Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто заказал хакерскую атаку на сайт независимой ижевской газеты «День»? За что уволили сразу 16 директоров самарских школ? Енисейск-15: Работать негде, а воровать не дают. Подмосковье: Новоселье со слезами на глазах. Красноярск: Почему на создание музея Виктора Астафьева не нашлось денег? Челябинск: Кто виноват в том, что руководители спортивной школы были вынуждены объявить голодовку? Вятка: Моржей выбрасывают на улицу. Саранск: Дворник – профессия творческая. Огней так много золотых на улицах Саратова


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Вечером 29 августа сайт информагентства «День» и одноименной ижевской независимой газеты рухнул в результате массированной атаки хакеров. Внешне, для пользователей, это выглядело вполне безобидно – на экране монитора при запросе возникала надпись, что сервер недоступен. Администратор сайта утром следующего дня сначала подумала, что проблема в технике или в оплате. Но системщик уже знал причину – на сайт «Дня» совершена DDoS –атака. Антон Кисляков, системный администратор сайта, так описывает то, что происходит в это время в киберпространстве.



Антон Кисляков : Есть зараженные компьютеры у пользователей, вирусами они заражены. Вирус называется «итальянский комар» с удаленным администрированием. Владельцы этих вирусов получают от разных лиц, которым необходимо положить тот или иной сервер, и, соответственно, задействуют свои источники вот этих зараженных компьютеров. С помощью удаленного администрирования зараженных компьютеров отправляют кучу ложных запросов на один и тот же сайт. Откуда это? Фактически со всего мира, потому что вирус распространяется достаточно быстро. Соединения могут быть как и из Южной Кореи, из Соединенных Штатов, из России, по всему миру, а количество соединений в небольшой DDoS -атак участвует порядка 3-5 тысяч одновременных соединений. Сервер пытается эти запросы все обработать. Его процессорной мощности не хватает. Он их ставит в очередь. Мозги у него кипят, и все – зависает.



Надежда Гладыш : А для пользователей все так же высвечивается надпись «сервер недоступен». Администратор сайта Анна Калачева, встречаясь с коллегами-журналистами на различных официальных мероприятиях, получила там любопытную информацию.



Анна Калачева : Несколько человек моих коллег обратили внимание, что какое-то время, набирая адрес нашего сайта, выскакивал сайт телеканала, который называется в народе «Голос президента».



Надежда Гладыш : Президента Удмуртии?



Анна Калачева : Да.



Надежда Гладыш : Были ли звонки, обращения?



Анна Калачаева : Очень было много звонков. И до сих пор они продолжаются, предлагают помощь не только финансовую, моральную поддержку, а приходило два человека, которые являются поклонниками газеты. Эти люди предлагают конкретную помощь, то есть дают нам телефон для связи с другими провайдерами, другими специалистами, которые могут решить наши технические проблемы. Настолько активный пошел отзыв… По долгу службы я еще хожу на различные мероприятия правительства. Представители некоторых пресс-служб, ранее они читали электронную версию, а сейчас бумажную… Они не понимают, что ее нужно покупать, сколько это стоит. Они слезно умоляют, чтобы им приносили. Они не могут уже без этой газеты. Да, мы были поставщиками новостей. У них какая-то целостная картина мира создавалась, и вот сейчас этот кусок вырван.



Надежда Гладыш : Уместно вспомнить, что первая атака на сайт «Дня» случилась в марте 2005 года. Тогда сайт в режиме реального времени мониторил многотысячную акцию протеста, сообщая обо всех её перипетиях. В тот раз способ был до предела прост – топором перерубили силовой кабель. Восстановить его было делом нескольких дней. А впоследствии сайт был переведен от местного к московскому провайдеру.


В мае этого года, когда местную типографию вынудили отказать «Дню» печатать бумажную версию, два номера вышли только в виртуальном виде. Поскольку DDoS –атака не может быть стихийным заражением, а становится результатом спланированных действий, становится очевидным чей-то заказ. Кому выгодно, чтобы виртуальный «День» прекратил свою деятельность? Этот вопрос я адресую главному редактору газеты и владельцу сайта «День» Сергею Щукину.



Сергей Щукин : Мы же не коммерческое издание, и представляем угрозу для региональной власти только тем, что являемся, наверное, единственным СМИ, которое абсолютно не подконтрольное, и размещает ту информацию, которая, безусловно, неприятна президенту Удмуртии. Вся независимая информация о республике, ее жизни находится в архивах сайта «Дня». Больше такой информации добыть здесь негде. Все самые громкие темы, связанные с коррупционными скандалами, были распечатаны на страницах «Дня» и размещены, естественно, на сайте в Интернете газеты «День».


На протяжении последних трех лет республиканские власти постоянно осложняют выпуск бумажного «Дня». Я всегда считал это большой глупостью. Что бумажный «День»? Они итак свернули его тираж. Добились того, что розничные сети отказались нас продавать. Для них самую большую опасность представляла информация, размещаемая на сайте, поскольку иногородние потребители этой информации, которые находятся и в Москве, и в Нижнем Новгороде, то есть это те центры, где принимаются политические решения, в том числе и о судьбе президента Удмуртии, они читали «День» совершенно свободно.



Надежда Гладыш : В данный момент поврежденный сайт ижевского «Дня» отключен, чтобы не создавать проблем для других клиентов провайдера. Системщики ищут способы эффективной защиты. Редактор ищет средства на оплату этой защиты. По словам Антона Кислякова, системного администратора сайта «Дня», заказ из Удмуртии, скорее всего, исполнили москвичи.



