатура. Вот следствие последнего термина мы сегодня и наблюдаем.



Олег Попцов: Вы правильно сказали, вы просто разделяете мою позицию. Я полемизировал по этой теме с господином Сурковым на страницах «Литературной газеты». И я высказал свой тезис, свое понимание суверенной демократии. Вы знаете, у нас управляемая демократия, начиная с 2000 года, абсолютно. Этому есть объяснения. Потому что у нас молодая демократия, ее надо учить. Это объяснимо и приемлемо. Если вы растите ребенка, и вы его учите ходить, вспомните, как вы себя ведете: вы идете рядом с ребенком, поддерживаете, потом говорите: пошел сам. И радости вашей нет конца. С демократией в нашей стране должно происходить именно так. Но, к сожалению, в нашей жизни, сложность наша, что у нас появилось два прошлого. Прошлое советское и уже появилось прошлое так называемое демократическое. И началось сравнение этих прошлых. И если демократы сделали грубейшую ошибку, что они перечеркнули прошлое до того и стали вытирать о него ноги, и я был в числе тех людей, которые предупреждали Егора Тимуровича, что, запомните, будущее вам этого не простит никогда. Прошлое не прощает, когда о него вытирают ноги. Теперь то же самое происходит со вторым прошлым демократическим, теперь о него вытирают ноги. Потому что оно поступило точно так же к своему предшественнику. И так общество развиваться не может. Мы делали очень много ошибок в 90 году. Но у нас было главное завоевание - у нас появилось чувство свободы, свободы слова. И если мы сейчас это потеряем, то мы вернемся к худшей части того предыдущего прошлого, хотя у него были свои прекрасные завоевания.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер. Олег Максимович, вы, конечно, человек достаточно пластичный - это качество не всякому дается. Новый премьер должен выполнить конкретную задачу, а именно те наработки и те качества, которые позволяют выполнить роль Берии, маршала Дау и из этого ряда людей.



Владимир Кара-Мурза: Вы имеете, наверное, в виду Фуше и Талейрана.



Олег Попцов: Я думаю, что Зубков не похож ни на Фуше, ни на Талейрана. Вы правильно задаете вопрос, что важно понять, какую роль должен выполнить Зубков за это время. Создать стартовую возможность для нового кабинета? Правильно, да. Но если будет новый премьер, значит задача нового премьера начать заново тасовать карты. Но он не будет тасовать карты, если условно президентом станет Зубков. А если Зубков не станет президентом? Это второй вопрос. И поэтому определить роль Зубкова полнообъемно, играет ли он роль преемника, который должен обрасти достаточной шевелюрой, чтобы стать похожим на президента, хотя позволю сказать, приятное лицо уверенного человека – это факт. Либо он будет оставаться премьером, когда вице-премьер станет президентом. Такие варианты есть. И любой из этих вариантов мне не кажется идеальным. Конечно, президентом должен становиться по логике вещей премьер. Если этого не будет появится, новый рецидив. Если это произойдет, то рецидив другого рода тоже сохранится. Это понятие называется ревностью. Если думать, что она не существует в высших эшелонах власти, это значит смотреть на власть с закрытыми глазами.



Владимир Кара-Мурза: Через несколько часов начнется голосование в Государственной думе. В чем для вас интрига?



Олег Попцов: Интриги никакой нет. Интрига в том, что коммунисты будут голосовать против, при этом спев гимн Зубкову на всякий случай, сказав ему: вы понимаете, мы вынуждены голосовать против, но мы вас очень любим.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG