Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Это власть в гостях у нас». Мариэтта Чудакова войдет в тройку СПС


Мариэтта Чудакова призывает избирателей встать с дивана

Мариэтта Чудакова призывает избирателей встать с дивана


В предвыборную тройку Союза правых сил войдет известный литературовед, профессор Мариэтта Чудакова. Руководитель избирательного штаба СПС Антон Баков в эфире Радио Свобода заявил, что Чудакова займет в списке третье место. Вот как пояснила нам свою позицию сама г-жа Чудакова.


- Представители СПС сейчас сообщили в нашем эфире, что они вас приглашают войти в предвыборную тройку Союза правых сил. Вы к этому готовы?


- Да, я после основательных колебаний готова.


- Как вы видите свою задачу в новом качестве?


- Задачу просто я вижу. Своих многочисленных по всей стране несомненных единомышленников убедить подняться с дивана и дойти до урны. Больше ничего.


- Устраивает ли вас сегодняшняя политическая линия Союза правых сил? Все-таки эта партия достаточно осторожно критикует власть.


- Те, кто неосторожно критикует, они на общество оглядываются вообще? Тут много что можно сказать. Это любимый лозунг у всех критикующих: «Путин - уходи!» Я все время спрашивала: а кто – «приходи»? Это для меня очень связанные вещи. Для меня не так релевантно, остро критикует или не остро. Для меня гораздо важнее другое - каким образом политические деятели апеллируют к обществу. Потому что суть сейчас исключительно в обществе, ни в чем другом. У меня несколько иной взгляд, чем у многих.


- А в чем СПС и вы лично можете убедить общество сейчас, что нужно изменить?


- Самое главное - почувствовать себя в своей стране, [осознать] что страна принадлежит не только людям власти, но и нам. Вот в чем дело. Д ля меня это не риторика, а вполне реально. Я ради этого стала детскую книжку несколько лет назад писать, адресуясь к подросткам - хоть их убедить, что страна такая... Я проехала ее осенью от Владивостока до Москвы. Слушайте, огромная страна, на которую сегодня, такое впечатление, всем наплевать, кроме тех, кто делит ее, так сказать, дивиденды.


- Эти дивиденды можно разделить как-то по-другому?


- Дело же не в этом совершенно. Я не знаю, может быть, действительно мой дискурс, так сказать, уже перестал быть понятным, все говорят на другом языке. Но я совершенно убеждена, что начинать надо, что называется, от земли, от людей, живущих на этой земле, которые все-таки должны почувствовать, что они [ее] хозяева. Я сама говорю и чувствую, что сегодня это для большинства звучит риторикой. А для меня это абсолютно не риторика. Я еще в советские времена однажды сказала чиновнику – “в чем дело-то, я у себя дома” . Он безумно был удивлен. Он считал, что только он у себя дома, а я - в гостях. И сейчас они считают, все, кто у власти, что только они у себя дома.


- Я хотела бы убедить огромное количество умных, образованных людей, которых я видела, едучи от Владивостока и останавливаясь в 16 городах, и выступая перед людьми. Я видела массу совершенно мне близких, понятных людей, которые повторяли одну и ту же фразу. Не было города и не было аудитории, где она бы не прозвучала, как будто все где-то собрались и заранее ей обучились: “Так ведь от нас ничего не зависит” . Я хочу переубедить людей в этом.


- Можно ли разубеждать людей в том, что от них ничего не зависит, и в то же время говорить, что нет альтернативы президенту Путину, который создал сегодня систему, при которой от них ничего не зависит? Говоря о системе, нужно говорить и о ее создателях. Например, в «Яблоке» эту позицию сейчас отстаивает Сергей Ковалев.


- Я прекрасно знаю точку зрения Сергея Ковалева, очень его уважаю, но не согласна с ним была и тогда, когда он говорил: «Раз Ельцин начал войну, то не будем за него голосовать». Практически это означало отдать страну обратно коммунистам. У меня нет никаких иллюзий относительно президента и относительно власти, но не в этом дело. Не в этом. Сказать, что раз они создали, так что теперь делать... То и делать, что изменить надо ситуацию. А д ля того, чтобы ее изменить, надо, чтобы люди захотели ее изменить. Ни [Григорий] Явлинский, ни Сергей Ковалев, ни деятели Союза правых сил, никто сам по себе изменить ее не может.


- А через эту Думу, у которой мало полномочий, это можно сделать?


- Вы сами не чувствуете риторичность вашего вопроса?


- Можно участвовать и в Общественной палате, которая тоже ничего не решает…


- Нет, я не стала бы участвовать в Общественной палате. Она назначается президентом. Здесь все-таки выбирают люди ту партию, которая им нравится, в этом разница. В президентском совете у Ельцина я была, согласилась, хотя без малейшей с моей стороны инициативы, я в это время вообще в Женеве преподавала в университете. Позвонили ночью моему мужу, сказали, что приглашают меня на президентский совет. Я согласилась, потому что хотела участвовать и относилась определенным образом к Борису Николаевичу, с которым, считаю, России необычайно повезло.


- Вы верите в то, что СПС может пройти в Думу, набрать 7%?


- Конечно, верю. Если мы будем действовать, то... Народу-то, на самом деле, гораздо больше, чем семь процентов, кому надоело многое. Только они не верят, что от них что-то зависит. Но, может быть, они поверят в течение этих месяцев, вернут себе веру. Вот сейчас выставка Валленберга открыта в Москве (шведский дипломат Рауль Валленберг во время Второй мировой войны спас десятки тысяч венгерских евреев, он пропал без вести в советской тюрьме – РС). Я писала на Грани.ру: посещение этой выставки всеми, если бы удалось, московскими школьниками во много раз важнее, чем любые обсуждения назначения Зубкова. Я глубоко убеждена в этом. Нужно, чтобы люди снова поверили, что и один в поле воин. Потому что когда каждый поверит и выйдет - будет огромное воинство.


- Вам не жаль своих научных трудов, литературоведения? Многое ведь придется отложить теперь, если вы пойдете на выборы, а потом и в Думу.


- Я всеми силами постараюсь сочетать. В К онституции сказано, что работу в Думе можно сочетать с творческой деятельностью, педагогической и так далее. Я надеюсь, что мне оставят время для этого.


XS
SM
MD
LG