Антон Кисляков : Так просто купить DDoS -атаку тяжело. Есть только определенные круги, которые могут выходить на этих хакеров. Есть хулиганы, которые просто могут говорить, что я проведу атаку, собирают деньги и сами, по сути дела, исчезают. Потому что все-таки это киберпространство. Фактически ты не видишь, кто это делает. Он никогда не покажет своего лица. Здесь, в основном, все на доверии, и оплата идет также киберденьгами по сути дела. В Интернете можно встретить людей, которые достаточно профессионально говорит о том, как организовывать эти атаки. Фактически сами занимаются этими атаками. Есть форум, где я нашел пару сообщений, где человек конкретно этим занимается, и зарабатывает не менее 3,5 тысяч долларов в месяц.



Надежда Гладыш : Накануне старта предвыборной гонки оппозиция в Ижевске лишена одного из главных «инструментов» своего влияния. Но ненадолго, уверен Сергей Щукин и его команда.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



За первую неделю сентября директора шестнадцати самарских школ получили уведомления об отстранении от должности, с ними срочно расторгли трудовой договор. Руководитель Департамента образования самарской мэрии Александр Каймаков так прокомментировал увольнения учителей.



Александр Каймаков : Единственным критерием по замене руководителей является снижение показателей в городе и области.



Сергей Хазов : О том, что уволенные с работы директора школ, в первую очередь отличные учителя, и только потом – администраторы, говорят и педагоги, и школьники. В Департаменте образования самарской мэрии отказываются называть причину массового увольнения директоров школ. 4 сентября ученики и родители провели пикет у школы номер 43, протестуя против незаконного, по их мнению, увольнения директора Любови Горшениной. Говорит участница пикета Надежда Алексеева.



Надежда Алексеева : Это, вообще, полное безобразие. Если так говорить по-честному, значит, это деньги здесь замешаны, только деньги. Потому что все делается из-за денег. Раз будут в аренду помещения сдавать, значит, им будут платить. Раз им разрешили, значит, они кому-то сверху будут платить. У нас молодежь надо как-то воспитывать со всех сторон – и дома, и в школе. В школе очень много они проводят времени. А учителей увольняют. За что? Почему? Непонятно.


Я знаю, например, мэр в одном институте брал проценты с преподавателей. И с ним преподаватели судились. Часть процентов суд установил. Там за стаж, еще за что-то, за какие-то дисциплины, за которые положена надбавка и так далее.



Сергей Хазов : Увольнению подвергли директоров вполне успешных самарских школ. В 2006 году школа номер 43 успешно прошла аттестацию, ученики ежегодно показывают высокие результаты по ЕГЭ. Такая же успеваемость и в самарских школах номер 100 и 108 и других учебных заведениях, директора которых были уволены. Председатель самарской организации по защите прав учителей Николай Елизаров рассказал, что правозащитники возмущены действиями чиновников.



Николай Елизаров : Сейчас, когда выстроена вот эта вертикаль власти, а учитель бесправен и ученик бесправен, поэтому здесь других мнений быть не может. Я конкретно работал с 15 эпизодами, когда люди были уволены с грубейшим нарушением трудового законодательства. Но самое интересное то, что школа, учителя разобщены этой всей политикой. В школах уволенным не помогают, подвергают их остракизму. Сами учителя боятся. Учителя подписывают все, что угодно. Они как прокаженные по принципу старой политики – разделяй и властвуй.



Сергей Хазов : Директоров школ уволили, не учитывая мнения педагогических коллективов и родительских советов. «Массовое увольнение директоров школ может говорить и о том, что лишившиеся постов учителя просто отказались поддерживать политику самарской мэрии», - считает педагог Ирина Демидова.



Ирина Демидова : Я сама преподаватель, которого совершенно незаконно уволили. Восстановиться, естественно, никакой возможности нет. У нас могут уволить любого человека вне зависимости правильно ли это, соответствует ли это закону.



Сергей Хазов : «Уволенному директору школы, как и простому учителю, сложно устроиться на работу», - Ирина Демидова продолжает.



Ирина Демидова : Если возраст уже пенсионный, я считаю, надо заниматься семьей, а если бодрый… Когда меня увольняли с работы, сказали – Ирина Юрьевна, вы очень молоды. В ваших руках весь мир. Идите и устраивайтесь. На каждом углу масса объявлений, читайте, смотрите каждое объявление. Так, будучи директором, она прочитает объявление, если она такая умная, найдет себе место в жизни.



Сергей Хазов : Самарец Алексей Максимов считает, что педагоги везде разные и потому чиновники Департамента образования самарской мэрии должны пояснить учителям, почему были уволены директора школ.



Алексей Максимов : У нас ребенок учится в 15 школе. Я ничего там плохого не увидел сам лично. Не знаю, бывают такие учителя, которых, может быть, действительно, надо уволить, если человек, действительно, работает плохо. Учителя бывают разные. Вот, например, у моей дочери были некоторые такие учителя, я бы их сам уволил.



Сергей Хазов : «Учительство крайне разобщено, и не готово защищать свои права. Правозащитники будут помогать уволенным директорам школ отстаивать свое право на восстановление на работе через суд», - рассказал правозащитник Николай Елизаров.



