Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как готовятся к президентским выборам государства Южного Кавказа


Ефим Фиштейн: Предвыборный цикл начинается не только в России, но и в соседних постсоветских государствах. Например, с начала будущего года должны начаться президентские выборные кампании в странах Южного Кавказа. Эксперты отмечают, что предвыборные особенности всех постсоветских государств в целом сохраняют похожие черты, но в последнее время появились и существенные отличия. О предвыборных своеобразиях и сходствах в России и странах Южного Кавказа наш корреспондент Олег Кусов беседовал с бакинским политологом Азадом Исадзе, ереванским политологом Александром Искандаряном и тбилисским журналистом Паатой Вешапидзе.



Олег Кусов: Мой первый вопрос Александру Искандаряну. Скажите, пожалуйста, Александр, президентские выборы в Армении должны пройти через полгода. Вы говорили в наших прошлых беседах, что в Армении проблемы третьего срока нет. Но можно ли сказать, что нынешний президент готовится передать власть преемнику или это будут свободные выборы?



Александр Искандарян: На этот вопрос можно ответить и да, и нет. То есть да, проблемы третьего срока нет, президент не останется на третий срок - это абсолютно точно определено, это не позволяет конституция, не позволяет реальный политический расклад, он уйдет. Тот человек, который станет президентом, если не произойдет форс-мажора, более-менее понятен - этим человеком будет скорее всего нынешний премьер-министр. Напомню, что на парламентских выборах совсем недавно партия, которую он возглавляет, набрала фактически больше 50% и таким образом он показал, что политических противников у него нет, остальные партии набрали на порядок меньше голосов и соответственно имеют мест в парламенте. Но можно ли назвать это преемником в таком смысле, в котором называется в России, мне сложно сказать. Преемником почти в императорском смысле, как это происходило на смене Ельцин - Путин и похоже, что произойдет на смене Путин – Икс, нет, все-таки здесь немного не так.



Олег Кусов: Мой вопрос с Тбилиси. Паата Вешапидзе, говорить о проблеме третьего срока в Грузии еще рано, у нынешнего президента Саакашвили не закончился и первый срок пребывания у власти. А в принципе возможен ли третий срок в Грузии, например, скажу так, в условиях экстремального изменения конституции?



Паата Вешапидзе: Это еще далекая очень перспектива. Но все возможно на этом свете. Мы находимся в более простом положении, можно так выразиться, потому что у нас еще второй срок впереди президентский и там катаклизмы не ожидаются. Более драматичными будут российские президентские выборы, а грузинские, которые пройдут почти через год, там я мало ожидаю драматических сюжетов.



Олег Кусов: Паата, скажите, а сегодня у Саакашвили есть какой-то реальный сильный оппонент?



Паата Вешапидзе: Сейчас у Саакашвили, как у личности политической, альтернативы нет. Но выход на политическую арену бывшего министра обороны Окурашвили, который ожидается осенью, может быть что-то изменит в расстановке сил на грузинской политической арене.



Олег Кусов: Азад Исазаде, мне довелось встречать в азербайджанской прессе предположения об увеличении срока полномочий президента до семи лет. Как вы считаете, это всего лишь размышления политологов, политиков или подготовка общественного мнения к изменению конституции Азербайджана?



Азад Исазаде: Безусловно, это пока пробный шар изучения общественного мнения. Нельзя исключать, что это носит предположения политологов. Хотя скорее всего пробный шар. И если общественное мнение будет принимать безболезненно, исключать такой вариант развития событий тоже нельзя. Но у нас до президентских выборов больше чем год, в конце осени 2008 года, и в принципе сейчас такой острой необходимости в этом нет. Хотя в течение года этот вопрос будет всплывать не раз.



Олег Кусов: Если говорить об оппонентах Ильхама Алиева, есть ли серьезная фигура в оппозиционном лагере?



Азад Исазаде: В оппозиционном лагере есть серьезные фигуры, но называть их реальными альтернативами на выборах 2008 года не приходится. Я не думаю, что президентские выборы 2008 года изменят как-то внутриполитический расклад в республике. Скорее всего и вопрос практически можно считать решенным: ныне действующий президент Ильхам Алиев будет избран на второй срок.



Олег Кусов: Азад, я не знаю, как относиться к информации, которую я почерпнул из Баку: и Мехрибан Алиева, возможно, в будущем заявит о своих президентских амбициях. Это шутка или есть в ней какая-то доля правды?



Азад Исазаде: В любой шутке есть доля шутки, как говорят, или доля правды. Нельзя исключать того, что такое когда-то может произойти. Но если говорить реально о 2008 годе, конечно, Мехрибан Алиева не будет баллотироваться в президенты – это однозначно.



Олег Кусов: Паата Вешапидзе, первый президент постсоветской Грузии Звиад Гамсахурдиа пришел к власти, как говорят эксперты, не без помощи Москвы, по крайней мере, на противостоянии с ней, что, видимо, одно и то же. Второй президент Грузии, есть мнение, тоже пользовался поддержкой Кремля. Приход к власти молодых реформаторов в 2003 году, как утверждают политологи, стал возможен в том числе и благодаря приезду в Тбилиси российского министра Игоря Иванова. У вас есть уверенность, что в избрании четвертого президента Грузии Москва не будет принимать никакого участия?



Паата Вешапидзе: Я скажу вам больше: Москва принимала минимальное участие в выборах третьего президента Грузии. Потому что приезд Иванова - это было просто связано с Абашидзе, были российские интересы больше, чтобы аджарского лидера вывезти из Грузии, чем как-то принять участие в выборах президента Грузии. Поэтому сейчас в Грузии очень напряженные отношения с Москвой, и это напряжение никак не снимается. Сейчас влияние Кремля на политические процессы Грузии минимальное. Я бы хотел, чтобы хотя бы осталось участие в политических процессах Москвы на том же уровне, на каком они сейчас находится.



Олег Кусов: Азад Исазаде, бытует мнение об авторитарных Азербайджана, во всяком случаях в соседних странах иногда говорят об этой особенности вашей страны. Однако если посчитать число президентов постсоветского Азербайджана, то получается их почти столько же, сколько в Грузии и Армении. То есть у вас уже было с 1991 года четыре президента, в Грузии три, а в Армении два. Авторитаризм Азербайджана – это миф, на ваш взгляд?



Азад Исазаде: Азербайджанский авторитаризм, наверное, можно назвать мифом. Разговор идет вообще об авторитаризме на всем постсоветском пространстве. Авторитаризм практически имеет место во всех странах СНГ. И Азербайджан в этом плане не выпадает из этого ряда, по некоторым параметрам может быть какие-то страны опережает. По некоторым параметрам он даже отстает, если сравнивать с центральноазиатскими республиками СНГ.



Олег Кусов: Александр Искандарян, я бы вас тоже хотел спросить о том же, что Паату Вешапидзе: когда в Армении судьба президентского кресла будет решаться без оглядки на Россию?



Александр Искандарян: Знаете, в Армении судьба президентского кресла решается в общем без оглядки на Россию. Потому что ситуация устроена таким образом, что место Армении в региональном раскладе обусловлено такого рода разменными проблемами, как, предположим, карабахский конфликт, как Турция, у которой с Арменией закрытая граница и в то же время она является членом НАТО, как сотрудничество с Ираном, которое тоже опосредованно, правда, но является отчасти результатом карабахского конфликта, как перекрытая дорога Россия – Грузия, которая очень влияет на то, что Армения в экономическом смысле от России абсолютно оторвана, кроме сферы газа и энергоносителей и так далее. То есть все принципиально другие, принципиально более крупные политические обстоятельства, чем личность во власти. Отношения с Россией таковы, что какой бы президент ни был избран в Армении, в общем по большому счету динамика российско-армянских отношений останется примерно такая же. Изменить внутриполитическую армянскую реальность из Москвы напрямую просто почти невозможно, мы уже не в Советском Союзе. Поэтому я не думаю, что этот фактор является решающим. Решающим в выборах, в смене власти в Армении являются внутриармянские политические реалии. Я не думаю, что Россия будет делать так, чтобы был бы избран другой человек, который будет проводить российскую политику. Президент Армении будет проводить ту политику Армении, которая является более-менее обусловлена ее геополитическим, геоэкономическим, да и просто стратегическим положением в регионе.


XS
SM
MD
LG