Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отборочный тур чемпионата Европы по футболу: поражение российской сборной в матче с англичанами


Дмитрий Морозов: Наши коллеги Валерий и Олег Винокуровы находятся в эти минут в Кардифе, где сегодня состоится очередной матч Кубка мира по регби между командами Уэльса и Австралии. И завтра в программе «Прессинг» мы с удовольствием послушаем репортаж наших коллег.


Сегодняшняя беседа о спорте будет носить легкий экономический оттенок. Темы главные сегодня две – это футбол и баскетбол. Мы с Робертом внимательно на протяжении всей недели просматривали российские газеты, и общий тон публикаций о футболе таков: да, проиграли англичанам, да, потеряли очки, причем потерпели крупное поражение, а разница забитых и пропущенных мячей может иметь очень важное значение, но тем не менее, еще шансы остаются, и посему надо приложить все силы для того, чтобы в оставшихся матчах набрать максимальное количество очков. Я прав, Роберт?



Роберт Воскеричян: Ну, да, действительно, общий тон таков, что проиграли 0:3, но проиграли более достойно, чем израильтяне с тем же счетом. Потому что израильтяне, в частности, я очень хорошо отношусь к этому игроку Дмитрию Сычеву, но, конечно, его комментарии… На поле он не всегда блистает, но по крайней мере, он – профессионал, но когда он начинает комментировать вещи, которые выше его понимания, то это вызывает, мягко говоря, улыбку. Вот он говорит: «Израильтяне приехали, стояли в обороне, а мы пытались что-то сделать», и счет 0:3. Я думаю, что эти разговоры, конечно, имеют некое терапевтическое свойство: вроде играли достойно, огрызались, англичане в какие-то минуты даже прижимались к воротам.



Дмитрий Морозов: Даже гол забили.



Роберт Воскеричян: Ну, гол забили… Там можно, конечно, сомневаться, не сомневаться. Но в общем и целом я соглашусь с теми комментаторами, которые самокритично признали, что да, этот матч и этот счет есть ясное и четкое воплощение и отражение разницы в классе. И это сугубая правда, к сожалению.



Дмитрий Морозов: Давайте послушаем Евгения из Липецкой области.



Слушатель: В одной из газет было написано, что матч между Арменией и Азербайджаном не состоялся, но не было причины. Какие причины? Политического характера?



Роберт Воскеричян: В общем, наш уважаемый слушатель не далек от истины. Действительно, причины политического характера. Но все начиналось с того, что в результате жеребьевки команды Армении и Азербайджана попали в одну группу.



Дмитрий Морозов: Они протестовали?



Роберт Воскеричян: Никто не протестовал. С самого начала, когда они попали, конечно, все стали беспокоиться, потому что (не будем вдаваться в подробности), хорошо известно, насколько напряжены отношения между двумя странами, в том числе по поводу конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Но тем не менее, было составлено расписание, 8 сентября должна была состояться игра в Баку, а ответная – 12 в Ереване. Сборная Армения изъявила согласие приехать 8-го в Баку и 12- принять азербайджанскую команду в Ереване. Азербайджанская сторона не выказала готовности принимать в Баку армянскую дружину. В итоге (опустим подробности) было много всевозможных усилий миротворческих и со стороны Польши, Испании, Грузии, Литвы, Украины (Киев предлагал свои услуги) и так далее. Не сошлись ни на одном из вариантов. Потому что армянская стороны упорствовала в том, чтобы играть, как положено, как все играют – дома и в гостях, а противоположная сторона, соответственно, отказывалась. В итоге создалась, откровенно говоря, тупиковая ситуация, в которой пострадали, я считаю, обе команды. И я лично считаю виновником этой тупиковой ситуации тех, кто составлял это расписание, и тех, кто его утверждал, и тех, что когда утвердил, не озаботился тем, что подумал, чем это все закончится может. А в итоге что получается? Конечно же, в сложившейся ситуации можно сказать, что УЕФА поступил правильно, потому что что было делать тогда, если ни один, ни другой, ни третий вариант не устраивают? Но сложилась эта ситуация по вине УЕФА. Не Платини, тогда еще другие были составители календаря. В итоге получается так, что две команды потеряли гипотетически 6 очков. Предположим, армяне бы выиграли два раза или азербайджанцы два раза – максимальный результат. Никто не знает, как было бы, сейчас гадать невозможно. Но это абсолютно не спортивная ситуация, когда две команды не имеют возможности набрать очки. А другие команды – аутсайдеры их обойдут и будут иметь выше очки в рейтинге команд. То есть ситуация, если вкратце, вот такая была. Хотя она развивалась долго, можно долго об этом рассказывать. Много было трагикомических сюжетов вокруг этого.



Дмитрий Морозов: Но в любом случае заложниками остаются футболисты и болельщики обеих команд.



Роберт Воскеричян: Да, безусловно.



Дмитрий Морозов: Кстати, Евгений интересуется, болеете ли вы, Роберт, за сборную Армении?



Роберт Воскеричян: Да, разумеется, я же армянин, конечно, болею.



Дмитрий Морозов: Эмиль Викторович из Москвы, день добрый.



