Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Германо-российский спектакль в Берлине


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Никита Татарский: В Берлине недавно состоялась премьера необычного германо-российского театрального проекта. Это музыкальное представление, одновременно на русском и немецком языках, по мотивам пьесы Людмилы Разумовской «Домой». Молодые и совсем юные актеры и музыканты из России и Германии играют, как написано в программке, «пьесу о бездомных детях и музицирующем ангеле». На премьере спектакля под названием «Родненькие» побывал и наш корреспондент.



Юрий Векслер: То, что актеры играют одни на немецком, а другие на русском, восприятию не мешает. Это подтверждают и мои разговоры со зрителями. Вот одно из мнений.



Зрительница: Это молодежь, которая играет потрясающе! Я в восторге. Особенно два малыша, дети, мальчики и главная героиня Татьяна. В то же время обоюдно и ребята-немцы тоже хорошо играют.



Юрий Векслер: Два малыша – это 10-летний Фома и младше его на год другой мальчик по кличке «Близнец». Со стороны может показаться удивительным, что спектакль возник в Германии. Но для меня, давно знающего инициатора проекта – литературоведа и переводчицу с русского Рут Виникен, которая много делала и делает для знакомства немцев с Россией, – удивление скорее в том, что ей удалось заинтересовать своей идеей многие организации в Германии и найти финансовую поддержку. О возникновении замысла говорит Рут Виникен.



Рут Виникен: Меня волнует эта тема уже давно, и эта пьеса уже лежала 5-7 лет у меня в запасе, и я не знала, как это сделать. И когда я увидела прошлым летом настоящих беспризорных, которые стали цирковыми артистами «Упсала-цирка» из Петербурга, и видели их блестящие глаза, и как они работают телом, и я немножко с ними познакомилась – и тогда родилась эта концепция двух пластов. Мне не интересно было только пьесу сделать, а вот какой-то контрмир создавать.



Юрий Векслер: Рун Виникен сделала свою версию пьесы, в которой не один ангел, как у автора, а целая группа музицирующих ангелов. Кульминация пьесы – явление ангела умирающей при родах 15-летней Таньке. Стержневой персонаж пьесы – Венька, который хочет стать монахом. Трагический спектакль благодаря Веньке все время балансирует между безнадежностью и все-таки надеждой. Надеждой он и заканчивается. Венька и прибившийся к нему Фома идут своей дорогой, идут к Богу, домой.


Если можно, два слова про мальчиков, откуда они, и про актрису, которая с ними играет.



Рут Виникен: Мальчики – они с Северного Урала, из города Соликамск. И Надя, которая Таньку рыжую играет, тоже оттуда. Там существует уже лет 20 замечательная театральная студия, и они там играют. И Надя оттуда. Но она уже один год училась в ГИТИСе, она студентка ГИТИСа теперь.



Юрий Векслер: Поставила спектакль москвичка Татьяна Тарасова. На мой вопрос, не видит ли она сама в спектакле кокетничанья с религией, Татьяна ответила…



Татьяна Тарасова: Я бы сказала, что вообще наш спектакль не о религии. Там все-таки речь идет о том, что дети ищут свой дом, и один из выходов, один из домов, который они выбирают, есть дом – религия. И речь-то идет о детях, которые погибают в мире без взрослых. И Веньке тоже нужен наставник, и он его ищет. Он пришел с чужими словами, для него пустыми, а в финале они для него становятся наполненными. И здесь мы больше всего не хотели, чтобы смысл был религиозный. И я думаю, что все-таки мы этого добились. Потому что в пьесе, конечно, очень большое значение этому уделяется. И я думаю, что мы не обидели Людмилу Николаевну, но мы сделали свою версию.



Юрий Векслер: Я же не смотрю российские спектакли довольно давно, поэтому мне трудно понять, в какой контекст это попадает сегодня, играют ли на эти темы вообще.



Татьяна Тарасова: Нет, не играют абсолютно. Это сейчас не тема сегодняшнего дня. Но об этом я знаю, что думают. Вообще, для меня это очень интимная тема, я о ней в театре никогда не говорила. И поэтому я здесь делаю тоже не главное, это одна из дорог.



Юрий Векслер: Никому не нужные, живущие в подвалах городов дети и подростки – что может быть более явным признаком нездоровья общества? Эти дети быстро попадают в зависимость от преступников. По-русски спектакль называется не «Домой», как у автора, а «Родненькие». Почему?



Рут Виниген: По-русски, да, это было желание режиссера Татьяны Александровны Тарасовой. Звучит и в пьесе очень часто – «родненькие». Это как бы другое душевное измерение.



Юрий Векслер: В Москве как будет это восприниматься?



Рут Виниген: Это будет очень любопытно. Я вообще понятия не имею, не знаю. И здесь был такой сюрприз, и мы волновались очень, как они примут, потому что эта все-таки тема веры, она очень сильна, это все идет через Веньку, через этого молодого человека, тоже ребенка, который хочет стать монахом. И это такая сильная провокация в пьесе. Не знаю.


XS
SM
MD
LG