Николай Елизаров : Если его увольнение незаконно, если они считают, что это незаконно, естественно, суд… Я склонен защищать учителя, а не директора. Я очень склонен прислушиваться к мнению учащихся и родителей. Но есть великолепные органы – это советы. Советы при школах, в которых участвуют учащиеся, родители и сами учителя.



Сергей Хазов : Историей с массовым увольнением директоров школ заинтересовались в министерстве образования Самарской области и областном законодательном собрании.



В эфире Енисейск-15, Ярослава Бочарова:



Ирина Нохрина по специальности парикмахер – единственная в Енисейске-15 обладает навыками стрижки и укладки. Но клиенты у нее бывают редко – в основном, перед 8 март, 1 сентября или выпускными вечерами. Прихорашиваться, говорит, у людей здесь нет особой необходимости. Все ведь и так друг друга знают. Рассказывает Ирина Нохрина, жительница поселка Енисейск-15.



Ирина Нохрина : У нас как одна большая семья. Мы знаем каждого. Знаем – кто пошел, в чем пошел. У каждого даже гардероб знаем. Узнаем по походке.



Ярослава Бочарова : Узнают друг друга по походке около 500 жителей Енисейска-15. Это бывший военный городок. Возводился он в середине ХХ века. В то время здесь советские власти в нарушение договора об ограничении систем ПРО строили радиолокационную станцию. Она нужна была для создания непрерывного радиолокационного поля по внешней границе СССР на северо-восточном направлении. Чтобы городок окончательно не умер, в 90-е сюда переселяли норильчан по программе север-юг. Те сначала согласились на благоустроенные квартиры, но потом, разобравшись, что к чему, стали отсюда уезжать. В итоге остались одни пенсионеры и инвалиды. В 1996 все дружно писали письмо президенту США о том, что жить здесь невыносимо – честно работать негде, а воровать не дают. Говорит Любовь Тимченко, жительница поселка Енисейск-15.



Любовь Тимченко : Плиты вывозили, медь в основном вывозили. А уж потом там стали пускать таких… И-то по первости помню пойдут безработные, кто остался, наворуют, у них еще и отбирают. Так что… Одно время мы вообще выживали.



Валерий Боровиков : 22-этажное здание было. Вот, пожалуйста, одни эти остались… Не могу спокойно смотреть, сердце обливается кровью.



Ярослава Бочарова : Полковник в отставке Валерий Боровиков на месте строительства Енисейской РЛС не был больше 15 лет – с тех самых пор, как в 1989 году отсюда вывели войска. Министерство обороны в свое время безвозмездно передало уже полностью достроенный объект некоему частному предприятию. Предприниматели уже больше 10 лет вывозят отсюда медь, кирпичи, трубы и прочие остатки былого советского могущества. Говорит Валерий Боровиков:



Валерий Боровиков : Ужасающее, угнетающее впечатление. То, что я здесь увидел, это такое!… Видели – дорога. Была бетонная, а осталась смесь бетона с землей. Здесь был приемный центр водоснабжения. Здание осталось – ничего не осталось. КПП у нас был и наш шлагбаум. Все остальное – видите сами – один разрезанный металл.



Ярослава Бочарова : Бывшие строители РЛС в прямом смысле слова живут в городе-призраке. Ни на одной карте Енисейска-15 нет. Этот город состоит из шести пятиэтажек, трех магазинов и школы, стоящих посреди разрушенных домов. Работать здесь можно либо в школе, либо на предприятии ЖКХ. Рассказывает Валерий Хэм, работник предприятия ЖКХ поселка Енисейск-15:



Валерий Хэм : Молодежь бегает металл собирает, кирпичи бьют, сдают. Больше ничего нет, основного источника.



Ярослава Бочарова : В этом году в Енисейске-15 в школу собрали десятерых первоклашек. Полтысячи бывшего военного городка это 1 сентября встречали как никогда – с оптимизмом. К ним, наконец-то, приехали районные власти, помогли отремонтировать школу и надавали много обещаний, например, что со строительством целлюлозно-бумажного комбината, недалеко от деревни Абалаково Енисейского района Красноярского края, и для жителей Енисейска-15 появятся новые рабочие места.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Болеслав Михайлович Кутафеев мечтает отметить свой день рождения новосельем. 1 ноября ему исполняется 77 лет. Два года назад свой 75-летний юбилей он встречал на голодовке протеста соинвесторов дома на Пионерской улице в городе Железнодожном. На днях, ко дню рождения города, дом, квартиру в котором семья Болеслава Михайловича покупала как соинвесторы, был сдан в эксплуатацию.



Болеслав Кутафеев : За эти годы (недострой три года) я очень переживал не только за себя, но и за свою жену. Она моложе меня на 17 лет. Она очень болезненно воспринимает все эти вещи. Она болела очень много. Ей приходилось и в больнице лежать и все прочее. Для меня это очень важно. Я хочу, чтобы жена была здорова. А я человек такой, что я могу пережить все. Я уже опытный человек. Я всегда знаю, что нужно бороться. Борьба, которую мы провели – голодовки, митинги в Москве, по городу… Я рад просто сегодня. Три года утрачено. Я же три года снимал квартиру зимой, хоть я живу на даче.