Слушатель: Сначала об этом злосчастном матче. Совершенно ясно, что уровень по классу англичан выше наших. А теперь я хотел бы вернуться к вопросу, который я с вами уже обсуждал, в частности, с господином профессором, о штрафовании за сверхлимитных игроков. В свое время профессор сказал, что он не сторонник администрирования. Но, господа, кроме кнута, есть и пряник. Если, допустим, клуб вырастил классного футболиста для сборной, у него же могут быть налоговые льготы. Таким образом, умелое сочетание коммерции и администрирования, возможно, могло бы помочь нашему футболу. Как вы считаете?



Дмитрий Морозов: Речь идет о лимите на легионеров, да?



Роберт Воскеричян: В общем и целом я готов согласиться с нашим уважаемым слушателем, что умелое сочетание администрирования и всевозможных льгот и преференций может дать результат. Но это общий постулат, который невозможно опровергнуть, типа «Волга впадает в Каспийское море». А на деле какие могут быть штрафы? За что штраф? За то, что команда купила игрока, заплатила с него все налоги? Ведь мы живем в реальной экономической системе. Второе, нигде еще не было доказано, что такие драконовские меры, чтобы провал не проваливался, взяли лишнего легионера – за что штраф? За то, что они покупают хороших игроков и поднимают общий уровень чемпионата? Конечно же, проблема легионеров существует.



Дмитрий Морозов: Может быть, не штраф, а просто отчисления, как на Украине, предположим?



Роберт Воскеричян: Я еще раз повторяю, это неправильно брать за то, что они уже потратили. Налоги берете – берите, но невозможно же делать десять тысяч разных налогов. Если вы боитесь и опасаетесь, что молодая поросль не подрастет, да, администрирование должно быть. И Мутко это делает: сначала – семь, потом – шесть, потом – пять легионеров, по-моему, даже до четырех разговоры сейчас идут. Это уже серьезно. Хотя, я думаю, скорее всего, остановятся на пяти. А бить рублем и так далее… Это, на мой взгляд, неправильно так поступать по отношению к тем, кто вкладывает деньги в футбол.



Дмитрий Морозов: А как вы относитесь к казахстанскому ноу-хау – в каждом матче должны принимать участие в каждой команде по 2 местных футболиста не старше 18 лет?



Роберт Воскеричян: Это не казахстанское ноу-хау, это в Европе во многих странах принято.



Дмитрий Морозов: На постсоветском пространстве, я имею в виду.



Роберт Воскеричян: На постсоветском пространстве, видимо, да, хотя мы не знаем, например, какие условия регуляции в Туркмении или Киргизии. Хотя, думаю, что там пока еще до этого не дошло, потому что самый богатый клуб Киргизии – это 600 тысяч годового бюджета имеет. Поэтому хотят они, не хотят – все равно местные воспитанники не старше определенного возраста. Это здравая мысль. Вообще, сейчас в Казахстане прошла конференция, окончательно стабилизировалась административная и кадровая ситуация в футболе, пришел новый президент Футбольной федерации, готовится вовсю новая конференция, которая пройдет в ноябре, где будут уже приняты реальные решения. Потому что пока занимались кадрами и утрясали скандальные моменты вокруг старого бывшего президента федерации, его жалоб, писем в УЕФА, ФИФА. Мы об этом неоднократно рассказывали. Я думаю, я знаю примерно ситуацию, знаю примерно, кто будет и что предлагать, я думаю, мы о таких ноу-хау еще немало можем узнать и рассказать нашим слушателям.



Дмитрий Морозов: Предоставим слово Юрию Васильевичу, москвичу.



Слушатель: Я тоже смотрел матч Россия – Англия. Больной вопрос, конечно. Причины, я считаю, - неумение играть персонально. По ходу матча ясно было, что Хеске будет сбрасывать на Оуэна, он его постоянно искал. И это должен был знать тренер. Необходимо было дать задание на своей половине держать Оуэна персонально. Кто? Это Анюков. А он болтался где-то без дела. А он вообще не умеет играть персонально. А по поводу класса, есть выездные модели оборонительного плана: попробуй забей, не так это все просто. А дали забить на первых минутах… Если бы не дали, так неизвестно, как бы пошла еще игра.



Дмитрий Морозов: Вы некоторые детали разобрали этого матча, но если в целом, предположим, оценивать игру сборных, то ставка Хиддинка на игру в атаке, на мой взгляд, совершенно оправданна. Почему замыкаться обязательно на выездной модели и играть от обороны, стоять вдесятером в своей штрафной площадке для того, чтобы не дать забить Оуэну и Хеске? Гораздо интереснее продемонстрировать что-то попытаться в атаке, тем более амбиций хватает и у Сычева, и у других атакующих игроков сборной России. А Хиддинк – сторонник атакующей игры во многом. Так что тут ничего удивительного в этом нет. Но другой вопрос, да, действительно, может быть, все-таки установка тренера была не столь скрупулезной на эту игры, может быть, какие-то отдельные футболисты не совсем правильно, не совсем адекватно поняли команды и задача главного тренера.



Роберт Воскеричян: Я думаю, они все поняли, просто исполнение в очередной раз подвело.



Дмитрий Морозов: Исполнение – еще один тезис, о котором хотелось бы сказать. Это предел везения российской сборной.



Роберт Воскеричян: Везение – да, конечно. Невозможно, чтобы все время везло. Но мне кажется, еще я хотел бы добавить к обсуждению этого матча, в те минуты, примерно отрезки по 5-7-10 минут были два отрезка в первом тайме, когда гол забили не засчитанный, и во втором тайме первые 15-17 минут игра была очень интересной.



Дмитрий Морозов: О чем речь и идет.



Роберт Воскеричян: Но проблема не в том, что они не могут играть хорошо, они не могут играть очень хорошо долго. Потому что тот темп и та тактика, которую они применили, это фактически, если выражаться языком реактивной авиации, это форсаж. Они на форсаже играли. Хотя в принципе игроки такого достатка и такой оплаты труда должны на нем играть постоянно. Потому что когда мы включаем телевизор и смотрим матчи чемпионата Англии и других чемпионатов, пусть даже ниже классом, но мы говорим о физике, они носятся по полю, при этом не просто носятся, еще с мячом управляются. Россияне не могут долго это делать, потому что это уже все сказали, начиная с самого главного российского тренера Хиддинка, который говорит открыто: «Они могут играть тайм в таком темпе, какой я от них требую». Вот если найти некое чудодейственное средство, я не имею в вижу, конечно, всякие химические препараты, а некий способ подтянуть их физику, то, конечно, они и умные игроки, и техничные, в общем, неплохие игроки. Конечно, не звезды уровня Оуэна или Рональдо, но очень приличные игроки. Но футбол – это игра, где помимо того, что надо иметь голову и некие технические данные, навыки, надо еще и бегать, быть выносливым. Посмотрите, Аршавин, он делает рывок, потом, втянув плечи, уходит в сторону, отдышался, потом опять. Очевидно, что не тянет парень. Почему?



Дмитрий Морозов: Всех нюансом невозможно предусмотреть.



Роберт Воскеричян: Физика…



Дмитрий Морозов: Кто ожидал ренессанса от Оуэна и Хеске? Кто ожидал такой блистательной совершенно игры в двух матчах этих форвардов, казалось бы, списанных уже многими специалистами? Валерий Аркадьевич из Королева нам дозвонился.



Слушатель: Уважаю профессора, особенно когда послушаешь, поймешь, что настоящий профессор – это как аксиома, что действительно Волга впадает в Каспийское море. Но я хотел бы затронуть такую проблему. Характеризуя высказывание одного из игроков, вы произнесли фразу, которая на многое открывает глаза: «выше его понимания». И вот эту проблему я хотел бы от вас услышать, как вы к ней относитесь? На каком же уровне выше уровня понимания находятся миллионы болельщиков, которые тратят время у телевизора, обсуждают, не занимаясь собственным интеллектуальным развитием? Тот же пример – спор Азербайджана с Арменией – тоже выше уровня понимания. Какая-то горстка людей, слушателей, которые активно вам звонят, они что-то понимают, вы как профессионал, и вот эта масса граждан, которые оторваны от наркотической игры, смотрит развлекаловку – вот во что она государству обходится, ее безделие?



Роберт Воскеричян: Я по поводу основной массы болельщиков хотел бы сказать, что среди болельщиков не мало таких, которые понимают в игре, если мы говорим о футболе, пожалуй, и побольше некоторых горе-профессионалов.



Дмитрий Морозов: Это уж точно.



Роберт Воскеричян: Есть такие профессионалы, которые тренировали дубль команд Премьер-лиги, потом в первом дивизионе отметились, которые могли позволить себе такую фразу, успокаивая игрока, который с трех метров в очередной раз не попал по мячу: «Не расстраивайся, Коля, гол в футболе не главное». Вот такие у нас есть профессионалы. Поэтому спасибо вам за теплые слова в мой адрес, конечно. Но я бы хотел сказать, что все-таки когда говорит футболист-профессионал о тех вещах, в которых он не очень хорошо понимает, в данном случае Сычев, это одно, а когда болельщик – это нормально, и это часть процесса. Болельщики должны обсуждать. Бразильцы шутят, что у нас 170 миллионов населения и примерно столько же человек, которые могут хоть завтра возглавить национальную сборную по футболу. И это нормально. Если этого не будет, футбол умрет. Поэтому, я думаю, болельщиков надо здесь защитить. А за теплые слова спасибо большое.



Дмитрий Морозов: Я бы не стал пикироваться так сильно в отношении Сычева, обвинять его. Все-таки много было интервью, и я, например, столкнулся с некоторыми, где он совершенно здраво оценивал матч, совершенно объективно и посыпал, откровенно говоря, голову пеплом, сетуя на свои ошибки многочисленные.



Роберт Воскеричян: Нет, я не хочу сказать, что он валил все на судью и так далее. Но просто пришлось комментировать некоторые слова. А на самом деле, он – один из наиболее искренних и честных ребят. Его сильно обидела английская пресса, которая назвала его форвардом без глаз, он не попадает в ворота или не видит партнеров якобы, хотя на самом деле он и попадает очень часто и с партнерами взаимодействует неплохо. Он – один из самых талантливых российских футболистов. Но когда его спросили: «Видимо, какие-то основания есть так говорить?», он говорит: «Да, видимо, мне не хватает мастерства» самокритично, честно. В общем, парень он неплохой, и я бы, конечно, не хотел, чтобы подумали, что я на него пытаюсь повесить каких-то собак. Боже упаси!



Дмитрий Морозов: Тем более выбор то у Хиддинка не велик. Михаил из Москвы.



