Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cравниваем механизм смены премьеров при Ельцине и Путине с бывшим первым вице-премьером Геннадием Бурбулисом



Владимир Кара-Мурза: Сегодня Государственная дума подавляющим числом голосов утвердила кандидатуру Виктора Зубкова на пост премьер-министра России. Состоявшуюся процедуру обсуждаем с Геннадием Бурбулисом, бывшим первым вице-премьером и бывшим государственным секретарем Российской Федерации. Вы неоднократный участник процедур утверждения новых вице-премьеров премьеров. Что примечательного вам бросилось в глаза сегодня?



Геннадий Бурбулис: На самом деле никакой опыт предыдущий не позволяет участвовать в сравнении этих процедур. Потому что совершенно уникальная ситуация в стране, совершенно специфическая предпосылка и в голосовании, и в выдвижении кандидатуры Зубкова. Поэтому за свои почти 15 лет работы в высших законодательных органах власти страны я считаю сегодняшнюю ситуацию уникальной.



Владимир Кара-Мурза: Первый вице-спикер Государственной думы Олег Морозов так же доволен итогами сегодняшнего голосования.



Олег Морозов: С точки зрения принципов демократии это здорово, что страна стала относиться к замене правительства как к рутинной процедуре. Смотрите: ни финансовые рынки, ни политические партии, ни граждане, даже политологи, никто не ойкнул от той темы, которую мы сегодня обсуждаем. Потому что политическая температура в стране 36 и 6 - нормальная температура. Это очень здорово.



Владимир Кара-Мурза: Что вы ожидали услышать сегодня в инаугурационной речи нового премьер-министра?



Геннадий Бурбулис: На самом деле я знаю нового премьер-министра по предыдущей работе и хорошо представлял его корректность, сдержанность, последовательность. Это человек своеобразного, очень дозированного темперамента. И во многих отношениях человек очень симпатичный, привлекательный. Есть такое понятие - добропорядочный. Поэтому не было никаких чрезвычайных сенсационных заявлений, были достаточно предсказуемые акценты сделаны. И мы можем надеяться, что эта корректность и последовательность, и целеустремленность, которую Зубков проявлял на всех тех участках государственной работы, которую ему доверяли, она может быть проявлена и в новой, в высшей степени ответственной роли председателя правительства.



Владимир Кара-Мурза: Новый премьер-министр России Виктор Зубков, выступая с думской трибуны, призвал к борьбе с коррупцией.



Виктор Зубков: Надо создать структуру, уполномоченный орган типа Росфинмониторинга, который я возглавляю сегодня, для того, чтобы структура повседневно, регулярно, а не от случая к случаю разбиралась вопросами коррупции. Такой орган уполномоченный надо создавать. Люди недовольны, поэтому, естественно, мы примем меры и кадровые изменения назрели, они необходимы, и соответствующие меры будут приняты.



Владимир Кара-Мурза: Каких первых мер и шагов вы ждали бы от нового премьер-министра?



Геннадий Бурбулис: Мне кажется, что вот эта надежда на какую-то суперэффективную добросовестную структуру, она может быть избыточной, чрезмерной. Вы знаете, я не могу ни одного нормального человека в нашей стране назвать, который бы не согласился с призывом бороться с коррупцией и который хотел демонстрировать скептицизм или цинизм в этой связи. Это такая беда, это такая зараза, которая всех нас объединяет с точки зрения противодействия ей. Не уверен, что какой-то социальный орган может радикальные обновления принести. Но доверяю опыту нового председателя правительства в том смысле, что если будет создана государственная структура, непосредственно отвечающая за контроль и практические последствия по выявленным фактам преодоления и противодействия коррупция, бога ради, будем всячески ей помогать и будем верить, что у нее что-то получится.



Владимир Кара-Мурза: Игорь Чубайс, декан факультета Россиеведения Института социальных наук, директор Центра по изучению России Института дружбы народов, удручен процедурой выявления преемника.



Игорь Чубайс: В Америке существует правило: если ты хочешь быть президентом, если ты выдвигаешь свою кандидатуру, за год до выборов ты должен выдвинуть свою кандидатуру, чтобы все на тебя посмотрели, чтобы ты показал себя в разных ситуациях, чтобы ты был прозрачен, транспарентен, как говорят, и ясен обществу, то тогда будут выборы. У нас оппозиция, ее шанс победить на тех выборах, которые проводятся, равен нулю. Но оппозиция заявила о своих кандидатах. Есть Касьянов, я не говорю сейчас, симпатичен или не симпатичен – другой вопрос. Есть бывший председатель Центробанка, который говорит, что он хочет быть президентом. Позиция власти, у которой настоящей оппозиции нет, до сих пор не сказала, а кто же будет участвовать в президентской гонке. Нам все время туманят мозги - то ли Иванов, то ли Медведев, то ли теперь Зубков.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. По-моему, российское население только и делает, что ойкает в подмосковных электричках и так далее, а следующее ойканье будет позже. Меня вообще поражает, как голосует наша дума, кандидат в премьер-министры даже не утруждает себя тем, чтобы сказать, каких министров он уволит, какой блок он оставит и так далее. То есть голосование идет вслепую. Какая же это демократия? Это не демократия – это диктатура.



Геннадий Бурбулис: На самом деле вывод нашего слушателя достаточно справедливый. Есть такое понятие, оно уже много лет употребляется - авторитарная демократия. И приходится к нему относиться с доверием. Демократия как бы есть в том смысле, что парламент работает, процедуры соблюдаются и есть какой-то элемент дискуссии. Авторитаризм отличается тем, что, конечно, скажем, способ выработки, принятия решений, он в высшей степени сегодня закрыт, полностью принадлежит президенту Путину и остается только одно, как бы соотносить, в какой мере его выбор и его решение обещает содержательную работу, полезную работу для населения, для общества и для государства или сомнительную. Как ни удивительно, я еще раз хочу повторить, сам способ появления Зубкова на пьедестале председателя правительства, конечно же, восторга не вызывает. Но это тот случай, когда человек в высшей степени достойный. И я не сомневаюсь, что многие позиции, которые он сегодня обнародовал, в конечном счете получатся. Как бы мы ни грустили по такому типу демократии, в реальной ситуации хочется помогать Зубкову. Хочется в какой-то мере пожелать ему реального успеха. Потому что зубоскалить надоело, а ждать больших провалов не хочется, потому что это наша родина, наша страна, это наши люди, которые желают нормально жить. Приходится со всем этим считаться и участвовать в реальной политической ситуации с точки зрения того, чтобы не желать зла самим себе и помогать добру.



Владимир Кара-Мурза: Какие вопросы вы бы задали новому кандидату на пост премьер-министра безотносительно его личности?



Геннадий Бурбулис: Что касается претензий нашего слушателя, что он не назвал конкретных имен, он не может их назвать. Он в этом отношении человек пока не сориентированный. Не им одним будут решаться эти персональные вопросы. Какой бы задал я вопрос? Я бы спросил: можно ли надеяться на то, что с той последовательностью, с той выверенностью и с той надежностью, с которой он выстраивал деятельность по финансовому мониторингу, уверен ли он в себе, что он сумеет таким же способом руководить правительством. Мне очень важно, чтобы сегодня председатель правительства перенес на новый уровень свою добросовестность, точность, последовательность, которой он обладает и в успешности которой я убедился за эти годы его работы. Дело в том, что Совет федерации пять лет ведет программу мониторинга законодательства по правоприменительной практике. Мы очень тесно и эффективно сотрудничали с ведомством Зубкова, могу сказать, что это было очень позлено для всех нас.



Владимир Кара-Мурза: Иван Рыбкин, бывший председатель первой Государственной думы, секретарь Совета безопасности России, соскучился по дискуссии в парламенте.



Иван Рыбкин: Назначение премьер-министров при Борисе Николаевиче Ельцине и назначение премьер-министров при Владимире Владимировиче Путине разительно отличаются. При Борисе Николаевиче Ельцине выбор был в пользу построения гражданского общества. При Борисе Николаевиче Ельцине был многоголосый парламент, который реально отражал умонастроения, чаяния и надежды людей. Поэтому каждый раз утверждение кандидатуры премьер-министра носило острый дискуссионный характер и до самого последнего момента не могли знать результата. Сейчас редкие крики, всхлипы оппозиции. Когда меня спросили три дня назад, каков будет результат, я сказал - 380 голосов за Виктора Алексеевича Зубкова.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Прежде чем задать вопрос господину Бурбулису, я бы хотел сказать, что назначение господина Зубкова в высшей степени логично, имея в виду его предшествующую деятельность. Он достаточно собрал огромное количество скелетов в шкафу на каждого политика. И то, что они в высшей степени восхищались этим назначением - это тоже вполне логично. Они все присели и поджали хвосты. Господин Бурбулис, скажите, пожалуйста, не зацепит ли он своей деятельностью и семью господина Ельцина?



Геннадий Бурбулис: На самом деле, Георгий, это серьезный фактор той возможности нового председателя правительства успешно решать проблемы, которые в том числе он сегодня обозначил. Да, конечно, он знает сегодня больше многих, даже в какой-то сфере больше всех. Что касается зацепит, не зацепит - это вопрос не личной позиции Зубкова, а это вопрос системный, стратегический, политический. И я здесь не готов ни предвосхищать ничего, ни даже комментировать. Мне важно одно: в стране есть такая причесанная стабильность, и я бы очень хотел, чтобы новый председатель правительство максимально использовал свой опыт, в том числе и те досье, о которых вы говорите, для того, чтобы появились устойчивые правила для деловой сферы, правила для большинства населения. И самое главное, чтобы чиновники с приходом нового председателя поняли - не они управляют страной, а страной управляет закон, страной управляет власть законопослушная. И в этом смысле я очень верю в Зубкова.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. На всю положительность Зубкова в средствах массовой информации я не верю, что он будет работать на благо страны и заботиться о людях, не защищенных в социальной сфере. Те бабушки-старушки, которых у нас в Петербурге в средствах массовой информации, их показывали по телевидению, где-то работали в совхозе вместе с ним, положительно о нем отзывались, для меня лично ничего не говорит. Я хочу, думаю об оппозиции, которая смотрит на все, что происходит, в их действиях, что должно поменяться в связи с избранием Зубкова на пост премьер-министра.



Владимир Кара-Мурза: Как повлияет новое назначение на предвыборную борьбу?



Геннадий Бурбулис: Мне кажется, что сняты целый ряд таких интриг, которыми последними месяцы переполнена была наша политическая корзина. Появился человек, лишенный каких-либо активных властных амбиций, появился человек, репутация которого, начиная с его деятельности в советском сельском хозяйстве, на разных уровнях власти, областной петербургской и федеральной, в высшей степени безупречны. То есть появился человек, которому личных претензий мало кто может предъявить. Давайте порадуемся за этот случайный, не случайный, подготовленный, импровизированный выбор, он состоялся. Сумеет ли сегодня пара Путин - Зубков сделать тот разворот или тот вектор наметить, о котором президент в последние два дня в разных формах говорил? Я хотел бы, чтобы они сумели. Наша задача в это поверить, в той мере, в которой мы сможем, помочь и не сомневаться. Что касается позиции. Конечно, очень много таких позиционных козырей у оппозиции с выбором Зубкова выбито. Потому что появляется некая логика достаточно долговременная. И здесь не надо ничего выдумывать, надо просто понимать, что выбор Путина состоялся. Я думаю, что этот выбор надолго. Неправы те, кто говорит, что Зубков временная фигура. По определению он будет работать столько, сколько понадобиться для развития этой темы - стабильная страна, власть, которая способна управлять и контролировать в том числе и систему идеологической оппозиции. Поэтому очень серьезный вызов для оппозиции сделан. Хотел бы, чтобы она состоялась как вдумчивая, как долговременная, не увлекающаяся каким-то сиюминутными акциями саморекламными, а культивирующая в России конкурентную среду и апеллирующая к реальным интересам населения, в меньшей степени состязающаяся внутри себя.