Вера Володина : 12-этажный дом, 245 квартир. Отныне это не проблемный объект, а жилой и живой дом. Его должны были построить в 2003. К 2005 году это строительство было прекращено из-за финансовой несостоятельности инвестора ОАО «Интерурал». Благодаря действиям самих соинвесторов, на положение со стройкой обратили внимание власти. При их гарантиях и контроле права по инвестиционному контракту переуступили новому застройщику. Немногим более года прошло, и дом, наконец, достроен.



Болеслав Кутафеев : Только акциями мы могли сдвинуть дело с места. Мало того, поймите, когда пришел новый инвестор, мы еженедельно участвовали в рабочих совещаниях на площадке дома, который выводил первый заглавы города. Еженедельно! Корректировались все их действия.



Вера Володина : На сдаче дома и городские власти получали поздравления. Болеслав Кутафеев называет церемонию пир- и пиар-акцией с иронией, но уже без отчаяния .



Болеслав Кутафеев : Вчера, конечно, была пир-акция, так я ее называю, но в принципе, конечно, она была веселой, хорошей, была музыка, были воздушные шарики. Разрезали ленточки. Выступали. Все говорили, что, несмотря на все сложности (голодовки и прочее), которые… Короче говоря, все преграды мы преодолели. Поверили друг в друга, начали бороться все вместе и все прочее. Вручили символический ключ большой, который не подходит ни к одной квартире.



Вера Володина : Ключ символический, конечно, и с ним на удачу фотографировались соинвесторы второго корпуса, сдача которого еще предстоит. Чувствами и поздравлениями активно и радостно обмениваются на форуме соинвесторов этих двух домов. Если читать его с первых дней, то открывается почти военная летопись борьбы за свои квартиры и деньги. Начиналось все с отчаяния. Впрочем, еще повоевать, возможно, предстоит немного, еще чуть-чуть.



Болеслав Кутафеев : Было вчера подписано распоряжение главы города о принятии дома – адрес и все такое. Но у нас есть люди, которые мечтали заключать договора. И говорят – вот сейчас принят дома – все. Я подаю в суд. На кого ты подаешь в суд? 10 процентов не согласились доплатить там дополнительно за регистрацию, они, конечно, подняли цену, но неважно это. Если появятся люди, которые не подпишут, у нас могут быть проблемы с регистрацией, с передачей ключей и все прочее. Пока все не подпишут акт распределения квартир, все застопорится.



Вера Володина : Может, эти небольшие трудности преодолеют легко, и идущие на небольшой компромисс убедят тех, кто увлечен идеей полной справедливости, уступить и еще приплатить. Ведь так близко это счастье новоселья. Новоселья, не похожего на другие. За эти годы соинвесторы, будущие соседи, очень хорошо узнали друг друга.



Болеслав Кутафеев : Достроили. Слава богу. Для того чтобы сейчас получить ключи и начать ремонт, а для меня это главное, потому что, чтобы мою квартиру отремонтировать, нужно полтора месяца, а я на даче уже жить не могу – лето кончается, мне нужно очень быстро получить ключи. Сейчас БТИ немножко задержало распределение площадей по квартирам. Но как только они через 2-3 обещают получить, вызывают нас, будущих владельцев квартир, на согласование площадей, у кого больше, у кого меньше, кто доплачивает инвестор или мы доплачивает, даст официально с печатью и подписями площади квартир, я плачу деньги дополнительные, подписывает акт приемки передачи. Я иду в управляющую компанию, которая утверждена уже городом. С ними составляю договор, приношу акт приемки-передачи квартиры, который заключаю с инвестором, и они мне дают ключи. Я начинаю ремонт. Вся эта процедура уже такая – чисто техническая, будем говорить. Но там еще, понимаете, проблема начинается – зимний период, ремонт квартиры. Тоже проблема, но это уже мелочь. Будем делать свои дела уже независимо ни от кого.



Вера Володина : Месяц-другой и Болеслав Михайлович Кутафеев, доведет свою квартиру до необходимого комфорта. Говорит, что уж эти трудности его не пугают, главное, чтобы супруга не болела, и 1 ноября поздравила мужа с днем рождения. Вспомнят они, конечно, как встретили 75 его лет на голодовке протеста в недостроенном доме в городе Железнодорожном.



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Дверь скромной квартиры в Академгородке Красноярска Мария Семеновна, вдова ставшего при жизни классиком Виктора Астафьева, открывает сама. В прошлом месяце ей исполнилось 87. День рождения - это едва ли не единственная дата в году, когда красноярские власти и коллеги по перу вспоминают вдову Астафьева. Дежурные поздравления и стандартный букет цветов, доставленные курьером. За столом собираются немногие - друзей и близких в живых остались единицы. Те, кто помоложе, успели уже забыть - со дня смерти Виктора Астафьева прошло почти 6 лет.



Мария Астафьева-Корякина : Поскольку мы живем далеко от центра, то не всякий сюда поедет. У всех свои планы. Поздравления с Днем рождения уже прислали, правда, уже по заготовленной форме. Желаем Вам счастья, добра… Но так, чтоб позвонить, спросить - Мария Семеновна, как Вас дела, может вам денежек маленько? И таких нет.



Наталья Бурмистрова : С известным на весь мир писателем Мария Семеновна прожила 57 лет. Именно она набирала на печатной машинке тексты всех произведений мужа - «Царь-рыба», «Последний поклон», «Затеси» и многое другое. Еще и успевала писать сама. На счету Марии Астафьевой-Корякиной, около 20 книг, как и прославленный муж - она член Союза писателей.



