Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«На место Халилова придут другие»


Путь «дагестанского Басаева» окончился в Кизилюрте

Путь «дагестанского Басаева» окончился в Кизилюрте

По информации представителей правоохранительных органов, тела Раппани Халилова и его заместителя Наби Набиева были обнаружены в ходе разбора завалов после проведенной в Кизилюрте операции. Это уже не первое сообщение о гибели Халилова, однако на этот раз силовики говорят о смерти лидера дагестанского вооруженного подполья с полной уверенностью. Сообщается, что в Кизилюрте погиб и соратник Раппани Халилова по кличке Абдурахман, убита одна мирная жительница. Представитель ФСБ по Дагестану Вячеслав Шаньшин утверждает, что «нейтрализация» Халилова не была случайной, спецслужбы давно шли по его следу: «Специальная операция явилась логическим завершением комплекса оперативно-розыскных мероприятий, которые проводились под руководством соответствующих служб ФСБ России. Это был долгий процесс, не один год это все длилось и в результате удалось выйти на Раппани Халилова по месту его нахождения в Республике Дагестан».


Работающий на Северном Кавказе журналист газеты «Время новостей» Иван Сухов сравнивает гибель Раппани Халилова с уничтожением Шамиля Басаева. Главарей такого масштаба на Кавказе почти не осталось, считает он. Однако исчезновение лидеров бандформирований вовсе не означает, что рядовые боевики сложат оружие. «Халилов - это звезда номер один, если можно так выразиться, среди полевых командиров дагестанского подполья. Если верны сведения о его уничтожении, то практически повторяется история с уничтожением Шамиля Басаева в Чечне. По уровню своей известности и авторитета Раппани Халилов человек уровня Басаева. Халилов брал на себя ответственность за весьма громкие теракты, такие, как взрыв в Каспийске 9 мая в 2002 году, участвовал во всех событиях 99-го года, и фактически руководил всем дагестанским подпольем в течение десятилетия».


Иван Сухов полагает, что уничтожение Раппани Халилова едва ли скажется на оперативной обстановке на Северном Кавказе: «Судите сами, изменила ли ситуацию смерть Басаева? В какой-то степени да. Это было знамя. Точно таким же знаменем в Дагестане являлся Раппани Халилов. На его место придут другие, на его месте уже есть другие и в Дагестане, в Махачкале, по всему городу развешаны стенды [ милиции] с изображениями этих людей, о которых Россия еще не знает так, как она знала Салмана Радуева, Шамиля Басаева, Раппани Халилова. Но они есть и продолжают свою деятельность».


Эксперт Института военного анализа Сергей Маркедонов полагает, что корень проблемы нестабильности в Дагестане заключается в том, что местные жители не чувствуют себя полноценными гражданами страны, а федеральная власть и российское общество не пытаются им в этом помочь:


- Если не поддаваться исключительно эмоциям, то здесь будет больше скепсиса. Совершенно очевидно, что с ликвидацией Раппани Халилова или любого другого боевика ситуация на Северном Кавказе не станет более стабильной и безопасной. Нужные системные меры прежде всего со стороны власти. Я имею в виду взаимоотношения внутри исламского сообщества Дагестана, налаживание диалога с рядовыми дагестанцами, решение межэтнических проблем, земельных, социальных вопросов, борьбу с коррупцией и так далее.


- Эти проблемы, конечно, разрешимы не быстро. У меня нет иллюзий, что проблемы интеграции Дагестана или Ингушетии будут разрешены в течение пяти или десяти лет. Можно посмотреть на европейский опыт. Интеграция Южной Италии в общеитальянский социум идет до сих пор, и не везде успешно. Интеграция Восточной Германии тоже наталкивается на проблемы. А здесь и совершенно другие вещи накладываются.


- Это долгий проект, с которым нам надо жить. Мы не должны чувствовать себя в Дагестане за границей ; но и дагестанцы, приезжающие в Москву, должны чувствовать себя в Москве как в своей родной столице, а не в чужом городе, где по внешнему виду проверяют документы.


- Кто должен заниматься решением этих проблем? Легко сказать: власть, федеральная, региональная. Но это только одна часть, самый легкий ответ: вот власть должна работать. Безусловно, и общество должно работать. Речь идет, прежде всего, об активистах гражданского общества. Не только заниматься публикациями для поднятия имиджа своего в мире и внутри страны, а решать реальные проблемы. Проблема в том, что на общественном уровне серьезного диалога разных частей России нет. Когда Дагестан становится интересен московскому обывателю? Вот теракт в Каспийске, вроде бы что-то опасное. Или заявления, которые делал тот же Халилов, обращенные в адрес Москвы. Многое зависит и от самого общества, его готовности действительно считать Дагестан своей частью. Не просто говорить: мы самые сильные, Дагестан должен нам подчиниться. Да не подчиниться должен, а на равных разговаривать. Но это проблема еще общества, а не только власти.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG