Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-австралийское урановое соглашение: соображения экологов


Андрей Бабицкий: Заключенное на прошлой неделе российско-австралийское урановое соглашение уже стало предметом критики со стороны экологов. Они сомневаются, во-первых, в том, что процесс использования урана, который предполагается завозить из Австралии, можно будет контролировать, а это значит, что при желании российские власти, несмотря на обещания применять уран исключительно в мирных целях, будут действовать так, как посчитают нужным. Во-вторых, экологи в принципе ставят под сомнение перспективы развития атомной энергетики в России. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Межправительственное соглашение о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях подписал на прошлой неделе в Австралии российский президент Владимир Путин. Каждый год Россия сможет получать из Австралии уран на один миллион долларов. Еще в Сиднее Путин опроверг информацию о том, что Россия будет использовать купленный уран в военных целях и поставлять его в Иран. По официальным данным, полученный уран пойдет на строительство 30 ядерных блоков в России. Уже подсчитано, что на сделке с Австралией Техноснабэкспорт заработает до трех миллионов рублей. Вот что рассказал Радио Свобода официальный представитель Росатома Сергей Новиков.



Сергей Новиков: Поскольку в этом году Россия разделила свои оборонные и гражданские программы в сфере атомной промышленности, появилась возможность применять механизмы международных гарантий и гарантировать использование делящегося материала исключительно в мирных целях. Это является необходимым условием для полномасштабного сотрудничества между Россией и Австралией в мирном использовании ядерной энергии, поскольку четко зафиксировано в австралийском законодательстве. Таким образом, создана база для заключения нового полномасштабного соглашения мирного использования атомной энергии между Россией и Австралией, что и было сделано. Соглашение подлежит ратификации, тут не должно быть завышенных ожиданий. Ратификация парламентами двух стран, как мы надеемся, произойдет в годовой перспективе. После чего хозяйствующие субъекты России и Австралии могут заключать конкретные бизнес-договора о поставках материалов, технологий, совместном научно-техническом сотрудничестве и так далее.


Чем важно прежде всего для нас? Мы сможем использовать уран с австралийским кодом на своей территории. Австралия – это лидер по запасам природного урана и крупнейший поставщик этого сырья на мировой рынок. До сих пор мы не могли его перерабатывать, оказывать высокотехнологичные услуги по его переработке странам, которые используют в своей ядерной энергетике австралийский уран. Теперь мы сможем это сделать - это большой для нас рынок. Кроме того теперь мы сможем использовать австралийский уран и для нужд собственной ядерной энергетики, что создаст нам запас прочности с точки зрения обеспечения сырьем наших растущих мощностей в атомной генерации. То есть с одной стороны, повышается конкурентоспособность нашего перерабатывающего комплекса, с другой стороны, мы создаем запас прочности для собственной электроэнергии, вырабатываемой на атомных станциях страны.


Что касается даже гипотетических возможностей использования материала в военных целях, президент России привел блестящий, на мой взгляд, пример. Доводить природный уран до высокообогащенного - это очень дорогое занятие. Мы единственная страна в мире, которая разбавляет высокообогащенный уран по соглашению, заключенному в США в 93 году. Мы единственная страна в мире, которая из высокообогащенного оружейного урана делает энергетический и продает его Соединенным Штатам. Поэтому какой смысл нам обогащать до уровня оружейного австралийский уран, когда мы избавляемся от запасов, признанных избыточными для оборонных нужд. Здесь нет никакой экономической логики. Теперь, что касается передачи материалов третьим странам. Соглашение опубликовано, вы можете посмотреть, там четко прописано, что если мы приобретем австралийский уран, переработаем его, а затем у нас возникнет желание перепродать с добавленной стоимостью третьей стране, мы сможем это сделать только по согласованию с австралийским руководством.



Любовь Чижова: Российские экологи весьма негативно отнеслись к сообщениям о российско-австралийском сотрудничестве. По мнению руководителя энергетического отдела Гринпис в России Владимира Чупрова, к обещаниям российских властей о том, что австралийский уран будет использован только в мирных целях, нужно относиться скептически, проконтролировать это все равно не удастся.



Владимир Чупров: Мы не приветствуем подписание договора о поставках австралийского урана для обогащения на территорию Российской Федерации по следующим причинам. Во-первых, проблема нераспространения. Россия не подпадает под полный всеобъемлющий контроль МАГАТЭ, Россия не ратифицировала дополнительный контроль МАГАТЭ по дополнительному контролю. Все предприятия, связанные с ядерной отраслью в России, носят военный характер. До сих пор, несмотря на декларацию о том, что будет создан международный центр, открытый для контроля МАГАТЭ. И на сегодня нет гарантий, что этот уран не будет использоваться в военных целях.



Любовь Чижова: Российская сторона как раз на переговорах заверила своих австралийских коллег, что уран будет использоваться исключительно в мирных целях.



Владимир Чупров: Это все слова, нам нужно видеть доказательства этого. То же самое говорит Иран. Вопрос: чем Иран отличается от России? Иран член договора о нераспространении, Иран выполняет условия МАГАТЭ, приглашает их. То есть здесь никаких исключений быть не должно. Возникает нелогичная ситуация, почему России можно верить на словах, а Ирану на словах верить нельзя?



Любовь Чижова: Это, наверное, вопрос к австралийской стороне, почему-то все-таки поверили.



Владимир Чупров: Наверное, глаза нашего президента более честные, чем глаза Ахмадинеджада. Но, например, наш опыт говорит о другом. До сих пор для общественности закрыта информация о том, что происходит на ангарском электрохимическом комбинате. До сих пор не открыта та документация, которая не относится к государственной тайне. Простой пример: пять-шесть лет назад, когда наши коллеги из «Байкальской волны» пытались сделать достоянием гласности карты загрязнения вокруг Ангарска, через несколько дней они были подвергнуты репрессиям со стороны Федеральной службы безопасности Российской Федерации, у них были изъяты компьютеры. Компания, организация, которая предоставила карты уранового загрязнения, она тоже получила по полной. Вот вам то, что из себя представляет открытость и гарантия России, что все будет под контролем.



Любовь Чижова: Кстати, российские власти также обещают жестко контролировать транзит урана в Россию.



Владимир Чупров: Обещать российские власти умеют очень хорошо. Буквально не так давно, год назад в районе Санкт-Петербурга наши активисты случайно обнаружили состав с ураном, состав, вокруг которого был повышенный радиационный фон, в сорок раз превышавший нормальный. Рядом стояла пассажирская платформа. Состав, естественно, был без охраны, к нему можно было подойти, заложить взрывчатку, все, что угодно. Причем все это в непосредственной близости от Санкт-Петербурга, миллионного города.



Любовь Чижова: Если говорить об экономической стороне вопроса, действительно ли сделка так экономически выгодна для России, как об этом говорится?



Владимир Чупров: Вопрос неоднозначен, вопрос имеет два ответа. Во-первых, для кого-то эта сделка выгодна. Я не говорю, что может быть погрел на этом руки. Точно она будет выгодна для российской корпорации. Атомэнергопром - это новый суперхолдинг, который будет продавать уран на международном рынке. Здесь, конечно же, эти деньги кто-то получит. Мы с вами не увидим - это точно по опыту деятельности Росатома и Атомэнергопрома сегодня. Второй ответ - кто проиграет. Сегодня экономически вся прибыль, которую получит Антомэнергопром, где-то отразится. В данном случае речь идет о тех отходах, которые будут сопровождать обогащение австралийского урана, на утилизацию которых у Атомэнергопрома, у российского правительства денег нет. Просто несколько цифр: при получении одной тонны обогащенного, то есть австралийского урана, получается до семи тонн так называемых урановых хвостов, обедненный уран, который не имеет на сегодня экономически привлекательного применения. Так вот для утилизации одной тонны такого уранового хвоста требуется, по оценкам западных компаний, до шести долларов за килограмм или, соответственно, шесть тысяч долларов за тонну. Если речь пойдет о поставках в пределах десяти тысяч тонн австралийского природного урана ежегодно, то можно констатировать, что Россия ежегодно должна резервировать до сорока миллионов долларов только для того, чтобы каким-то образом утилизировать эти хвосты.



Любовь Чижова: Алексей Яблоков из «Зеленой России» объясняет, почему экологи в принципе против ядерной энергетики.



Алексей Яблоков: Нет безопасных атомных станций и работающие станции выбрасывают довольно много радиоактивной грязи. Везде, где есть хорошая статистика, показано, что вокруг атомных станций увеличивается число и раковых заболеваний и младенческих смертей. Кроме того, изменение климата, которое происходит, атомщики говорят, что он не выбрасывают углекислого газа, поэтому спасают климат, на самом деле они не спасают климат, а ухудшают климат, потому что они выбрасывают большое количество криптона-85, а криптон-85 увеличивает электропроводность атмосферы и в результате увеличивается число бурь, гроз, ураганов, тайфунов и так далее. А что делать с радиоактивными отходами, которые образуются? Проблема не решена. Либо нужно их долго хранить - это очень дорого. Как только начинаете перерабатывать для того, чтобы получить плутоний или уран, для того, чтобы в так называемый замкнутый цикл пустить или пустить в реакторы. Кстати, нигде в мире они не работают. Мы говорим, что у нас они хорошо работают за счет того, что скрываются аварии и катастрофы, которые были. Так вот, как только начинается переработка отработавшего ядерного топлива, тысячекратно увеличивается количество радиоактивных отходов, которые опять же некуда девать. Опять закачивать под землю? Потом, что делать с отработавшими атомными станциями? Сейчас атомщики говорят: мы продлеваем срок службы, потому что у нас нет денег, чтобы их разбирать. Но так тоже нельзя. Чтобы для следующих поколений, пускай они расплачиваются. Значит кто-то обогащается очень здорово за счет развития атомной энергетики, а все остальные неприятности - это общество будет иметь с этим дело, налогоплательщики и жители районов. Так нельзя, просто бессовестно. Эта сделка показывает лживость, а на самом деле необоснованность радужных прогнозов наших атомщиков о развитии атомной отрасли в России. Они гордо говорят: нефть и газ кончаются, поэтому мы должны подставить плечо и развивать обязательно надо атомную промышленность, у нас уран бесконечный и так далее. Не бесконечный, а конечный, запасы урана в мире и в России тоже близки к истощению и не так уж отличаются от запасов углеводородного топлива. Эта сделка показывает, хоть там и оговаривается, что австралийский уран не пойдет в Иран, но ясно совершенно, что получая австралийский уран, мы тем самым наш уран, российский уран можем в большем количестве поставлять в Иран и в другие болевые точки планеты. Так что с точки зрения нераспространения эта сделка вызывает сомнения большие.



Любовь Чижова: В официальных сообщениях по этому поводу говорится, что сотрудничество с Австралией позволит построить 30 ядерных блоков на российских АЭС.



Алексей Яблоков: У них цифры плавают. Они сначала говорили о 50 блоках, потом говорили о сорока блоках, сейчас говорят о 30 блоках. На самом деле новые атомные станции в России не особенно нужно, потому что посмотрите, где они собираются строить. Я недавно был в Костромской области, там собираются строить костромскую атомную станцию. Область энергоизбыточная, она уже сейчас производит электроэнергии без всяких атомных станций в три раза больше, чем ей нужно. Зачем же там строить атомную станцию? Или на Дальнем Востоке собираются строить атомные станции для того, чтобы передавать энергию в Китай. Прекрасно, принцип такой: в Китай дешевую энергию, кому-то хорошие прибыли, а в России радиационное загрязнение и всякие другие неприятные проблемы. Вот это вызывает резкое возражение не только у «зеленых», но и у трезвомыслящих энергетиков и так далее. Нам не показывают энергетического баланса. Судя по всему, мы можем обойтись без атомных станций вообще.



Любовь Чижова: Поставки урана из Австралии в Россию начнутся в лучшем случае через год. Однако, экологи уже готовы к борьбе. Хотя, судя по тому, что этим летом люди, похожие на скинхедов, напали на экологический лагерь под Ангарском и убили одного из его активистов, защита природы в России становится делом все более опасным.


XS
SM
MD
LG