Владимир Кара-Мурза: Писатель Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», разочарован новым премьером.



Александр Проханов: Зубков произвел странное впечатление человека из советского прошлого. У него конформистский, достойный облик, в его лице нет ничего выдающегося, ни дурного, ни хорошего. Лексика не разработана, он предпочитает изъясняться, читая свои тексты по бумаге. На самом деле это назначение напрямую связано с выборами президента в 2008 году. Наше внимание будет приковано к этой фигуре в той степени, в какой она на протяжении пяти или шести месяцев обнаружит свои президентские амбиции. И любое президентское желание, самое экстравагантное, проходит через думу, и в данном случае все понимали, что предложенный президентом Зубков будет почти единогласно утвержден.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У Демьяна Бедного есть такие строки: «Ятоб надуть Россию дуру, баре действуют хитро - генерал-майора шкуру перекрасили в шкуро». У меня такой вопрос: если здесь собираются бороться с коррупцией, почему, когда мэр Архангельска публикует пленку, где губернатор берет взятки миллионами долларов, то сажают мэра, а не взяточника губернатора?



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, намекает слушатель, не разгорится ли война компроматов с назначением Виктора Зубкова премьер-министром?



Геннадий Бурбулис: Я думаю, что нет, потому что мы имеем систему, которая контролирует все, в том числе информационную войну. Но знаете, есть три основания для оценки политической реальности. Первое – это каков режим в своей сути. Второе – это в какой мере политический режим способен реагировать на правовую систему, на законы, на их соблюдение. И третье - это конкретные люди, личности, которые и первое, и второе могут так существенно деформировать, что потеряешь способность дара речи. Можно много чего говорить о кадровой политике президента Путина, но в данном случае его выбор, неожиданный для абсолютного большинства, в том числе и для ближайших его соратников, является, на мой взгляд, личностно очень и очень качественным, содержательным. Если Проханов говорит, что он разглядел типаж конформиста, говорящего по бумаге, пусть он поймет, что речь идет о человеке, никогда не стремившегося к публичной деятельности и наделен определенным очень важным чувством ответственности за слова, за позицию, за те идеи, за те обещания, которые он готов давать с высокой трибуны российского парламента. Поэтому да, конечно, не трибун, да, конечно, не яркий и с откровенно харизмой деятель, но в данном случае нам нужен человек разумный, вменяемый, ответственный, последовательный и способный решать поставленные перед ним задачи.



Владимир Кара-Мурза: Бывший мэр Москвы Гавриил Попов, президент Российского вольного экономического общества, сожалеет об установившейся тактике сговора.



Гавриил Попов: Разные группировки используют разные методы. При Ельцине преимущественно олигархические группировки, а раз они олигархические, состояли из не связанных между собой людей, очень часто конкурирующих. Соответственно и метод был. В современных условиях действует очень взаимосвязанные, взаимопроникшие, сростившиеся группы, соответственно и метод. Обсуждаются десятки вариантов, кроме одного: о чем думает страна, что ей нужно, что хотят? Этот вопрос никого не интересует. Но мы сами виноваты. Раз мы позволили и пошли на то, чтобы без нас решали вопросы, что же теперь жаловаться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Мне так предполагается, что ситуация очевидна до боли в глазах. Ведь ни в одном государстве за три-пять месяцев ни одно новое правительство, от него не ждут каких-то результатов. Это будет создание комитетов, подкомитетов, они будут рассаживаться. И весь этот спектакль происходит от животного страха потерять воровские места, вдруг придут коммунисты и отберут евроунитаз.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, Геннадий Эдуардович, успеет ли что-то сделать правительство Виктора Зубкова в срок, отпущенный хотя бы до парламентских, а потом президентских выборов?



