Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Еще сравнительно недавно многие политики черпали силу в убеждении, что в мире все донельзя худо. «Вы нам утешительные цифры не показывайте, они обманчивы», сказал демократ Том Лантос генералу Петреусу, открывая слушания в Конгрессе США. «Мы-то знаем, что в Ираке все из рук вон плохо, а будет еще хуже. Вот об этом и докладывайте!». И действительно – судя по донесениям разведки, Аль-Каида еще никогда не была так сильна, как сегодня. Это вроде бы подтверждалось все более неистовыми угрозами каких-то подозрительных по тембру голосов на видео, сливаемых в Аль-Джазиру – мол, мы вас в порошок сотрем, в средневековье вернем и в ислам обратим. Дела, правда, этому сопутствовали не бог весть какие: на острове Бали кто-то кого-то пырнул перочинным ножиком, в афганской провинции Гельманд на тму-тараканском рынке бомбист метнул в толпу гранату, убив местного зеленщика и его вьючного мула, в Германии парочка мусульманских прозелитов под бдительным оком полиции вынашивала какие-то грандиозные планы, да была повязана вовремя. Одним словом, мелочевка, годная разве что для поддержания полицейской бдительности. У производителей телевизионных ужастиков одна надежда была на Ирак.

И вдруг словно бы кто-то щелкнул выключателем. Стало светло, и лица законодателей и экспертов, поставивших все на поражение Америки, вытянулись. Дело отнюдь не только в союзе суннитских шейхов с американцами, так круто переменившем военную фортуну на иракском театре. И даже не в намерении шиитских вождей на месопотамском юге последовать их примеру и вкупе с людьми генерала Петреуса выступить против шиитских же бандформирований, терроризирующих местный люд - об этом, опустив очи долу, сообщило на днях агентство Ассошиэйтед Пресс. В машине террора что-то важное сломалось, как если бы кто-то сыпанул песку в его зубчатые колеса и маховики.


По данным опросов общественного мнения, 90 с лишним процентов афганцев и иракцев деятельность Аль-Каиды не одобряют, и готовы террористам дать – и больно дать! – по рукам. В мире есть немного вопросов, по которым достижима столь высокая мера согласия, но поди ж ты – и среди турок авторитетный Пью институт обнаружил более 90 процентов противников террора. Дальше – больше: социологические данные выявили никем не ожидавшуюся тенденцию – в семи из восьми (!) мусульманских стран поддержка террористов в последние месяцы круто поползла вниз. В Ливане, к примеру, она упала вдвое, но это же относится к Бангладеш, Пакистану, Индонезии, Иордании. В Египте или Марокко порядка 80 процентов жителей недовольны тем, что Аль-Каида отождествляет себя с исламом, к которому, по их мнению, прямого отношения не имеет. Да и в Алжире демонстранты, протестуя против недавних наездов радикалов, вышли на улицы с транспарантами «Террористы – не мусульмане!».


Исламисты на домашних видео могут надувать щеки и изрыгать проклятия, срываясь на истерический визг. Но желающих пугаться на Западе все меньше. Все меньше и мусульман, мечтающих положить жизнь за сомнительные и никем не сформулированные идеалы. Бин Ладен не пойман, но и не на свободе. Жизнь его отныне будет прозябанием в сырой пещере похуже любого узилища – зато до конца дней. И говорить о его растущем влиянии в мире или о посмертной славе могут только безумцы или эксперты.


Какое-то время назад мне довелось спорить с экспертами, утверждавшими, что казнь Саддама – величайшая глупость. Мол, мертвый он будет еще опасней, чем живой. Мол, станет великомучеником для своего народа, а народ этот страшен в гневе. Недавно по Си-Эн-Эн промелькнули скромные кадры его могилки. Надгробье без излишеств. Пыль и полынь. Ни тебе толп паломников, ни прочих примет посмертного величия. Он никому не интересен и совершенно зазря извел свое семя. Он проиграл, этот Саддам. И Уссама тоже проиграл, и скорее всего уже догадывается об этом.


XS
SM
MD
LG