Слушатель: Хотел бы вас, господин профессор, подкорректировать насчет того, могут или не могут. Я бы сказал так, что они хотят, но не могут. А не могут они потому, что нужно применять в детско-юношеском футболе не терапевтические меры, а хирургические. Почему президенты многих ведущих клубов, понимая в глубине души, что нужно перестраивать детско-юношеское футбольное хозяйство, не делают этого? Не в том ли причина экономическая, что покупая легионеров, легче отмывать деньги?



Роберт Воскеричян: Не в бровь, а в глаз. Мне даже комментировать нечего. Но не все клубы. Потому что есть много клубов, которые много денег вкладывают в детей и юношей. Но примерно половина, если не больше – вы четкий дали анализ экономический. Спасибо вам.



Дмитрий Морозов: Михаил сам прекрасно знает, какие клубы вкладывают, поскольку он рассказывал нам про Егорьевскую детскую школу.



Роберт Воскеричян: Есть, конечно, не все же мазать черной краской.



Дмитрий Морозов: Солидные школы у ЦСКА и «Спартака», у «Динамо», смена растет, и в ближайшем будущем, я думаю, мы увидим.



Роберт Воскеричян: И потом это дети 90-х. Может быть, есть проблемы, называет некоторых питерских игроков один тренер в шутку «блокадные дети», потому что они очень быстро устают. В 90-е годы далеко не каждая семья могла позволить полноценное питание для подрастающего мальчишки. Это тоже есть, надо все понимать, очень все сложно.



Дмитрий Морозов: Да, тем более, что инфраструктура клубная – не такое уж простое дело. В начале 90-х очень трудно было себе представить, когда клубы вообще с трудом концы с концами сводили. Вообще там экономики не было как таковой, если вспомнить, предположим нижегородский «Локомотив», сочинскую «Жемчужину».



Роберт Воскеричян: Да, такая бандитская была экономика.



Дмитрий Морозов: О баскетболе. Феноменальное, как пишут многие газетчики российские, выступление российской сборной на чемпионате Европы в Испании. Второй раз за десять лет россияне пробились в полуфинальный раунд. И что интересно, десять лет назад так же в Испании, на первенстве континента россияне заняли третье место. И вот есть прекрасная возможность повторить тот результат. И напрашиваются параллели, аналогии работы Гуса Хиддинка в футбольной команде России и Дэвида Блата – в баскетбольной сборной. Давайте сначала послушаем Владимира из Московской области.



Слушатель: Я хочу два мнения высказать по поводу футбола и баскетбола. То, что наша сборная сыграла на очень хорошем уровне, - тут вопросов нет. Но просто так она сегодня готова. Потому что на фоне клубного футбола, конечно, показала намного грамотнее и серьезнее игру, чем клубные команды. Это первое. У сборной Англии было очень много травмированных игроков, а пригласили других игроков, и они вписались туда, отряд не заметил потери бойца. То есть они органично играли в командный футбол. А наша сборная еще только на пути к такому командному футболу. И так как у нас недостаток таких игроков командных, поэтому у нас такая маленькая скамейка запасных. Много пресса писала, разбирала все это, но такой момент не отметили, что клубный наш футбол в таком состоянии, что не позволяет нам дальше расти. Надо клубный футбол тоже развивать в более правильную сторону.


Теперь по поводу баскетбола. Конечно, очень приятно, что Дэвид Блат, не давая никаких обещаний, все-таки сумел сделать характер команды, который позволил ей на характере сыграть хорошо. Это очень хорошо психологически заметно. Опять это вопрос командной игры. И самое главное, что я хотел отметить, это отношения Гуса Хиддинка и Дэвида Блата к тому, как они относятся к успехам или к неудачам команды. Они это переживают. И для них команда – это не важно, какой национальности, это их детище, они горят этим желанием сделать эту команду нормальной.



Дмитрий Морозов: Трудно не согласиться ни с одним тезисом, который высказал Владимир из Московской области. И Хиддинк, и Блат в очередной раз доказали после последних матчей, Блат, в частности, в турнире на чемпионате Европы, что это профессионалы высочайшего уровня, конечно.



Роберт Воскеричян: Даже в беседе с одним из наших коллег, который сейчас в Уэльсе находится, мы обсуждали, естественно, в частном порядке эту игру, потому что это главное футбольное событие за последние несколько дней. «Представь себе, Роберт, - сказал один из наших коллег, - если бы у Хиддинка были те же игроки, что у Макларена, что бы он сделал?» Я подумал, действительно, это была бы, конечно, мощнейшая команда. То есть это заслуга тренеров и баскетбольного, и футбольного. И, конечно, же игроков. Набрали лучших игроков, они играли, бегали, двигались, не все 90 минут, но тем не менее. А ту тягомотину, которую мы почти постоянно имеем счастье лицезреть в матчах внутреннего чемпионата, конечно, это ни в какие ворота не лезет.



Дмитрий Морозов: Вы знаете, Роберт, я после этого матча почитал форумы английских болельщиков и пришел к выводу, что очень сильно были разозлены англичане перед матчем с россиянами.



Роберт Воскеричян: Кто их разозлил?



Дмитрий Морозов: Причем как футболисты… В хорошем смысле. То есть раззадорены были.



Роберт Воскеричян: Ну, им три очка нужно было делать.



Дмитрий Морозов: Какие-то заявления сделал Хиддинк перед этим матчем, как-то задели они самолюбие и болельщиков, и футболистов.



Роберт Воскеричян: Это разговоры в пользу бедных, по-моему. Что значит, раззадорены и так далее? Всем нужно три очка, и все на поле выходят раззадоренные, злые, охочие до очков, до побед и так далее. Нет таких игроков. Даже самый слабый игрок будет биться на поле.



Дмитрий Морозов: Но вы знаете, и психологические какие-то факторы, присутствие российского капитала в английском футболе тоже, возможно, какое-то влияние оказало. Я не знаю, но подозреваю, что это так.



Роберт Воскеричян: А вот я думаю, что российские игроки раззадоренные выйдут 17 октября, потому что тот же Сычев в интервью говорит, что они не взяли наши майки, свои же отдали, то есть вам еще расти и расти. Такие вещи вообще ни с кем не надо делать. Я, будучи россиянином, знаю очень хорошо национальный менталитет. Вот если действительно раззадорят русских людей, то тогда берегись. Поэтому они тоже совершили несколько психологических ошибок. Вот я думаю, что, может быть, и надеюсь, что их поймают на этих ошибках, потому что так нельзя разговаривать вообще ни с кем, а тем более с людьми, которые могут, мягко говоря, и огорчиться, и разозлиться.



Дмитрий Морозов: Вы правы. Давайте слово предоставим нашим слушателям. Сначала – Валентину из Рязани.



Слушатель: Я не болельщик, поэтому меня затронули ваши слова о неподготовленности наших спортсменов. Я думаю, что все-таки футболисты – это дети своего времени, дети нашего общества, они страдают болезнями, которыми больно наше общество. Мне кажется, среди них нет ни одного человека здорового. И поэтому для индивидуальных видов спорта еще можно откопать одного человека с большими физическими возможностями. А чтобы все несколько десятков были одного класса, физически подготовленными, здоровыми, мне кажется, это невозможно.



Дмитрий Морозов: Но это все-таки возможно, Валентин, не будем столь пессимистичны. Тем более, что мы говорили сегодня о провале, который был в России, в российской экономике, в российском футболе, в частности, в 90-е годы. Сейчас школы работают, я сам лично и Роберт бывали в баскетбольной школе Тимирязевской – прекрасное совершенно сооружение, все условия созданы для и тренеров, и молодых баскетболистов. Все будет, надо подождать чуть-чуть.



Роберт Воскеричян: Практически можно сказать, что все уже сейчас есть, просто нужно время, чтобы база, основа, которая практически создана, чтобы она заработала. Сразу же не получится из 10-летнего мальчика звезды. Надо лет десять подождать.



Дмитрий Морозов: Ну, конечно. Никита Михайлович из Перми, вам слово.



Слушатель: У меня к господину профессору такой вопрос: как он думает, когда мы прорубим окно в Европу в смысле футбола? Неужели мы не можем своих ребят подготовить отправить в Европу, чтобы они там играли в классных командах «Реал», «Бавария», «Милан»? Как вам кажется, будет ли так, что из этих команд к нам придут ребята и будут играть в футбол на европейском уровне? Помните, датчане, когда выиграли чемпионат Европы?



Роберт Воскеричян: Ну, помним, конечно.



Слушатель: Вот такие игроки у них, по-моему, играли. В Дании, по-моему, мало было ребят играющих. Все играли в этих классных командах европейских.



Роберт Воскеричян: Это очень такая ситуация типичная для стран благополучных, таких как Дания и Нидерланды.



Дмитрий Морозов: Но там же были яркие звезды, как Лаудер, скажем.



Роберт Воскеричян: Они, во-первых, имеют мощную экономическую базу, в том числе и футбольную. И выращивают массу игроков высококлассных, а из этих высококлассных игроков массы одна-две-три звезды. И в Дании, и особенно в Нидерландах. В Нидерландах вообще конвейер звезд.



Дмитрий Морозов: Инкубатор самый настоящий.



Роберт Воскеричян: Самый настоящий инкубатор, причем они уже и из Африки берут, и из Латинской Америки детей, потому что у них есть методика – то, чего нет, к сожалению, было, но утеряно у нас. Вот и все. Поэтому и играют сорные этих стран намного лучше, чем клубы. Потому что клубы богатые перекупают. А что касается российских молодых игроков, то та же самая история. Сейчас появляются новые школы, новые поля, разрабатываются методики, в том числе методики питания, методики физической подготовки и так далее. Но нужно время, и появятся такие. Наверняка, есть таланты. Я думаю, что, конечно, всякое сравнение хромает, но тем не менее, я думаю, что если бы таланты, сопоставимые с талантом великого Эдуарда Стрельцова, 17-летний мальчик из какой-нибудь подмосковной глубинки появился бы, я думаю, что любой европейский клуб сейчас бы предлагал бешеные деньги. Потому что уровень талант был виден сразу, как только Стрельцов появился. Это вопрос не только подготовки. Что касается Стрельцова, это и еще вопрос божьего промысла. Это талант, божья искра в нем была.



Дмитрий Морозов: Ну, если мы упомянули мадридский «Реал», то в системе этого королевского клуба играет один…



Роберт Воскеричян: Сын Попова, по-моему.



Дмитрий Морозов: Сын Черышева. Вполне вероятно, что в конце концов, он окажется в России, в российской сборной.



Роберт Воскеричян: Попов сам в Испании живет, поэтому я перепутал.



Дмитрий Морозов: Любопытно, какие мысли у Веры Павловны из Московской области.



Слушатель: Мне 81 год, мудрая бабушка. Я смотрю футбол, люблю свой футбол, российский, русский футбол. Перестаньте набирать тренеров чужих. Это чужой, он все равно не будет так отдавать всю свою силу, все свои знания другому народу. Пусть профессор мне ответит.



Дмитрий Морозов: Спасибо, Вера Павловна, будьте здоровы.



Роберт Воскеричян: Профессор вынужден с вами не согласиться в части, что Хиддинк, в частности, если мы говорим о Хиддинке, не отдаст все свои силы и знания, потому что он – голландец.



Дмитрий Морозов: Он просто порядочный человек и профессионал.



Роберт Воскеричян: Он – профессионал, он работает так, как он работает, он работает всегда и везде.



Дмитрий Морозов: Что он работал в Южной Корее, что в Австралии.



Роберт Воскеричян: Хотя можно согласиться, что при прочих равных условиях, конечно, было бы желательно, чтобы появился современный Якушин молодой или Качалин, или Бесков, я уже не говорю Аркадьев. Да, конечно, это было бы замечательно.



Дмитрий Морозов: Но вполне вероятно, следующий тренер будет россиянин.



Роберт Воскеричян: Возможно, да. Но согласиться с тем, что иностранец значит плохой, нет.



Дмитрий Морозов: На данном этапе отказаться от услуг Хиддинка, конечно, ни в коем случае нельзя.



Роберт Воскеричян: Да и не надо. Какой смысл отказываться от того, чтобы строчку заполнить, что это будет местный кадр?



Дмитрий Морозов: В ближайшее время Мутко должен принять какое-то решение.



Роберт Воскеричян: Они, по-моему, уже согласовали.



Дмитрий Морозов: Возможно.



Роберт Воскеричян: По крайней мере, Хиддинк дал добро на продление. Теперь вопрос не за Мутко, за Абрамовичем, потому что он тоже должен дать добро на выделение кое-чего.



Дмитрий Морозов: Абрамович, по-моему, тоже дал добро, он с Хиддинком встречается постоянно.



Роберт Воскеричян: Ну, да, а потом Мутко скажет, что мы подписали новый контракт.



Дмитрий Морозов: То есть де-юре будет все это решено, и Хиддинк останется на следующий отборочный цикл, уже чемпионата мира.


Наш слушатель Александр из Сызрани считает Хиддинка третьим иностранным тренером после Артура Жорже и Властимила Петржелы, решившим искренне своим опытом помочь российскому футболу выйти из кризиса. «Видимо, наконец, здравомыслие приходит и к спортивным руководителям. Не кончается ли терпение у самого специалиста работать в условиях хаоса?»



Роберт Воскеричян: Трудно ответить за другого человека. Поэтому я оставлю без комментария этот вопрос.



Дмитрий Морозов: Но Хиддинк не выказывает пока своих негативных эмоций по отношению к российскому футболу, мне кажется. Он говорит, что ситуация довольно тяжелая.



Роберт Воскеричян: Он никогда ничего… Он – очень сдержанный человек, он никогда не говорил… Когда он приехал только, он ужасался состоянием полей, например, ужасался, мягко говоря, такому непосредственному стилю, характеру общения со стороны Мутко. Он удивлялся, потом быстро к этому привык, кое-что купировал и работает человек. Мутко, мы помним тоже, удивлялся и возмущался, что он пьет кофе в немеряных количествах и причем самый дорогой, в самых дорогих отелях, потом смирился.



Дмитрий Морозов: Но это не самый большой недостаток.



Роберт Воскеричян: В общем, это все притирка.



Дмитрий Морозов: А когда Хиддинку бросили фразу: «Ты приехал, дескать сыграть на Уэмбли и умереть?», на что Хиддинк ответил: «Ничего подобного. Когда я приехал в Россию, футбол действительно там был почти мертв, но сейчас он уже воскресает».



Роберт Воскеричян: И это тоже правда, кстати сказать. И не в последнюю очередь, благодаря и его усилиям тоже.



Дмитрий Морозов: Александр из Москвы прислал такое сообщение: «Многие российские болельщики все равно талдычат, что российские тренеры ничуть не хуже зарубежных, а даже лучше. А пример Блата и Хиддинка для них ничего не значит».



Роберт Воскеричян: Особенно Блат мне понравился, потому что что только о нем ни говорили, что вот он не только совмещает, а еще в другой стране живет.



Дмитрий Морозов: Скептики были посрамлены.



Роберт Воскеричян: По крайней мере, я вижу результат, и это самое главное.



Дмитрий Морозов: Сергей из Ростовской области, здравствуйте.



Слушатель: Тот самый Зырянов – он наш, местный, с Каменск-Шахтинского. У нас есть таланты, просто хаос у нас везде в провинции, поэтому в крупных городах только развитие идет спорта. Ну, вообще, талантов много. Взять ту же Африку. Нигерия, ну что, страна такая…



Дмитрий Морозов: Нигерия – очень богатая страна, к тому же очень населенная страна, не забывайте об этом.



Слушатель: Вот сейчас в финальную часть чемпионата Африки вошла сборная Намибии. Там одна пустыня и два города.



Дмитрий Морозов: Но Намибия тоже…



Роберт Воскеричян: А еще алмазные копи и еще много чего другого.



Слушатель: О баскетболе еще интересный вопрос. Кто от Европы попадает на Олимпиаду? Три-четыре команды всего?



Дмитрий Морозов: Семь команд попадают в квалификационный турнир.



Слушатель: А напрямую четыре?



Дмитрий Морозов: Да, напрямую четыре, и остальные будут участвовать в квалификационном турнире, почему все и ставили задачу выступить, занять место не ниже седьмого на этом чемпионате. И российские чиновники говорили об этом, и многие специалисты, и я читал интервью хорватского главного тренера: наша задача занять место не ниже седьмого. А у вас в Ростовской области действительно сейчас ситуация не очень с футболом. Оба клуба, и «Ростов», и СКА не простые, не лучшие времена переживают. «Ростов» на грани вылета в первый дивизион. СКА тоже не очень уверенные позиции в первом дивизионе.



Роберт Воскеричян: Вообще, регион футбольный. И если бы побольше совместных усилий, мне кажется, что теоретически такой регион, если бы он сумел объединить усилия и сделать одну единую команду, то эта команда могла бы, но на две команды сил региона не хватает, и такого количества спонсоров не хватает, хотя губернатор пытается и тому клубу, и другому уделить внимание, но все-таки силы не беспредельны. А с точки зрения, ростовский интернат скольких людей дал! Один Вагиз Хидиятуллин чего стоит, да и много ростовчан играет по всей России, некоторые уже добрались до Финляндии, стали финскими.



Дмитрий Морозов: Еременко?



Роберт Воскеричян: Да. То есть ростовчане – молодцы, я думаю, что будущее футбола безоблачно в Ростове, потому что есть и хорошие игроки, и есть природные погодные условия. А еще самое интересное, что в Ростове сохранился тот болельщик, это уходящая натура, которого уже нигде нет, это болельщик, фанат, который десятки лет ходит на одну и ту же трибуну. Таких не один, не два, а десятки, может быть, даже сотни. А это та самая закваска, которая, если туда влить еще чуть-чуть чего-то, получится хорошее или вино, или кислое молоко, все что угодно, любой качественный добрый продукт, потому что если основа, от чего плясать. Так что я думаю, в Ростове все нормально будет с футболом.



Дмитрий Морозов: Поживем – увидим. А тем, кто продолжает сокрушаться по поводу поражения российской команды в Англии, я хотел бы привести еще более показательные, красноречивые драматические примеры, как, например, поражение французов от шотландцев на своем поле, поражение украинцев итальянцев в Киеве.



Роберт Воскеричян: А что с Португалией происходит?



Дмитрий Морозов: Два подряд матча сыграли дома вничью. Что будет с Скалари после этого инцидента с Даргутиновичем.



Роберт Воскеричян: Нет, тот его, правда, простил.



Дмитрий Морозов: Ну, тот простил, простит ли УЕФА и португальская федерация футбола?



Роберт Воскеричян: Скалари всегда может найти себе работу в Англии или, может быть, даже в ЦСКА.



Дмитрий Морозов: Хорошо, это футбол. Или баскетбол, провал сербов на чемпионате Европы, итальянцев провал. А ведь итальянцы играли в финале афинской Олимпиады! А тут не вышли из группы. Вот это действительно драма. Евгений Владимирович из Химок.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, я последнее время слыша очень часто о Газаеве, что он – великий тренер. Почему бы этого великого тренера не поставить тренером сборной нашей страны? И все время я слышу: Вагнер, Вагнер, но голы то забивать наши нужны сборной, а не Вагнер. А у нас почему-то Вагнер. Вы помните, Газзаев сборную тренировал? Ну, и что? Он ее покинул. «Динамо» два раза он брался тренировать, и что? Ушел. И ваша пресса мне так режет слух, когда говорят: Газзаев – это великий тренер. Какой он великий тренер? Разве его можно поставить в один ряд с теми тренерами, которые у нас были? Почему это происходит?



Дмитрий Морозов: Но это не наше мнение. Мы, по-моему, крайне редко до таких эпитетов снисходили, что Валерий Газзаев – великий тренер. Да, он добился успеха с ЦСКА, команда завоевала Кубок УЕФА. И вы совершенно правильно заметили: он дважды брался тренировать «Динамо», не совсем удачно, однажды тренировал ЦСКА, тоже не совсем удачно. Кроме того, Валерий Газзаев работал в сборной, но не будем забывать, что он привел еще и «Аланию» к званию чемпиона России.



Роберт Воскеричян: Великий, не великий, но в России таких тренеров если есть, то еще, может, один или два.



Дмитрий Морозов: Поскольку Олег Романцев – самый титулованный вроде как специалист российский, он не у дел, все-таки «Ника» - второй дивизион, это понятно, не уровень. А что значит назначить Газзаева? Работает тренер, работает человек.



Роберт Воскеричян: Куда его назначить? Вместо Хиддинка? Снять Хиддинка? Тоже довольно странное предложение.



Дмитрий Морозов: Вячеслав Георгиевич из Московской области.



Слушатель: Во-первых, мне Роберт очень нравится как специалист, глубоко мыслящий, разбирающийся. Я постарше его и поэтому я задам ему такой вопрос. Когда может быть больше успех любой команды – футбол, волейбол – когда она сражается за честь родины, отстаивая те основы, в которых они живут, и когда вся страна вместе с ними переживает и борется за победу, или за материальный какой-то достаток в виде долларов? А второе, я с ним очень согласен, что это сложный вопрос, и все зависит от того, как воспитывались эти футболисты в раннем детстве, в юношеском возрасте. Вы возьмите нашу армию, кто в нее идет? Из десяти призывников три здоровые, а семь больные. Но если хилого человека взять в какую-то команду, накормить его чем он только хочет и по горло, он завтра не побежит так, как надо бегать. А кто сейчас играет в футболе? Сынки наших миллиардеров что ли? Они только ездят туда болеть, пить, орать. Ни одного из них футболиста нет.



Дмитрий Морозов: Ну, по братьям Березуцким и Погребнюку не скажешь, что ребята хилые.



Роберт Воскеричян: Что касается института национальных сборных, однозначно за честь флага идет игра. Те же англичане, о которых мы так долго говорили сегодня, получают большие бонусы от федерации за игры, но все эти бонусы уходят на благотворительные цели.



Дмитрий Морозов: Футболисты отчисляют.



Роберт Воскеричян: Да, я согласен совершенно, за родину играют, за флаг, конечно. Профессионалы настоящие играют за деньги в клубе, а в сборной не за деньги, хотя деньги могут получать, и это нормально, компенсации какие-то. И тем не менее, настоящие профессионалы эти большие деньги, не во всяком клубе у нас можно получить то, что в английской сборной получают, отдают детям, инвалидам и так далее.



Дмитрий Морозов: Владимира Анатольевича послушаем из Москвы.



Слушатель: Я смотрел игру с Англией, и меня один контраст заинтересовал и волнует. Почему наши футболисты выглядят измотанными, изморенными на фоне англичан? Те блестят, как новые гривенники, прямо лоснятся. Физическая подготовка наших просто какая-то странная. Объясните, пожалуйста, что это такое?



Дмитрий Морозов: Роберт отчасти уже отвечал на этот вопрос. И Хиддинк это подметил, российских футболистов, футболистов сборной России, которых использует Хиддинк в этих последних матчах, хватает на тайм. Да, действительно, такая подготовка.



Роберт Воскеричян: Я хочу сказать, что есть объективные моменты. Допустим, на фоне Микки Ричардса, второй номер сборной из «Манчестер-Сити», кто угодно будет смотреться потертым, потому что ему 19 лет, это колоссальная физическая сила, гора мышц, бег совершенно потрясающий, прыгучесть. На его фоне любой и крепкий немец, голландец, который получал правильное питание все эти 90-е годы, тоже будет смотреться хилым мальчонкой. Там Хеске еще есть, еще другие есть крупные ребята. Есть и помельче. Но в общем и целом можно согласиться, что проблема есть с физикой.



Дмитрий Морозов: Ну, и потом специфика английского футбола. Вы посмотрите любой матч английского чемпионата. Кто бы ни играл – аутсайдеры, лидеры, сильные команды, какие-то элитные клубы – все 90 минут плюс добавленное арбитром время они будут носиться, сумасшедший темп. Причем это будет не хаос, разумеется, не хаотичное движение.



Роберт Воскеричян: Они играют, не бегают быстро, а играют быстро.



Дмитрий Морозов: Они двигаются, поскольку футбол – это движение. Несмотря на то, что российские футболисты частенько любят повторять фразу на упрек, что вы стоите весь матч, мы не слоны, а футболисты. Конечно, стоит сказать, что в данном случае футбольный менталитет в России очень сильно отличается от английского, и в этой связи строится, разумеется, и подготовка футболистов к сезону. Не будем забывать еще, что английский чемпионат продолжительней будет российского, и паузы очень незначительные. Помните рождественские насыщенные деньки, когда…



Роберт Воскеричян: Да, 31-го играют или 1 января. Если только попадают на субботу, воскресенье – будьте любезны.



Дмитрий Морозов: В этой части и строится подготовка на целый сезон футболистов, которые выступают в Англии, не только причем англичан.



Роберт Воскеричян: Причем они преодолели свою проблему, которая очень сильно их беспокоила, это злоупотребление алкоголем многих игроков. Сейчас практически этого уже нет в Премьер-лиге. А раньше они носились и при этом еще попивали, и не только пиво, а покрепче кое-что. Сейчас уже говорят, что с этим покончено.



Дмитрий Морозов: Этого мы не знаем, естественно.



Роберт Воскеричян: Ну, там кто-то может быть, но в общем и целом этого нет. Тони Адамс чего стоил.



Дмитрий Морозов: Масса примеров. Один Гаско чего стоил. Последнее письмо: «Господин профессор! Все-таки следует обратить внимание в целом на состояние здоровья подрастающего поколения. Статистика крайне неутешительная. Выпускники школ практически на 90% больны. Поэтому без изменения отношения к здоровью нации в целом и воспитания непьющих родителей ничего не получится. Валерий Аркадьевич». Мы возразим, все-таки что-то должно получиться, поскольку шаги определенные предпринимаются в этом направлении.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG