Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне должны привыкнуть жаловаться не соседу, а психологу


В стрессовых ситуациях россияне предпочитают поплакаться в жилетку приятелю или выпить

В стрессовых ситуациях россияне предпочитают поплакаться в жилетку приятелю или выпить

Психологическая помощь населению - явление довольно обыденное в Европе и в Америке, но сравнительно редкое в России. В маленьких городах и в деревнях об этом практически ничего не знают, в крупных городах России сегодня появляется все больше центров, куда люди могут прийти и обратиться за помощью к психологу. В Санкт-Петербурге, например, такие центры уже несколько лет работают практически в каждом районе города.


Понятно, что западная практика обращений к психотерапевту имеет и свои оборотные стороны - например, привычку глотать горсти сомнительных таблеток. Но есть и несомненные плюсы - хотя бы осознание сложности ситуации и ответственности за ее разрешение.


Россиянин, как полвека назад, так и сегодня идти к психотерапевту или к психологу не спешит. Лучшее лекарство - поплакаться в жилетку подруге или приятелю, а то и выпить. Но все же время берет свое - и теперь и в России открылся Центр экстренной психологической помощи МЧС России. Всего за год по телефону «горячей линии» была оказана помощь 4 тысячам человек. В Москве и Санкт-Петербурге появились центры психологической помощи, куда каждый может записаться и прийти. В Петербурга такой центр сегодня существует в каждом районе города.


Первый центр появился 11 лет назад, самому молодому центру, в Московском районе, всего 5 лет. Психологи, работающие здесь, стараются сосредоточить свои усилия на семье, на помощи детям и подросткам, говорит сотрудница центра Елена Покромович, которая мечтает создать на базе центра свою кризисную службу:


«Мы поняли, что нужна не только профилактика правонарушений, девантного поведения, но и необходима помощь быстрого реагирования, когда уже случилось и когда уже нужно помочь сейчас и сегодня. И вот для этого в этом году на базе нашего центра мы хотим открыть кризисную службу для помощи как бы семье в целом. Таким образом, мне кажется, эта помощь будет более действенной. В рамках кризисной службы центра мы пытаемся еще как бы создать два проекта - это проект "Семья", который будет сотрудничать с социальной защитой, с родителями, с органами опеки, и проект "Здоровье"».


Отличие России от Запада в отношении доверия к психологам Елена Покромович видит в разнице культур: «У них был Фрейд, у них был Юнг, у них были разные школы, у них был Роджерс, их поддерживали, им помогали, их двигали. У нас долго вообще ничего не было. Мы должны быть готовы к переходу. То есть спасибо, что сейчас мы вот уже этому поколению, которое у нас выйдет из школ, которое вышло пять лет назад, и оно уже нас видело, оно уже нас знает, они уже готовы работать с психологами. Нельзя сказать, давайте завтра все будем работать с психологами, потому что это хорошо»


На западе психологу гораздо легче работать, поскольку он обязательно имеет еще и медицинское образование, такая сложилась традиция. Но есть вещи, против которых и лучшие специалисты бессильны, например, воздействие телевидения и кино, считает педагог-психолог центра Борис Караваев:


«Пример - подражание, например, знаменитому герою фильма "Молчание ягнят" Ганнибалу Лектору. После того, как он прошел по экранам Соединенных Штатов, появились подражатели. Кроме всего прочего, если почитать литературу, до 60%, например, заключенных тюрем США говорят, что примером для совершения преступлений являлся телевизор».


С другой стороны западные центры психологической помощи гораздо лучше обеспечены технически, говорит Елена Покромович: «Понятно, когда у тебя есть муляжи, когда у тебя есть наглядные пособия, когда у тебя есть творческая мастерская, замечательная связь с медиками, с исследовательскими центрами и ты не должен делать все сам, это совсем другой уровень. Сейчас у нас в центре мы все исследования, достаточно глобальные, делаем сами. Пытаемся создать кризисный отдел, и нам необходима аналитическая служба. Не может человек, который ведет приемы, работает на индивидуальных консультациях, на групповых каких-то занятиях, на тренинговых занятиях, еще при этом сидеть и все это вместе складывать, анализировать. Это просто физически невозможно. Во-вторых, это другой склад ума. В нашем городе еще есть три района, в которых точно работает такой кризисный отдел, но это все на энтузиазме».


Елена Покромович уверена, что энтузиазм и самодеятельность в психологических центрах давно пора заменить серьезной работой, обеспеченной соответствующим штатом сотрудников.


XS
SM
MD
LG