Мария Астафьева-Корякина : Когда Виктор Петрович начал работать в литературе, я стала учиться печатать. У него был очень витиеватый почерк, никто не разбирал. Он говорил, ты разбираешь, вот и печатай. И вот ночью, дети спят, а мы в редакцию печатать на машинке. Он очень любил читать уже машинописный текст. Так и повелось, что он ни разу не ударил по клавишам. Когда я посмотрела на 15-томное собрание сочинений, подумала, ведь это вес напечатала я. Подойду к двери, а он сидит за столом. Думаю, что же делается в этой седой головушке. То, что я писала, я знала, что без меня литература не умрет.



Наталья Бурмистрова : Мария Корякина и Виктор Астафьев познакомились на фронте. Поженились там же, спустя полтора месяца.



Мария Астафьева-Корякина : Это было на Украине. Там стояла наша часть, а Виктора Петровича часть - легкораненых. И вот привозит один раз почту, с юмором был. Вот я, говорит, вам почту привез и еще привезу. Ждите меня с нетерпением. Симпатичный парень и пошел меня проводить. Завтра мы уже говорим про другие книги, послезавтра - третьи. Ну не говорили мы про любовь! А соловьи как ошалелые поют, заливается, а у нас душа плачет. Нам охота в красивом платье походить, в туфельках на венском каблучке. Вот и мечты. Там ничего не было для души.



Наталья Бурмистрова : Демобилизовались вместе, решили ехать в Вологду - на родину Марии Корякиной. Сибиряка Виктора Астафьева в Красноярском крае никто не ждал. На фронт он ушел прямо из детского дома.



Мария Астафьева-Корякина : У нас большая родня, большая семья. Чем дальше идем, чувствую, он никогда не жил в семье, чем дальше, тем медленнее. Приходим, у крыльца лавочка. Говорю: «Ну, будем заходить?» А он: «Погоди еще». А потом папа: «Кто там?» Я: «Папа, это я». «Мария приехала!» Входим, мама сидит и потом тихонько на ухо спрашивает: «Это наш или не наш?» Я говорю: «Наш, наш». И с этого наша жизнь началась. Его очень полюбил мой папа, и Виктор Петрович не раз про него говорил: «Это человек был, у которого прибранная душа». Мне бы не пришло на ум такого выражения.



Наталья Бурмистрова : Из дома Мария Семеновна выходит редко. Просить помощи у властей Астафьева не хочет, считает унизительным, хотя и признается, что очень нуждается. В квартире элементарно некому сделать уборку. Тома сочинений Виктора Астафьева, бесценные архивы писателя - покрыты слоем пыли. Чтобы как-то выжить, вдова писателя понемногу продает книги из библиотеки мужа.



Мария Астафьева-Корякина : Сейчас книги некоторые выставляю на продажу, надо же жить. Без него столько на меня навалилось, что подумать, представить страшно. Только на сердце сделали четыре операции. Но моя беда в том, что я всегда очень любила жить. Уж в такой мы нужде жили, а жить любила. Может, поэтому я уже папу пережила, маму пережила, дочерей похоронили. А сейчас ведь как, слегла и думаю надо кого-то попросить с пылесосом пройтись, мне нельзя. Кого- то надо попросить почту взять, кто-то пообещает, кто-то нет. А сейчас я из подъезда почти не выхожу, потому что у меня нога больная, еще с фронта.


Мне никогда еще не снилась старость, казалось мне она венец всему. Когда свершилось все, о чем мечталось, когда бездельность сердцу и уму.



Наталья Бурмистрова : Мария Астафьева мечтает сейчас только об одном, чтобы ее сил хватило еще на несколько лет. Не разобранными остаются фотоальбомы Виктора Астафьева с бесценными снимками. Еще одна боль вдовы писателя - музей русского классика, который она мечтает открыть в Красноярске. Но пока все ее попытки остаются безуспешными. Как горько призналась Мария Семеновна, музей кроме нее никому не нужен. Против создания музея в квартире возражают соседи, а на то, чтобы сделать пристройку к дому с отдельным входом и разместить все экспонаты там - красноярские власти не находят в бюджете денег.



Мария Астафьева-Корякина : И сейчас мне осталось самое трудное. Думаю, только бы Господь сохранил мне еще зрение хотя бы уж ладно не читать, надо фотографии разобрать. Их 73 альбома. Предложила сделать пристройку. А мне: «Знаете, сколько на это понадобится? Около двух миллионов». У меня таких денег нет. На этом разговор закончился. Я не допускала мысли, что руководству это будет накладно.



Наталья Бурмистрова : Вместо музея, в Красноярске и Овсянке, на родине писателя Виктора Астафьева, появилось два памятника. Почти четырехметровая бронзовая фигура классика была установлена на площади Согласия к пятой годовщине со дня смерти писателя. На торжественной церемонии открытия памятника побывали руководители Красноярска и края, а также местные депутаты. Из всех предложенных вариантов макет памятника, также выбрали они. Вопреки мнению Марии Астафьевой.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Голодовку готовы объявить руководители детского спортивного клуба "Ведущие к вершине". Вот уже 10 лет детское учреждение располагается в пристройке к общежитию Электродного завода, которому и принадлежит это здание. Рассказывает Дмитрий Мещеряков, председатель общественной организации " Спорт ивный клуб "Ведущие к вершине".



Дмитрий Мещеряков : Помещение представляет из себя одноэтажное здание около 400 квадратных метров. Это один небольшой зальчик, раздевалки, душевая, тренерские. Мы с 1996 года это помещение (оно было в полуразрушенном состоянии) своими силами начали ремонтировать, готовить. И в 1999 году мы позволили себе открыть это помещение.



Александр Валиев : Вот уже несколько лет руководители клуба вели переговоры с администрацией завода, принадлежащего москвичам, о том, чтобы передать помещение, в котором занимаются дети, спортивному клубу. Но в ответ они слышали уверения, что скоро общежитие и пристрой к нему будут переданы в муниципальную собственность.



Дмитрий Мещеряков : Это, в принципе, говорилось руководством Электродного завода, что нужно ждать перевода общежития Электродного завода и пристроя в муниципальную собственность. Но, к сожалению, мы узнали, что это помещение отделено от общежития Электродного завода, и уже оформлены все необходимые документы, что нас и насторожило. Мы сразу же направили письмо генеральному директору Челябинского Электродного завода Полиекову Сергею Витальевичу о рассмотрении возможности передачи того помещения в собственность общественной организации в муниципалитет. К сожалению, секретарь ответила, что директор встречаться с нами не будет. Письмо мы получим в письменном виде через службу безопасности Электродного завода, что нас еще больше насторожило. Если уж служба безопасности занимается, то нас просто попросят или поставят перед фактом.



Александр Валиев : Уловив позицию завода и рассудив, что не сегодня-завтра клуб могут выселить, его руководство и родители учеников, среди которых много сотрудников Электродного завода, забили тревогу. Обратились в вышестоящие инстанции, средства массовой информации и, в конце концов, объявили о готовности начать голодовку. Говорит Дмитрий Мещеряков:



Дмитрий Мещеряков : В понедельник через все средства массовой информации заявили о своих намерениях в отношении объявить голодовку в протес о намерении продажи детского клуба. Количество занимающихся составляет около 200 детей от 4 лет и до 25-28. После объявления через средства массовой информации о голодовке, у нас сразу появились и глава администрации района. С самого утра провели переговоры в отношении этого помещения. Глава администрации посоветовал нам не продолжать голодовку, потому что, может быть, эта голодовка обострит ситуацию в решении этого вопроса с собственниками этого помещения.



Александр Валиев : Если завод откажется идти навстречу спортклубу, каратисты намерены отстаивать свою территорию до конца и возобновить голодовку. Тем более что администрация района уже уведомила руководство клуба о том, что другого помещения, которое могло бы подойти для работы спортивного учреждения, в районе нет. Впрочем, после поднявшейся в средствах массовой информации шумихи, власти обещали заняться решением проблемы. Да и руководство завода остерегается категоричных заявлений. Вот что сказали в пресс-службе предприятия.



Сотрудница пресс-службы предприятия : Помещение, в котором занимается сейчас клуб каратэ, находится в собственности завода. Сейчас клуб пользуется этим помещением на правах безвозмездной аренды. Срок договора истекает 25 декабря этого года. Пока никакого решения о судьбе помещения принято не было. Это будут решать акционеры завода, а не Челябинский электродный завод. Наша управляющая компания находится в Москве. Поэтому решение будет приниматься москвичами. Могу только сказать, что интересы детей ни в коем случае не будут ущемлены, потому что среди детей, занимающихся в этом клубе каратэ, есть и дети наших сотрудников. Они оплачивают только часть стоимости занятий. Как только будет принято решение, мы об этом сразу сообщим.



Александр Валиев : Надо отметить, что клуб "Ведущие к вершине" существует уже много лет, и добился больших успехов. В прошлом году его ученики заняли на чемпионатах России и Европы сто призовых мест, в этом - уже 93.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Звучит песня



Жительница : Привела двух новеньких купаться. Ой, как хорошо-то. Здоровье!



Екатерина Лушникова : Так весело вятские любители плаванья в ледяной воде отмечали открытие зимнего сезона 2007. Увы, в будущем году праздник может не состояться. Городские власти приняли решение о закрытии клуба «моржей» «Дымка». До недавнего времени клуб занимал полуподвальное помещение на улице Большевиков и официально состоял на балансе Центра детского и юношеского творчества. Однако недавно директор центра госпожа Белугина приняла решение от «моржей» отказаться. Рассказывает его председатель Юрий Зязев.



Юрий Зязев : Когда я пришел, я говорю – давайте, я хочу продолжить занятия в клубе. Она один аргумент привела – Санэпидемстанция запрещает заниматься деятельностью, поскольку антисанитарное состояние. Я говорю – давайте сделаем ремонт. Денег нет на ремонт.



Екатерина Лушникова : А раз денег нет, то лучше закроем.



Юрий Зязев : Да.



Екатерина Лушникова : Помещение клуба, а это 200 квадратных метров в центре города, официально передали жилищному управлению. Деньги на ремонт у новых хозяев нашлись быстро, ну а «моржей» попросили с вещами на выход.



Юрий Зязев : Убирайтесь, освобождайте помещение. А у нас там штанги, гири, одежда кое-какая, которая оставлена, шведская стенка, шахматы, шашки, столы. Куда мы деваться-то будем? Куда нам?



Екатерина Лушникова : Юрий Зязев пытался обратиться за помощью к чиновникам районной администрации, но встретил далеко не благосклонный прием.



Юрий Зязев : Она не пригласила сесть, побеседовать, выслушать. Она с порога – ах, с вами еще Белугина мучилась (директор ЦДЮТ), а еще я буду тут с вами мучиться сейчас. Мне из кабинета некогда будет выйти. Я тут так и умру. Такой тирадой. То есть для нее это еще лишняя обуза будет. Она всячески старалась отделаться от нас.



Екатерина Лушникова : Отделаться пытались и от корреспондента Радио Свобода, попытавшегося узнать мнение чиновников по этому поводу из первых уст.


Я звонила в отдел образования. Мне говорят, что согласно новым установкам все комментарии дает пресс-служба.



Сотрудница пресс-службы : Все правильно. Она дает после того, как наш руководитель пообщается с кем-то из представителей этого СМИ и скажет нам, что, да, мы включаем в рассылку и работаем. Руководитель у нас Олег Аркадьевич. Если вы сейчас с ним будете говорить, но он сейчас занят.



Екатерина Лушникова : Как ни странно, занятыми оказались буквально все чиновники, принимавшие решение относительно клуба «Дымка». Председателя городской думы Владимира Быкова удалось поймать только на стадионе. Рассказывает Юрий Зязев:



Юрий Зязев : Поймал прямо на стадионе и выложил коротко. Он говорит – что на ходу-то говорить, давайте, приходите в среду. Вот мы пришли в среду вчетвером. Он говорит, давайте пишите.



Екатерина Лушникова : В течение месяца городская дума должна рассмотреть вопрос о помещении для клуба «Дымка», а пока суть, да дело вятские «моржи» перешли на осадное положение. Они отказываются передать ключ новым владельцам и убрать гири, штанги и другой спортивный инвентарь из помещения. Говорит любительница экстремального плаванья Нина Клочкова.



Нина Клочкова : Вот нам это помещение необходимо. Если в других городах (в Санкт-Петербурге я была, Мурманске, Перми) отношение к любителям зимнего плавания и бега прекрасное, то у нас безобразное отношение к нам. Такое наплевательское. В общем, совершенно не хотят нас замечать. Как будто нас и нет. Очень бы хотелось, чтобы на нас обратили внимание, на наши просьбы, на наши пожелания, чтобы клуб дальше жил, чтобы люди укрепляли свое здоровье.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Если вы окажетесь в юго-западном районе столицы Мордовии и, зайдя в один из дворов, увидите, что он утопает в цветах – не сомневайтесь, что это территория, отвечает за которую дворник Раиса Колечникова. Не сомневайтесь, потому что других таких дворов на юго-западе нет, да и по всему Саранску – единицы.


Больше 10 лет работает дворником в домоуправлении номер 19 столицы Мордовии Раиса Колечникова. Казалось бы – простая работа, вышел во двор рано утром, помахал метлой, собрал мусор, которым обильно усеивают свои дворы горожан – и все, до следующего утра. Однако свои профессиональные обязанности банальной уборкой территории Колечникова не ограничивает, а разводит рядом с жилыми домами цветы и помогает плотникам строить горки для детских игровых площадок и беседки. Даже коллеги удивляются, как Раисе удается за день переделать столько дел. "А ничего удивительного в этом нет, - говорит Колечникова. – На работу прихожу раньше всех – в 4 часа утра, тогда как рабочий день у дворников начинается в 6 часов. За это время успеваю и цветы полить, и территорию убрать, да еще и плотникам помочь, что беседки и теремки в соседних дворах делают».



Раиса Колечникова : Стоя в 4 часа утра. Прихожу, чтобы все успеть – полить надо, убрать дворы. Так все получается.



Игорь Телин : Получается – слабо сказано. В юго-западном районе Саранска Раиса Колечникова помогла построить 20 детских горок, теремков и беседок, договорилась с коллегами из соседних дворов и ходит на их территории помогать разбивать клумбы и обустраивать цветники.



Раиса Колечникова : Мы сейчас у каждого дома делаем, чтобы в Саранске весь наш район был в цветах, у каждого дома стараемся клумбы разбивать.



Игорь Телин : Все это – обустройство клумб, цветников, детских площадок - не входит в обязанности дворников. Обязанность собственно, у них одна – мети, да мусор собирай. А мусора во дворах – хоть отбавляй. Мусорят и заходящие сюда посторонние кампании. После них остаются пластиковые бутылки из-под пива, пакеты из под чипсов, окурки, пустые сигаретные пачки, мусорят и сами жильцы. Все те же окурки, старые газеты, ветошь, все это каждое утро и выгребает Колечникова мешками с обслуживаемых ею территорий. Жители домов признают – когда появилась здесь Раиса, их дворы изменились неузнаваемо.



Жительница : Раньше здесь была настоящая пустыня. Ничего не было. А теперь наш дом просто цветущий сад, рай.



Игорь Телин : Вот только участвовать в обустройстве этого рая, помогать Рае Колечниковой, никто не хочет. Ни субботников по уборке двора не проводят, и даже цветы поливать не хотят. Минувшим жарким летом на несколько дней приболела дворник. Когда снова вышла на работу, увидела – еще немного и цветы совсем завянут. За время ее отсутствия, никто из жильцов не вышел, чтобы полить клумбы. А спустя пару недель – новая беда. Местная детвора играла в прятки и в качестве укрытия использовала своеобразную "живую стену" из высаженных Колечниковой георгинов. Сами георгины не пострадали, а вот другие цветы…



Раиса Колечникова : Ребятишки в прятки играли. Все ромашки лежали. Я их все подняла, к палке привязала. Переживала целых два дня, хоть плачь.



Игорь Телин : Неизвестно даже, пожурили ли родители своих детей за вытоптанные клумбы. Скорее всего – нет. Играли ведь ребята в то время, когда во дворе было много жильцов – как всегда бывает под вечер, в конце рабочего дня. Наверное, даже замечания никто им не сделал. Печально, говорит Колечникова, но многие живут так, как будто все так и надо. Можно мусорить – потом кто-то все это уберет, топтать клумбы – кто-то их восстановит, ломать горки и теремки на детских площадках – кто-то их отремонтирует. Десять лет Раиса работает здесь дворником, и десять лет местные жители воспринимают все, что она делает, как должное.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Второй Всероссийский арт-фестиваль «Праздник света», приуроченный ко Дню рождения Саратова, напомнил горожанам о том, что освещение города – это искусство. 28 светящихся арт-объектов оценивало самое беспристрастное жюри – жители Саратова. Поэтому успех на фестивале зависел и оттого, как художник представляет свое произведение зрителям. Полина Горецкая, дизайнер из Самары, назвала свое произведение «Черно-белое живое» - это беседка для влюбленных.



Полина Горецкая : Как Инь, Янь, как мужчина и женщина слияние света и тени всегда создает кучу оттенков и полутонов, создает новую жизнь. Работа эта, таким образом… Когда человек входит в беседку, стоит объемный датчик, гаснут внешние лампочки, зажигается синий контур, играет музыка. Люди остаются наедине друг с другом.



Ольга Бакуткина : Саратовский студент Александр Лузакин удивил зрителей парадоксальностью мышления. Основой его арт-объекта стали валенки.



Александр Лузакин : Идея пришла зимой. Когда мне сообщили об этом конкурсе, я сразу и выложил. Сначала ее никто всерьез не воспринял. Впоследствии нашелся заказчик, которому я очень благодарен. В кинотеатре будет в вестибюле, если, конечно, он понравится. Я думаю – понравится.



Ольга Бакуткина : Фестиваль посвящен 160-летию изобретателя Павла Яблочкова. Колледж радиоэлектроники в Саратове носит его имя. И хотя задачи этого учебного заведения далеки от художественных, его коллектив создал садово-парковый комплекс «Эдем» - светящаяся лавочка под яблоней с крупными плодами-светильниками. Рассказывает заместитель директора колледжа Елена Кузина.



Елена Кузина : Святящийся объект и сама скамья тоже святящаяся. Должно быть комфортно человеку, как в раю, когда он отдыхает, когда он думает, может быть, о каких-то своих идеях, мыслях, потому как Яблочков – изобретатель.



Ольга Бакуткина : Особенность фестиваля в том, что все арт-объекты – плоды совместного творчества промышленных предприятий и художников. Предприятия не только выделили средства, но и участвовали в изготовлении и монтаже произведений искусства. Более того, после фестиваля выкупленные арт-объекты станут частью городской среды. Так работу «Эдем» предприятие «Сарэнерго» подарило детскому дому. Инициатором проведения фестиваля стала Волжская территориальная генерирующая компания из Самары. Говорит один из организаторов праздника Ирина Стрижова.



Ирина Стрижова : В мире 68 городов, в которых проходят праздники света, но вот такой индивидуальной направленности, развернутой на поддержку частного художника и частного проекта художника и его реализацию, практически нигде нет. Тут есть именитые художники, есть студенты, есть просто обычные домохозяйки. Все проекты, несмотря на то, что они очень позитивные, они концептуальны. Например, вот мы сейчас стоим: по правую руку у меня проект, который рассказывает об оренбургском пуховом платке, а по левую руку – проект называется «Преодоление». Он рассказывает о том, как человечество преодолевало страх перед огнем и, преодолев его, пришло к цивилизации.



Ольга Бакуткина : Придя к цивилизации, люди бесцеремонно начали уничтожать ее плоды. Арт-объекты, участвовавшие в фестивале, могут украсить лишь охраняемые территории. Почему праздник света не может продолжаться в Саратове круглый год? Объясняет заместитель главы администрации Саратова Михаил Волков.



Михаил Волков : В этом году тысячи были повешены новых плафонов и установлена сотня новых опор. Это, вообще, тенденция, которую город собирается продолжать. А привлечение внимание к огню, к свету, тем более, в такой праздничной форме, я думаю, что будет очень интересно для жителей, поскольку люди, вообще, должны понимать, что за тот же свет нужно платить. У нас, на самом деле, очень много людей, которые за потребленный свет не платят, хотя это услуга, которую легче всех контролируется с помощью счетчика.



Ольга Бакуткина : Столь же прозаично комментирует ситуацию депутат областной думы Леонид Писной.



Леонид Писной : Той мощности, которая поступает на Саратов, ее хватает. У нас не хватает денег на содержание объектов светового хозяйства. Поэтому то, что одна из ведущих компаний-поставщиков коммунального ресурса за свой счет решила в честь Дня города людям сделать праздник – это нормально, это хорошо.



Ольга Бакуткина : Праздник закончился. Победитель фестиваля – световой объект из Самары «Настроение лета» - отправится на фестиваль в Лион. Кончилось и лето, темнеет все раньше. Но в разных уголках Саратова зажигаются огни световых произведений искусства, напоминая о том, что, приручив огонь, человечество пришло к цивилизации.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG