Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первые межпартийные дебаты между партией "Единая Россия" и КПРФ


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.



Андрей Шароградский: Сегодня в информационном агентстве "Интерфакс" состоялись первые межпартийные дебаты между представителями партии "Единая Россия" и КПРФ. Темой дебатов сегодня было государство и личность. За ходом дискуссии наблюдали независимые эксперты и представители средств массовой информации, среди которых был и наш корреспондент Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров: Два стола друг напротив друга: за одним - коммунисты Юлий Квицинский, Александр Кравец и Светлана Савицкая, за противоположным - единороссы Андрей Воробьев, Константин Косачев и Владимир Плигин. К барьеру!



Константин Косачев: Отношения между государством и личностью в современной России не идеальны, но я уверен в том, что современная Россия - это общество, которое наиболее близко приблизилось к оптимальной форме таких отношений, что мы единственная политическая сила в стране, где эти два понятия - государство и личность - разделяются союзом "и", а не "или". Для коммунистов государство или личность, вот был главный вопрос и ответ на него был дан в пользу государства с очевидным ущемлением прав личности за все то время, когда коммунисты находились у власти.



Карэн Агамиров: За столом напротив недоумение.



Александр Кравец: 160 лет назад в первом документе коммунистов было заявлено: цель - свободное развитие каждого, как условия свободного развития всех. Это наша программная установка и мы ей не изменяли. Другой разговор, что государство подавляло спекулянтов, мародеров, того, кто сегодня чувствует себя хозяином жизни. Сегодня за нас говорит наука. Посмотрите последние опросы ВЦИОМ, они показывают, что 90 процентов населения страны считают, что те принципы, которые были при советской власти в отношении личности, в отношении распределения духовных, материальных благ деятельности, их устраивает.



Карэн Агамиров: "Позвольте", - парирует Константин Косачев.



Константин Косачев: Совершенно точно в этой статистике не учтены сотни тысяч и миллионы наших лучших сограждан, свет нации, которые были уничтожены во время Гражданской войны, которые были погружены на баржи и высланы за пределы нашей страны в 20-е годы, которые были уничтожены в ходе репрессий. И уж если вы говорите о науке, то давайте этот вопрос адресуем, к сожалению, покойному Андрею Дмитриевичу Сахарову, который проводил лучшие годы своей жизни в ссылке, куда его направили коммунисты.



Карэн Агамиров: Эстафету подхватил молодой единоросс Андрей Воробьев.



Андрей Воробьев: Мы не могли выехать за пределы страны, мы не могли посмотреть, как развивается мир. Мы не могли посмотреть лучшие достижения науки, культуры, искусства.



Карэн Агамиров: Светлана Савицкая поправляет...



Светлана Савицкая: Мы считаем, что наиболее приемлемыми для личности были взаимоотношения, догорбачевские, я бы сказала так, и начало горбачевские времена...



Андрей Воробьев: Это то, что застоем называют.



Светлана Савицкая: Я не называю это застоем, я называю это временем, когда мы строили заводы, летали в космос, у нас поднималось сельское хозяйство, которое пика достигло, кстати, к концу 80-х годов по развитию. Поэтому я не называю это застоем. Люди чувствовали уверенность в завтрашнем дне. Но я хотела бы сказать...



Андрей Воробьев: Светлана Евгеньевна, как действовала 80-я статья за антисоветскую агитацию?



Светлана Савицкая: Минуточку, у нас дебаты между партиями, поэтому я отвечаю и хочу прокомментировать. Вот господин Воробьев, он просто обманывает аудиторию, когда он говорит, что вот они все это дали. Не они дали. Вот то, что люди выезжают сегодня свободно за рубеж, этот закон принял последний Верховный совет Советского Союза, я там была, в этом Верховном совете.



Карэн Агамиров: Владимир Плигин указал на главные завоевания нового времени.



Владимир Плигин: Конституция 1993 года, как правовой акт, позволила сохранить единство государство. Основные принципы Конституции, с моей точки зрения, ни в коем случае не должны меняться.



Карэн Агамиров: Но в то же время, признал Плигин...



Владимир Плигин: По фундаментальным принципам, к сожалению, мы не достигли тех целей, которые ставит Конституция. Приведу конкретный пример, апеллируя, кстати, вновь к Светлане Евгеньевне, которая это правильно отметила. Правовое государство. Вот это важнейший аспект, правовое государство закрепляется в пункте первом статьи первой Конституции Российской Федерации. Мы должны достигнуть этой цели, в частности в рамках борьбы с коррупцией, о которой мы в настоящее время говорим.



Карэн Агамиров: А вот коммунисты совсем не понимают эту Конституцию, которая сплошь и рядом попирается.



Александр Кравец: Возьмем последние 3-4 года. Была резко ограничена свобода демонстраций, потом было запрещено проведение референдумов по вопросам, которые неугодны президенту и правительству. Потом отменили выборность глав субъектов Федерации. Совет Федерации превратили в палату назначенцев президентом. Параллельно с парламентом организовали конкурирующий орган Общественную палату, которая тоже в основном состоит из назначенцев президентской администрации, которых никто не выбирает и никому они не подотчетны. Неоднократно пересматривали избирательную систему. С какой целью? С целью обеспечить в законодательных органах большинство для пропрезидентских сил. Изобрели закон о борьбе с экстремизмом, под который легко можно подвести любые действия, направленные против нынешней власти. Шаг за шагом ограничиваются, ущемляются права человека, например, право на жилище, на свободу выбора места жительства, на бесплатное образование.



Карэн Агамиров: За другим столом призвали оппозицию отдавать отчет в следующем.



Константин Косачев: "Единая Россия", имея в нынешней Думе конституционное большинство, не злоупотребила своим правом на внесение каких-то поправок в Конституцию в собственных политических интересах. Мы Конституцию сохранили в неизменном виде, обеспечив тем самым стабильность в развитии общества, и Владимир Владимирович Путин исполнил блестяще свою главную миссию - миссию гаранта Конституции, когда он не изменил, не инициировал поправки в Конституцию и уходит, как мы все знаем... Советская Конституция не предусматривала такого рода дебатов, как минимум, потому что партия была одна.



Карэн Агамиров: "Государство и личность". Межпартийные дебаты "Единой России" и КПРФ. Следующий раунд в среду, 19 сентября. Тема - "Социально-экономическое развитие страны".


Но почему единороссы дискутируют исключительно с коммунистами? У микрофона Радио Свобода генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.



Валерий Хомяков: Это вполне оправданно, поскольку действительно Коммунистическая партия Российской Федерации, как бы кто к ней ни относился, к той идеологии, которую она исповедовала, она соответствует всем критериям, которым должна соответствовать партия. Есть идеология, есть персонифицированные символы этой идеологии - Ленин, Сталин и ныне живущий и здравствующий Геннадий Андреевич Зюганов, который един в двух лицах, поэтому в этом смысле эта партия идеологическая партия. И есть структура достаточно серьезная, разветвленная сети, и чтобы Миронов не говорил о том, что кто-то от него уходит, переходит в "Справедливую Россию" от коммунистов, никаких потерь серьезных это не несет. Партия состоявшаяся, с устойчивым электоратом. Поэтому, безусловно, единороссам нужен серьезный спарринг-партнер.


XS
SM
MD
LG