Геннадий Бурбулис: Есть несколько критериев оценки действий власти, в том числе исполнительной. Один из них – это такой в некоторой мере романтический - это стиль власти. Кажется, что Зубкову удастся заложить новый стиль власти. Конкретные задачи, конкретные исполнители и конкретная ответственность. По большому счету в правительстве Фрадкова ни первого, ни второго, ни третьего не было. Второй момент: мы должны понимать, что реально правительство российское сегодня зависит в большей мере от международной конъюнктуры, от цены на энергоносители и той очень сложной ситуации с мировым финансовым рынком. Поэтому степень маневра и возможность качественного результативного обновления, которое есть у нового председателя правительства, достаточно ограниченная. Вот этот стиль, мне кажется, ему удастся заложить. Если мы убедиться все вместе, что новый председатель правительства четко формулирует задачи, весьма конкретно определяет исполнителей и зримо, наглядно и своевременно осуществляет контроль, уже будет хорошо, уже будет серьезное совершенствование желанного для населения облика власти. Не корыстное использование должностного места, а добросовестное служение в рамках тех правил и законов, которые установлены.



Владимир Кара-Мурза: Историк Рой Медведев, бывший народный депутат СССР, видит много общего в практике двух российских президентов.



Рой Медведев: Общее в назначении премьерами как Ельциным, так и Путиным состоит в том, что все эти назначения, как правило, были неожиданными. То есть за два дня до назначения нового премьера никто не знал, кто будет назначен. Это началось еще с Черномырдина. Еще утром Черномырдин сам не думал, что он вечером станет премьером. Смещение Черномырдина, назначение Кириенко так же было неожиданным. Уход Кириенко и назначение сначала Черномырдина, а потом и Примакова были так же неожиданными. И так же при Путине, вспомним назначение Фрадкова. Вот это общее – неожиданность. Может быть Ельцин меньше думал, а Путин много думал над каждой кандидатурой, но выдвижение и назначение всегда были неожиданность.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, добрый вечер, Геннадий Эдуардович. Первое - по поводу компромата. Компромат всплывет тогда, когда будет дана команда сверху, так ничего ни при Зубкове, ни при каком другом председателе Cовета министров. Второе, что именно Зубкова можно сравнить по его профессиональным и хозяйственным качествам только лишь с Косыгиным. Это положительное тогда назначение Зубкова, если бы обладал всей полнотой власти, но он будет исполнять только то, что ему будет указано сверху. А особых действий и решений принято не будет. И эта череда будет идти до президентских выборов.



Владимир Кара-Мурза: Нуждается ли сегодняшняя Россия в реформах масштаба косыгинских реформ 65 года?



Геннадий Бурбулис: Мне очень нравится вся формула Виктора Алексеевич. Честно сказать, интересное, приятное, неожиданное сравнение с Косыгиным. Знаете, у меня есть такое ощущение, я не могу его сейчас объяснять рационально, что Путину очень нужен человек, который способен на самостоятельную, во многих отношениях непредсказуемую для сложившейся среды сегодня властно-чиновничьей, деятельность председателя правительства. Ничем не рискует Зубков. Он имеет ту степень свободы, которая задана только его жизненным опытом и доверием президента Путина. У него нет никакого страха перед своим будущим, он уже все в жизни, что мог по способностям, по своим знаниям, доказал. И в данном случае я думаю, что президент предоставит ему достаточную степень свободы, чтобы решать проблемы, опираясь на его опыт. Очень интересное сравнение с Косыгиным. Мы все знаем, что если бы коммунистическое руководство доверилось тем и идеям и предложениям, которые Косыгин предлагал, наверное, мы бы сегодня в другой стране и в других условиях вели эту передачу прекрасную «Грани времени».



Владимир Кара-Мурза: Сергей Филатов, бывший глава администрации президента Ельцина, видит кардинальную разницу в парламентах эпохи Ельцина и Путина.



Сергей Филатов: Разница в том, что не было единой поддержки в Государственной думе у Бориса Николаевича, поэтому ему приходилось манипулировать, искать пути для того, чтобы провести свою кандидатуру, а порой приходилось искать кандидатуру, то есть идти на компромисс. Отличие не в премьерстве, а в комплектовании большинства в Государственной думе. Включен административный ресурс и все вдруг стали «Единой Россией», образовалась фракция «Справедливая Россия», а ее никто не выбирал. Это делается ради того, чтобы получить большинство не только при принятии законов, но получить мощную поддержку при внесении кандидатуры прежде всего премьера.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Подмосковья от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Я хочу свою точку зрения высказать. Все, что сейчас происходит, все связано с тем, что началась предвыборная борьба. Сейчас будет изменение правительства структурное, персональное и все будет информационно обсуждаться. «Единая Россия», которая не имеет никакой программы, поддержки, ничего, все, что с помощью нее было принято плохого, она все будет комментировать в пользу премьер-министра и говорить, как все будет хорошо. То есть она получает информационный повод заявить как партия, которая якобы что-то будет менять в обществе. И потом это будет ей зачтено на выборах, народ пойдет голосовать. Так как она сама не может ничего другого предложить, то есть она аморфная партия, то это будет отвлечение от того, чтобы оппонентам, людям, которые будут противостоять, им не дадут возможности себя проявить и высказаться.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, проявил ли себя Виктор Зубков как ставленник кремлевской партии «Единая Россия»?



Геннадий Бурбулис: Я думаю, что никакой прямой связи между интересами, амбициями и вот этой активностью «Единой России» и деятельностью сегодняшнего председателя правительств прямой никакой не будет. Более того, если мы вспомним прелюдию выбора Владимира Владимировича Путина, она состояла в том, что назревал такой сюжет, когда председатель правительства будет членом партии «Единая Россия», и мы выходим на концепцию правительство парламентского большинства. Он не состоялся. Мне кажется, что президент в данном случае в хорошем смысле уклонился от этой однолинейной политической стратегии и снова развел эти две темы повестки дня современной - это выборы в новый парламент по партийным спискам и деятельность правительства, которое в полной мере отвечает за жизнеобеспечение и не должно ни в какой мере быть связано с этой партийно-политической конъюнктурой.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, может быть я ошибаюсь, но мне показалось по вчерашней фотографии, по-моему, он немножко выбивается из общего стиля всей этой группировки, которая сейчас у власти. И потом он работал в аналитическом центре, руководил. Условно скажем – интеллектуал. Зачем интеллектуал может понадобиться нашему сегодняшнему Путину? Либо это перестроечные настроения устроить позитивные изменения, либо Путин просто ужаснулся однажды той самой банде, которую он собрал и хочет сам себя обезопасить.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, пришло ли время востребованности интеллектуалов в команде президента?



Геннадий Бурбулис: Очень интересное наблюдение нашего слушателя. Я ему очень признателен за такую оценку нового председателя правительства. На самом деле есть еще один критерий. Вы заметили, что он тоже говорил о стиле? То есть человек абсолютно конкретный, две руки, две ноги, голова, а вот стилистика поведения, жизнедеятельность, которую он олицетворяет, она иная. И это подтверждает то, что я говорил минуту назад. Мы получили очень интересный выбор Путина, который решился на новую стилистику. И дело не только в возрасте Зубкова - 66 лет. Это тот случай, когда оглядываться назад уже неинтересно, а впереди только счастье, каждый новый день уже праздник. Поэтому да, Зубков олицетворяет нравственную надежность, разумность и ту самую интеллектуальную составляющую, которой по разным причинам не хватало сегодня российской власти.



