Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Опровержения теории эволюции Чарльза Дарвина


Андрей Бабицкий: В последние десятилетия лидером научного прогресса бесспорно остается биология. И в это же время проходят громкие судебные процессы призывающие ограничить или вовсе исключить преподавание в школе эволюционной теории Дарвина - фундамента, на котором стоит все здание современной биологии. О причинах этого парадокса рассказывает доктор биологических наук, сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Марков. С ним беседует Александр Костинский.



Александр Костинский: В последнее время участились нападки на теорию Дарвина и вообще на эволюционное развитие как принцип развития биологического мира. В Соединенных Штатах, в России прошли так называемые «обезьяньи процессы», где вполне серьезно пытались в судебном порядке пытались запретить преподавание эволюционной теории в школе. Сегодня мы обсудим, почему же сейчас, в 21 веке сложилась такая странная ситуация, когда люди нападают на самые основы биологии, хотя буквально каждый день приносит нам новые свидетельства триумфа эволюционного метода.



Александр Марков: Действительно, как вы правильно сказали, сейчас наблюдается странный парадокс. С одной стороны, триумфальный успех биологической науки, которая сегодня полностью основана на представлениях об эволюции. С другой стороны, в общественном сознании все больше распространяются различные предрассудки. Это не только касается неприятия теории эволюции, это и вера во всякие латающие тарелки, гороскопы астрологические, во всякие немыслимые медицинские практики и так далее. Причем даже не только в России это наблюдается, но и даже в Соединенных Штатах. Там, как показали опросы, более 40% взрослых американцев категорически отрицают эволюцию. То есть они считают, что все виды животных и растений существуют в своем нынешнем виде с начала времен.



Александр Костинский: Их критика во многом основывается на том, что, конечно, если говорить о биологической эволюции, то это огромный, сложный, трудный процесс. И конечно, многие конкретные механизмы до сих пор непонятны.



Александр Марков: Разумеется. То есть вообще картина мира современная научная очень сложна. И отдельно взятый человек не может вместить в свою память все достижения естествознания современные. Или, скажем, все факты, которые накоплены биологической наукой. Но при этом эволюционной биологии так не повезло, что почему-то в обществе считается, что судить об эволюции может любой.



Александр Костинский: Особенно те, кто ничего не понимает.



Александр Марков: Почему-то про какие-то тонкости физики, квантовой механики остерегаются высказывать веские взгляды, а про эволюцию почему-то каждый дилетант считает вправе высказывать свои суждения.



Александр Костинский: Потому что обезьяну по телевизору увидел и не хочет быть на нее похожей и считает, что он сильно от нее отличается.



Александр Марков: Американские психологи из Йельского университета недавно опубликовали ряд исследований, посвященных как раз этой идее, почему такое неприятие эволюционных представлений в обществе. Потому что они, эти эволюционные представления противоречат некоторым врожденным склонностям психики человеческой. Проводились тестирования детей, речь идет о маленьких детях, два, три, четыре года. Показано достаточно строгими научными методами, что детям свойственно приписывать всем объектам окружающего мира какую-то цель и что их кто-то создал. Если ребенка спрашивать, откуда взялись тучки, камни, червячки, то обычно первое, что приходит в голову ребенку – это идея о том, что кто-то это сделал зачем-то. Это явление назвали неупорядочной телеологией. Она свойственна людям. Так же ребенок в возрасте одного года, когда еще говорить не умеет, он уже имеет определенное представление об окружающем мире. Например, ребенок знает, что предметы без поддержки падают вниз. И вероятно, эта особенность детского миропонимания мешает воспринять идею о шарообразности земли. То есть дети до определенного возраста с трудом верят, что земля круглая, потому что они не могут понять, почему же люди, которые на нижней стороне, почему они не падают вниз. Поэтому, по крайней мере, в Америке полностью дети усваивают эту концепцию о круглой земле только в возрасте 8-9 лет, а до этого в нее вносятся всякие искажения. Кроме того, конечно, большую роль играет то, что именно биология из всех наук больше всего входит в противоречие с религией, по крайней мере.



Александр Костинский: С примитивным толкованием религии, с таким буквалистским толкованием.



Александр Марков: Казалось бы, компромисс между наукой и религией может быть найден. Собственно, он был предложен еще в 19 веке современником Дарвина и соавтором Дарвина по теории эволюции на основе отбора Альфредом Уоллесом, который тоже практически в то же время придумал естественный отбор и опубликовал об этом статью одновременно с Дравиным. Так вот, Альфред Уоллес был убежден в том, что материальная сторона человека возникла естественным путем в ходе эволюции, но вот духовная сущность человека, его разум, эмоции, память, чувства - вот это все имеет другую природу. То есть существовало естественным образом эволюционно возникшее животное, в которое Бог вдохнул душу и создал по образу своему в том смысле, что не тело, но дух. И до недавнего времени, до последних нескольких десятилетий в принципе это могло бы устроить всех, и ученых-биологов, и верующих людей. Потому что научными методами мало что можно было выяснить о природе человеческого мышления, психики, о высших психических функциях человека. Но в последние десятилетия стали быстро развиваться нейробиология, наука о мозге, появились новые методы, позволяющие следить за работой чуть ли не отдельных нейронов, томографии разные. Человек сидит, о чем-то думает или его просят о чем-то подумать, а ученые смотрят, какие в мозгу нейроны работают при этом. Потом сравнительная этология, изучение поведения животных.



Александр Костинский: Просто наблюдение за шимпанзе, которые, оказалось, умеют очень много из того, что умеют люди. И даже птицы, оказывается, очень умные.



Александр Марков: И орудия труда делают. Получается, что ученые очень быстро в течение последних десятилетий стали проникать в самое святое, что есть в человеке. Такие вещи как эмоции, память, фактически их материальная природа уже достаточно хорошо известна, и мы сейчас вполне определенно можем сказать, что такое память и как она работает, какие там молекулы участвуют, какие гены и какие изменения происходят в нервных клетках.



Александр Костинский: Краткосрочная память, долгосрочная.



Александр Марков: За это ноблевку дали, несколько даже Нобелевских премий, как формируется условный рефлекс. Оказалось, что для формирования памяти на самом деле достаточно простейшей системы из трех нервных клеток. Три нервные клетки, определенным образом соединенные друг с другом, уже способны выработать память и кратковременную, и долговременную. И в связи с этими последними открытиями старый конфликт разгорается с новой силой. Вот все-таки для большинства верующих людей очень трудно принять, что человеческий разум, то, что всегда считали областью духовного, что это все тоже имеет материальную природу и совершенно явственные эволюционные корни, то есть животные корни. На этом уже стали играть политики. Сейчас некоторые из кандидатов в президенты США строят свои предвыборные кампании на том, что они выступают против эволюции. Подобные высказывания сейчас приводят к тому, что этот конфликт разгорается. В одном из последних номеров журнала Nature , один из самых, может быть самых уважаемых, прямо начинается номер журнала с редакционной статьи, которая в свою очередь начинается со слов, что при всем уважении к чувствам верующих идея о том, что человек создан по образу и подобию божьему, может быть уверенно отброшена. И дальше редакция аргументирует это достижениями современной нейробиологии. Память расшифровали, эмоции расшифровали, нашли даже отдел мозга, отвечающий за совесть, как это ни странно, и сочувствие. Есть такой маленький отдел прифронтальной коры, если он поражен, то человек остается полностью разумный, нормальный, адекватный, но у него полностью пропадает способность сопереживать другим людям и способность испытывать чувство вины. В этой редакционной статье журнала Nature написано так: можем ли мы представить себе, что существо, сотворившее Вселенную, обладает таким же как у нас мышлением, то есть опутанным такими же системами эмоциональной регуляции поведения, такими же системами восприятия и обработки сенсорной информации. Это кажется крайне маловероятным, чтобы существо с таким мышлением могло сотворить Вселенную. Такое мышление очень хорошо подходит для двуногой обезьяны, которая приспособилась к жизни в тесно сплоченных маленьких коллективах в условиях африканской саванны. Наше мышление - это некая адаптация, возникшая в ходе эволюции, для решения определенных задач. Наше мышление ориентировано на постановку цели и поиск путей ее достижения.


Второе, что для высших приматов и для наших предков, в том числе для нас сегодняшних самые главные задачи всегда были и остаются связанными с отношениями с себе подобными, социальные задачи. Для приматов это жизненно важные задачи, связанные с собственным статусом в социальной лестнице. В конечном счете от этого зависит, сколько ты оставишь потомков. Если ты вожак, ты оставишь много потомков, твои гены распространятся. Если ты последний, у тебя вообще не будет детей, твои гены пропадут. Чтобы повысить свой статус в иерархии, обезьяны проявляют чудеса изобретательности, не говоря уже о людях. Чтобы добиться успеха в сложном конкурентном коллективе, нужно уметь просчитывать реакцию соплеменников, нужно понимать их мотивацию. И по-видимому, это было самое простое решение, и так оно и получилось - у нас развилась эта способность на основе рефлексии, то есть на основе суждения о других по себе. Мы начали осознавать, как мы сами думаем и почему мы поступаем так или иначе, и ставя себя на место другого человека, научились таким образом предсказывать его поступки.



Александр Костинский: В Nature напечатали такую статью. Что у нас на этом этапе борьбы эволюционистов и креационистов?



Александр Марков: Ситуация, которая сейчас наблюдается, очень хорошо ее охарактеризовал известный наш филолог-лингвист Зализняк. И он в своем выступлении сказал: к сожалению, сегодня выходят из моды две старые банальные истины. Первая, что истина существует и целью науки ее является поиск. И второе, что в любом нормальном случае мнение профессионала, эксперта по данному вопросу весит больше, чем мнение дилетанта. Вот эти положения сейчас выходят из моды и их заменяют два другие положения, которые сейчас всем гораздо больше нравятся. Первое, что истины нет, есть только множество мнений. И второе, что ничье мнение не весит больше, чем мнение кого-то другого. Поэтому получается, что девочка считает, что Дарвин неправ, и хороший тон состоит в том, чтобы подавать этот факт как серьезный вызов биологической науке.


XS
SM
MD
LG