Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Грузию посетила миссия ОБСЕ в связи с "ракетным инцидентом", произошедшим 6 августа


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Виктор Нехезин: Президент Грузии Михаил Саакашвили намерен использовать свое выступление на открывающейся вскоре Генеральной ассамблее ООН, чтобы напомнить о так называемом "ракетном инциденте" в отношениях между Тбилиси и Москвой, причастность к которому Россия отвергает. Грузия обвиняет Россию в запуске ракеты в направлении села Цителубани в районе Южной Осетии, заявляя, что самолет-нарушитель 6 августа вторгся в воздушное пространство Грузии со стороны России, чтобы нанести ракетный удар с целью уничтожения грузинского локаторного устройства.



Андрей Шарый: Грузию посетила миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе во главе со своим действующим председателем, министром иностранных дел Испании Анхелем Моратиносом. Ответов на вопросы, кто несет ответственность за инцидент, чей это был самолет, что за ракета упала, - так и нет. Российские дипломаты и военные называют случившееся провокацией Тбилиси, в Тбилиси ссылаются на выводы своих экспертов и двух групп международных экспертов, которые с высокой степенью вероятности свидетельствуют о том, что самолет и ракета были российскими. О работе миссии ОБСЕ на Кавказе - вместе с коллегой из грузинской службы РС Саломе Асатиани - я беседовал с высокопоставленным чиновником ОБСЕ, хорватским дипломатом Миомиром Жужулом.



Саломе Асатиани: В Грузии вам представили результаты работы двух групп экспертов. Обе группы пришли к заключению, что самолет, пересекший воздушную границу и сбросивший ракету, появился с российской стороны. Грузинская сторона представила конкретные доказательства: показания радарных устройств, части неразорвавшейся ракеты. Почему этих данных оказалось недостаточным? Может быть, российская сторона предоставила вам более убедительные аргументы?



Миомир Жужул : Грузинская сторона и международные эксперты представили свои данные, затем в России российские эксперты представили свои выводы. Мы не заявляли о том, что доказательств недостаточно. Мы констатировали: чтобы сделать окончательные заключения, нужно либо сформировать новые группы экспертов, которые сведут воедино все данные и снова изучат их, или организовать встречи уже существующих экспертных групп, которые попытаются сформулировать общую позицию. Мы - дипломаты, а дипломаты не должны принимать экспертных решений. Понятно, что с практической точки зрения формирование каких-то совместных экспертных групп маловероятно, поэтому мы решили так: каждый, кто пожелает, может ознакомиться с уже сделанными выводами и сделать свои собственные умозаключения. Мы предпочли не разбираться в том, что случилось, а сконцентрироваться на предотвращении таких инцидентов в будущем. Именно это - в общих интересах. Так что я не могу сказать, что предоставленные нам данные были неубедительными, но мы решили сосредоточиться на будущих шагах. Задачи нашей миссии заключались в том, чтобы снизить политическое напряжение в отношениях между сторонами, а не увеличивать его.



Андрей Шарый: Господин Жужул, у меня к вам очень простой вопрос: как вы думаете, откуда прилетел этот самолет?



Миомир Жужул : Ответ тоже очень простой: я не буду выносить своего суждения. Любой, кто видел результаты работы экспертных групп, а они находятся в публичном доступе, может сам сделать выводы. Наша миссия была чисто дипломатической.



Андрей Шарый: Тогда объясните мне, пожалуйста, зачем и кому нужны такие миссии, которые не выносят никаких решений и не делают конкретных выводов?



Миомир Жужул : Нет-нет-нет, я не могу сказать, что мы не сделали никаких выводов. Мы сделали очень важные выводы, внесли очень важные рекомендации, которые, я надеюсь, будут выполнены. Задача ОБСЕ и других международных организаций - добиться предотвращения конфликтов, а если уж они случились, не допустить их разрастания. Глядя с этой позиции, наша миссия была успешной, и именно в этом заключалась ее главная задача.



Саломе Асатиани: При всем уважении к вам и ОБСЕ, вы знаете, что никто, кроме российской стороны, не доволен итогами работы вашей миссии. Москва использует результаты вашей работы как подтверждение того факта, что Тбилиси инсценировал инцидент. А в Тбилиси полагают, что выводы вашей миссии - политически мотивированы в пользу России.



Миомир Жужул : Это абсолютно неверно. Я не слышал таких обвинений ни от грузинских представителей, а я со многими встречался, ни от российских. Еще раз: я разделяю экспертную и дипломатическую стороны вопроса. Да, мы изучали выводы экспертов, но мы не претендовали на роль суперэкспертов, которые знают истину в последней инстанции. Этот инцидент привел к возникновению неприятной для всех ситуации, и нужно добиться, чтобы такие вещи не повторялись. И грузинская, и российская сторона, как мне показалось, поняли логику наших размышлений.



Андрей Шарый: Российский представитель в ОБСЕ назвал участие ОБСЕ в расследовании этого инцидента "избыточным" и заявил, что расследование должно происходить строго на двусторонней основе. Означает ли это, что ОБСЕ далее не будет вмешиваться в развитие ситуации?



Миомир Жужул : Я думаю, будет большой ошибкой, если ОБСЕ прекратит участие в разрешении любых конфликтных ситуаций. Для этакого участия ОБСЕ и создана. В Южной Осетии активно работает наша миссия, и мы и впредь должны быть вовлечены в миротворческий процесс. Я категорически не согласен с теми, кто считает наше присутствие в конфликтных зонах избыточным и уверен, что деятельность ОБСЕ должна быть продолжена, прежде всего с целью недопущения новых конфликтов.



Андрей Шарый: Я могу интерпретировать Ваши слова как несогласие с позицией российского представителя в ОБСЕ?



Миомир Жужул : Я не воспринимаю это как окончательно сформулированную позицию. Я буду разочарован, если любая сторона, включая российскую, откажется от участия ОБСЕ в предотвращении возможных конфликтов, но об этом я не слышал. Думаю, что деятельность ОБСЕ такого рода приемлема для всех.



Саломе Асатиани: Верно я понимаю, что если в будущем такие инциденты повторятся, - а это весьма возможно, - то ОБСЕ вновь займет неопределенную позицию, уклоняясь от конкретной оценки?



Миомир Жужул : Нет, почитайте наши рекомендации, они обращены в будущее. Там есть и общие пожелания, и конкретные предложения по выработке механизмов, которые позволили бы определить виновника таких инцидентов, если они вдруг повторятся. Однако сейчас, когда у сторон прямо противоположные мнения о том, что произошло, главное - думать о том, чтобы такие неприятности не повторялись.



Андрей Шарый: Об итогах работы миссии ОБСЕ на Кавказе вместе с коллегой из грузинской службы Радио Свобода Саломе Асатиани, мы беседовали с высокопоставленным представителем ОБСЕ Миомиром Жужулом.


Эксперты в Тбилиси считают, что максимальным достижением для Грузии было бы политическое заявление в ее поддержку со стороны влиятельной международной организации, например, ОБСЕ или Евросоюза.


XS
SM
MD
LG