Владимир Кара-Мурза: Политолог Станислав Белковский, учредитель Института национальной стратегии, считает Виктора Зубкова органичной частью президентской команды.



Станислав Белковский: Виктор Зубков произвел впечатление самого основательного и фундаментального из членов очень серой и очень бездарной команды Владимира Путина, сформированной по принципу отрицательного отбора. Он реализует линию, согласно которой основные полномочия в части управления экономикой, финансами и промышленностью перейдут из правительства к так называемым государственным корпорациям, коих уже создано немало, а будет еще больше. Правительство фактически останется комитетом по управлению государственными убытками. Предвыборная борьба на этом фоне будет разворачиваться абсолютно независимо от дел и планов исполнительной власти. Правительство к концу пребывания Виктора Зубкова на посту премьера станет маленьким, компактным, практически ничего не решающим и не могущим, а вопрос о преемнике - это вопрос лишь о символической передаче власти между Владимиром Путиным и тем, на кого укажет его священный палец. И Виктор Зубков в этом смысле подходит ничуть не хуже, чем многие другие и уж точно лучше, чем столь долго обсуждавшиеся, называвшиеся и уже мнившие себя преемниками Дмитрий Медведев и Сергей Иванов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Можно сначала два момента? Первый момент, что Путин сказал, что Зубков может участвовать в президентских выборах. Второй момент: была информация, что с последнего места работы господин Зубков ушел по состоянию здоровья. А теперь вопрос такой вариант: Зубков участвует в выборах, при поддержке административного ресурса избирается президентом, через полгода подает прошение об отставке в связи с состоянием здоровья, новые выборы и Путин новый президент. Как вы относитесь к такому варианту?



Владимир Кара-Мурза: Не рановато ли мы заглядываем в будущее, Геннадий Эдуардович?



Геннадий Бурбулис: Нет, это на самом деле достаточно естественный логический ход. Если можно, я на реплику Белковского отвечу. Мне кажется, что он немножечко преувеличивает этот тренд на всесильность госкорпорации и изменение интересов, когда госкорпорация аккумулирует в себе основную массу бюджетных средств, а правительство на самом деле остается ответственным за здоровье, за образование, за ЖКХ и за многие жизненные проблемы, ресурсно не обеспеченные. Это упрощение очень грубое реальной ситуации. По большому счету, как последние месяцы идет акцент на госкорпорации, так в любой момент может быть развернуто в сторону нового председателя правительства и его полномочий. Что касается гипотезы нашего слушателя, она абсолютно предсказуемая, очень правильная. Есть большой резон в том, чтобы так рассматривать ближайшую стратегию. Успешная или, по крайней мере, без больших осложнений деятельность председателя правительства, и он первым номером выступает в качестве преемника Владимира Путина, избираясь президентом при его поддержке. Он действует по определенной логике. А поскольку его возраст специфический, то он в любой момент может в качестве аргумента предъявить свое самочувствие. Да, это легко просматривается - это правильная логика прогноза. Я не исключаю такой вариант.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Павла.



Слушатель: Здравствуйте. Разрешите высказать свое мнение. Судя по высказываниям наших советских слушателей, они настолько далеки от всего, они даже не понимают, что происходит. По-моему, вопрос дальнейшей программы был решен Путиным и Зубковым, когда они сидели в администрации Ленинграда, там работали. Путин многому научился от Зубкова в вопросах экономики. Они там сидели и ждали, получат они власть или нет. И вот фортуна подбросила эту власть. Четыре года – это будут самые сложные годы. Произойдет, я так считаю, полное разрушение банковской системы будет, три банка «Сбербанк», «Внешторгбанк», «Газпромбанк» и путинский банки. Начнут с московского вторичного рынка жилья.



Владимир Кара-Мурза: Какой срок вы отводите новому премьеру на его нынешнем посту и его правительству?



Геннадий Бурбулис: Очень лично хочу, чтобы новый премьер работал долго, успешно и крайне заинтересован, чтобы мы все ему в этом помогали.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG