Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Не может бюрократия вытаскивать сама себя за волосы из болота коррупции»


В борьбе с коррупцией в России не помогают даже нетрадиционные средства

В борьбе с коррупцией в России не помогают даже нетрадиционные средства



Совет Безопасности России готовится к рассмотрению сразу трех концепций противодействия коррупции: документы готовятся в аппарате нового премьер-министра Виктора Зубкова, в ФСБ и в Генеральной прокуратуре. Зубков в первом же своем выступлении в новой должности заявил о необходимости создания нового, напрямую подчиненного главе правительства ведомства по подобию Росфинмониторинга.

Эксперты считают, что тема борьбы с коррупцией может стать главной в предвыборной кампании «Единой России» и той кремлевской группировки, которая выдвинула Зубкова на премьерский пост. Сама же тема борьбы с коррупцией не нова: за последние 15 лет в Государственную Думу внесено четыре законопроекта по борьбе с коррупцией, однако закона о борьбе с коррупцией в России нет. Многие наблюдатели и эту инициативу склонны считать в первую очередь политическим предвыборным ходом.


Фонд ИНДЕМ в последние десять лет провел два крупнейших в практике отечественной социологии исследования проблемы коррупции в России. О перспективах создания нового органа по борьбе с нечистыми на руку чиновниками на Радио Свобода говорит директор Фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров:


- В принципе, это полезно. Но все зависит от, во-первых, того, чем он будет заниматься и во-вторых - в каких условиях. Ключевая проблема, связанная с ростом коррупции в России - это бесконтрольность бюрократии. Она не решается на уровне отдельного комитета. Это проблема политической системы. Бюрократия стала монопольно властвующей силой и не имеет внешних механизмов контроля, которые обычно осуществляются через политическую конкуренцию, через наличие оппозиции, наличие свободной прессы, спокойно работающих общественных организаций. Этого ничего нет. Поэтому бюрократия предоставлена сама себе. В таких условиях она работает на себя. Это выражается в коррупции.


- Зубков представляет собой часть этой бюрократии. Может быть, логично, что он пытается такими бюрократическими методами решить эту проблему?


- Это не есть борьба с коррупцией. Это есть борьба с коррупционерами. Это точно такая же разница, как погоня за тараканами и наведение чистоты на кухне. Сколько за тараканами ни гоняйся, они никуда не деваются. А если ты навел на кухне чистоту, то они исчезают. Также и здесь. Просто погоня за коррупционерами не решает никаких вопросов.


- Такого рода инициативы - предвыборный ход или просто политическая игра для того, чтобы немножко взбодрить граждан накануне выборов?


- Конечно, это связано с выборами. Причем, как вы помните, это происходит не первый раз. В 2003 году нам предъявили «оборотней в погонах» и создали антикоррупционный совет при президенте; он успешно почил в бозе. Я думаю, что такая же судьба ждет и этот комитет. Борьба с коррупционерами может дать только временный эффект. Не может бюрократия вытаскивать сама себя за волосы из болота.


- Ситуация в области коррупции в России ухудшается?


- Наши измерения показывают, что - да. Мы проводили два исследования - в 2001 и в 2005 годах, и зафиксировали колоссальный рост деловой коррупции. Если говорить о промежутке с 2005 года и позднее - ничего, что свидетельствовало бы об уменьшении коррупции, мы не обнаружили.


- Я помню в исследовании 2005 года один очень яркий такой пример. Вы говорили тогда о том, что средний размер взятки в России - это примерно двухкомнатная квартира в провинциальном городе.


- Вы немножко приуменьшили наши оценки. Если быть точными, то в 2001 году на взятку среднего размера можно было купить 30 метров жилья по среднероссийским ценам, в 2005 - 209 метров жилья. Это существенно больше, чем двухкомнатная квартира.


- Есть министерства или ведомства, особенно подверженные коррупции, где надо «мести метлой» в первую очередь? Может быть, «метла» Зубкова там и прометет...


- Здесь должны быть другие критерии, связанные скорее с функционированием нормальной политической и правовой системы. Прежде всего, нужно начинать наводить порядок в судебной системе, в судах.


- Вот сейчас создан Следственный комитет при Генеральной прокуратуре. Такая новая суперпрокуратура. Новый начальник этого ведомства заявил, что они будут вспоминать понятия «совестливость» и «мораль»...


- Такие заявления положено делать. Так же хвалил свое ведомство Зубков. Приятно, если действительно существуют какие-то очаги совести или островки совести в стране. Но если вокруг одно огромное болото, а от одного островка до другого просто не дотянуться, то все это, к сожалению, не работает.


- Есть мнение, что самое неподкупное ведомство в России - это бывший Комитет государственной безопасности, Федеральная служба безопасности. Там, мол, работают те самые «меченосцы», которых Путин сейчас расставляет на всех участках государственной жизни - в том числе и потому, что они особо неподкупные. Ваши исследования что говорят?


- Тут и наших исследований не надо. Достаточно почитать специальные материалы, сообщения в газетах - например, о том, что главными «крышевателями» контрабанды и получателями контрабанды в России являются подразделения ФСБ и чиновники ФСБ - чтобы этот миф развеялся. Те, кто действительно работал в ФСБ за идею, ушли оттуда в начале 90-х годов. Так что - нет, я бы этот миф не поддержал.


XS
SM
MD
LG